Рубрика: » » Могучий самодержец. Эпоха и борьба императора Николая I

Могучий самодержец. Эпоха и борьба императора Николая I

Ещё недавно в школьных учебниках можно было прочитать памфлетное прозвище этого царя - Николай Палкин. Появление в печати положительных оценок императора Николая I было исключено. Между тем Пушкин писал: «Нет, я не льстец, когда царю Хвалу свободную слагаю». При этом государя с «оловянными глазами» (ими нас пугают чуть реже, чем сталинскими усами) объявляли чуть ли не убийцей великого поэта.

 

А вот Загоскин в «Москве и москвичах»: «Вы посмотрели бы на Кремль тогда, как загудит наш большой колокол и русский царь, охваченный со всех сторон волнами бесчисленной толпы народа, пойдёт через всю площадь свершать молебствие в Успенском соборе.

- Как? - прервал Дюверние. - Да неужели ваш государь идёт по этой площади пешком при таком стечении народа?.. - Да, да, пешком; и даже подчас ему бывает очень тесно. - Что вы говорите!.. Но, вероятно, полиция?..- Где государь, там нет полиции. - Помилуйте! Да как же это можно?.. Идти посреди беспорядочной толпы народа одному, без всякой стражи... - Я вижу, господа французы, - сказал я, взглянув почти с состраданием на путешественника, - вы никогда нас не поймёте. Нашему царю стража не нужна: его стража весь народ русский».

Да, это был император, катавшийся с горки с мальчишками, повсюду шествовавший без охраны... Больше таких не было. Вскоре после смерти Николая Павловича самодержавная идиллия рассыпалась.

У каждого правителя России - из тех, кто надолго задержался на троне, - есть «прекрасное начало». Первые идиллические годы. Потом приходит разочарование, политический стиль приедается, накапливаются претензии. Николай Павлович правил тридцать лет - целую жизнь! Казалось, конца края не будет его царствованию, тем более что возраст позволял бравому государю ещё долго сидеть на троне. От желтизны николаевского классицизма у многих уже болела голова. Но вспомним первые годы его правления, именно тогда Пушкин писал:

 

Его я просто полюбил:
Он бодро, честно правит нами;
Россию вдруг он оживил
Войной, надеждами, трудами.


Оживил после чего? После летаргии позднего александровского правления, для которого поэт нашёл не менее известные слова: «Царствуй лёжа на боку!» Так бывает, когда монарха тяготит политика. А Николай Павлович оказался последним подлинным самодержцем всероссийским, опиравшимся на дворянство. После «великих реформ» его сына началось время уценённого самодержавия, переходный период...


Николай I провёл не меньше реформ, чем его сын, заложил основы индустриального развития империи. Но всеми силами сохранял политическое спокойствие. Был ли тут тупик?

 

Ректор Литературного института, доктор филологических наук Борис ТАРАСОВ много лет изучает наследие императора Николая I.

 

- Борис Николаевич! Наш герой не был старшим сыном императора Павла, в юности у него было немного шансов занять престол. Готовился ли он к царскому служению?

- Непосредственно к царскому служению он никогда не готовился, но был готов к нему, поскольку с младых ногтей руководствовался священными для него понятиями «долг» и «служение». В одном из писем он писал: «Долг! Да, это не пустое слово для того, кто с юности приучен понимать его так, как я. Это слово имеет священный смысл, перед которым отступает всякое личное побуждение, всё должно умолкнуть перед одним чувством и уступать ему, пока не исчезнешь в могиле. Таков мой лозунг».

 

- И вот - старшие братья, Александр и Константин, по разным причинам уступают ему дорогу к трону... Начало царствования Николая I связано с драматическими событиями русской истории. Как вы оцениваете декабристское движение? Как соотносились в нём разрушительные и патриотические мечтания русского дворянства?

- В основе увлечённости декабристов новыми идеями и их возможным приспособлением к русской действительности лежали благородные побуждения, они мечтали уничтожить «разные несправедливости и угнетения» и сблизить сословия для роста общественного благоденствия. Примеры засилья иностранцев в высшей администрации, лихоимства, нарушения судопроизводства, бесчеловечного обращения с солдатами в армии, торговля крепостными волновали возвышенные умы молодых дворян, воодушевлённых патриотическим подъёмом 1812 года.

Вместе с тем «великие истины» свободы, равенства, чести, необходимые для блага отечества, ассоциировались в сознании декабристов лишь с республиканскими учреждениями и европейскими социальными формами, которые они в теории механически переносили на русскую почву, стремясь «пересадить Францию в Россию». Отвлечённость и умозрительность такого перенесения заключались в том, что оно осуществлялось без соотнесённости с историческим прошлым и национальными традициями, веками формировавшими духовные ценности, психологический и бытовой уклад русской жизни. Искренние упования декабристов на форсированное изменение сложившегося строя, на правовой порядок, как на панацею от всех бед, вступали в объективное противоречие с их благородными намерениями. Ибо в стратегической перспективе они открывали дорогу развитию далёких от благородства меркантильных эгоистических отношений, возрастающей нивелировке народов и культур России, снижению духовных запросов личности, диктатуре денежного мешка.

 

- Неужели Николай Павлович лучше знал Россию?

- По своему духу, воспитанию и воспринятым традициям Николай I чуждался «общей заразы своекорыстия», путей «коммерческих народов», господства эгоцентрических страстей, отрывающих права человека от его долга и обязанностей. Из материалов следствия над декабристами он узнавал, что они были крайне разобщены не только с правительством, но и с народом. Более того, их преобразовательские планы, обернувшиеся военным переворотом, таили в себе, по позднейшему выражению А.И. Герцена, «зародыш и умственный центр грядущей революции».

Действительно, в неотчётливые планы внедрения в России представительного правления в форме то ли конституционной монархии, то ли швейцарской или американской республики активно просачивались мотивы истребления царской фамилии или расчленения России. Обсуждались (хотя многими и отвергались) и практические методы, знакомые грядущим поколениям не только по роману Достоевского «Бесы». Так, Якубович, готовый убить императора, предлагал отворить кабаки для черни, взбунтовать солдат и мужиков, напоить их водкой, а затем направить эту «смесь» на Зимний дворец и предать разграблению богатые кварталы Санкт-Петербурга. В случае же неудачи вырабатывался вариант поджога столицы и отступления к Москве для соединения с Южной ассоциацией. Пестель, не одобрявший революций снизу и размышлявший о предотвращении их последствий, вынашивал не менее радикальные планы: установить десятилетнюю диктатуру, отвлечь народ завоевательными войнами, завести жандармов в тридцать раз больше, чем при самодержавии Николая I, и таким образом продвигаться к «цивилизованному обществу».

 

- Пушкин писал о Николае I: «Тому, кого карает явно, / Он втайне милости творит». Не о русском ли это дворянстве? Ведь можно предположить, что император спас его от революционного истребления!


- В то же время Пушкин называл декабристов «лучшим цветом» поколения. В этом сложность эпохи.

 

- Декабристов всегда романтизируют. А деяния царя не известны широкой публике. Хотя чего стоит история пушкинского стихотворения «Герой»...


- Пушкин был восхищён абсолютным бесстрашием императора во время холерной эпидемии в Москве 1830 года. Презирая опасность, царь посещал холерные палаты в госпиталях, приказывал устраивать в разных частях города новые больницы и создавать приюты для детей, лишившихся родителей, лично отдавал распоряжения о денежной и продовольственной помощи беднякам, постоянно появлялся на улицах, дабы поднять упавший дух жителей. Ободрённые москвичи стали охотнее соблюдать меры безопасности и соревноваться в пожертвованиях. Именно решительные и мужественные поступки Николая I и вдохновили Пушкина на стихотворение «Герой», где рассказывается о смелости и милосердии Наполеона, будто бы посетившего чумный госпиталь в Яффе, и намекается на приезд царя в Москву. «Каков государь? молодец!» - писал поэт Вяземскому.

 

- Который в те годы был настроен куда более фрондёрски, к самодержавию относился скептически. И в отличие от Пушкина не приветствовал укрепления царской власти. В охранителя самодержавия Вяземский превратится ближе к концу правления императора... За время царствования Николая I по Европе прокатились две революционные волны. Какую концепцию развития российский император противопоставил революционерам?

- Николай I стремился строго следовать легитимистским принципам Священного союза. Как известно, этот политико-мистический союз европейских монархий был создан на Венском конгрессе 1815 года для проведения христианской политики. Государства обязывались «руководствоваться не иными какими-либо правилами как «заповедями сея святыя веры, заповедями любви, правды и веры», а также подавать друг другу пособие, подкрепление и помощь, как братья и соотечественники».

Революционный взрыв во Франции, устранивший в 1830 году с политической арены Карла Х, воспринимался царём как вызов «старому порядку». Тогда же революционным путём была обретена независимость Бельгии, также признанная европейскими государствами. Становилось ясно, что члены Священного союза отнеслись достаточно свободно к установленным ранее соглашениям и манипулировали ими в собственных стратегических целях и дипломатических манёврах. Тем не менее под впечатлением названных переворотов и польского восстания 1830-1831 годов Россия, Австрия и Пруссия в 1833 году заключили договор, подтверждавший Венские принципы 1815 года. В результате Россия обязывалась вмешиваться в европейские дела и «поддерживать власть везде, где она существует, подкреплять её там, где она слабеет, и защищать её там, где на неё открыто нападают».

После заключённых соглашений русский царь оказался в сложном положении. Когда в феврале 1848 года вспыхнула очередная революция во Франции, он говорил в своём манифесте о разлитии «мятежа и безначалия» в сопредельной Германии и об их угрозе Австрии, Пруссии и «Богом нам вверенной России». Николай I преувеличивал опасность для России европейских революций и под влиянием неискренней и недальновидной дипломатии своего министра иностранных дел Нессельроде чересчур доверял и помогал своим европейским союзникам, которые таковыми по сути не являлись.

 

- Идеологические бои происходили и внутри империи. Можно ли назвать крепостническую систему рабством или это публицистическое преувеличение? Как развивалась общественная дискуссия о крепостном праве при Николае I?

- Крепостническая система в России отличалась от классического рабства в тотальном и строгом смысле этого понятия, поскольку она носила подвижный характер, постоянно уточнялась и изменялась, наполнялась национальным своеобразием и индивидуальными отношениями. В рамках правительственной опеки постепенно запрещалось продавать крепостных на публичных торгах с раздроблением семей, дарить их или платить ими частные долги, отдавать на заводы и ссылать в Сибирь по своему усмотрению. Помещики получили право отпускать дворовых на волю без земли по обоюдному договору, а крепостные - право выкупа на свободу при продаже имений. Дворянам, не имевшим имений, запрещалось покупать крестьян без земли, а последним с согласия помещиков разрешалось приобретать недвижимую собственность.

Николай I хорошо понимал основополагающее значение для России крестьянского вопроса и осознавал не только нравственную несовместимость крепостного права с православными и самодержавными принципами, но и его экономическую нецелесообразность. Ведь сдерживались хозяйственная инициатива, промышленное и торговое кровообращение. Ему приписывали следующие слова: «Я не хочу умереть, не совершив двух дел: издания свода законов и уничтожения крепостного права». Царь полагал, что «сделаться вещью» человек мог лишь «хитростью и обманом с одной стороны и невежеством - с другой». За годы его правления было создано одиннадцать секретных комитетов по освобождению крестьян и принимались частные меры по ограничению их личной зависимости.

 

- Известен афоризм Николая I: «Я смотрю на человеческую жизнь как на службу, ибо каждый служит». На мой взгляд, это куда более мудрый принцип, чем демократические спекуляции. Служба, дело, а не политическое кокетство, не конкуренция компроматов и демагогии. Удалось ли ему создать эффективную административную систему? Каковы были её плоды?

- Ход жизни требовал грамотных чиновников, инженеров, агрономов, врачей, учителей, и правительство Николая I откликалось на эти требования, развивая широкую сеть начальных, средних учебных заведений. Количество гимназий в эти годы значительно увеличилось, а число учащихся в них почти утроилось. В Петербурге был восстановлен Главный педагогический институт, открыто Высшее училище правоведения для подготовки юристов, а Технологический институт выпускал инженеров. Начали работу Строительный, Земледельческий, Межевой институты в Москве...

На период правления Николая I приходится строительство половины всей сети шоссейных дорог, проектировавшихся в России до 1917 года, а также железнодорожного сообщения от Петербурга до Царского Села и до Москвы. На Волге и Балтике появились первые пароходы, мануфактуры стали заменяться фабриками с современным оборудованием.

Вместе с тем в административной системе Николая I росли противоречия, расшатывающие её изнутри. Вслед за Карамзиным он прекрасно осознавал огромную роль не формальных учреждений, а умных, честных и без лести преданных людей. Тем не менее его правительству не хватало вкуса и умения использовать таких людей, а легче жилось и думалось среди пусть порою и морально несостоятельного, но привычного казённого верноподданничества.

Кризис доверия со стороны официальной власти наглядно проявился в запрещении журнала «Европеец», созданного в начале 30-х годов Иваном Киреевским, который отличался глубоким умом и душевной чистотой, благородством натуры и пониманием собственного призвания. В число неблагонадёжных одно время попадал даже воспитатель цесаревича Жуковский. Славянофилы, бывшие естественными союзниками, сделались врагами, которых московский военный генерал-губернатор Закревский называл «красными» и «коммунистами». Особенно наглядно своеобразная кадровая глухота императора проявилась в отстранении от активной деятельности генерала Ермолова, подозревавшегося с подачи чиновников в нелояльности к нему.


Между царём и народом постепенно образовалось мощное средостение бюрократии, становившейся самостоятельной силой. Это сковывало здоровые силы нации.

 

- Но главные удары император получил не от внутренних революционеров, а от внешних союзников. Как вышло, что Австрия, которая распалась бы, если бы не помощь России и её императора, заняла антироссийскую позицию в 1850-е годы? Почему Россия осталась в одиночестве против «объединённой Европы»? Можно ли говорить о роковых ошибках русской дипломатии в этот период?

- Поддержка Россией национально-освободительного движения народов Балканского полуострова, её возросший авторитет у южнославянских народов, укрепление позиций в Константинополе, расширение морской торговли не могли не беспокоить западную дипломатию и подспудно предуготавливали неизбежные предпосылки грядущей Крымской войны, которая станет последним актом царствования Николая I. И когда в конце 40-х гг. XIX века вновь обострились противоречия интересов европейских стран на Ближнем Востоке при параллельном развитии национально-освободительного движения на Балканах, Николаю I не удалось избрать сбалансированную политику в решении восточного вопроса и в реакции на политические катаклизмы Запада.


Следуя духу и букве предшествующих конвенций, царь отправил в марте 1849 года русские войска для подавления венгерского восстания против законного правительства Австрии. Однако вскоре ему пришлось убедиться в неискренности и своеобразной «благодарности» союзников, когда Австрия и Пруссия объединились с Англией и Францией, чтобы при удобной возможности ослабить государственную мощь России и нанести ей военное поражение.

 

После закулисных переговоров с европейскими дипломатами турецкое правительство объявило войну России, против которой вскоре объединились все западные страны и партии. В проклятиях самодержавию польские эмигранты вставали под турецкие знамёна, венгерские революционеры смыкались с австрийским императором, Маркс и Энгельс находили общий язык с Наполеоном III и Пальмерстоном.

 

- К какому самодержавию стремился Николай? Правомерно ли считать, что с неизбежным усилением буржуазии расшатывались основы православия, самодержавия, народности?

- О том, к какому самодержавию стремился Николай I, можно судить по его обращению к своему наследнику: «Дай Бог, чтобы мне удалось сдать тебе Россию такою, какою стремился я её поставить: сильной, самостоятельной и добродающей - нам добро, никому зло». Для этого и должно было служить уваровское триединство православия, самодержавия и народности, истоки которого можно усматривать в «Записке о древней и новой России» Карамзина.

Идеальные задачи в единстве православия, самодержавия и народности изнутри ослаблялись их несовершенным воплощением, недостатками складывавшейся административной системы. К тому же неизбежное усиление буржуазии направляло неуклонный ход истории новейших народов, говоря словами Н. Тургенева, по «грязной дороге» эгоизма и корысти, расшатывало духовные основы жизни.

 

- Появилась ли уже при Николае I та дьявольская сила, которая займётся террором при его сыне? И каковы причины её появления?

- Терроризм как таковой в России проявился всё же позже - весной 1862 года, когда Пётр Заичневский составил прокламацию «Молодая Россия», в которой террор открыто представлялся средством достижения социальных и политических преобразований. 4 апреля 1866 года прозвучал выстрел Каракозова. В 1869 году сформировалась нелегальная организация «Народная расправа» во главе с Нечаевым.

В николаевское царствование такое трудно было вообразить. Но в его последние годы уже ощущалась и постепенно набирала силу нигилистическая атмосфера, которая проявилась и в деятельности кружка Петрашевского и логика которой прослежена Достоевским в «Бесах». По его убеждению, нечаевщина стала результатом отречения дворянства и западнической интеллигенции от православия и самобытного развития, слепой веры в «новые идеи» безотносительно понимания противоречий человеческой природы.

 

- Среди великих русских мыслителей и писателей были и поклонники, и противники Николая Павловича. Чьё мнение для вас особенно дорого? Кто определил историческую репутацию этого императора?

- Я думаю, что наиболее точно лейтмотивы деятельности и особенности личности Николая I выразил философ Вл. Соловьёв, откликнувшийся на 40-летие со дня его кончины: «Могучий Самодержец, которого сегодня благочестиво поминает Русское царство, не был только олицетворением нашей внешней силы. Если бы он был только этим, то его слава не пережила бы Севастополя. Но за суровыми чертами грозного властителя, резко выступавшими по требованию государственной необходимости (или того, что считалась за такую необходимость), в императоре Николае Павловиче таилось ясное понимание высшей правды и христианского идеала, поднимавшее его над уровнем не только тогдашнего, но и теперешнего общественного сознания...

Кроме великодушного характера и человеческого сердца в этом «железном великане», - какое ясное и твёрдое понимание принципов христианской политики! «Мы этого не должны, именно потому, что мы - христиане» - вот простые слова, которыми император Николай I «опередил» и свою и нашу эпоху, вот начальная истина, которую приходится напоминать нашему обществу!»

Однако в историческом процессе возобладали оценки революционных демократов, называвших правление Николая I периодом мрачной реакции и безнадёжного застоя, когда повсюду воздвигались деспотический произвол, казарменный порядок и кладбищенская тишина. Укротитель революций, жандарм Европы, тюремщик декабристов, неисправимый солдафон, «исчадие мундирного просвещения», «удав, тридцать лет душивший Россию» - таковы типичные стереотипы, докатившиеся до наших дней. Увы...

- Пришла ли пора уважительно исследовать деятельность императора Николая I, в том числе и опыт поражений?

- Внушительная фигура этого императора достойна уважительной памяти. Хочется верить, мы больше не станем вычёркивать его из контекста «золотого века» нашей культуры.

 

Беседу вёл Арсений ЗАМОСТЬЯНОВ

25 февраля 2017   Просмотров: 5243   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Комментарии (1)
Пользователь offline KulikovoPole 25 февраля 2017 23:48

Этот великий Царь освободил Россию от происков "Свободы-Губителя" ("имя зверя" Откр.13:17)

Он взошёл на престол, подавив восстание декабристов, и как полагают многие исследователи, этим удержал Россию на краю пропасти кровавого революционного террора, в которую она всё-таки изверглась спустя сто лет в 1917 году.

Есть версия, что Николай I задавал вопрос Пушкину, рагадавшего тайну Свободы, о том — пошёл бы он на площадь вместе со своими товарищами, декабристами, а Пушкин ответил, что да, пошёл бы, но чтобы их отговорить.

 

        1
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.