Рубрика: » » В самой «лесной» державе мира, России, лес закончился

В самой «лесной» державе мира, России, лес закончился

 
Текущее состояние лесного сектора страны характеризуется отсутствием эффективной финансовой системы лесного хозяйства как отрасли экономики.

Основная функция лесного хозяйства — выращивать лес для лесопромышленников и сохранять особо ценные участки леса. Так вот, хорошо этот лес выращивается или плохо, на финансировании лесного хозяйства не сказывается совершенно.

В самой «лесной» державе мира закончился лес.

Лесное хозяйство прочно сидит на субвенциях, а распределение субвенций при отсутствии объективной и публичной системы оценки результатов работ зависит не от качества управления, а, скорее, от близости получающих субвенции к тем, кто их распределяет.

Помимо этого в России сегодня нет системы защиты прав инвесторов, которые вкладывают средства в лесной фонд страны — в лесовосстановление, рубки ухода в молодых насаждения, строительство и поддержание дорог в уже освоенных лесах. В дополнение к этому информация о лесах, лесопользовании и лесоуправлении по-прежнему остается закрытой.

А эффективно управлять ресурсами, не имея о них полной, консолидированной и правдивой информации, невозможно. Ни в лесном секторе, ни в любой другой отрасли экономики.

Все это приводит к однозначному результату — лесные ресурсы и для предпринимателей, и для власти сегодня являются чем-то вроде нефти, газа или щебенки: при их освоении полностью игнорируется то, что лес — возобновляемый ресурс, его можно и нужно выращивать. При правильном с ним обращении лес не только хорошо восстанавливается, но и выполняет многочисленные экологические и социальные функции, а не является лишь «источником бревен».

С независимым контролем у нас все тоже неоднозначно. Отсутствуют работающие механизмы вовлечения и консультаций с населением и неправительственными природоохранными организациями, о чем, в том числе, свидетельствует совершенно скандальный и демонстративный процесс, когда Рослесхоз распустил неугодный ему Общественный совет, который слишком активно обсуждал проблему закрытости информации о состоянии лесов страны, и провел закрытые выборы в обход установленных процедур.

Инцидент не остался незамеченным Открытым правительством, однако восстановление его работы и длительная процедура законных перевыборов лишили Совет возможности работать фактически на протяжении года. Он не работает до сих пор.

С точки зрения экологии и природоохранной политики текущую редакцию Лесного кодекса также нельзя назвать эффективной. Некоторые эксперты, возможно, назовут ее даже «вредной» и, в целом, их недовольство можно понять.

За 10 лет работы Кодекса лесоустройство и лесная охрана в стране были фактически полностью уничтожены. Существующие механизмы сохранения биологического разнообразия лесов при заготовке древесины и охраны почти нетронутых человеком природных комплексов — самых ценных с точки зрения экологов — остаются по-прежнему малоэффективными.

Каждый год Россия теряет около 1,6 млн га таких малонарушенных лесов. Они даже толком не вырубаются — 60% их площади сгорает из-за прокладки дорог и развития инфраструктуры.

Все это создает почву, благоприятную для коррупции на местах, нелегальных рубок, уничтожения самых ценных с природоохранной точки зрения участков леса и усложняет процесс эффективной работы всех заинтересованных сторон по улучшению лесного сектора — и в экономическом, и в экологическом плане.

Более того, пока — даже через 10 лет после его принятия — непонятно, выполняет ли Лесной кодекс свою основную задачу, которая состоит в разделении функций контроля и хозяйствования, в делегировании полномочий по управлению лесами на региональный уровень и арендаторам. Вопросы возникают даже здесь, так как факты свидетельствуют о том, что в стране сдано в аренду менее четверти всех лесов.

Госпрограмма по развитию лесного хозяйства практически не разделяет показатели между арендованными и не арендованными, защитными и эксплуатационными лесами; не стимулирует рост инвестиций, направленных на улучшение качества лесного фонда.

При управлении лесным участком не принимаются в расчет его целевое назначение: лесной план и лесохозяйственный регламент остаются лишь на бумаге в виде документов, которые пишутся «в стол».

Площадь арендованных лесов не растет, однако объемы лесозаготовки увеличиваются, а методы, основанные на экстенсивном освоении, исчерпали себя, что ведет к катастрофическому истощению ресурсов и ставит под угрозу экологически ценные, еще нетронутые участки, на которые приходится вторая четверть всех лесных запасов России.

Эта «четверть» не требует финансовых вложений — достаточно лишь вывести эти экологически ценные леса из освоения, чтобы спасти. Это участки еще не тронутой человеком природы, и они благополучно существовали на протяжении тысячелетий без отеческой заботы каких-либо министерств и ведомств.

Если не нарушать идущие в них естественные процессы прокладкой дорог, то есть все шансы полностью их сохранить, причем, не тратя на сохранение ни копейки.

Финансирование — в том числе охраны лесов от пожаров, насекомых и других факторов — нужно там, где человек уже вмешался в природные процессы и начал вести хозяйственную деятельность, так как это влияние нужно компенсировать. К тому же, в долгосрочной перспективе вкладывать деньги и внимание в уже осваиваемые территории экономически выгодно.

Однако, к долгосрочным перспективам в нашей стране всегда относились с большим презрением, потому что совершенно неизвестно, как все обернется в туманном «завтра», а вот быстро осваиваемый лес приносит «быстрые деньги».

Жаль, правда, что лес этот вот-вот закончится. Или даже уже закончился.

Этот тезис очень непривычен для тех, кто на протяжении многих лет слышал, что Россия — великая лесная держава, и что наши лесные ресурсы бесконечны. Тем не менее, нехватка лесных ресурсов в нашей стране — уже свершившийся факт...
3 января 2018   Просмотров: 3114   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.