Рубрика: » » Заманчивый европейский "рай"... или будем думать головой, девочки? (1часть)

Заманчивый европейский "рай"... или будем думать головой, девочки? (1часть)

Она видела себя вполне европейской девушкой, считала европейским человеком в плане общения, одежды, вкуса. Отучилась в калининградском БФУ им. Канта, поработала в германском консульстве и решила найти себя в Европе, получив второе образование уже в университете западногерманского города Кассель.
 
Училась, работала… там же познакомилась с приятным молодым человеком, немцем, который так красиво ухаживал… и оказалась на пороге осуществления своей мечты. Оказалась? Нет, ей это только показалось. Сомнительный каламбур, но уж какой есть. ...Почему она в свидетельстве о рождении ребенка записала его отцом, несмотря на то, что уже было очевидно — жениться на ней и нести отцовские обязанности он не собирается?
 
Хотела, чтобы всё было по-человечески, чтобы у ребенка был отец. Ещё потому, что в соответствии с немецким законодательством от этого зависели некоторые социальные выплаты. Не понимала, не представляла себе, что в Германии не машина социальных служб для человека, а человек, в том числе, и ребенок, для этой машины. Под это заточена работа социальных служб, законодательство и судебная практика. В Германии ребенок и его права давно и прочно рассматриваются изолированно от родительских прав. Собственно, родительских прав-то и нет.
 
Родители по закону являются только опекунами ребенка, подписывающими соответствующее обязательство. Всё решает государственная машина, в случае конфликта между родителями автоматически отдающая приоритет немцу. Первым делом после подписания совместного документа об опеке отец заявил, что имеет право забрать ребенка в любой момент, как только ему что-то не понравится в поведении матери — так объяснил ему адвокат.
 
Матери же — что взять с русской! — советоваться с адвокатами по поводу каждого своего шага в голову до этого не приходило. Ну не рассматривают пока русские себя как часть машины, на человечность рассчитывают… в отличие от «природных» европейцев. Приятный молодой человек оказался не таким уж приятным, а, напротив, испытывающим садистское удовольствие от страданий женщины, оказавшейся в его власти. Рождение ребенка только усугубило её положение.
 
Она не смогла найти защиты в социальных службах. Потому что слово русской женщины ничто против слова немца — так работает германская машина социальных служб. Начались угрозы отнять ребенка, попытки «подставить» мать, прихватить её на каком-то нарушении закона. Ему так нужен был сын? Нет, он просто пользовался возможностью покуражиться над женщиной, оказавшейся «идеальной жертвой»: оскорбления, в том числе «по национальному признаку», даже рукоприкладство.
 
Попытки жертвы как-то защитить себя в суде, лишить садиста прав опеки не привели ни к чему: несмотря на то, что его права опекуна, как и его личная адекватность, ставились под сомнение даже там, права опеки немецкий суд его не лишил, потому что он «немецкий гражданин». Он — немецкий гражданин, а она — «русская грязь». Вот так. По немецким законам, как только ребенку исполнится два года, отец имеет право забрать его себе на постоянное местожительство. И документ об изъятии у неё сына был уже ей отправлен — по сообщению самого отца.
 
Её родители срочно взяли отпуск и забрали дочь с внуком на родину, предварительно уведомив об этом отца ребенка. Главное, что интересовало его в тот момент, — будет ли он освобожден от выплаты алиментов. Будет, да. Ничего уже от вас не надо, оставьте себе свой европейский рай.
 
Приезд в Калининград ощущался как освобождение из страшного плена: теперь сыночек бегает по январскому снежку около храма Александра Невского, играет, свободен… Но уже весной пришло извещение об иске против матери, которая обвиняется в похищении своего собственного сына.
 
Впереди — суд. О нем в следующей статье.
 
Елена Клинцевич

7 сентября 2017   Просмотров: 3074   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.