Рубрика: » » «Он весьма дорожил тем, что родился в России, в Крыму»... О.Н.Куликовская-Романова

«Он весьма дорожил тем, что родился в России, в Крыму»... О.Н.Куликовская-Романова

Дамы и господа! Дорогие друзья! Крымчане и гости славного Крыма!
Мой Супруг - Сын Великой Княгини Ольги Александровны и ротмистра Николая Александровича Куликовского, Внук Государя Императора Александра III Миротворца, родной племянник Святого Царя-Мученика Николая Второго, Двоюродный Брат Святого Царевича Мученика Алексия и Царевен Мучениц Ольги, Татианы, Марии, Анастасии - Тихон Николаевич Куликовский-Романов родился 12 Августа по православному календарю, или 25 Августа по календарю нынешнему, ровно сто лет назад, в 1917 году - здесь, в Крыму.
 
Тихон Николаевич появился на свет, когда Царская Семья ещё была жива. Из Их Сибирского заточения в Крым к находящейся под домашним арестом семье Великой Княгини Ольги Александровны и ротмистра Николая Александровича Куликовского пришло поздравление от Августейших Узников в связи с рождением их Первенца.
 
Такая родственная близость со Святыми Царственными Мучениками и сам факт рождения в России для моего дорогого Тихона с детства формировали его как русского православного патриота, как прямого, кровного наследника державных, духовных, родовых традиций нашего Великого Отечества. В его семье хранилось множество фотографий, писем, открыток, рисунков и даже икона Пресвятой Богородицы «Троеручица», связанные с нашими Святыми Августейшими Страстотерпцами.
 
От своей Багрянородной Матери и от своей Бабушки - Вдовствующей Императрицы Марии Феодоровны он слышал множество рассказов о Царской Семье, любовь к Которой Тихон Николаевич пронес чрез всю свою большую жизнь, полную испытаний и скитаний на чужбине.

Крым для Царской Семьи, большинства представителей Императорской Фамилии, был самым любимым местом пребывания и летнего отдыха. Как только здесь наступали погожие весенние дни, Императоры Александр Третий и Николай Второй стремились при первой же возможности вывозить своих Близких из пасмурного Санкт-Петербурга в цветущую Таврию.

Когда совместная поездка в Крым только начинала планироваться, радость Царских Детей была неописуемой, и Они буквально считали дни, а потом и часы, когда Они, наконец, отправятся в путь к восхитительному Черному морю, которое в древности, как Им было хорошо известно по урокам Отечественной Истории, именовалось Русским.

Множество самых светлых и дорогих воспоминаний детства и юности Великой Княгини Ольги Александровны были связаны с Крымом, со старым Ливадийским Дворцом.

Поскольку Крым был любимым местом отдыха для Императора Николая II, Государыни Александры Феодоровны и Царских Детей, в 1917 году Они были рады, что Вдовствующая Императрица Мария Феодоровна и семья Сестры Государя - Великой Княгини Ольги Александровны находятся вдали от столичной революционной смуты. Тогда ещё трудно было представить, что очень скоро Молох революции создаст прямую угрозу жизни всем членам Императорской Фамилии, оказавшимся в Крыму.

Великая Княгиня Ольга Александровна, её Супруг ротмистр Николай Александрович Куликовский, их сын Тихон при большевиках фактически оказались под домашним арестом в имении Дюльбер. При первой же возможности они перебрались в кубанскую станицу Новоминскую, где в 1919 году родился брат Тихона Николаевича - Гурий. Там они пребывали до 1920 года и уже из Новоминской отправились в вынужденное заграничное изгнание - через Константинополь и Белград в Данию - к вдовствующей Государыне Императрице Марии Феодоровне, где при Дворе Императрицы в Хвидоре Тихон Николаевич рос и воспитывался.

Проведя всю жизнь на чужбине, он весьма дорожил тем фактом, что всё же родился в России, в Крыму, что свои младенческие годы прожил на Кубани.

Кстати, он тяжело переживал, когда в 1953 году в СССР сумасбродный Никита Хрущев забрал у Российской республики Крым и передал его в ведение Украинской республики. Он как будто предчувствовал, какие громадные политически проблемы потом могут возникнуть. Так и получилось! Жаль, конечно, что мой дорогой Тихон не дожил до той поры, когда его родной Крым снова стал Российским.

Всё, что происходило в СССР, потом в России, всегда предельно интересовало Тихона Николаевича, он внимательно следил за развитием «гласности», «пререстройки», когда в советских журналах и газетах стали публиковать до того запрещенные произведения русских беженцев, изда́ли «Красный террор в России. 1918-1923» Сергея Мельгунова, перестали сажать в тюрьмы за монархический самиздат.

Надо сказать, что за рубежом Тихон Николаевич Куликовский-Романов заслужил исключительный авторитет среди православных русских беженцев, выпускников Русских кадетских корпусов, русских монархистов как первой, так и второй волны рассеяния в Европе, Северной и Южной Америке, в Австралии. Он был Арбитром Высшего Монархического совета и сотрудничал с Российским Имперским союзом-орденом. Теперь же Тихон Николаевич стал общаться с православными соотечественниками, приезжающими с Родины и вступил в переписку с православными русскими монархистами в СССР.

В самом начале 1990 года Тихон Николаевич выступил с обращением «К молодым русским» и мечтал о скорой поездке на Родину.

Осенью 1991 года Тихон Николаевич и я учредили Благотворительный фонд Имени Ея Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны «Программа помощи России», тогда гуманитарная помощь из-за рубежа стала одним из ключевых источников поддержания жизнеспособности народа. И вот под эгидой такой гуманитарной акции я в начале декабря 1991 года отправилась в Россию, а сопровождавшие меня в той поездке наивные православные монархисты тогда убежденно верили, что буквально в ближайшие месяцы, в крайнем случае через год точно, в России уже будет Православный Самодержавный Царь из Рода Романовых, как было обещано в некоторых пророчествах.

Приключений и впечатлений за две недели была масса: я побывала в Санкт-Петербурге и окрестностях, в Оптинной пустыни, встречалась там со старцем Илием (Ноздриным), в Лавре. В телефонных разговорах со мной Тихон Николаевич ловил каждое слово рассказов о России, тяжело сопереживал русским бедам, радовался минимальным политическим изменениям, церковным новостям.

Мне удалось зарегистрировать отделение нашего Благотворительного фонда в Санкт-Петербурге, наладить контакты с людьми, которым, как мне казалось, можно адресовать гуманитарную помощь с надеждой, что хотя бы её часть попадет к действительно нуждающимся. Сразу по моем возвращении мы с Тихоном Николаевичем собрали первый контейнер и отправили его сюда.

Однако, незадолго до того, Тихон Николаевич перенес тяжелую операцию по трансплантации искусственного тазобедренного сустава, и без возможности квалифицированного надзора ему отправляться в дальнее путешествие, по моему глубоком убеждению, было опасно.

Поэтому осенью 1992 года я отправилась в Россию уже в двухмесячную поездку, на новую разведку. Заблаговременно мы отправили новый большой морской контейнер с медицинским оборудованием и продуктами питания, чтобы уже непосредственно под моим надзором происходило распределение гуманитарной помощи по больницам, детским домам, приходам. Расширилась и география моей поездки: по настоятельному желанию Тихона Николаевича я отправилась в Екатеринбург, знакомые священники отслужили молебен на Вознесенской горке и у Ганиной Ямы, побывала в Алапаевске, Верхотурье, Перми.

В Санкт-Петербурге у меня завязалась дружба с Митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским.

После моего возвращения в Канаду стало ясно, что в следующий раз, при любых политических раскладах, мы поедем в Россию вместе с Тихоном Николаевичем.

Тихон Николаевич очень волновался, переживал, строя планы на будущее путешествие. Волнений прибавляла известная история с так называемыми «екатеринбургскими останками»: самодеятельные гробокопатели и экспериментаторы звонили к нам домой, присылали факсы, частным порядком требуя крови для сравнительных генетических анализов. В конце концов, Тихон Николаевич не выдержал и выступил в прессе с решительным заявлением по поводу возможного расследования цареубийства:

«Нет сомнения, что без именно такого "разследования-до-конца", невозможно возстановить историческую преемственность Русской жизни. К сожалению, нынешние власти России - работники прокуратуры и следственных органов - оказались глухи к призывам общественности...
 
Полное и компетентное исследование так и не начато, зато, к сожалению, уже несколько лет подряд группа частных лиц, с частично меняющимся составом и никем официально не уполномоченная, пытается выдать за Останки Царственных Мучеников безвестные кости, обнаруженные в одном из Уральских захоронений.
 
Теперь эти останки покойников таскаются в мешочках и коробочках на исследования иностранным, так называемым, экспертам. Безобразное положение становится просто нестерпимым».

Тихона Николаевича в зарубежной прессе решительно поддержал Митрополит Иоанн (Снычев), от него впервые Запад узнал, что в России существуют люди, которые решительно не верят в так называемую «Царскую могилу». При поддержке Тихона Николаевича и Владыки Иоанна в начале марта 1993 года прошла научная конференция, посвященная этому вопросу. Все эти дополнительные волнения, как потом оказалось, попросту значительно подорвали здоровье моего Супруга.

И вот, 6 Апреля, во время планового медицинского обследования, связанного как раз с подготовкой к поездке в Россию, у Тихона Николаевича прямо в госпитале случился инфаркт, и ему безотлагательно сделали операцию. Но израненное жизнью сердце дорогого моего Тихона не выдержало, и 8 апреля 1993 года он ушел от нас.

Однако своим авторитетом, благородством и мудрыми отеческими наставлениями в 1989-1993 годах Тихон Николаевич успел вдохновить и настроить на позитивный, традиционный российский лад здесь, в России, десятки тысяч людей, которые горячо ждали его приезда, но, к сожалению, не дождались.

Однако, его образ в их сердцах запечатлелся навсегда. Не подумайте, что вдова так говорит о своем Супруге, пытаясь желаемое выдавать за действительное. Нет, это не моё частное мнение! В разное время за минувшую с той поры четверть века в этом мне признавалось множество людей: священники, общественные деятели, политики, ученые, художники, артисты, врачи, преподаватели вузов и школ, которые выражали не только свою личную точку зрения, но и знали о настроении многих своих соотечественников.

Дело Тихона Николаевича - верного, даже до смертного часа, сына России - продолжается и сейчас. Поэтому те, для кого дорога историческая память об этом славном представителя Рода Романовых, посчитали совершенно необходимым отметить место его рождения здесь, в Крыму и место его Святого Крещения мемориальными досками, чтобы его славное имя и его духовный образ, который связан с именем каждого человека, были переданы нашим потомкам, которые, возможно, в гораздо большей степени, чем современники, оценят вклад Тихона Николаевича Куликовского-Романова в воскресение традиционной, исторической России. Ведь большое видится на расстоянии!

Ольга Николаевна Куликовская-Романова, Крым, Ай-Тодор, 25 августа 2017 года
27 августа 2017   Просмотров: 1856   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.