Рубрика: » » Посещение Рая Преподобным Ионой Киевским. Сергий Нилус

Посещение Рая Преподобным Ионой Киевским. Сергий Нилус

Сохраниласъ еще неопубликованная глава второй книги Дневниковъ «На Берегу Божіей Рѣки» Сергѣя Александровича НИЛУСА, опущенная его племянницей Е.Ю. Концевичъ изъ-за боязни, что слишкомъ невѣроятное описаніе видѣній юнаго О. Іоны могло бы отрицателъно повліятъ на обнародованіе «Дивѣевской Тайны», находящейся въ этомъ же томѣ Дневника Нилуса. По совѣту ея духовниковъ, всѣ эти долгіе годы записи о «Посѣщеніи Рая» юнымъ О, Іоной не видали свѣтъ въ Нилусовой версіи, полученной имъ уже послѣ революціи отъ церковнаго писателя Е. Поселянина, которыи вскорѣ послѣ передачи текста принялъ мученическую кончину за его благотворную дѣятелъность для Св. Руси. Самъ Нилусъ ничутъ не сомнѣеался въ подлинности видѣнiя, т.к. глубоко вѣрилъ, что дѣтямъ Богъ Самъ открывается и мы всіь призываемся быть чистыми сердцемъ, какъ дѣти.

 

О ТОМЪ, ЧТО ВИДЯТЪ, БОГОИЗБРАННЫЕ ДѢТСКIЯ ДУШИ

 

Въ Кіевѣ мнѣ довелось быть въ общеніи съ возобновителемъ Скита Пречистыя, что въ Церковщинѣ, игуменомъ Мануиломъ. Составляя его житіе и исторію возстановленія его обители, я слышалъ отъ него много дивнаго о его великомъ Старцѣ, схиархимандритѣ Іонѣ, строителѣ Кіевскаго Свято-Троицкаго монастыря. Одинъ изъ его разсказовъ, особенно запечатлѣвшихся въ моей памяти, переданный мнѣ впослѣдствіи въ рукописномъ спискѣ съ житія Старца Іоны, составленнаго Е. Поселянинымъ (Сказаніе это составлено по келейнымъ запискамъ Старца Іоны ), я хочу привести здѣсь, изъ опасенія, что это сокровище духа инымъ путемъ можетъ никогда не увидѣть свѣтъ.

 

«Когда Іоанну, будущему Старцу Іонѣ,—такъ сообщается его келейными записками,—было всего 6 мѣсяцевъ, онъ пропадалъ 12 дней изъ виду своихъ родителей. А было это такъ.

 

Однажды въ лѣтнее утро, шестимѣсячнымъ младенцемъ, Іоаннъ остался одинъ на дворѣ, а мать его, оставя его одного, пошла внутрь дома и занялась по хозяйству.

 

Солнце только что взошло. Было ясно, свѣтло и тепло... Лежа среди широкаго, зеленаго ковра, обогрѣваемый солнечными лучами, видя надъ собой безпредѣльный голубой шатеръ неба, младенецъ слѣдилъ глазами за голубями, летавшими по воздуху. Его охватило желаніе летать, какъ они...

 

Вдругъ къ нему подходитъ старецъ. У старца была болышая, густая, широкая и длинная борода. Обнаженный черепъ только по краямъ былъ покрытъ волосами. На немъ была синеватая нижняя одѣжда опоясанная поясомъ, а сверху зеленоватая.

 

Старецъ сѣлъ на землю, на зеленой травѣ, справа отъ младенца. На пріятномъ лицѣ его играла улыбка... Сперва младенецъ взглянулъ на старца, но сейчасъ же пересталъ смотрѣть на него, такъ какъ онъ мѣшалъ ему видѣть летающихъ голубей.

 

Старецъ ласково заговорилъ.

 

«Ты смотришь на голубей,—сказалъ онъ,—Тебѣ нравится, что они летаютъ. Имъ крылья даны Богомъ, оттого они и летаютъ, и тебѣ бы того же хотѣлось. Но ты человѣкъ естествомъ, а не птица, и потому не имѣешь видимыхъ крыльевъ. Тебя это печалитъ, но ты не скорби, а молись Господу Богу, Создавшему тебя, люби Его, благоугождай Ему, и вѣрою, правдою и любовію истинно Ему послужи. И Онъ дастъ тебѣ крылья не временныя и тлѣнныя, но вѣчныя, которыя вознесутъ тебя горе. Эти крылья даетъ людямъ на подвигъ Господь Богъ нашъ Вседержитель и Возлюбленный Его Сынъ, Господь нашъ Іисусъ Христосъ Спаситель, Искупившій насъ Своею Божественною кровію».

 

Потомъ старецъ спросилъ младенца:

 

—Желаешь ли ты имѣть крылья и парить на нихъ и восходить всё выше и выше къ Богу, Живущему во вѣки вѣковъ?

 

Младенецъ, глядя на старца, отвѣтилъ:

—Желаю, чтобы Богъ далъ мнѣ такія крылья.

 

—Тебѣ ещё мало дней,—сказалъ съ улыбкой старецъ.—Но запомни и сохрани на всю твою жизнь мои слова: Богъ Сущій неизмѣннымъ, Богъ Сущій нынѣ и во всѣ нескончаемые вѣки, подаетъ эти крылья людямъ, какъ крылья премудрости, разума, смысла, силы и жизни. Богъ изрекъ: «Если кто любитъ отца и матерь больше Меня, если кто не отречется всего своего имѣнія, не достоинъ Меня». "Если кто послушает гласа Его и возлюбитъ Его Единаго выше всего и всѣхъ, тому Богъ даетъ и силу и полетъ горе. Возлюби же и ты Господа Бога твоего, Создавшаго тебя. Родителей твоихъ люби, уважай и почитай, люби наравнѣ съ ними и всѣхъ людей, но всею любовію твоею люби Бога; люби Его всею душею, всемъ сердцемъ, умомъ и мыслью; люби Его больше родителей твоихъ, не предпочитай имъ Бога.

 

Когда старецъ сказалъ младенцу, что Бога надо любить больше родителей, ему стало жаль ихъ: они хранятъ его, питаютъ, ласкаютъ, дорожатъ имъ, и за всё это онъ долженъ ихъ мало любить. Слова эти ему показались чрезвычайно горькими.

 

—Какъ это возможно,—сказалъ онъ старцу,—не любить родителей? Это для меня тяжко, и поступить такъ я не могу.

 

Тутъ старецъ взялъ его за руки. Указательнымъ пальцемъ правой руки онъ вскрылъ ему грудь, обнаживъ внутренности, чтобы вынуть слабое и робкое человѣческое сердцѣ, что-то извнутри вынулъ и выбросилъ, а потомъ мѣсто разрѣза загладилъ рукою. (Старецъ Іона незадолго до смерти показывалъ шрамъ на этомъ мѣстѣ своему старому келейнику О. Виктору.)

 

Потомъ старецъ взялъ Іоанна за правую руку и сказалъ ему: «Ты со мною не бойся ничего и держись крѣпко за меня и за мою одѣжду и иди со мною смѣло! «Они отправились и вышли въ какое-то мѣсто чистое и высокое. Тамъ дули страшные вѣтры, такъ что едва можно было устоять на ногахъ. Постепенно приблизились они къ другому мѣсту широкому, ровному, чистому, свѣтлому. Тамъ стояла высокая стѣна-ограда, и стѣна издавала изъ себя великій свѣтъ.

 

Старецъ взялъ спутника за руку и сказалъ ему:

 

—Успокойся и ничего не бойся! Мы миновали ту бурю и тотъ путь, и мы уже пришли сюда въ тишину. Здѣсь нѣтъ никакого страха. Здѣсь царствуетъ только благоговѣйное благодареніе и любовь. Здѣсь пребываетъ Богъ и истинно Его возлюбившіе послушники Его... Ты видѣлъ бурю и вихрь тамъ, гдѣ ты проходилъ: онъ былъ страшенъ, но не повредилъ тебѣ ни въ чемъ. И нынѣ ты совершенно цѣлъ. Это образъ твоего бытія. Многіе вихри и бури встрѣтятся на пути бытія твоего, но зри самъ, гдѣ ты нынѣ стоишь, предъ Кѣмъ и къ Кому идешь. Зри безъ страха и боязни, съ благоговѣніемъ и любовію чистою.

 

Они подошли къ великимъ и дивнымъ вратамъ, и вверху вратъ сіялъ свѣтомъ Крестъ Господень. Два воина стояли на стражѣ предъ вратами, свѣтлые и прекрасные, и держали въ своихъ рукахъ мечи. Протянувъ руки съ мечами, они крестообразно преградили входъ во врата.

 

«Помолимся Господу Богу предъ вратами», — сказалъ старецъ. Когда они перекрестились и поклонились Животворящему Кресту Господню, тогда стражи опустили мечи свои и дали путникамъ свободный входъ.

 

Не разсказать словомъ, что открылось предъ путниками, когда они вошли въ тѣ врата. Здѣсь было небо новое, и земля новая, свѣтъ сіяющій, воздухъ легкій, свѣжій, тонкій; земля чистая, свѣтлая, какъ чистый хрусталь; деревья по обѣ стороны ихъ пути стояли живые, издавали отъ листьевъ своихъ благоуханіе, и мѣжду деревьями росли цвѣты разныхъ сортовъ, разной красоты и разнообразной величины.

 

Тамъ стоялъ храмъ Божій. И вошли они внутрь его, и стали предъ отверзтыми вратами священнаго алтаря. И на высокомъ Престолѣ Славы возсѣдалъ Сущій. Ликъ Его окаймленъ былъ власами и былъ свѣтелъ, ласковъ, спокойно-миренъ и влекъ къ себѣ сердце и духъ въ сильную къ Небу любовь.

 

И ужасъ объялъ младенца. И былъ онъ какъ мертвъ. И старецъ поддерживалъ его. И чувствовалъ онъ, какъ вѣетъ на него духомъ жизни. Онъ словно обновился и сталъ въ новой силѣ пред Богомъ своимъ. И ему показалось, что ему шелъ 21-ый годъ.

 

И всѣ окружающіе Божественный Престолъ воспѣли хвалу, славу и благодареніе Сидящему на престолѣ, и дивно-величественна была та пѣснь. Небесныя Силы воспѣли Параклитъ Парящаго, Оживляющаго, Животворящаго и Освящающаго. Они пѣли священныя слова «Святъ, Святъ, Святъ Господь Саваофъ», и съ ними пѣло великое множество разнаго рода племенъ, чиновъ, колѣнъ, званій и возраста—люди, лики святыхъ, пророковъ, апостоловъ и іерарховъ Господнихъ, царей, священниковъ, мучениковъ и всякаго чина и званія праведныхъ, убѣлившихъ одежды свои, изукрасившихъ Кровію Агнца, истинно возлюбившихъ Господа Іисуса Христа Сына Божія.

 

И ближе всѣхъ къ огнезрачному Престолу стояли дѣвственники, ничѣмъ не осквернившіе себя въ земной жизни. Одеянные въ бѣлую одежду, они стояли у Престола, предначиная пѣснь хвалы, славословія, молитвы и благодаренія. И никто не сіялъ такой славой, какъ иноки, облеченные въ схиму.

 

Когда всё множество святыхъ запѣло божественныя пѣснопѣнія, тогда старецъ сказалъ:

 

—Юноша! Воспѣвай же и ты Владыку всѣхъ и Господа и приникни къ тому, гдѣ ты теперь стоишь, что видишь и что слышишь. Произноси ясно слова Хвалы Господней, ибо животочные слова тѣ и безсмертны—они пребывают во вѣкъ. Слушай и внимай! Сейчасъ начнется пѣснь, воспѣваемая Господу, Тріѵпостасному Божеству, Богу Отцу, Богу Сыну и Богу Духу Святому, отъ всѣхъ святыхъ и горнихъ небесныхъ чиновъ, отъ всѣхъ земнородныхъ и отъ всей твари видимой, отъ всего созданія Божія и отъ всѣхъ стихій. Внимай же прилежно, кто будетъ предначинать Богу эту пѣснь!

 

И стала тогда великая тишина.

 

И тогда, по повелѣнію Господню, одинъ изъ серафимовъ предсталъ предъ престоломъ Господа Славы. Онъ взялъ отъ алтаря кадильнаго кадило и вложилъ въ него фиміамъ молитвъ святыхъ, и сталъ предъ Господомъ, имѣя въ рукѣ то кадило.

 

И дѣвственники, окружающіе Престолъ Господенъ, предначали пѣснь великую, трегубую. И воспѣвали хвалу. И пѣснь неслась какъ изъ единыхъ устъ: отъ святыхъ, съ земли отъ земнородныхъ и отъ всей твари видимой и невидимой. И стройности того пѣнія и согласія даже и представить ни звуками, ни словами невозможно. А Серафимъ, предстоя предъ Господомъ, воздымалъ предъ Нимъ кадило молитвъ святыхъ славословія, величанія и благодаренія Творцу всяческихъ.

 

Господь повелѣлъ старцу показать Іоанну всѣ обители святыхъ.

 

И когда старецъ съ Іоанномъ вышли изъ храма, то предъ ними открылось широкое пространство неизъяснимой красоты.

 

Земля была тамъ чистая, свѣтлая, сіяющая радостью, и на ней было много живыхъ, роскошно зеленѣющихъ деревьевъ. Иные изъ нихъ цвѣли, на другихъ были только завязи, третьи несли уже на себѣ плоды. И чудные листья тѣхъ деревьевъ, тихо трепеща, возносили, какъ живые, хвалу Господу, создателю всякаго творенія.

 

Іоаннъ стоялъ въ оцѣпененіи и не хотѣлъ двинуться съ того мѣста, гдѣ стоялъ и молилъ старца, прося навсегда оставить его здѣсь, гдѣ отовсюду окружалъ его преизбытокъ и торжество жизни.

 

Земля—жизнь. Небо, свѣтло сіяющее,—жизнь. Изліяніе воздуха—жизнь. Сіяющій, мягкій свѣтъ—жизнь. Деревья, украшенныя красотою и славою,—жизнь. Цвѣты различной красоты и великолѣпія, разстилающіеся по землѣ,—жизнь.

 

И всё это привело юношу въ восхищеніе. Онъ былъ внѣ себя и умолялъ спутника своего и путеводителя оставить его на этомъ благословенномъ мѣстѣ. Но старецъ понудилъ его идти далѣе.

 

И дошли они до стѣны высокой ограды. Прекрасныя врата были увѣнчаны крестомъ, и надъ вратами была надпись, слова которой испускали сіяніе, какъ отъ солнца расходятся лучи. Тамъ было написано: «Здѣсь святая обитель Всесвятой Владычицы міра и Царицы царствующихъ, Матери Бога нашего, Пресвятой Дѣвы Маріи. Если кто изъ земнородныхъ призоветъ Её имя, тотъ спасется».

 

Старецъ приказалъ Іоанну прочесть всё надписанное надъ вратами. Когда онъ прочелъ, ожилъ въ немъ духъ, упавшій отъ разлученія съ видѣнными мѣстами, и онъ забылъ и ихъ и то, что хотѣлъ въ нихъ навсегда остаться.

 

Старецъ сказалъ ему: «Сотворимъ молитву ко Пресвятой Владычицѣ и Царицѣ, истинной Богородицѣ, во всемъ благомъ Поборницѣ!» И началъ старецъ сказывать слова молитвы ко Владычицѣ и Царицѣ всѣхъ, и приказалъ Іоанну повторять за нимъ эти слова ясно и умиленно, объясняя ему, что это—слова жизни.

 

Когда они сотворили молитву до конца, изнутри раздалось слово: «Аминь!» Тогда величественно распахнулись предъ ними врата Святой Обители. Внутри, начиная отъ вратъ, въ два ряда стояли воины въ воинскихъ сіяющихъ доспѣхахъ. На ихъ главахъ были царскіе вѣнцы, а въ рукахъ мечи.

 

Радостью просіяли лица насѣльниковъ Небесной Обители Пречистой Дѣвы, когда предстали предъ ними входящіе, и всѣ воспѣли великую божественную пѣснь Пречистой Владычицѣ Богородицѣ, Матери Господа Бога нашего. И всё множество небожителей, вышедшихъ имъ навстрѣчу, пѣли пѣснь сладкую и радостную, исполненную жизни и неизрѣченной сладости, какую не выразить никакими устами и никакимъ языкомъ.

 

Старецъ спросилъ Іоанна:

 

—Почему ты не поешь съ ними пѣснь Богоматери?

 

—Я внѣ себя,—отвѣчалъ юноша. Но старецъ приказалъ ему пѣть громко и, прислушиваясь къ словамъ поющихъ, повторять ихъ разумно и достойно.

 

И по пѣніи томъ всѣ двинулись отъ вратъ ко Храму Всесвятой Владычицы Госпожи Богородицы.

 

Никто выразить не сможетъ той силы радости, торжества и той великой любви к Пресвятой Владычицѣ, Матери Умнаго Свѣта, который охватываетъ душу на порогѣ Ея храма...

 

Іоаннъ уже стоялъ предъ Ея Престоломъ. Чудно было видѣніе Преславной Царицы небесъ. Радость сіяла на пресвѣтломъ Ея Божественномъ Лѵкѣ, исполненномъ мира и любви ко всѣмъ земнороднымъ...

 

А вокругъ раздавалась хвала лѵковъ Святыхъ и Ангеловъ Матери Свѣта.

 

Престолъ Царицы небесъ окружаютъ небесные воины, святые Архангелы и лики святыхъ дѣвственницъ въ свѣтлыхъ, убѣленныхъ ризахъ, сіяющихъ несказаннымъ свѣтомъ, съ вѣнцами на главахъ, и въ вѣнцахъ горѣли драгоцѣнные каменья.

 

Когда было совершено славословіе въ храмѣ Всесвятой Владычицы, наступила великая тишина. Тогда Матерь Умнаго Свѣта призвала однаго изъ предстоящихъ Архистратиговъ и велѣла ему принять изъ алтаря кадильнаго кадило съ горящимъ углемъ.

 

И предсталъ Архистратигъ предъ Владычицей у Ея Святаго Престола. И повелѣла Пречистая одному изъ предстоящихъ святыхъ возложить въ кадило фиміамъ молитвъ праведниковъ и вознести даръ молитвы славословія, хвалы, величанія, благодаренія и поклоненія Вседержителю Господу Богу, Искупившему насъ Кровію Своею, неизглаголанною силою Своего Божества.

 

И пѣли пѣснь великую, дивную, сладкую, исполненную крѣпости, жизни и безсмертія. И совершивъ хвалу, всѣ пали на землю и поклонились Его Божеству. И снова настала тишина.

И тогда раздалось новое пѣніе: то была хвала Матери Господа Бога Спаса нашего Іисуса Христа, Сына Божія. Всѣ воспѣли въ пѣсни Царицу и Владычицу, пѣснь дивную предивную. И радостью, и славою, и великолѣпіемъ звучала эта пѣснь, которою лики святыхъ едиными устами и единымъ языкомъ похваляли Пренепорочную Дѣву.

 

Изумлялся Іоаннъ силѣ и величію той хвалы. А старецъ, державшій его за руку, сказалъ ему:

 

—Приди въ себя, юноша, и дерзай и будь сопричастникъ пѣнія, и воспой съ поющими и воспѣвающими хвалу Всесвятой Владычицѣ, Матери Истиннаго Бога нашего, чрезъ Которую Онъ насъ спасъ, и Которая насъ привела сюда.

 

И юноша сталъ причастникомъ той великой хвалы, которую воспѣвали святые Богоматери предъ пречистымъ Лицомъ Ея. И трепеталъ смертный составъ его тѣла, а душа расширялась отъ той чудной хвалы, готовая расторгнуть союзы съ тѣломъ, не могущимъ вмѣстить хвалы той.

 

И зарыдалъ Іоаннъ, и струи слезъ текли изъ очей его, а сердце взывало: «Боже мой, Боже мой! Неизреченна Твоя благость и Твоя любовь къ намъ, тлѣннымъ смертнымъ людямъ!»

 

—Не бойся!—сказалъ ему старецъ,—мѣсто, на которомъ мы нынѣ стоимъ, не мѣсто мертвыхъ, но во вѣкъ живыхъ: нѣтъ здѣсь смерти—здѣсь одна жизнь.

 

И когда Іоаннъ нѣсколько пришелъ въ себя отъ душевнаго потрясенія, восторга и радости, великое славословіе Богоматери было совершено, и всѣ славящіе Её поклонились Ей до земли.

 

И сошла тогда Всемилостивая Владычица съ Престола славы, остановилась во вратахъ святилища и тихимъ словомъ любви подозвала къ Себѣ старца, державшаго въ своей рукѣ руку юноши Іоанна.

 

—О, предивный, премудрый и боголюбивый, святый, великій Апостолъ Христа Бога Сына Моего, Іоаннъ Богословъ,—рекла Владычица,—неустанно обходишь ты поднебесную. Премудрымъ предвидѣніемъ твоимъ привелъ ты сюда этого юношу...

 

И, обратясь къ Іоанну, продолжала Пречистая:

 

— О, юноша! Святый Духъ умудрилъ тебя довѣриться Старцу. Довѣрясь ему, ты предалъ себя въ руки сотворившаго тебя Господа Бога, Искупившаго тебя и всѣхъ, здѣсь стоящихъ, Своею Кровію, за тебя и за нихъ изліянною, и Господь привелъ тебя нынѣ въ Мою обитель.

 

И много ещё говорила юношѣ Іоанну Владычица, а онъ стоялъ въ восторженномъ ужасѣ и трепетѣ, въ неизглаголанной радости сердца.

 

— Не бойся же, юноша! — продолжала матерински говорить Богоматерь, — но только внимай себѣ. Тебѣ нужно быть ещё тамъ, откуда ты пришелъ. Помни тамъ, что ты безопасно миновалъ угрожающія тебѣ бури и пропасти, и великія грозы, потому что зрѣлъ тебя и руководилъ тобой Господь Вседержитель.

 

И повелѣла затѣмъ Владычица одному изъ святыхъ мужей повести юношу Іоанна по обителямъ святыхъ, и онъ въ великомъ благоговѣніи послѣдовалъ за указаннымъ ему путеводителемъ и за старцемъ, пошедшимъ съ ними.

 

— Кто святой тотъ, что показываетъ намъ Обители и говоритъ съ нами?—спросилъ юноша Іоаннъ.

 

— Это, —отвѣчалъ старецъ,—великій святой, дивный въ пророкахъ, печать святыхъ пророковъ. Имя его Іоаннъ, святый Креститель Господень.

 

Какъ описать этотъ обходъ Обителей святыхъ?!

 

Полки небесныхъ силъ охраняютъ всѣхъ тамъ живущихъ и служатъ имъ. Обители всѣ дивныя, великія, пространныя, и неизъяснимо прекрасно ихъ украшеніе. Деревья многоразличны, исполнены красоты и мощи; цвѣты многообразны и, стелясь по землѣ, испускаютъ ароматы чудной нѣжности, а воздухъ напитанъ и преисполненъ жизнію.

 

Живущія въ обителяхъ тѣхъ святыя матери и дѣвы съ любовію и радостію встрѣчали путниковъ и; привѣтствуя ихъ, славили Господа Бога, Спасающаго и Милующаго рабовъ Своихъ.

 

И спросилъ юноша Іоаннъ старца и святаго мужа, ведущаго ихъ:

 

—Что значитъ, что вижу я снаружи стѣнъ этого града, на стѣнахъ внутри, на вратахъ и храмахъ снаружи и внутри и на всѣхъ обителяхъ святыхъ, и на завѣсахъ, и на вратахъ храма Господня—вездѣ изображено имя Всесвятой Владычицы Дѣвы Маріи, Матери Царя Славы Іисуса Христа, Сына Божія, а надъ этимъ именемъ вверху всюду царская корона, и отъ словъ, и отъ короны исходитъ великій свѣтъ?

 

И отвѣтили ему путеводители:

 

—Велико Всеславное, Всесвятое имя Дѣвы Маріи, безсѣменно зачавшей и безболѣзненно рождшей Царя Славы Христа. Предивно и преславно имя Ея—Марія. Она — Царица небесъ и земли и Владычица всей твари, Высшая небесъ и Честнѣйшая и Славнѣйшая Херувимъ и Серафимъ. Ея помощью и милостью всѣ мы спасемся. Ею спасается міръ. Она—мостъ, приводящій къ небу.

 

Этотъ обходъ Обителей святыхъ исполнилъ радостью сердце юноши Іоанна, и былъ онъ отъ него въ восхищеніи ума, въ неземномъ восторгѣ.

 

Когда же возвратились они къ Богоматери, сказала Владычица:

 

—О, юноша! благо тебѣ, что ты возлюбилъ Господа Бога твоего и всего себя предалъ Ему въ любовь и послушаніе Божественной волѣ Его. Ты обрѣлъ безцѣнный бисеръ Христа съ дѣтства самоохотно и прилѣпился Ему, подклонивъ выю твою подъ благій яремъ святой Господней воли. Ты пойдешь во слѣдъ Его, воспринявъ отъ Него твой крестъ. На ,твоемъ пути тебя встрѣтятъ бури, вихри, тернія и волчцы, но ты благополучно минуешь ихъ. Да будетъ умъ твой направленъ всегда къ Нему горе туда, гдѣ ты теперь съ нами всѣми, и всѣ мы единодушно и съ великой любовію будемъ ожидать вновь прихода твоего сюда.

 

И Владычица продолжала:

 

—И ещё скажу тебѣ: да не погаснетъ никогда въ сердцѣ твоемъ чистѣйшая любовь къ Сладчайшему Господу Іисусу Христу. Всегда имѣй имя Его въ умѣ, въ духѣ, въ душѣ, но и въ тѣлѣ твоемъ: будь чистъ весь во всѣ дни бытія твоего на землѣ... Милость Господня предварила тебя. Она велика и неисповѣдима, ибо Богъ такъ возлюбилъ человѣка, что Единороднаго Сына Своего не пощадилъ ради его спасенія. Такъ живи же въ Немъ, будь Ему спослушникомъ и ничего не бойся, Онъ съ тобою. Служи же и дѣлай, не ослабѣвая въ служеніи святомъ и Божественномъ прехвальномъ послушаніи Ему во всегдашней радости, веселіи, въ утѣшеніи отъ Него и въ Немъ... Я буду слѣдить за тобою, и очи Мои будутъ на тебѣ, и посѣщенія Мои явятся тебѣ во время благопотребное. Ты вскорѣ отойдешь отсюда, но недалеко и ненадолго, а умъ твой, духъ и сердце твое будутъ здѣсь. Осмотрись же внимательнѣе, пока ты еще здѣсь, чтобы унести всё это съ собою въ сердцѣ своемъ.

 

И неизглаголанной радости исполнилось сердце Іоанна отъ словъ Владычицы. И вновь велѣла Богоматерь всѣмъ воспѣть пѣснь хвалы: и земля, и небо, и воздухъ подвигнулись на великое то славословіе, и юноша Іоаннъ отъ восхищенія, сладости и радости пѣнія того упалъ замертво.

 

Владычица коснулась руки его и главы и сказала:

 

—Тѣло твое смертное не въ силахъ вынести этого славословія, но дерзай и живъ буди, и воспой съ нами Господу слова хвалы.

 

И вновь воспѣлось славословіе великое, и въ немъ, по глаголу Владычицы, принялъ участіе и юноша Іоаннъ, съ безсмертными воспѣлъ дивную пѣснь хвалы и благодаренія Творцу всяческихъ...

 

И когда юноша Іоаннъ вышелъ изъ Обители Пречистой и продолжалъ путь съ своимъ старцемъ, старецъ сказалъ ему:

 

—Тѣ слова, которымъ ты внималъ въ пѣніяхъ безсмертныхъ и которыя ты воспѣвалъ и самъ, слова эти духъ возьметъ отъ тебя, ибо, пока ты плоть и кровь, ты ихъ отсюда съ собою на землю земнородныхъ снести не можешь. Тамъ всё смерть и тлѣніе. Здѣсь же одна жизнь, и жизни полны тѣ слова, которыми ты возносилъ здѣсь хвалу Господу и Всесвятой Его Матери.

 

— Какъ, — спросилъ юноша, — развѣ мнѣ нужно опять быть тамъ, откуда ты меня взялъ?

 

— Да, ты будешь тамъ. Господня воля на то, чтобы ты былъ тамъ, чтобы ты прошелъ всѣ пропасти, стремнины, вѣтры, бури, вихри, какъ тебѣ о томъ говорила Сама Всесвятая Владычица. Но твоею любовью къ Богу, къ Пресвятой Владычицѣ Богородицѣ ты навсегда тамъ будешь укрѣпленъ въ духѣ и всегда будешь памятовать о томъ, гдѣ ты сейчасъ находишься.

 

Сильно опечалили душу юноши Іоанна эти рѣчи, и въ горести упалъ онъ, гдѣ стоялъ, на землю. Ему казалось лучше разстаться съ жизнью, чѣмъ съ этими мѣстами. Такъ лежалъ онъ на землѣ, обливаясь слезами и не желалъ утѣшиться.

 

А окрестъ него всё было такъ величественно и дивно прекрасно! Повсюду росли деревья, полныя жизни, издавая листьями своими шумъ, подобный звуку струнъ или громогласно-мелодичныхъ духовыхъ инструментовъ, вѣщая хвалу ихъ Создателю. Чистѣйшій воздухъ дышалъ тонкой прохладой. Всюду былъ разлитъ живой свѣтъ, будто сіяло не одно, а нѣсколько солнцъ, но свѣтъ тотъ былъ тихій и мирный. Въ великой скорби отъ предстоящей разлуки съ этими мѣстами, юноша Іоаннъ со слезами продолжалъ умолять старца оставить его здѣсь.

 

— Нельзя быть тебѣ здѣсь, — отвѣчалъ ему старецъ, — Многомилостивый Господь, въ благости Своей, вознесъ тебя сюда отъ земли, чтобы показать тебѣ всё, что ты здѣсь видишь очами и слышишь ушами и что осязаешь руками, что измѣряешь стопами. Здѣсь земля новая, чистая, здѣсь свѣтъ немеркнущій и никогда неизмѣняющійся; здѣсь нѣтъ ночи, и день не нуждается въ солнцѣ, ибо Солнцѣ его—Солнце Правды Господь Богъ. Человѣку тлѣнія здѣсь, пока онъ во плоти, не мѣсто. Показалъ тебѣ чудеса этой жизни Господь не для того, чтобы ты скорбѣлъ, но чтобы ты ихъ хорошо запомнилъ, вспоминалъ о нихъ въ земной твоей жизни, радостно благодарилъ за нихъ Господа и былъ полезенъ на землѣ и другимъ, ищущимъ спасенія.

 

И много другого говорилъ старецъ юношѣ Іоанну, и поднялъ его на ноги отъ земли, на которой онъ лежалъ, обливаясь горькими слезами.

 

И предсталъ имъ тутъ юноша прекрасный, одѣянный въ бѣлыя сребровидныя ризы и препоясанный накрестъ ораремъ, и сказалъ:

 

—Сей юноша добрый, возлюбившій Бога, хочетъ остаться съ нами. Но ему должно идти въ міръ и тамъ творить заповѣди Божіи, поддерживая въ сердцѣ своемъ огонь любви къ Господу Богу, и тогда уже соединиться съ нами навѣки.

 

И юноша тотъ прекрасный передалъ старцу Господнее повелѣніе поставить Іоанна предъ Господомѣ.

 

У Храма Вседержителя Архистратигъ Господень, предначиная пѣснь хвалы Агнцу, Закланному прежде сложенія міра, призывалъ громогласно всѣ племена людскія присоединиться къ великому тому пѣнію. И вознеслось тогда хвалебное, великое и сладкое величаніе, и въ величаніи томъ Святыя сотворили молитву къ Безсмертному Агнцу о живущихъ на землѣ, вѣрующихъ въ Его Святое Имя. А Іоанна объялъ страхъ, что онъ смертный и стоитъ среди святыхъ въ ихъ селеніяхъ.

 

И когда послѣ славословія настала тишина, Господь Іисусъ Христосъ повелѣлъ старцу подвести къ Себѣ юношу Іоанна и ублажилъ его за его любовь къ Себѣ съ дѣтскихъ его лѣтъ.

 

— Смотри, — сказалъ ему Господь, — на язвы отъ гвоздей на рукахъ Моихъ, осяжи раны гвоздильныя на ногах Моихъ, прикоснись къ прободенной копіемъ воина язвѣ у ребра Моего.

 

И палъ юноша Іоаннъ на землю въ слезахъ ужаса и жалости, видя жестокія раны раскрытыя, глубокія на рукахъ, ногахъ и ребрахъ Христа.

 

— Не бойся, юноша, — сказалъ Гоеподь, — прикоснись и осяжи раны Мои. Я всё терпѣлъ ради избранныхъ, вѣрующихъ въ Меня. И нынѣ Я снова терплю за избранныхъ Моихъ и нынѣ ещё вѣрующихъ во Имя Мое и терпящихъ ради Меня гоненія, скорби и страданія, за любовь, которую они имѣютъ ко Мнѣ. Я съ ними и съ ними страдаю и люблю ихъ и всё за нихъ пріемлю на Себя. Словамъ Моимъ внимай: они полезны будутъ и тебѣ, и по тебѣ и другимъ.

 

Храмъ Госпѳда Бога, гдѣ предъ лицемъ Господа стоялъ юноша Іоаннъ, былъ такъ обширенъ и великъ, что всё безчисленное множество всѣхъ чиновъ святыхъ и людей всякаго колѣна, рода и чина—всѣ свободно вмѣщались внутри Храма Господа Славы.

 

И снова повелѣніемъ Господнимъ юношу Іоанна водили по инымъ многимъ обителямъ святыхъ: и тою же нетлѣнною красотою сіяли и тѣ обители, и тѣ же тамъ воспѣвались неизреченною красотою звуковъ пѣсни хвалы Господу. И въ одной изъ этихъ обителей приступилъ къ юношѣ Іоанну нѣкто и, возложивъ руку свою ему на голову, сказалъ:

—Ты юноша первенецъ у отца и матери. И я имѣлъ сына первенца и принесъ его въ жертву Господу Богу моему. Вотъ я и сынъ мой—мы оба здѣсь. Такъ и ты—возьми себя во всесожженіе Богу и не сомнѣвайся въ Немъ.

 

То былъ Авраамъ, другъ Божій. Послѣ того видѣлъ юноша Іоаннъ обители пророковъ и апостоловъ и другія свѣтлыя обители—и всюду всё сіяло и ликовало неизреченною радостію и веселіемъ.

 

И когда вернулся юноша Іоаннъ со своимъ старцемъ-путеводителемъ въ Храмъ Господа Вседержителя, гдѣ вновь услышалъ пѣніе новой хвалы, Господь далъ старцу книгу жизни и повелѣлъ показать её Іоанну, но съ тѣмъ, чтобы онъ не читалъ её. Книга эта была мелко написана. Іоаннъ просилъ прочесть ему изъ книги хотя одно слово, но голосъ Всевышняго повелѣлъ ему принять эту книгу и съѣсть. И онъ её ѣлъ какъ мягкій и сладкій хлѣбъ. И было въ гортани его ощущеніе великой сладости, но потомъ почувствовалъ онъ въ себѣ великую тяжесть и болѣзнь, какъ бы въ прообразъ того, какъ трудно смертному человѣку исполнить, претворить въ жизни своей законъ Христовъ.

 

И сказалъ Господь:

 

— Это не въ болѣзнь, а во врачеваніе тебѣ то, что ты принялъ.

 

И ощутилъ тутъ въ себѣ Іоаннъ великую силу и возрастъ тридцатилѣтняго мужа. И стоявшіе у Престола Божія воинственные мужи, по Господнему повелѣнію, взяли съ Престола одежды, начали одѣвать Іоанна въ воинскія доспѣхи — въ латы и шлемъ — и дали ему оружіе — мечъ, лукъ и стрѣлы. И сталъ Іоаннъ мужемъ крѣпкимъ и сильнымъ. И голосъ Господа изрекъ:

 

—Смотри на себя! Ты теперь мужъ годами, силою и крѣпостію. Ты вооруженъ благодатью: не бойся, иди и стой, ибо Я съ тобою.

 

Отъ этихъ словъ Спасителя Іоаннъ почувствовалъ въ всемъ существѣ своемъ необыкновенную силу и крѣпость. И повелѣлъ Господь сопровождавшему Іоанна старцу блюсти его и быть ему руководителемъ во всѣ дни его жизни, Самъ же десницею Своею коснулся груди Іоанна и сказалъ:

 

— Сердце твое принадлежитъ Мнѣ.

 

И вновь воспѣто было славословіе великое и великая хвала Господу. И вышелъ Іоаннъ со своимъ путеводителемъ, сопровождаемый святыми, изъ града Господня, и оказались они на томъ мѣстѣ, на лужайкѣ, у бѣдной хаты посада Крюкова города Кременчуга, откуда старецъ восхитилъ въ небесныя Обители Іоанна. И снова на лужайкѣ той Іоаннъ лежалъ шестимѣсячнымъ младенцемъ.

 

«Смотри,—сказалъ старецъ,—мы возвратились: вотъ твой домъ, отецъ твой и мать твоя. Не бойся, чадо мое. Я буду посѣщать тебя». И положилъ старецъ младенца Іоанна на землѣ, и, обложивъ его травою, какъ въ колыбели, сталъ невидимъ.

 

Тутъ выбѣжала мать въ величайшей радости, что обрѣла вновь своего ребенка, пропадавшаго 12 дней.

 

Сказаніе это свидѣтельствовалъ самъ великій старецъ Схіархимандритъ Іона, строитель Свято-Троицкаго Кіевскаго Іонина монастыря, запечатлѣвъ сказаніе это своеручно въ своихъ келейныхъ запискахъ. Запись же эта помѣчена имъ 1838 годомъ и до кончины великаго старца извѣстна была лишь немногимъ особо довѣреннымъ и приближеннымъ къ нему лицамъ.

 

Цѣны нѣтъ этому сокровищу духа для души развитой духовно: ей и посвящается этотъ умный бисеръ въ назиданіе, утѣшеніе и укрѣпленіе за молитвы Схіархимандрита Іоны, Старца великаго. Аминь.

 

Сергіъй Нилусъ

4 февраля 2017   Просмотров: 16419   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.