Рубрика: » » Ягодки. Сказка. Виктор Балена

Ягодки. Сказка. Виктор Балена

Жили-были дед да баба, и была у них внучка Машенька. Малой тиха да ласкова была, а подросла – умна, согласная во всем стала. Дедушка с бабушкой что ни спросят, без отказу исполнит. По дому приберется, на базар пошлют – скупится, ничего не забудет, сдачу правильно принесет. Пригожа всегда, приветлива, нраву кроткого, а улыбнется, словно рублем одарит.

 

Была у Машеньки одна печаль, не знала она любви родительской. Случилась меж их любовь разлучная, бросила мать отца, оставила дитя и пошла себе, а отец запил, да с горя-тоски жизни решился. Осталась Машенька сиротой на белом свете, живет с дедушкой и бабушкой, в церковном хоре поет, Бога славит, да родителей пропащих поминает.

 

Время приспело – подружки замуж повыскакивали, а Машенька в девках сидит. Женихи вкруг ее кружат, многим она по сердцу, а никто не сватает, будто заворожена. Машенька на судьбу не ропщет, тропарь преподобной мученицы Февронии не забывает, от молитвы той на сердце девичьем тепло становится:

 

«Женише мой, люблю, и, Тебе ищущи, страдальчествую, и сраспинаюся, и спогребаюся крещению Твоему, и стражду Тебе ради, яко да царствую в Тебе, и умираю за Тя, да и живу с Тобою; но яко жертву непорочную приими мя, с любовию пожершуюся Тебе. Тоя молитвами, яко Милостив, спаси души наша».

 

Молится бывало, а про себя думает: «уж я бы мужа свого любила, да деток берегла, ни за что бы не бросила. Даст Бог, стану верной женой и матерью, а нет в монастырь». С легким сердцем судьбу приняла и стала, молясь, своего часа дожидаться.

 

 Случилось как-то бабушке занемочь, стала ее хворь одолевать, слегла старуха. Дедушка опечалился, затосковал: «как без бабушки одному век коротать?» А бабушке все хуже, ни ест, ни пьет, лежит пластом – помирать собралась.

 

– Скажи только, родная, чего хочешь – враз исполню, – упрашивает дедушка.

 

Бабушка в ответ улыбнется, заплачет – ничего ей не хочется.

 

Дедушка печалится и Машеньке грустно. Чем помочь – не знают?

 

Вот однажды бабушка молвит:

 

– Ягодок охота.

 

Обрадовалась Машенька, приободрился дедушка, что бабушка ягодок спросила, да и взгрустнул. «Лето кончалось, где ягоду сыщешь?»

 

– Найду, – сказала Машенька и в лес снарядилась.

 

Дед внучку отговаривает, боится одну отпускать, а и бабушку не бросишь.

 

– Не тревожься, дедушка, – отвечает девушка, – Господь не оставит.

 

Пошла Машенька в лес за ягодами, и открылись ей места потаенные, собрала она полно лукошко и домой повернула. Вдруг откуда ни возьмись навстречу ей путник с посохом.

 

– Здравствуй, невеста Христова, – говорит.

– Здравствуй, человек Божий, – отвечает Машенька.

– Где ж ты, сердешная, столько ягод насбирала?

 

– Бог послал, – дяденька, – угощайся.

 

Протягивает Машенька лукошко, а пеший и рад, цап, как медведь в малинник лапищу свою запустил и почал ягоду уплетать.

 

– Хороша, ягодка, – приговаривает.

 

– Кушай, дяденька, – отвечает Машенька, – не смущайся.

 

Умял косматый ягоду, до дна подчистил и говорит:

 

– Спасибо, девушка, сколько себя помню, а ягоды такой не едал.

 

– На доброе здоровье, – отвечает Машенька, – и прощай, тороплюсь.

 

– Возьми вот на удачу, любезная, – сказывает прохожий, и протягивает Машеньке монетку, да такую маленькую, что и не разглядеть.

 

 – Мал золотник, да дорог, – говорит. – Где оставишь, там с избытком обретешь.

 

Машенька монетку пока принимала, да разглядывала, он и был таков. Подивилась встрече, да делать нечего, пора домой возвращаться, а то дедушка как бы не разволновался. «Завтра приду – сыщу». Только подумала, ан глядь, стоит она на поляне, усеянной сплошь ягодой диковиной. Набрала Маша полно лукошко, Бога прославила и домой воротилась. Дедушка уж у ворот ее дожидается. Обрадовались несказанно удаче такой, и пошли в дом бабушку ягодой потчевать. Бабушка, поела, Богу помолилась и заснула. Утром, как ни в чем, не бывало, хлопочет по дому – жива и здоровехонька.

 

– Спасибо, – говорит, – внученька, сколько себя помню, а ягоды такой не едала.

 

Тут вспомнила Машенька лесного встречного, открыла ларчик, где давеча монетку оставила, а на месте том «червонец золотой», да не один, а целых три.

 

Обрадовалась Машенька: «без хлеба насущного дедушка с бабушкой не останутся». С легким сердцем в монастырь засобиралась. Монетку заветную оставила и наказала, как путник сказывал: «где оставишь, там с избытком обретешь». Дедушка и бабушка поплакали, да делать нечего: благословили внучку, за ворота проводили.

 

Идет Машенька, вдруг слышит за спиной шум, обернулась и видит: мчится по дороге экипаж, запряженный тройкой лошадей, земля под ними дрожит. Посторонилась девушка, уступая дорогу, а лошади подле нее как вкопанные встали. Дверца отворилась, и голос послышался:

 

– Здравствуй, невеста Христова.

 

– Здравствуйте, – отвечает Машенька.

– Куда путь держишь?

 

– В монастырь иду.

 

– И нам туда же.

 

Села Машенька и видит пред собой дядьку косматого, того самого, что лукошко ее объел, а рядом с ним парубок пригожий, очи долу.

 

– Здрав будешь, дяденька, – обрадовалась Машенька.

 

– Да, ничего поживаю…

 

– Куда путь держите? – спрашивает.

 

– Да, вот племянника на постриг везу.

 

– Храни Христос, – обрадовалась девушка, а сама глаз с парубка не сводит.

 

Сердце аж зашлось, так поговорить Машеньке захотелось с тем парубком. Малый помалу то ж стал оттаивать, слово за слово, разговорились, да так увлеклись, что и не заметили, как к монастырю подкатили.

 

– Вы тут посидите, помиркуйте трохи, пока я отлучусь ненадолго, – сказал дядька и исчез.

 

Это он с умыслом, чтоб Машенька с племяшей ближе сошлись да поскорей сговорились.

 

Тут парубок удаче такой обрадовался, что наедине с девушкой остался и говорит:

 

– Выходи за меня замуж, Машенька.

 

А Машенька, недолго думая, согласилась.

 

Не всем на веку монашествовать, средь мирских то же светлые души обретаются. Господь расселяет промеж нас грешных чистые сердца вроде святых благоверных супругов Муромских Петра и Февронии, которые служат образцом христианского супружества, низводят Небесное благословение на вступающих в брак.

 

«О велицыи угодницы Божии и предивнии чудотворцы благовернии княже Петре и княгине Февроние, града Мурома предстатели и хранители, и о всех нас усерднии ко Господу молитвенницы! К вам прибегаем и вам молимся с упованием крепким: принесите за нас грешных святыя молитвы ваша ко Господу Богу и испросите нам у благости Его вся благопотребная душам и телесем нашим: веру праву, надежду благу, любовь нелицемерну, благочестие непоколебимое, в добрых делех преуспеяние, мира умирение, земли плодоносие, воздуха благорастворение, душам и телесем здравие и вечное спасение». Аминь.

 

Виктор Балена

27 декабря 2017   Просмотров: 5615   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.