Рубрика: » » Охоту начали с рассветом

Охоту начали с рассветом

altВ конце августа - начале сентября 1999 года федеральные войска вели тяжелые бои с бандформированиями, вторгшимися в Дагестан с территории сопредельной Чечни. Боевики, первоначально атаковав Цумадинский и Ботлихский районы, пытались выйти к так называемой Кадарской зоне - небольшой территории, названной так по населенному пункту Кадар.

Именно в Кадарской зоне располагались два села - Карамахи и Чабанмахи, являвшиеся оплотом радикального ваххабитского течения ислама в Дагестане. По имеющейся информации, там были сторонники чеченских бандформирований, готовые поддержать Басаева и Хаттаба, вдохновителей и организаторов вторжения в Дагестан.

 

Кадарскую зону можно было назвать миной замедленного действия в глубине мирной республики. Свою цель и лидеры самопровозглашенной Ичкерии - Басаев, Яндарбиев, Масхадов - не скрывали: создать на Северном Кавказе независимое исламское государство, включив в него не только Чечню и Дагестан, но и другие горные республики.

 

В Дагестане была оперативно создана группировка федеральных сил, состоящая из подразделений Российской армии, частей внутренних войск и милиции. Активно использовался спецназ.

 

К 7 сентября командованием федеральных войск был разработан план проведения спецоперации по взятию сел Карамахи и Чабанмахи, ликвидации там сопротивления, которое оказывали экстремисты.

 

По замыслу, Чабанмахи предстояло штурмовать молодому 17-му отряду спецназа из Минеральных Вод, в Карамахи должны были входить 22-я бригада и 20-й отряд спецназначения. Отряд специального назначения "Русь" обязан был занять гору Чабан, господствующую высоту в этой местности, и сверху поддерживать действия войск.

 

Методично и поэтапно "Русь" захватила прилегающие к Чабану вершины. В тактическом отношении захваченные сопки оказались выгодным плацдармом для эффективной поддержки штурмовых групп минводовского отряда.

 

Заняв круговую оборону на вершинах, врывшись в землю, заминировав все возможные подходы к своим позициям, "Русь" почувствовала себя вполне уверенно. Сверху Чабанмахи были как на ладони.

 

Важным элементом поддержки действий войск, входивших в село, была работа снайперов отряда. Своими эффективными действиями они внесли существенный вклад в успех всей операции. Об одном случае из их многодневной работы в этот период стоит рассказать особо.

 

Штурмовые группы 17-го отряда, действовавшие в Чабанмахах, во время продвижения в глубь села на одном из направлений наткнулись на хорошо укрепленный опорный пункт боевиков. Засевшие в нем ваххабиты своим огнем очень эффективно сдерживали продвижение штурмовых групп. Спецназ несколько раз пытался взять укрепления, но за бетонными блоками боевики чувствовали себя очень уверенно. В боевых группах спецназа, попавших под огонь, появились раненые. С высоты за драматическими событиями, разворачивающимися внизу, наблюдали бойцы отряда "Русь". С горы им было видно, что на опорном пункте находятся всего трое бандитов, один из них по всем признакам был вооружен иностранной снайперской винтовкой, длинный ствол которой то и дело высовывался в бойницу. Боевик охотился за спецназовцами.

 

Несколько раз на блиндаж наводили удары артиллерии, однако бандиты, переждав налет в бетонированном подвале, снова и снова выходили на позиции.

 

Видя, что положение штурмующего село отряда становится все труднее, при этом понимая, что из-за действий боевиков существенно потерян темп наступления, командир отряда "Русь" вызвал к себе снайпера - прапорщика Н. из взвода специальной разведки. Указав на позицию боевиков, спросил, сможет ли тот отработать из своей винтовки по бандитам?

 

Снайпер в прицел своей винтовки внимательно осмотрел опорный пункт ваххабитов. Имея значительный опыт в своем деле, он прекрасно понимал, сколь сложно будет осуществить задуманное. Во-первых, смущало расстояние до позиций ваххабитов - около километра, точнее, 990 метров. Для штатной снайперской винтовки СВД - это почти предельная дальность. Прицел стандартный, с 4-кратным увеличением. Из незапланированных, но важных модернизаций СВД имела лишь сошки, тщательно подогнанные к винтовке в оружейной мастерской.

 

Ну, и кроме этого, за своим оружием Н. ухаживал более чем тщательно, винтовка была хорошо пристреляна, ее бой проверен неоднократно. Второй проблемой было то, что стрельбу приходилось вести под углом в несколько десятков градусов: позиции "Руси" находились над селом. Кроме этого снайпер должен был учесть климатические особенности горной местности, влажность, силу ветра, который нередко менял свое направление.

 

Тем не менее, Н. решил попробовать. Занял позицию, которую скрытно оборудовал на отдалении от основных сил отряда в очень выгодном месте. Со стороны, тем более, снизу разглядеть его лежку было невозможно. Она была тщательно замаскирована, кроме этого Н. предусмотрел и подготовил пути подхода и отхода с нее.

 

В первый день своей работы снайпер несколько раз выходил на позицию, вел пристрелочный огонь, стараясь понять траекторию пули в этих непростых условиях. Произведенные выстрелы серьезно озаботили боевиков, но они не могли понять, откуда ведется огонь. За результатом стрельбы в бинокль внимательно следил товарищ по взводу спецразведки Алексей К., который корректировал огонь снайпера. Отстреляв, Н. ушел с позиции, решив взяться за дело более серьезно на следующий день.

 

Охоту на ваххабитов начали с рассветом, в пять утра. Мешала разница температур. Дом, вокруг которого был устроен опорный пункт боевиков, нагревался солнцем, а на горе была сильнейшая влажность, кроме этого дул сильный боковой ветер. Приходилось предусматривать множество упреждений. Работали вдвоем: Н. вел стрельбу, а командир взвода спецразведки Константин З. корректировал огонь.

 

Выцеливание заняло значительное время, в течение которого снайпер пытался понять схему движений бандитов в их опорном пункте. В принципе, ведя стрельбу по наступающим, они двигались практически по одному и тому же сценарию. Поняв, как передвигаются ваххабиты в своем гнезде, было проще понять, когда можно было нажать на курок.

 

Н. целился долго, до рези в глазах. Когда стало совсем тяжело и глаза застлали слезы, пришлось прибегнуть к помощи медицины. Отрядный доктор закапал снайперу глазные капли, снимающие напряжение. Стало полегче. Н. снова приник к окуляру.

 

Когда один из боевиков появился на фоне стены дома, снайпер сделал первый выстрел. Пуля попала правее бандита. Звука выстрела тот не услышал, лишь дернулся от попавших в него осколков бетона, выбитых из стены свинцом. Определить направление, с которого по нему велся огонь, он, как и днем раньше, не мог. Вторая пуля почти задела бандита, но это снова был промах. Снайпер видел, что на опорном пункте у боевиков начинается паника. Не понимая, откуда ведется стрельба, они старались укрыться за бетонными блоками, думая, что стреляют наступающие на них бойцы 17-го отряда.

 

Спустя длительное время один из боевиков снова показался на фоне стены, на этот раз его было видно даже лучше, чем в прошлый раз. Третий выстрел был точным - бандит откинул голову и сполз вниз, под бетонный блок. Два оставшихся ваххабита в панике начали метаться по позициям. Боясь поднять голову, передвигались на четвереньках, однако они были очень хорошо видны тому, кто вел по ним огонь. В течение короткого времени снайпер отряда "Русь" уничтожил и этих двух ваххабитов. А еще через несколько часов на позиции отряда на гору затащили станковый противотанковый гранатомет - СПГ-7. Расчет действовал очень умело. Предельно точным попаданием прямо в окно дома, возле которого и располагался опорный пункт уже уничтоженных снайпером бандитов, бетонное здание было разнесено в клочья. Путь для движения вперед штурмовых групп был открыт.

 

Спустя пару дней, когда отряд спустился с гор, а Чабанмахи были очищены от ваххабитов, прапорщик Н. сумел попасть на то место, по которому он стрелял. У разрушенного дома он увидел плоды своей работы. Трое бандитов лежали, присыпанные бетонным крошевом. Рядом валялись пулемет и автоматы. Здесь же лежала иностранная снайперская винтовка.

 

Командир отряда, вместе со снайпером пришедший на уничтоженную позицию ваххабитов, отметил: Н. один сделал больше, чем вся артиллерия группировки войск, безрезультатно пытавшаяся накрыть этот опорный пункт бандитов. Возможно, командир, желая отметить действительно блестящую работу своего снайпера, слегка преувеличил похвалу. Хотя, кто знает, преувеличил ли?".

 

А.В. ЛЕБЕДЕВ,

по материалам

журнала «Братишка»

18 июля 2017   Просмотров: 9265   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.