Рубрика: » » РОССИЯ ПО НАБЛЮДЕНИЕМ 2017... Как власти выстраивают систему тотального контроля над гражданами. Доклад международной правозащитной организации Агора.

РОССИЯ ПО НАБЛЮДЕНИЕМ 2017... Как власти выстраивают систему тотального контроля над гражданами. Доклад международной правозащитной организации Агора.

Россия под наблюдением 2017: как власти выстраивают систему тотального контроля над гражданами. Доклад международной правозащитной организации Агора.

22 августа, Международная правозащитная группа Агора презентовала доклад "Россия под наблюдением — 2017: как власти выстраивают систему тотального контроля над гражданами". Его авторами стали правовой аналитик Агоры Дамир Гайнутдинов и руководитель группы Павел Чиков.
 
Это их вторая подобная работа, первый доклад был опубликован год назад. Какие данные о жителях страны собирают российские власти, как функционирует системы видеонаблюдения и "черных списков" для определенных групп населения, и о чем говорит атака на анонимность в интернете — в материале "Idel.Реалии".

СБОР БИОМЕТРИЧЕСКОЙ ИНФОРМАЦИИ

"Российские власти все более активно собирают и используют разного рода биометрическую информацию — отпечатки пальцев, образцы ДНК, фотографические изображения и прочее, — говорится в докладе Агоры.

Исходя из федерального закона "О персональных данных", сбор биометрической информации может осуществляться тайно и без согласия человека, в адрес которого и производятся работы. Такие случае предусмотрены законодательством об обороне, безопасности, противодействии терроризму, транспортной безопасности, противодействии коррупции, оперативно-розыскной деятельности, государственной службе, уголовно-исполнительным законодательством, законодательством о порядке выезда и въезда, а также о гражданстве.

Для целого ряда жителей дактилоскопическая регистрация считается обязательной. Среди них силовики, подозреваемые, арестованные и осужденные, лица без гражданства, политэмигранты и беженцы.

Наряду с этим, с 1998 года любой житель России может добровольно пройти дактилоскопическую регистрацию, то есть сдать отпечатки пальцев. Кроме того, для целого ряда жителей дактилоскопическая регистрация считается обязательной. Среди них силовики, подозреваемые, арестованные и осужденные, лица без гражданства, политэмигранты и беженцы.

Также пройти дактилоскопическую регистрацию обязаны лица, не способные сообщить сведения о своей личности. Помимо этого, с 1 января 2015 года отпечатки двух пальцев также должны сдавать все получатели биометрического загранпаспорта старше 12 лет.

Помимо дактилоскопической регистрации, существует геномная регистрация. Это получение, хранение и использование биологического материала и содержащихся в нем фрагментов ДНК. Такая регистрация обязательна для осужденных за тяжкие или особо тяжкие преступления и для всех категорий преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности.

При этом дактилоскопическая информация о гражданах по закону хранится, как правило, до достижения ими возраста 80 лет, а геномная — до 100 лет и может быть предоставлена очень широкому кругу государственных ведомств.

Так, в обязательном порядке, исходя из доклада, сбор биометрических данных захватывает порядка 25 миллионов человек. Несмотря на это, регулярно звучат предложения распространить применение обязательной дактилоскопической и геномной регистраций, например, на лиц, получающих водительские права, разрешение на хранение и ношение оружия, пациентов психоневрологических и наркологических клиник и вплоть до всех въезжающих в страну.

Несмотря на четкий перечень оснований для обязательной биометрической регистрации, регулярно появляются сообщения о попытках принудительно дактилоскопировать, сфотографировать, отобрать образцы слюны для анализа ДНК

В июне прошлого года президент России Владимир Путин говорил о создании федеральной информационной системы биометрического учета, в которой будут аккумулированы данные об "участниках террористической и экстремистской деятельности". А год спустя уже МВД сообщило о внесении в Госдуму законопроекта об обязательной дактилоскопической регистрации и фотографировании всех без исключения иностранцев, регистрирующихся в России по месту жительства или пребывания.

"Несмотря на четкий перечень оснований для обязательной биометрической регистрации, регулярно появляются сообщения о попытках принудительно дактилоскопировать, сфотографировать, отобрать образцы слюны для анализа ДНК и т.п., предпринимаемых в отношении задержанных участников публичных мероприятий, гражданских активистов и журналистов", — отмечается в докладе.

ВИДЕОНАБЛЮДЕНИЕ

С каждым годом на улицах российских городов появляется все больше камер наружного наблюдения. Прежде всего их устанавливают на проезжей части и у фасадов зданий. Помимо всего прочего, мэрия Казани поручила создать программное обеспечение для удаленного наблюдения за дворами. Сейчас проект находится на стадии тестирования. Записи с камер пока доступны только правоохранителям. Впоследствии планируется открыть их и для простых пользователей.

Кроме того, системы слежения, исходя из доклада Агоры, расширяются и и совершенствуются на фоне особых мер безопасности в преддверии Чемпионата Мира по футболу 2018.

Согласно постановлению правительства России от 25 марта 2015 года №272, региональные органы власти и муниципалитеты должны составить перечни мест массового пребывания людей вместимостью более 50 человек и обеспечить их непрерывным видеонаблюдением с возможностью архивирования и хранения записей в течение 30 дней.

Один из авторов доклада Дамир Гайнутдинов.

Кроме того, спортивные объекты, на которых в случае террористической атаки может пострадать более 100 человек, должны быть оснащены системами теленаблюдения с функциями распознавания лиц.

"Заметим, что сотрудники правоохранительных органов (прежде всего, ЦПЭ МВД) в течение многих лет ведут видеозапись любых протестных публичных акций для установления личности участников и организаторов", — говорится в документе.

КОНТРОЛЬ ЗА ПЕРЕМЕЩЕНИЯМИ


Исходя из закона о транспортной безопасности, Министерство транспорта поддерживает автоматизированные базы данных, в которых аккумулируются персональные данные пассажиров, следующих практически всеми видами транспорта — воздушным, железнодорожным дальнего следования, морским и речным, автомобильным (при международных и межобластных перевозках). В эти базы данных также включается информация, полученная при оформлении билетов (бронирование, продажа, возврат, регистрация пассажира, посадка пассажира на место) и формировании списков пассажиров.

"При совершении любого из указанных действий властям в круглосуточном интерактивном режиме прямого доступа становятся известны как минимум фамилия, имя и отчество пассажира, дата рождения, вид и номер удостоверения личности, пол, гражданство, пункты отправления и назначения, маршрут следования", — отмечается в докладе.
 
"При совершении любого из указанных действий властям в круглосуточном интерактивном режиме прямого доступа становятся известны как минимум фамилия, имя и отчество пассажира, дата рождения, вид и номер удостоверения личности, пол, гражданство, пункты отправления и назначения, маршрут следования", — отмечается в докладе.

Полученных сведений в целом достаточно, чтобы в любой момент времени знать, где находится интересующий их гражданин, пользующийся перечисленными видами общественного транспорта или останавливающийся в гостинице

Кроме того, авторы документа обращают внимание на сканирование паспортов постояльцев гостиниц, санаториев, кемпингов и прочих подобных мест. Делается это потому, что правила регистрации и снятия граждан России с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах страны обязывают администрации мест размещения в течение суток информировать МВД о регистрации граждан.

"Полученных сведений в целом достаточно, чтобы в любой момент времени знать, где находится интересующий их гражданин, пользующийся перечисленными видами общественного транспорта или останавливающийся в гостинице. Эти сведения используются в том числе для контроля передвижений или оказания давления на гражданских активистов и правозащитников", — говорится в документе.

Один из авторов доклада Павел Чиков.

По мнению авторов доклада, большое внимание российские власти уделяют и контролю над перемещением иностранцев, к которым в некоторых случаях приравнивают сотрудников российских НКО. Так, Павел Чиков в октябре прошлого года нашел в одном из отелей Сегежи (Карелия) специальную инструкцию для персонала.

В ней говорилось, что работники отеля должны "незамедлительно предоставлять курирующему сотруднику информацию о попадании в поле зрения лиц следующих категорий:

сотрудники иностранных дипломатических представительств;
представители российских и зарубежных общественных структур, некоммерческих и неправительственных организаций;
участники официальных иностранных делегаций;
представители зарубежных СМИ;
иностранные специалисты различных областей (ученые, преподаватели ВУЗов, технические работники и пр.);
военнослужащие и сотрудники правоохранительных органов иностранных государств;
выходцы из стран Азиатско-Тихоокеанского региона, Ближнего Востока и Африки, Северо-Кавказского региона РФ.

В докладе отмечается, что и установка камер в городе необходима в том числе и для "пресечения правонарушений в сфере миграционного законодательства", задача которого — "снижение незаконной миграции, формирование полной, достоверной, оперативной и актуальной информации о перемещениях иностранных граждан". Это, по мнению авторов документа, предполагает тотальный контроль над всеми иностранцами, находящимися в России.

Не осталась без внимания и система "Платон", которая, как говорится в докладе, также вполне вписывается в теорию тотального контроля и круглосуточной слежки.

УЧЕТ ПОДОЗРИТЕЛЬНЫХ ГРАЖДАН

Госдума 17 мая этого года приняла поправки в Уголовно-исполнительный кодекс, Федеральный закон "Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы" и ряд других актов, подразумевающих надзор за осужденными по экстремистским статьям.

На основании этих поправок, к примеру, татарский активист из Набережных Челнов Рафис Кашапов, осужденный в 2015 году к трем годам лишения свободы за публикации, по решению Ухтинского городского суда республики Коми помещен под административный надзор на 8 лет.

После освобождения из колонии Кашапов должен будет сразу направиться к месту своего жительства и в течение трех дней встать на учет в органах внутренних дел.

"Это означает, что после освобождения из колонии Кашапов должен будет сразу направиться к месту своего жительства и в течение трех дней встать на учет в органах внутренних дел, после чего уведомлять их обо всех поездках, перемене места жительства, трудоустройстве, смене работы, увольнении, по требованию давать полицейским объяснения и являться по вызовам в органы внутренних дел", — говорится в документе.

Кроме того, сами полицейские смогут вести с ним индивидуальную профилактическую работу, запрашивать сведения о его поведении у работодателя, беспрепятственно проникать в его жилище, разрешать или запрещать ему краткосрочный выезд за пределы территории, определенной ему для жительства, например, в случае смерти или болезни близкого родственника или трудоустройства.

"Административный надзор в таком виде является гласной формой слежки и контроля над поведением "неблагонадежных" лиц при условии, что ранее их привлекали к уголовной ответственности. Однако существует и негласная форма такого контроля в виде постановки на профилактический учет. Формально, постановка на профилактический учет — часть обычной работы участковых уполномоченных полиции, направленной на предотвращение правонарушений. На практике она превратилась в способ контроля над жизнью и деятельностью "подозрительных", — утверждается в докладе.

Причем, к этим "подозрительным" людям относятся не только лица, осужденные за совершение тяжких и особо тяжких преступлений и освобожденные по УДО, или состоящие на учете в наркологических медицинских организациях, но и граждане, совершившие административные правонарушения против порядка управления или общественной безопасности на массовых мероприятиях, а также члены "неформальных молодежных объединений". А поводом для постановки на такой учет может стать что угодно, уверены авторы доклада — от внешнего вида до участия в протестных акциях.

"ЧЕРНЫЕ СПИСКИ"

"Помимо профилактического учета, российские власти ведут целый ряд разнообразных списков и баз данных, в которых фигурируют "неблагонадежные" лица и организации. Попадание в такой список гарантирует повышенное внимание правоохранительных органов, постоянные проверки, задержания и досмотры. Количество разнообразных "черных списков", которые ведут российские правоохранительные и контролирующие органы, настолько велико, что заслуживает отдельного подробного описания и анализа", — говорится в документе.

Помимо профилактического учета, российские власти ведут целый ряд разнообразных списков и баз данных, в которых фигурируют "неблагонадежные" лица и организации.

Такими "черными списками" становятся перечень организаций и физических лиц, причастных к экстремистской деятельности или терроризму, базы запрещенных организаций, иностранных агентов и даже футбольные фанаты.

Так, Минюст ведет списки "нежелательных" и "экстремистских" организаций, содержащие 11 и 61 наименования, соответственно. Признание той или иной организации "нежелательной" или "экстремистской" автоматически обязывает правоохранителей выявлять ее участников. И наряду с этим МВД публикует списки лиц, которым запрещено посещать официальные спортивные события. По состоянию на 22 августа 2017 года в перечне 337 фамилий.

"Еще одной группой, находящейся под особым контролем, прежде всего, органов внутренних дел, стали школьники. К примеру, в подготовленных Министерством образования России Методических рекомендациях по профилактике распространения криминальных субкультур содержится предложение: в случае выявления среди учащихся представителей таких субкультур немедленно ставить в известность сотрудников подразделений по делам несовершеннолетних", — говорится в докладе.

АТАКА НА АНОНИМНОСТЬ

Борьбу с анонимностью в интернете российские власти начали в 2016 году с небезызвестного "пакета Яровой". Он, по мнению авторов доклада, в прямом смысле продолжил взятый российскими властями еще в 2011-2012 годах курс на национализацию и деанонимизацию Рунета, которая могла бы обеспечить полный контроль над информационными потоками внутри страны.

"Вероятно, расчет был на то, что компании предпочтут перенести всю информацию российских граждан, что в сочетании с обязанностью уведомлять власти о месте хранения данных, значительно упрощало бы спецслужбам доступ к серверам. Однако к настоящему времени большинство наиболее "интересных" с точки зрения слежки сервисов, такие как Google, Facebook, Apple, Twitter, Telegram, WhatsApp, по-видимому, так и не согласились на перенос", — отмечается в документе.

Далее авторы рассматривают "Закон о мессенджерах" и "Закон об анонимайзерах", подписанные Владимиром Путиным 30 июля этого года. Первый предусматривает обязательное определение пользователей по номеру мобильного телефона и возможность блокировки аккаунтов по требованию властей. Второй же формально запрещает деятельность VPN-сервисов, но фактически представляет собой попытку поставить под контроль ФСБ анонимайзеры.

Неопределенность формулировок законодательства, произвольно толкуемого регулирующими органами, привела к тому, что интернет-сервисы оказались перед выбором между защитой своих пользователей и сотрудничеством с российскими властями.

В начале этого месяца был опубликован список требований Минкомсвязи к оборудованию и программному обеспечению организаторов распространения информации. Особо интересными стал перечень сведений, запрашиваемый ФСБ. Среди них: идентификатор пользователя, дата и время регистрации, дата, время и номер договора (при наличии), никнейм, дата рождения, адрес, фамилия, имя, отчество, паспортные данные, идентификаторы иных удостоверений личности, языки, которыми владеет пользователь, сведения о родственниках, информация об аккаунтах в иных интернет-сервисах, дата и время последнего обновления регистрационной информации, дата и время прекращения регистрации пользователя, информация о фактах приема, отправки и обработки текстовых сообщений, изображений, звуков, иных сообщений, информацию об адресатах, произведенных денежных операциях, включая сведения о получателях платежа, платежной системе, суммах, валюте, оплачиваемых товарах (услугах), используемых программах-клиентах, данные геолокации и т.п.

"Неопределенность формулировок законодательства, произвольно толкуемого регулирующими органами, привела к тому, что интернет-сервисы оказались перед выбором между защитой своих пользователей и сотрудничеством с российскими властями", — утверждается в докладе.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Создавая правовую базу для соблюдения своих интересов, представители власти, по мнению авторов доклада, не думали о технической и финансовой неспособности собирать такое количество информации, хранить и тем более качественно ее обрабатывать.

Власти, по словам авторов, в условиях экономического кризиса явно не готовы брать на себя огромные расходы, требуемые для реализации всего комплекса мероприятий по электронной слежке за гражданами

"Понимание этого побудило их принимать решения о более тщательном сборе и обработке информации в отношении определенных групп. С этим, прежде всего, авторы доклада связывают такое увлечение российских правоохранительных и контролирующих органов всякого рода "черными списками", а также в целом делегированием полномочий по контролю, отслеживанию и наполнению соответствующих баз данных негосударственным субъектам — операторам связи и интернет-провайдерам, банкам, транспортным компаниям, образовательным учреждениям", — говорится в документе.

Власти, по словам авторов, в условиях экономического кризиса явно не готовы брать на себя огромные расходы, требуемые для реализации всего комплекса мероприятий по электронной слежке за гражданами, которые по разным оценкам могут составить от 130 млрд до 10 трлн рублей. В результате обязанности по сбору и хранению трафика делегированы операторам связи и интернет-сервисам, которые, в свою очередь, начали поднимать цены на услуги. Проще говоря, гражданам предложили самим оплатить возможность спецслужб читать их переписку и просматривать интимные фотографии. В докладе это называют "налогом на слежку".

"Кроме того, российские власти, собирающие и хранящие все больший объем информации о гражданах, мало заботятся об их безопасности. В результате все чаще возникают ситуации, при которых пользовательские данные оказываются в открытом доступе", — отмечается в докладе.

Так, к примеру, в мае 2016 года в интернете появились персональные данные автовладельцев, а в июле 2017 года в сеть "слили" данные госслужащих Татарстана.
 
https://www.idelreal.org/a/rossiya-pod-nabludeniem-agora/28690690.html
3 сентября 2017   Просмотров: 4373   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.