Рубрика: » » ОТКРЫТАЯ И ТАЙНАЯ ВОЙНА СО ШКОЛОЙ... Комментарий профессора В.Ю.Троицкого к «реформам» образования

ОТКРЫТАЯ И ТАЙНАЯ ВОЙНА СО ШКОЛОЙ... Комментарий профессора В.Ю.Троицкого к «реформам» образования

Непрекращающееся разрушение российского образования не может не безпокоить общество. Особое внимание специалисты обращают на защиту и охрану языка нации.

Комментирует ситуацию эксперт, заслуженный деятель науки РФ, доктор филологических наук, профессор В.Ю.Троицкий:

- Более полстолетия назад крупнейший специалист по военно-морской технике США вице-адмирал Г.Дж.Риковер заявил: "Серьезность вызова, брошенного нам Советским Союзом, состоит не в том, что он сильнее нас в военном отношении, а в том, что он угрожает нам системой образования" [1]. Эта система образования включала лучшее из наследия дореволюционной школы России, достижения советской педагогической науки и известные издержки идеологического характера в части духовной и политической.

Тогда же верховный советник по делам образования США Морис Стерлинг, оценивая гуманитарные достижения советской школы, писал: "Тот, кто полагает, что великая поэзия или знание классической литературы не являются существенными не только для качества, но и для жизнеспособности нации и её культуры, пренебрегает уроками прошлого". [2]

С тех пор с нашей школой ведётся открытая и тайная война.

В своё время Отто фон Бисмарк сказал: "Русских невозможно победить, мы убедились в этом за сотни лет. Но русским можно привить лживые ценности, и тогда они победят сами себя...". Это и положили в основу своего плана руководители «реформ разрушения», негласные агенты организации катастроф и высокие чиновники, послушно действующие по их указке. Их целью было – уничтожение системы образования России посредством его реформирования.

Основное направление ведущейся с нами сегодня информационной войны – борьба с русским языком и русской культурой. То есть с тем, что столетия прочно объединяло Россию и служило основой сплочения ее народов. Эта борьба ведётся открыто и откровенно, и почему-то официально не считается тем, что она есть, – государственным преступлением.

1.

Основные усилия разрушителей были направлены на словесность. Ибо слово – не только средство общения, но необходимое условие нормального бытия человека и народа, среда социокультурного и духовного обитания, средство образования, науки и культуры, наконец – в преимущественном числе – памятник культуры.

Слово – не только сосредоточенный вещественный и духовный опыт и ключ к этому опыту, но выраженная мысль, образ, соответствующий дух и духовная энергия, способ и форма телесно-духовной жизни, средство богообщения, орудие освоения материального мира и духовной действительности, школа мысли и средство образования и воспитания.

Слово – создает предпосылки формирования и становления личности, гражданина, обезпечивает нормальное бытие народа, духовно-историческое единство и связь поколений, объединение, созидание и укрепление многонациональной России, составляет необходимое условие безопасности страны.

Все эти свойства слова и словесности (за немногими исключениями) были по преимуществу учтены в системе изучения словесности в школе в период ее наивысшего развития в ХХ веке (конец 40-х – 60-е гг). Эту систему и уничтожали реформаторы-разрушители.

Всякая система имеет свою основу, свои главные и второстепенные, однако же нужные для полноты составляющие; есть и такие – которые необходимы для ощущения предмета в целом, но не входят в пристально изучаемую его часть. Этих составляющих осваивающее сознание только касается. Но они обязательны для правильной ориентации, для грамотной полноты представлений. Филологическое образование до перестройки являло собой именно такую научно-методическую систему. Она и была разрушена "реформаторами". И этого (увы!) не понимают даже иные из тех, кто желает исправить положение с филологией в школе.
 
2.
 
Немалое значение имела система учреждений для обезпечения подготовки и переподготовки кадров школьных филологов. С неё и начали "преобразования". "Перестройщики", несмотря на протесты видных ученых, под давлением "агентов влияния" ликвидировали министерский Отдел русского языка, проводивший огромную работу по распространению и возвышению его культурной роли на всём геополитическом пространстве, представляющем интересы России. Постепенно прекратилась работа созданных некогда советов по русскому языку. Так была практически уничтожена созидательная языковая политика в государстве, в котором объединяющая, скрепляющая роль языка – чрезвычайна.

В Год русского языка (2007) литература усилиями начальствующих разрушителей отечественного образования была выведена за рамки предметов, требующих итоговой  оценки, а 18-19 марта 2008 года ИТАР ТАСС было объявлено, что литература исключена из списка предметов, непременно проверяемых на выпускных экзаменах. Ибо разделив словесность на два экзамена (ЕГЭ) и сделав обязательными испытания по русскому языку, обозначили экзамен по литературе практически необязательным.

Реформаторы не внесли ровно ничего ценного и полезного в изучение родной словесности. Но их незримый "мозговой центр" был направлен на разрушение "до основания". С этой целью в течение последних десятилетий последовательно и организованно ослаблялась и уничтожалась существовавшая ранее система методических служб и учреждений повышения научного и методического уровня учителей. Сначала – на местах (порайонно), а затем и в государственных масштабах. Методы такого разрушения известны: это прежде всего – ликвидация предметных кафедр, сокращение штатов, "организованное объединение" подразделений, сокращение финансирования, перевод на "самоокупаемость."
 
И всё это при несусветной нагрузке и униженном положении учителей перед любым администратором, чиновником, поставленным ныне над ними "свыше" Добрались и до Академии повышения квалификации и переподготовки работников образования. И уж, конечно, прежде всего искорежили и лишили прежних возможностей кафедру повышения квалификации учителей-словесников. Это произошло недавно, на очередном "витке" разнообразных "дискуссий" и мероприятий, снижающих уровень изучения словесности в школе...Радуйтесь, недруги России и её предатели: разрушение продолжается!..
 
3.

Нормальное изучение русского языка в средней школе включает:
1) формирование первоначального представления о сущности слова (языка) и достоинствах родной речи;
2) достижение норм орфографической и пунктуационной грамотности;
3) овладение ясным и точным смыслом слов (запасом слов), необходимых для нормальной жизнедеятельности, здорового мировосприятия и культурного развития современного человека;
4) формирование устного и письменного владения родным словом на уровне, обеспечивающем возможность самообразования и нормального культурного развития.
5) воспитание любви к родному языку [3].
 
Решение этих задач было в целом достигнуто в ХХ веке, в период расцвета образования. Ныне преподавание языка подменено формальным и механическим, часто обессмысленным, ознакомлением с основами орфографии и пунктуации. В рамках программы школьники лишены возможности познавать богатство содержания и смыслов русской речи. За формализацией обучения и тестово-дрессировочными методами «освоения» родного языка – следует естественная скука и нелюбовь к родному слову. Наверное, чиновники от образования, послушные незримому "мозговому центру" разрушения, стараются, чтобы так и было.
 
Например, из прежних программ средней школы, на определённом этапе, как известно, были выброшены такие разделы (вдумайтесь: каково!): "Богатство, красота, выразительность русского языка", "Роль церковнославянского языка в развитии русского языка", "Однокоренные слова", "Этимологические словари русского языка", "Основные толковые словари русского языка", "Принципы русской орфографии", "Орфографические словари" и проч…
 
Ныне иные школьные "специалисты" не в состоянии верно оценить в целом, что обязана дать школа учащемуся при овладении родным языком. Обучение родному слову будет правильным, если круг слов-понятий, имеющихся в осваиваемых текстах, полноценно отражает неущербную, целостную картину мира, по уровню содержания доступную и необходимую для полноценного мировосприятия учащемуся средней школы.
 
Этот запас слов составляет основополагающий и необходимый для общего развития материал и включает основные представления, без которых нельзя сложить первоначальное мировоззрение, то есть целостный образ мира и систему стратегических к нему отношений (в объёме и на уровне, необходимом для нормального развития современного полноценного человека). Таким минимальным для школы объёмом необходимой лексики современная школа не обеспечена.
 
Учащийся, таким образом, не может полноценно сформироваться в лоне языка и культуры своего народа и обрести на языковой основе необходимый потенциал духовно-нравственного, национально-государственного и патриотического самосознания.

Идеологи "реформ" ставили первой задачей лишить школу базового материала, на который опирается изучение словесности. С развёртыванием реформирования началось "выдавивание" из школьных программ русской классики. Это отмечалось во многих публикациях, в частности – в статье академика РАО Ю.Г. Круглова (2008 г.) сказано, что "всяческими способами (и прежде всего – финансами) поддерживаемые инновации, активно внедряемые в учебный процесс, уничтожают  существующую уже два столетия плодотворную традицию в школе… Суть же этих 'экспериментов' в российских условиях ... – вытеснить из литературного образования основополагающую для школы классическую русскую литературу" [4].

Первый этап уничтожения системы филологического образования был облечён в форму стандартизации. Программы полноценной средней школы были сокращены, деструктурированы, заменены стандартами, определяющими минимум содержания, лишёнными должной системности, научного освещения предмета и содержащими методические схемы, обессмысливающие или затрудняющие элементарную логику их восприятия.

Словесность в школе "сократили" и по содержанию и по количеству учебных часов под стать программам школы колониальной страны, сократили так, чтобы народ (в массе) не владел свободно русским литературным языком, как это по преимуществу было в лучшие для школы годы ХХ века. Сократили так, чтобы у окончивших школу не могло сформироваться должного для свободного человека запаса культурной памяти в виде знания традиционного объёма произведений русской классики, того "школьного литературного канона", который был "не вся классика, но ворота в нее" (А.В.Фёдоров).
 
Ведь только это и может обеспечить знание литературного языка и связь со старшими поколениями, с культурой и историей своей Родины…Одновременно увеличили количество часов и программы по английскому и др.иностранным языкам. А совсем недавно сделали второй иностранный язык обязательным. Стоит ли этому удивляться, если в действующем Федеральном государственном образовательном стандарте заявлена установка на билингвизм?!
 
Всё это в целом, если исходить из нынешних задач и интересов школы независимой державы, – очевидно антипатриотично, противоречит интересам государства, формированию национального культурного сознания, здоровому органическому развитию личности и бережному отношению к традиционным духовным ценностям нации.

Проведённые "мероприятия" привели к денационализации школьных программ. Была подорвана и повреждена их научная и воспитательная содержательность. Так осуществлялось злостное обеднение преподавания целеполагающих дисциплин, формирующих личность и питающих здоровое мировоззрение школьников, возросшее на почве отечественной культуры. Школа практически отошла от принципов научности, системности и целостности изложения учебных дисциплин, определявших изучение предметов в государственной системе образования России ХХ века.

Современные стандарты по предметам «русский язык» и «литература» для массовой средней школы вследствие организованной их ущербности – непригодны для обучения, имеющего целью полноценное среднее образование независимой державы. Большая часть молодежи (в том числе учащейся) уже не владеет русским языком на культурообеспечивающем уровне, а значительная часть, оканчивая школу, не умеет грамотно выражать свои мысли.

Ни для кого не секрет, что за этими "успехами" разрушителей стоят финансы Всемирного банка и иезуитская деятельность Высшей школы экономики.

Задача школы в России сегодня состоит в том, чтобы восстановить преподавание филологии на научной основе (с возвращением утраченного содержания) и на время реабилитации значительно увеличить против прежнего, бывшего до "реформ", количество учебных часов.
 
Требуется решительная смена обеднённых и изуродованных за время реформ школьных стандартов и вузовских программ – стандартами и программами, соответствующими уровню школы независимой державы. Необходим решительный поворот от ориентации школы на воспитание человека с потребительским, обыденным сознанием к воспитанию человека-созидателя, исполненного чувства гражданской ответственности и патриотизма.

4.
 
Проведённые и до сего времени проводимые "реформы" фактически определили навязанные ими разрушительные установки в преподавании и преподнесении дисциплин.

Это:
1) отказ от принципа научности и историзма;
2) отказ от освоения основополагающих научных понятий;
3) обеднение и примитивизация материала, лежащего в основе изучения;
4) нигилистическое отношение ко многим ценным педагогическим традициям;
5) игнорирование иных плодотворных принципов дидактики и методики преподавания и др.

Реформы знаменовали во многом переход на дрессировку и приобретение компетенций вместо знаний, на «раскультуривание» школы, на привитие слепого исполнительства и повиновения вместо приобретения рассудительного и творческого подхода и утверждения человеческого достоинства и радости созидательного служения народу, государству, Богу, на прагматизацию целей образования и практический отказ от его воспитательной составляющей.

В итоге «реформ» –
1) разрушена высококачественная научная и методическая система школьного изучения словесности;
2) повреждены и во многом практически утрачены плодотворные методы традиционного научно и педагогически обоснованного обучения грамоте;
3) недопустимо обеднено содержание осваиваемой лексики, необходимой для нормальной жизнедеятельности и здорового языкового мироощущения;
4) губительно сокращено количество текстов классики, на которых только и можно утвердить знание литературного языка ки основ культуры;
5) выведена за рамки активного изучения языка в школе коренная задача – овладение ясным и точным смыслом слов, оттенками их значений; практически исчезли как жанр уроки развития речи;
6) изъята, а затем фактически заменена суррогатом основная форма обучения письменной речи – сочинение;
7) значительно сужена сфера получаемых знаний: системное изучение предмета подменено формированием механических навыков для выполнения типовых "дрессировочных" заданий по предлагаемым моделям;
8) неосновательно и вредительски сокращено количество учебных часов по русскому языку и литературе;
9) большинство новых учебников и пособий не выдерживают сравнения с прежними ни с научной, ни с методической стороны, но активно внедряются через систему «организованного» рецензирования;
10) практически не учитывается тяжелейшее современное состояние языковой и культурной среды, испытавшей с 90-х годов ХХ века катастрофические изменения.

Разрушение было начато официальным включением механизма развала. Введение инновациий (новшеств без традиций – В.Т.) согласно концептуальному докладу Э.Днепрова "Развитие образования в России" (1992) "становится предметом систематической и целенаправленной деятельности, а сами инновации выступают как ведущий фактор развития образования" (с.16) (выделено мной – В.Т.). Так узаконивалась непрерывная смена "установок", практически изживались достижения педагогических наук и богатого опыта отечественного просвещения, плодотворный консерватизм, необходимая преемственность. Это на деле привело к отрыву от традиций, составляющих существенный и отличительный признак всякой здоровой системы образования.

Провозглашённая же "свобода и плюрализм в образовании" (с.28) мыслились как свобода вне идеологии, целей и задач государственной школы, утверждающейся на основе национально-государственных задач.

Вторым рычагом "механизма развала" стали абстрактно толкуемые идеи "общегосударственных ценностей, жизни и здоровья человека, свободного развития личности", внедрение в образование идей плюрализма. При этом отсутствовало определение целей образования, осознание связей личности и народа, личности и государства, а свободное развитие утверждалось на основе плюрализма и общечеловеческих ценностей, нигде не подкреплённых научно определёнными основополагающими понятиями...

Третьим рычагом разрушения стала декларируемая в докладе ориентация на "обязательный минимум содержания основных образовательных программ" (с.28). В докладе не были определены основные цели нормальной системы образования, именно: приобретение знаний, навыков и начального опыта в областях фундаментальных школьных предметов, которые по уровню и полноте были бы достаточны для целостного и достоверного представления о них.

Академик Б.В.Раушенбах, признавая первенство российской системы образования, остерегал "от всяких экспериментов и перемен" [5], которые могут только её ухудшить.

Академик И.В.Арнольд, после рассмотрения им в 2002 г. новых документов и стандартов школьного образования, заметил, что Франция, например, "перешла недавно от примерно 5% ВВП до примерно 7% (затраты на науку и образование)… Россия, напротив, сократила свои расходы (за 10 лет примерно в 10 раз) на науку" и так оценил положение: "Угроза наступления века невежества кажется совершенно реальной..." [6]

Всё это вполне согласуется с "большой политикой разрушения". Неслучайно же и ныне влиятельный бывший госсекретарь США Г.Киссенджер заявил в 2004 г.: "Существование науки в государствах недружественных США рассматривается как стратегическая угроза США." [7]

Российский же министр образования цинично заявлял, что не будет опираться на знания "профессионалов, пусть даже самой высокой квалификации" и сожалел, что "общество сейчас не готово к тому, чтобы исключить из стандарта по литературе Толстого, Чехова" (В.М.Филиппов; см.:Российская научная газета. 3 сентября 2003 г., среда, №33; выделено мной – В.Т.); другой министр – открыто провозглашал мракобесие, утверждая, что выпускник школы "не должен рассуждать (! – В.Т.), он должен делать то, чему его научили для получения конкретного результата" [8] (А.А.Фурсенко; выделено мной – В.Т.)...

Четвёртым рычагом разрушения государственного образования в России стало указание на составление программ, основанных на усвоении "подлинной гуманистической культуры, несущей идеалы демократии, свободы личности" (с.49). Что значили на деле эти "красивые слова" можно понять по первому вредоносному "вбросу" книг и учебников по Соросу, русофобским учебникам истории и обезображенным новым книгам по литературе для школы, наконец всё новым и новым способам "торможения" и недопущения в школы курса Основ православной культуры, то есть того, что фактически лежит в основании великой русской культуры.

Пятым рычагом разрушения – стала кампания по модернизации образования. Модернизация на деле означала замену собственных государственных целей образования узкими, прагматическими и фальшивыми задачами, "приспосабливающими" образование к интересам хозяев-распорядителей и ориентированными на формирование человека-исполнителя и человека-потребителя. Государство при этом снимает с себя прямую ответственность за состояние школы, ибо образование строится "на основе распределения ответственности между объектами образовательной политики и повышения роли всех участников образовательного процесса..."
 
В концепции были названы и основные направления образовательной политики: "обновление содержания образования", единый государственный экзамен, перестройка педагогической науки в целях обеспечения "непрерывности процессов обновления образования". Комментарии излишни!..
 
За четверть века квалифицированного и системного разрушения образования, преступно осуществляемого через командные  учреждения литература как научный предмет школьного изучения была утрачена. Снижая таким образом уровень обучения, "реформаторы" отодвинули самую возможность восстановления нормальной школы в нашем Отечестве. В созданных "реформами" условиях в школе невозможно научить главному: вчитываться в книги, верно и полноценно осознавать художественный мир и смысл произведения, наконец – ценить и любить литературу…

Современные школьные стандарты по литературе не просто ущербны, они неграмотны: не содержат  основополагающих литературоведческих понятий, не связаны должным образом с отечественной историей и историей русской литературы, не учитывают многих важнейших историко-литературных явлений и т.д. Количество часов, отводимых на литературу, невежественно сокращено. Кроме того, в стандарты внесён чуждый материал, снижающий их содержательный и художественный уровень.

Сокращение обязательных для изучения в школе произведений русской классики давно перешло границы минимума, за которым начинается профанация и невежество. В средней школе литературу давно не изучают, но лишь прививают школьникам ненаучное и вульгарно-поверхностное отношение к ней. Современный учащийся лишён той полноты знания отечественной литературы, которая необходима для формирования первоначального культурного фундамента полноценного гражданина России. Молодёжь утрачивает связь с великим духовным наследием своего народа, отчуждается от истинной культуры.

В условиях общего падения культуры и разрушения школы расплодились малоквалифицированные и безграмотные толкователи художественных произведений, не знающие науки о литературе и выдающие свои малограмотные и субъективные "объяснения" за истолкование действительного смысла этих произведений...

Серьёзно повреждено и вузовское филологическое образование. Волею "сверху" в педвузах и педуниверситетах выброшен из числа обязательных ряд необходимых филологических дисциплин. Таким образом, современные выпускники не могут считаться полноценными специалистами-филологами. Это ещё одно несомненное преступление "реформаторов".

Осуществлённые «перестройщиками» реформы образования в России, проведённые словно с учётом и по всем правилам, извлечённым из знания теории катастроф [9], – тягчайшее государственное преступление и прежде всего – преступление перед народом, молодые поколения которого нагло ограблены "реформаторами", ибо у них отняли имевшиеся в школьных программах ХХ века, законно принадлежащие им сокровища великой русской культуры в объёме, необходимом для становления нормального национально-исторического культурного сознания гражданина независимой России!
 
5.
 
Силы разрушителей и замаскировано и открыто направлены сегодня на духовное удушение и ослабление государствообразующего народа. Русский человек лишён возможности у себя дома дышать воздухом родной культуры.

Это – антирусский экстремизм, чистой воды русофобия. Будем же решительны в борьбе с этой преступной реальностью, не получающей сколько-нибудь действенного и достойного отпора либеральствующих "верхов".

Экстремистская политика в удушении отечественной культуры ведётся открыто и откровенно. В информационном пространстве России непомерно и бесстыдно плодятся произведения чужих и чужеродных культур, а также – поделок псевдокультуры и антикультуры, выдаваемые за современные "достижения". О грамотной литературной речи в СМИ нечего и говорить! В эфире современной России почти нет ни русской литературной классики, ни замечательных русских песен, ни русской и европейской музыки. Такой "отбор" – информационное преступление перед народом!

"Сегодня, – писал несколько лет назад В.Г.Распутин, – …отечество наше во всех его материальных, духовных и нравственных ипостасях извращено так, что и смотреть нет сил, когда тысячелетние его приобретения выбрасываются на свалку или, как вторчермет, идут в переплавку в печах мирового порядка, когда культура отдана в руки разнузданных шоуменов, а образование преобразуется в функциональное натаскивание и программное выскабливание родного духа…" [10]. Мне приходилось неоднократно свидетельствовать о том же [11].

"Выскабливание родного духа" в иных случаях приобретает ныне чудовищные размеры. Русский народ оказывается в своей стране самым незащищённым и постоянно испытывающим незаслуженные им упрёки и оскорбления. А иные представители "властных структур" то и дело обнаруживают своё невежество в знании русской истории, в понимании миссии русских и её государственной значимости. Впрочем, недруги и волонтёры пятой колонны как раз хорошо это осознают; поэтому-то они нагло и откровенно русофобствуют, зная, что за это им ничего не грозит: ведь ныне суды-то у нас даже и не избираются, а назначаются той же нередко русофобствующей властью. Можно ли (даже с натяжкой!) считать их легитимными?!

Русская культура проникнута православным миропредставлением, мыслью о радении Великой русской земле, осиянной светом истинной веры, природным стремлением к правде-истине и правде-справедливости, ощущением исторического долга и верностью Отечеству земному и Небесному, наконец – энергии духовного единения, соборности, чистоте человеческих помыслов, всечеловечности и всемирной отзывчивости.
 
Это отразилось и в русском фольклоре, и в литературе, и в искусстве…Без этих идей не может стать у нас плодотворным стремление к восстановлению разрушенного образования в России. Но всеохватная изоляция масс от спасительной полноты русской культуры продолжается, продолжается и деградация нашей средней и высшей школы, всё более отстающих от уровня, достигнутого в лучшие годы ХХ века...

Информационная среда современной России по преимуществу противостоит русскому духу, то есть остро переживаемым чувствам совести, сострадания, милосердия, безусловной жертвенной готовности стоять за правду-истину, справедливость и веру; убеждённости – в окончательной победе правды и добра.

В массовой информации и заметной части политических дискуссий – продолжают иной раз навязывать ложные понятия о национализме, о нации, о национальном достоинстве. В государственной политике нередко культивируется невежественная и враждебная народам идея деэтнолизации. Такая политика пропагандируется под знаменем "объединения народов" в упряжке глобализма. Глобализм, как и навязываемый сегодня всякого рода космополитизм, – несомненные враги в исполнении нашего национального долга "сохранения народной души". "Глобализм, – писал В.Г. Распутин, – это…могила всего индивидуального и заповедного,…где из всякого своеобразия, и прежде всего из национального, вырабатывается стандартный продукт…" [12]. Пока ещё все наши усилия в утверждении долга национального достоинства – практически безплодны.

Время от времени "сверху" (для вида и для отвода глаз?) бросают в народ несколько дежурных фраз о русской культуре или важности русского языка. Но зачастую всё устраивается так, что даже жалкие целевые деньги на культуру и образование расходуются не для главного и наиважнейшего, а распределяются на эффектные мероприятия для отчётов и "престижности" руководства. Низкий уровень культуры «верхнего слоя» общества, заполнение командных высот полуинтеллигенцией, образованцами из "бизнесменов" и карьеристов, приводит в коллапсу в системе отдельных областей социума и их угасанию в целом.

Сознательное» или бессознательное невежество активно расцветает на почве, лишенной достаточного числа истинных носителей культуры в «верхах». Заметная часть наших политиков цивилизованы, но, к сожалению, – малокультурны. Цивилизованность – это штамп культуры, внешний её образ без наличия сколько-нибудь глубокого содержания и соотнесения его с вечными ценностями. Поэтому носители цивилизации склонны к "новациям" в искусстве, ко всему экстравагантному, броскому, "модному" и, как правило, неорганичному и недолговечному, держащемуся на целенаправленной поддержке "идеологов", преследующих свои цели. Подлинное искусство, как и подлинная культура, в известном смысле – чудо.

"Чудо культуры – её собственный смысл, тогда как средний 'цивилизованный' человек ценит в культуре единственно её значение для цивилизации, то есть общего уровня общих навыков поведения, общих представлений и соответствующей им системы общезначимых символов". [13] Вместе с тем культура (если это истинно культура) всегда творческое наследование и вдохновенное продолжение плодотворных традиций. 

Необходимо создать государственную систему обязательного повышения образования и культурной реабилитации руководителей учреждений и ведомств на самом высоком уровне. Это должно осуществляться наряду со всеми мероприятиями по восстановлению отечественной школы как учебного заведения независимой страны, которой уже сегодня нужны свои национальные высококвалифицированные кадры.

Путь возрождения школы – это самоотверженный труд учителя, понимающего свои задачи как научение знаниям и передача "разумного, доброго, вечного". Учителя-практика, который вновь должен стать первой и главной величиной в школе, не сравнимой по своему высокому призванию и значению с любым школьным бюрократом-администратором, которых плодит современная "система управления" в образовании.
 
6.
 
В наши дни на "высоких трибунах" продолжаются споры дипломированных дилетантов (коллеги называют таких "дипдилами") о том, какие произведения писателей включать в школьную программу, как обучать русскому языку и т.п. Газеты сообщили, что Общество русской словесности обсудило "возвращение классиков в школы". Но когда же этим важным вопросом займутся не "общества", а истинные профессионалы?!.. Ведь спорщики не понимают даже, что речь идёт не об авторах, а о восстановлении разрушенной "реформаторами" замечательной системы школьного филологического образования в России.

Напомню, что утверждает наука. "...В школе, – пишет академик Д.С. Лихачёв, – следует преподавать не отдельные произведения, а историю литературы (что и было в дореволюционной и в советской школе – В.Т.). Литературное произведение само по себе, исторически не объяснённое, теряет на 80% свою действенность, – моральную, эстетическую, какую угодно действенность", – и он резко выступал против неграмотных проектов школьных программ, по которым "преподаётся не история литературы, а... отдельное произведение и оно толкуется вне истории, вне биографии автора. Так можно дойти до абсурда" [14]. Выдающийся методист В.И. Водовозов называл одной из основных задач уроков литературы – раскрывать "связь литературных явлений, их историческую последовательность, без которой знание литературы не может быть ни цельным, ни существенно полезным...". [15]

А вот суждение академика Ф.И. Буслаева о преподавании отечественного языка: "Родной язык должен стать центром всего преподавания во всей школе, но не в том смысле, чтобы на него назначалось значительное число особых уроков, а в том отношении, чтобы всякий урок и притом по всякому предмету, а в том отношении, чтобы всякий урок и притом по всякому предмету был в то же время уроком и упражнением в правильном употреблении родного языка. Язык этот должен быть воздухом, которым дышит и живёт вся школа. При этом, само собою разумеется, преподавание основных предметов должно быть поставлено в самую тесную связь с преподаванием родного языка. По твёрдому нашему убеждению, это единственно возможный путь к глубокому и серьёзному изучению родного языка и к достижению столь необходимого процветания родной речи".

В современной школе основательно разрушены условия для полноценного овладения русской словесностью. Дело не только в нехватке времени, но в изуродованных программах, в коих опущены многие ранее присутствовавшие там важные темы, дело в иных "новаторских", но неполезных "технологиях", в катастрофическом и антинаучном сокращении текстов изучаемой классики, которая только и даёт возможность как должно приобщиться к родной речи, дело – в значительно повреждённой и безответственно не контролируемой на государственном уровне языковой среде (СМИ)...

О целенаправленном разрушении образования убедительно свидетельствует изъятие из программ школы значительнейшей части произведений, проникнутых идеями национального созидания, духовно-нравственного благочестия, пафосом национально-государственного патриотизма.

В современных школьных программах нет достаточного материала для полноценного приобщения к русской культуре через систему гуманитарных предметов – русского языка, русской литературы, русской истории.

Сегодня исполнение профессионального и гражданского долга требует особого подвига школьного учителя. И подвиг этот – не в послушном исполнении ублюдочных стандартов и тренировок по схемам вредоносного ЕГЭ, не в достижении огрызочной "компетентности", а в максимально возможной "партизанской" передаче истинных и целостных знаний вопреки куцым программам, неполноценным стандартам и новоиспечённым хромоногим "технологиям", внедряемым в школу вместо традиционной методики разрушителями-невеждами и разрушителями-наймитами…
 
В современных условиях партизанский подвиг такого учителя-подвижника тяжёл и небезопасен, как всякий благословенный подвиг во имя Родины в окружении соглашателей и предателей учительского долга. Но скажем твёрдо: "Честь учителю-подвижнику, всеми силами и вопреки всему стремящемуся нести истинный свет знаний и культуры в преступно изуродованную 'реформами' современную школу!..".
 
7.
 
Полноценное образование, соответствующее потребностям независимой страны, может быть сегодня восстановлено только решительным волевым вмешательством центральной власти, преодолением выстроенной разрушителями колониальной системы российского образования, только посредством восстановления содержания нынешних убогих и заведомо порочных программ и стандартов обучения в школах России. Это невозможно без отставки от рычагов руководства образованием людей, глубоко враждебных созидательной деятельности в независимой державе.

Необходимо решительно остановить безнаказанное разрушение школьного образования:

1) основательно пересмотреть проведённые в ХХI веке "административные нововведения" в устроении общеобразовательной школы России, а также законы в области образования, науки и культуры, достойным образом учитывая и привлекая при этом «отодвинутое» во время реформ богатейшее наследие русской культуры и образования. для определения соответствия названных нововведений и их последствий государственным и национальным интересам независимой России;

2) начать созидательную законодательную и педагогическую работу по возвращению в среднюю школу несомненных достоинств, утраченных ею вследствие буржуазно-либеральных "реформ" ХХI века, проводимых под руководством закулисных консультантов. Избавиться от откровенно антинаучных нововведений;

3) перейти к действенной и целенаправленной защите государственных интересов, определяемых "Доктриной информационной безопасности России" (подписана Президентом В.В. Путиным 9 сентября 2000 года);

4) разработать систему законов России, безусловно препятствующих разрушительной политике в области культуры и образования;

5) провести разумную кадровую политику, препятствующую разрушительной деятельности облеченных властью людей, явно или скрыто проводящих антигосударственную политику, прежде всего в недооценке и ущемлении не соприродной им русской культуры. Здесь не следует избегать постановки вопроса о соответствии области руководства менталитету руководящего этой областью. Люди, практически проявившие органическую несоприродность задачам руководства образованием в России, где скрепляющим стержнем является традиционная русская культура, должны быть отстранены от руководящей должности.
 
Для тех, кто попытается исказить мою мысль объясню: речь идёт не об этническом признаке руководителя, а о его способности, не поддаваясь "своим" скрытым национальным предрассудкам, и склонностям этно-шовинистического толка, – отдавать должное объединяющей русской культуре и помогать сосуществованию "на базе" коренной её основы – того свободного многоцветья национальных культур, которым всегда отличалась Россия;

6) немедленно вернуть в систему Министерства образования Отдел русского языка, а в РАО – сектор, занимавшийся проблемами преподавания русской литературы в национальных школах.

7) восстановить обеднённые и исковерканные "реформами" программы гуманитарных пединститутов и педуниверситетов и добиться в ближайшее время достижения прежнего уровня и полноты филологического образования их выпускников.

8) учитывая, что слово сегодня используется противниками в информационной войне как основное средство повреждения духовного здоровья, разрушения личности и размывания полноценного сознания граждан, решить наконец на государственном уровне проблему информационной безопасности России и её информационной защиты.

9) создать условия наибольшего благоприятствования для количественно пропорциональной поддержки культур и образования народов России.

10) необходимо также вернуть и на период реабилитации увеличить против прежнего, "дореформенного" состояния, количество учебных часов для восстановления содержания и уровня знаний по русскому языку и литературе в школе.

а) вернуть в полной мере в программы школ русскую классику как наиболее значимую часть русской культуры и основу для знания русского слова.

б) вернуть научно оправдавшие себя формы и методы обучения словесности в школу (сочинение, сведения, необходимые для целостного представления о языке, литературе и проч.).

в) разработать созидательные программы, стандарты и учебники по русскому языку и литературе, используя плодотворные традиции русской культуры и ценные достижения предшествующей методической науки;

г) вновь сделать школу источником знаний, а не складом заданной информации. Единственный путь к этому – возвышение государственного статуса образования: оно должно быть вновь поставлено на то место в государстве, какое оно занимало во времена культурного и государственного подъёма России;

д) вернуть в школу великое наследие русской культуры как феномен европейского и мирового масштаба, позволяющий всем национальным культурам России, опираясь на неё, существовать и расцветать в ней и рядом с ней;

е) возродить школу, научающую видеть целостно, разуметь главное, чувствовать по-человечески, хранить святыни народа и осознавать себя в историческом строю преемников и защитников великого культурного наследия нашего Отечества.

И последнее:  долг каждого честного гражданина России говорить наконец правду о реальном состоянии нашей школы, правду о том, что разрушает наше образование, о том, что необходимо решительно восстановить, что нужно вернуть в нашу школу из вредительски отброшенного в конце ХХ – начале ХХI века.
 

* Доклад на ХХУ Международных Рождественских образовательных чтениях "1917 – 2017: уроки столетия".
[1] М.Мс.Мurrin Sterling.Education. // «Art Education», vol. 15, N7, October, 1960, Аugust, 22. (выделено мной– В.Т.)
[2] М.Мс.Мurrin Sterling.Education. // «Art Education», vol. 15, N7, October, 1960, Аugust, 22
[3]  Рекомендую использовать рассказ А.Доде «Последний урок» и книгу Татьяны Мироновой «Броня генетической памяти». М.Алгоритм. 2014.
[4] Ю.Г.Круглов. Глобалисты и русская школа.//  Филология и школа. Труды Всероссийских научно-практических конференций «Филология и школа». Выпуск II/ М. ИМЛИ РАН 2008. С.31 (выделено мной – В.Т.). О том же постоянно писал и автор настоящего доклада в книгах: "Судьбы русской школы" (2010), "Слово и культура" (2010), "Слово и образование" (2013), "Защита русской школы" (2015).
[5] Б.В. Раушенбах. "Постскриптум". М.Пашков дом, 1999. С. 205.
[6] См. интервью И.В.Арнольда в газете "Известия" 6 декабря 2002 г., а также беседу с ним же на сайте информационного агенства "Столетие" 13 марта 2008 г.
[7]  Цит. по кн.: Елена Семёнова. "Без Христа или Порабощение Разума. Цели, методы, следствия (к истории вопроса) М.2014. С.318.
[8] "Итоги" Еженедельный журнал. 20 октября 2008 г., с.80. Очевидно, что научный подход этим самонадеянным спорщикам неведом.
[9]  См.:В.И.Арнольд. Теория катастроф. Издание пятое. М. 2008.
[10] Виктор Кожемяко. Валентин Распутин. Боль души. Алгоритм. М. 2007. С.216.
[11]  См.примечание 5 на стр.4 настоящего доклада.
[12] Распутин В. Сегодня Родина ещё молчит // Земский вестник, 2002, № 2. С.9.
[13]  Бицилли П.М. Трагедия русской культуры // Бицилли П.М. Избранные труды по филологии. М.1996.
[14] Д.С.Лихачёв. Культура и мы // Огонёк, № 36, 1985. С.24.
[15] В.И Водовозов. Избранные педагогические сочинения. М.1958. С.439

Источник: РОО «Семья, любовь, Отечество»
http://r-v-s.su/
20 февраля 2017   Просмотров: 2067   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.