«Если бы вы знали, как сладко с Богом жить!» Память Санаксарского cхиигумена Иеронима (Верендякина)

"Мы все имеем крест, 
который даровал нам Господь. 
Каждому – свой. И нести его надо
с любовью и благодарением". 
Схиигумен 
Иероним (Верендякин)
 
+ + +
Схиигумен Иероним говорил: «Что бы с тобой ни случилось, ищи причину в себе. Обидели, наказали, заболел, „испортили" – значит в „броне" брешь, – грех твой или твоих родителей, или дальних предков. И первое, самое надежное лекарство – покаяние».

Старец предупреждал, что приближается время, когда далеко не в каждый храм можно будет ходить и тяжело придется новоначальным – не будет у них достойных примеров для подражания ни среди прихожан, ни среди священнослужителей, вплоть до самых вышестоящих иерархов, в руководство останутся только писания Святых Отцов и жития святых.

«Сейчас наступает последний срок для покаяния, последний шанс нам, чтобы мы покаялись и оставили греховный путь, – говорил батюшка. – Смотрите, какие сейчас встречаются грехи! Диавол расставил все сети. Человек делает себя уязвимым для темных сил через блуд, курение, употребление спиртного и наркотиков. Но мы должны быть доблестными воинами Христовыми. Должны каждый час, каждую минуту следить за собой – какой путь мы прошли, какие перед нами поставлены преграды на пути ко спасению, какие грехи мы совершаем. И надо немедленно покаяться, немедленно нужно исправиться, пока мы не погрязли полностью в грязи греховной. Нужно очиститься от греха и идти по Божиему пути».

Схиигумен Иероним не раз говорил о том, что в последние времена натиск злых сил будет настолько мощным, поражающим ум, волю, способность к сопротивлению, что с трудом «будете держать слова молитв в памяти – едва ли „Отче наш..." сумеете произнести – память отнимется!» Старец советовал заучивать краткие молитовки.

Батюшка Иероним также предупреждал, что в последние времена ад опустеет – полчища бесов будут метаться по земле, заполнят дома, вселятся в людей, в домашних животных. Говорил, что если в доме есть телевизор, то там обитает множество духов злобы.

О том, насколько близок к Богу был схиигумен Иероним, насколько совершенной была его любовь и горячей молитва, свидетельствует следующий случай, произошедший в одной из мордовских женских обителей. Монастырь этот тогда только открылся, и против настоятельницы восстал практически весь город, неподалеку от которого поселились монашествующие – всего несколько человек.
 
Прозрев духом готовящуюся расправу, старец накануне приехал в обитель, отправил настоятельницу навестить больных родителей, а сам остался с несколькими послушницами. К вечеру разъяренная толпа изрядно подвыпивших людей, вооруженных кольями, топорами, вилами, цепями, ринулась к монастырю с дикими непристойными выкриками – «игуменьшу» убивать. Навстречу этой толпе вышел схиигумен Иероним – один, в монашеской рясе, с непокрытой головой, на груди – священнический крест: «Начинайте с меня, я великий грешник!.

Наступила тишина, долгая-предолгая. Время остановилось. В небо шла огненная молитва. Казалось, сами собой стали вдруг падать на землю орудия замышляемого убийства. Притихшие, пристыженные, вмиг отрезвевшие люди, уже не озверевшая толпа, не глядя друг на друга, склонив головы, расходились кто куда...

Старец Иероним признавался: «У меня каждый день – Пасха! Во мне радость такая живет, так и хочется скакать и прыгать на одной ножке как мальчишке, а я уже старый ведь – скажут, ненормальный! Если бы вы знали, как сладко с Богом жить!»
 
+ + + 
 

В 1931 году, в день Рождества Спасителя нашего Иисуса Христа, в семье крестьян Верендякиных из мордовского села Малые Ичалки на свет появился мальчик. При Крещении его нарекли Иоанном. И только 14 сентября родители зарегистрировали сына в органах местной власти как Ивана Яковлевича Верендякина*.

Семья жила бедно – как и все в ту пору. Маленькому Ване приходилось много трудиться: сначала – в домашнем хозяйстве, а затем – в колхозе. Уже будучи в монастыре, старец Иероним вспоминал: «Еще с детских лет ненормальным меня называли. Потому что когда меня спрашивали: „Кем ты хочешь быть?", я отвечал: „Попом буду". Они смеялись надо мной, а я действительно попом стал. И в шесть, и в семь лет я говорил, что стану попом. Все братья мои, мои дяди были грамотными, были среди них и учителя. И они удивлялись, почему я не хочу учиться…» Господь сохранил детскую душу незапятнанной, не отравленной ядом большевистской богоборческой пропаганды.

Всех, кто знал батюшку Иеронима и в детстве, и в зрелые годы, и в старчестве, поражало отсутствие в нем даже намека на всеобщую болезнь нашего века – самость, эгоизм. У него всегда было так: все людям и ничего для себя. Все общавшиеся с ним чувствовали себя не только наравне, а даже чуть «повыше» – так он умел сделать себя незаметным, так уважал и ценил душу каждого человека.

Сестра батюшки Мария вспоминала: «Работали в колхозе мы, подростки. Копали землю лопатами. Расшалились. Одна девочка, Тамара, вывернула брату руку, в которой он лопату держал. В результате, как потом выяснилось, – вывих и перелом одновременно. Все замерли: что будет? Накостыляет он сейчас ей здоровой рукой по шее. Тишина. Долгая. Девочка берет свою лопату и, понурив голову, идет в сторону. И слышит вслед тихий голос: „Тамара, возьми мою лопату, она острая..." Он ей помог о многом задуматься и прийти к Богу».

Недолго длилось Ванино деревенское детство, чуть повзрослев, он уехал в город Саранск на заработки. Трудился на стройке. Потом – армия, Казахстан. После года службы его воинскую часть отправили на строительство железной дороги Москва – Пекин. Там и встретил Иван свою вторую половинку, под стать себе – высокую, стройную, красивую – Анну Демидовну Сурай, которая приехала на стройку из Сумской области.

После окончания службы супруги обосновались в Саранске. Учиться Ивана все же заставили – в вечерней школе, и весь курс он прошел за три года; поступил в строительный техникум. Но свою детскую мечту – стать священником – Иван Верендякин не забыл. Ощутив в сердце Божие призвание к нелегкому пастырскому труду, он уволился с работы. Написал заявление церковным властям, что хочет стать священником, и 6 апреля 1975 года епископом Пензенским и Саранским Мелхиседеком Иван Яковлевич был рукоположен в сан диакона, а уже через день, на праздник Благовещения Пресвятой Богородицы – в иерейский сан, с назначением настоятелем Покровской церкви села Спасское Рузаевского района Мордовской АССР.

В 1977 году, ко дню Святой Пасхи, иерей Иоанн был награжден набедренником, а в 1978 году – камилавкой. В 1979 году переведен на служение священником в Иоанно-Богословский собор Саранска. В 1982 году, ко дню Святой Пасхи, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Пимен наградил батюшку наперсным крестом. В 1983 году его перевели в Никольскую церковь в селе Колопине Краснослободского района Мордовской АССР, в 1987-м – возвели в сан протоиерея. В те годы правящий архиерей Пензенской и Саранской епархии Преосвященнейший Серафим (Тихонов, † 2000) отзывался о нем так: «Священник Иоанн Верендякин скромный и исполнительный. Любим прихожанами. Образ жизни ведет безупречный».
 
В 1989 году протоиерей Иоанн и его супруга Анна Демидовна написали прошения епископу Серафиму о благословении постричь их в монашество, и 27 апреля 1990 года, в Покровской церкви села Дракино Торбеевского района Мордовии, батюшка принял постриг с сохранением прежнего имени. В том же году настоятель Никольской церкви в селе Колопине иеромонах Иоанн был назначен одновременно настоятелем Никольской церкви в селе Старом Синдрове Краснослободского района, а в 1991 году, ко дню Святой Пасхи, по представлению Преосвященнейшего Варсонофия, епископа Саранского и Мордовского, за усердное служение Святой Православной Церкви Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II возвел иеромонаха Иоанна в сан игумена.

Затем – краткое служение настоятелем Никольской церкви в селе Теризморга Старо-Шайговского района Мордовии, и вот, 24 мая 1991 года, указом правящего архиерея игумен Иоанн определяется насельником только что возвращенного Русской Православной Церкви Рождество-Богородицкого Санаксарского мужского монастыря. 3 декабря того же года он был назначен братским духовником. 19 декабря 1992 года наместник монастыря архимандрит Варнава (Сафонов) совершил постриг игумена Иоанна в схиму с наречением имени Иероним, в честь святого Иеронима Стридонского (память 15 / 28 июня). В 1998 году, ко дню Святой Пасхи, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II удостоил схиигумена Иеронима права ношения креста с украшениями.

Тысячи паломников, посещавшие Санаксарский монастырь, знали схиигумена Иеронима как любвеобильного старца-утешителя, множеству страдавших от физических и душевных болезней он помог своими молитвами. Вся жизнь батюшки была ярчайшим примером истинного смирения и послушания Богу и Его Заповедям. За такое послушание его, как испокон веков водится, по голове не гладили. Как верный последователь Христа, схимник получил сполна положенное ему количество ударов.

Отец Иероним никогда не жалел себя, свое здоровье, жертвовал им ради страждущих людей. Уже будучи больным, он не оставлял без помощи всех, нуждающихся в ней, – служил молебны, принимал у себя в келии. Известен случай, когда после отслуженного молебна старцу пришлось выливать из своей обуви кровь, хлынувшую из открытых трофических язв. А на молебне он ничем не выдал свою боль – только едва заметно переступал с ноги на ногу.

Батюшка переселился в небесные Обители 6 июня 2001 года, накануне причастившись Святых Христовых Таин.

Подготовила Ксения Миронова
По неизданной книге 
С. ПЕСТОВОЙ «Крестный путь. 
О жизни и духовном подвиге старца схиигумена Иеронима» 
и материалам интернет-СМИ

* Данные о дате и годе рождения старца в разных источниках отличаются. Есть сведения, что он родился 14 сентября 1931 или 1932 года. – Примеч. ред.
6 июня 2018   Просмотров: 5382   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.