Рубрика: » » СТОЙ ЗА ХРИСТА ДО МУЧЕНИЧЕСКОГО КРЕСТА... мы не первые и не последние. Румынский исповедник митрополит Гликерий (Тэнасэ)

СТОЙ ЗА ХРИСТА ДО МУЧЕНИЧЕСКОГО КРЕСТА... мы не первые и не последние. Румынский исповедник митрополит Гликерий (Тэнасэ)


"Не следует смущаться, что верных заветам Святой Церкви осталось немного. Да не смущается сердце ваше и да не устрашается! Истинных почитателей Господа во все времена было немного. Самого Господа оставили даже истинные Его ученики, и Сам Он предсказал, что в последние времена иссякнет любовь и люди будут враждовать не только друг на друга, но и на Самого Бога.     
 
Истина никогда не имела многочисленных последователей, которые всегда были и будут гонимы. Не слава и не богатство ожидают их в здешнем мире, а крестный путь. Только этим путем они и могут достигнуть Царствия Божия. Этому учит нас и сама природа: нужно разрыть целые горы, чтобы найти один алмаз. Кто верит в Бога, тому нечего бояться сынов мира сего. Если Христос в нас, кто против нас! С Ним дано нам победить мир".  Архиепископ Иннокентий Пекинский

Митрополит Гликерий (Тэнасе) родился 9 февраля 1892 г. в молдавском селе Миховени, недалеко от города Сучава, в бедной крестьянской семье. Родители его были верующими. Отца звали Николай, мать - Рахила. При крещении младенца нарекли Георгием, в честь святого великомученика и Победоносца Георгия.

Георгий рано остался сиротой. Похоронил сначала отца, затем мать и был взят в дом деда Илариона Тэнасе, который, будучи сам усердным христианином, воспитал мальчика в благочестии и верности Православию.

Уже с детских лет Георгий хотел стать монахом, и желание его исполнилось. В 1916 г., в возрасте 25 лет, он поступил в монастырь Четэцуйя вблизи Ясс. Спустя некоторое время игумен, видя ревностное горение Георгия, постриг его в монашество с именем Гликерий. Вскоре он был рукоположен во иеромонаха и направлен настоятелем в небольшой скит Прокров (Покрова), принадлежащий Великой Нямецкой Лавре, основанной некогда преподобным Паисием Величковским.

В помощь новому скитоначальнику из монастыря Нямец прислали иеродиакона Давида (Бидаску), с которым Гликерия связала искренняя и глубокая дружба. Впоследствии сотаинники вместе переносили гонения, тюрьмы и лишения.

Когда в 1924 г. румынский епископат перешел на новый календарь, о. Гликерий, о. Давид и двенадцать насельников скита Прокров отказались подчиниться антицерковному указу Румынского Синода и продолжали служить по старому календарю. Настоятель Нямецкого монастыря епископ Никодим (Мунтяну), ставший впоследствии Патриархом, пригласил к себе о. Гликерия и, посоветовав ему быть сговорчивее, потребовал, чтобы скит принял новый календарь, обещая в этом случае передать под начало о. Гликерия еще один скит. Но верный Православию иеромонах решительно отказался. Тогда настоятель повелел изгнать о. Гликерия и всех ревнителей истины из скита.

Удалившись в уединенное место под названием Ущелье Короя (недалеко от скита Сихла), о. Гликерий и о. Давид устроили себе землянку, где проводили суровую жизнь в иноческих подвигах и непрестанной молитве.

Слыша от многих, что будто бы лучше оставаться с новостильниками, чем отделяться от единства Церкви, о. Гликерий начал было сомневаться в правильности своего решения. «Как же так, - думал он, - вся страна, все иерархи, богословы и люди высокого ума перешли на новый стиль, а я иду против?. Может быть, это моя ошибка и я грешу перед Господом?»

Пребывая в таких сомнениях, о. Гликерий усердно молился Богу, чтобы просветил его и вразумил, как правильно поступать. И вот однажды ночью ему было видение. Две тучи двигались друг другу навстречу: одна - с Запада, страшная, черная, с черными крестами, другая - с Востока, светлая, с золотыми крестами, а над ней Собор архиереев в светлых, шитых золотом ризах. Облака столкнулись. Первое провалилось и превратилось в море, затопившее весь мир. О. Гликерий тоже оказался в море, только был на поверхности его и не тонул, а сопротивлялся могучим волнам.
 
Чувствуя, что теряет силы, о. Гликерий горько заплакал и тут увидел, что к нему по волнам идет Христос. Приблизившись, Господь подал Гликерию руку и сказал: «Ты видел все это. Теперь иди и скажи всем, что видел, и каково будет отступление в Церкви. Конец близок». Проснувшись, о. Гликерий почувствовал необыкновенную легкость на душе и с тех пор уже не сомневался в том, что новый стиль - это католическая ересь, распространяемая католиками по всему миру...

Через некоторое время к о. Гликерию присоединились иеромонах Памва и два его брата-монаха, изгнанные из монастыря Сихэстрия за то, что не приняли новый стиль. Они устроили себе келлии неподалеку от землянки о. Гликерия, и так образовался маленький лесной скит.

Подвижники мечтали уехать на Афон, чтобы иметь возможность подвизаться, не страшась налетов местных жандармов. И вскоре Господь дал возможность верным Своим побывать на Святой Горе. Там игумен румынского монастыря Иоасаф облек о. Гликерия и о. Давида в великую схиму и велел возвращаться на родину, чтобы Румыния не лишилась полностью истинной православной веры.

Вернувшись назад, подвижники тайно от всех продолжали жить в лесной землянке. Прошло три года. Однажды два пастуха из соседнего села Вынэторь Нямец случайно наткнулись на тайный скит. Они познакомились с монахами, стали все чаще их посещать и спустя некоторое время обратились к о. Гликерию с просьбой стать их духовником. Один из этих крестьян устроил в своем доме часовню, куда тайно приходил о. Гликерий и служил литургию. Многие жители села вернулись к старому стилю.

Узнав об этом, местный новостильный иерей донес жандармам. Отец Гликерий был арестован и провел в заключении три месяца. После освобождения он уже не мог оставаться в лесной землянке и поселился в городе Тыргу Нямец у своих чад, где тайно по домам продолжал служить.

Однажды на престольный праздник о. Гликерий по приглашению верующих служил в храме села Рэдэшени. Вскоре явились в село жандармы. Они схватили батюшку и стали жестоко избивать его ногами. Затем протащили по колючей проволоке так, что сильно изранили ему и без того больные ноги. Подоспевшие крестьяне, вооружившись вилами, отбили еле живого о. Гликерия у жандармов. Он был весь изувечен, на ноге кровоточила огромная рана, которая долго не заживала.

По приказу новостильного румынского митрополита-франкмасона и униата Мирона (Кристи)1, который был в то время также и премьер-министром, отцов Гликерия и Давида арестовали и заключили в тюрьму. Все старостильные храмы (около сорока) и монастыри Румынии были разрушены до основания.

Отец Гликерий провел в тюрьме два года. Едва освободившись, он снова попал под арест по ложному доносу, якобы за связь с террористической организацией «Железная гвардия» и его заключили в лагерь для же-лезногвардейцев Мяркуря Кюч. В ноябре 1939 г. в лагерь пришел приказ: всех заключенных расстрелять. Первую партию расстреляли в четыре утра. Вторую должны были расстрелять в шесть.

Отец Гликерий оказался во второй партии. Со слезами, на коленях, он молился, чтобы Господь принял его душу. Вдруг он услышал дивный голос, который сказал, что ему и всем оставшимся будет сохранена жизнь. В самом деле, в эту ночь Совет Министров принял решение отменить расстрел, и все бывшие в лагере вскоре оказались на свободе.

Не дожидаясь нового ареста, о. Гликерий и о. Давид укрылись в лесах. Устроив себе землянку, они прожили там семь лет. Преданные старостильники, жители ближайшего села Слэтиоара, приносили им все необходимое для жизни и тщательно скрывали их от жандармов и лесников. Дорога к землянке была дальней (20 км) и трудной, так как двигаться можно было только ночью, чтобы остаться незамеченными. Чтобы ввести преследователей в заблуждение, навещавшие пустынников крестьяне надевали валенки задом наперед и так запутывали следы.

Все же в 1952 г. в село Слэтиоара прибыли грузовики с жандармами, и почти все старостильники, в том числе о. Гликерий и о. Давид, были арестованы и сосланы на «Канал смерти» -Дунай - и в иные лагеря, откуда мало кто вернулся живым.

Отбыв срок и освободившись, о. Гликерий обратился в Бухарест к митрополиту Галактиону (Кордун), желая вернуть его к старому стилю и убедить не поклоняться идолу экуменизма. 21 мая 1955 г. митрополит Галактион принял решение вернуться к юлианскому календарю.

О своем решении митрополит Галактион официально сообщил румынской Патриархии а также Патриархам Алексию Московскому и Кириллу Болгарскому, с которыми он вместе учился в Петербургской духовной академии.

Карательные меры со стороны румынского Патриарха последовали незамедлительно. Митрополит Галактион и архимандрит Гликерий были арестованы органами госбезопасности. Отец Гликерий сослан в село Рэкитоаса (ссыльная зона Бэрэган). Митрополит находился сначала под домашним арестом в новостильном монастыре Черника, а позднее - в Кэльдэрушани. Среди румынского епископата были и сторонники митрополита, которые поддерживали его инициативу вернуться к старому календарю, помня, что новый осужден на Поместных Соборах и предан проклятию.

16 ноября 1956 г., в день памяти свт. Григория Неокесарийскаго, митрополит Галактион вместе с двумя другими архиереями тайно рукоположил архимандрита Гликерия во епископы. А спустя некоторое время он возвел епископа Гликерия в митрополиты. Через три года после этого владыка Галактион мирно почил и был погребен возле церкви села Слэтиоара.

К этому времени желающих вернуться к старому стилю в Румынии становилось все больше. Люди стали понимать, что введение нового календаря - это папская уловка, рассчитанная на признание римского первосвященника главой Церкви2.

Новостильный румынский Патриарх уже стал поговаривать о литургическом сослужении с католиками, и верующим стала ясна предательская политика экуменистов румынской Патриархии.

Владыка Гликерий, ревностно проповедовавший Истину, устроил в Слэтиоаре монастырь. Рана на ноге, которую он получил от жандармов, причиняла ему непрестанную боль. В последний год жизни она снова открылась, и боли резко усилились.

Наступил престольный праздник монастыря Слэтиоара - день Преображения Господня, на который обычно съезжалось до пяти и более тысяч верующих. Митрополит Гликерий, которому сильно нездоровилось, с большим трудом смог принять участие в праздничном богослужении. Он помазывал всех елеем и благословлял прибывший на праздник народ. После этого владыка слег в постель и более уже не вставал. Перед смертью владыка Гликерий сподобился небесного видения - он видел, как Божественную Литургию служили Ангелы. «Вдруг отверзлись небеса, и явился в образе воина святой великомученик Георгий, которому я, грешный Гликерий, каждый день непременно читал акафист». Великомученик указал владыке день его кончины.

За три дня до смерти владыка Гликерий призвал к себе братию монастыря и всех верных из села Слэтиоара и простился с ними. 15 июня 1985 г. в возрасте 93 лет митрополит Гликерий блаженно почил и был похоронен в церкви монастыря Слэтиоара.

Так закончилась земная жизнь митрополита Гликерия. Его подвиг был подобен подвигу преподобного Максима Исповедника. Святой не пожелал «идти в ногу со временем» и не устрашился проклятий со стороны новостильного духовенства. За это он претерпевал побои, раны и тюрьмы. Своим примером и проповедью он пробудил совесть народа и вернул к истинному Православию многие тысячи людей.

Через несколько лет после кончины почивший владыка явился во сне нескольким верующим и повелел передать иерархам, чтобы поспешили открыть его мощи. 12 июня 1997 г. были обретены нетленные благоухающие святые мощи исповедника Православия. Так Господь прославляет верных Своих чад, не пожелавших склонить главу под ярмо еретического папизма.
 
На фото: Румынский исповедник митрополит Гликерий (Тэнасэ) (Память 2 / 15 июня)


1. В 1926 и 1929 гг. по приказу Мирона (Кристи) Румынская новостильная церковь совершала Пасху с католиками, нарушив 1-е правило Антиохийского Собора. Но Мирон решил, что узаконивать такой порядок - преждевременно. В 1936 г., он, так же как и Мелетий, признал благодатность Апостольского преемства иерархии англикан.

2. Действительно, по мысли католического пастора Тондини, высказанной им в 1905 г., сущность дела в вопросе о календаре заключается ни в чем ином, как в принятии или непринятии папского главенства в Церкви Христовой. «И так как Православные Церкви не признают этого главенства, - говорил Тондини, - то они не хотят принять и предлагаемой реформы календаря». В устах пастора Тондини это признание большой ценности, ясно показывающее сокровенные мотивы реформы церковного календаря («Церковные ведомости». 1906, № 36).

28 сентября 2017   Просмотров: 4195   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.