Рубрика: » » Трансгенная кукуруза – реакция независимых ученых

Трансгенная кукуруза – реакция независимых ученых

Опубликовано беспрецедентное открытое письмо ученых всего мира в защиту науки. Идет сбор подписей. Выводы группы Сералини об опасности ГМО для здоровья – это повод прекратить кампанию по дискредитации науки и перейти к реальному изучению рисков, которые несут трансгены, - считают ученые.

 

Как стало известно Biosafety.ru, на сайте http://independentsciencenews.org/ опубликовано открытое письмо ученых в поддержку независимой науки в связи с продолжающейся необоснованной критикой выводов ученых группы Сералини, чье исследование выявило крайне негативное влияние ГМО на здоровье животных. Письмо открыто для подписания.

Biosafety.ru подготовил русский перевод текста письма.

Открытое письмо

Новое исследование группы французских ученых под руководством Жиля-Эрика Сералини описывает вредоносное воздействие на крыс употребления в пищу генетически модифицированной кукурузы (линии NK603), как содержащей гербицид раундап, так и не содержащей гербицид раундап и самого гербицида раундап. Эта рецензируемая работа (Seralini et al., 2012) была критически воспринята некоторыми учеными, чье мнение было широко освещено в СМИ (Carmen, 2012; Mestel, 2012; Revkin, 2012; Worstall, 2012).

Работа Сералини – это продолжение исследований, выявивших токсичность раундапа и его влияние на эндокринную систему (Gaivão et al., 2012; Kelly et al., 2010; Paganelli et al., 2010; Romano et al., 2012), обзор которых представлен в работе группы Антонио (Antoniou et al., 2010).

Публикация исследования Сералини и внимание к нему СМИ поднимает целый комплекс фундаментальных вызовов, с которым сталкивается наука, оказывающаяся под все возрастающим влиянием корпораций, во всем мире. Эти вызовы актуальны для всего научного сообщества, однако они редко обсуждаются в стенах институтов.

1) История нападок на исследования, указывающие на наличие рисков.


Сералини и его коллеги оказались последними в череде исследователей, чьи выводы вызывали поток отрежиссированных выпадов. Один из последних примеров – работа Игнасио Чапелы, старшего преподавателя Университета Беркли, посвященная ГМ- загрязнению кукурузы в Мексике (Quist and Chapela, 2001). После ее выхода в интернете началась кампания по дискредитации ученых. Как сообщается, эта кампания была разработана фирмой Biving Group, пиар-фирмой, специализирующейся на конкурентном маркетинге, среди клиентов которой компания Монсанто (Delborne, 2008).

Выдающаяся научная карьера биохимика Арпада Пуштая завершилась после того, как он попытался опубликовать результаты своих исследований на ГМ-картофеле (Ewen and Pusztai, 1999a), которые противоречили общепринятому мнению. Для того чтобы он прекратил свою работу Британское королевского общество использовало все: от подписки о неразглашении информации, принудительного увольнения, до захвата данных и преследований (Ewen and Pusztai, 1999b; Laidlaw, 2003). Пускаются в ход даже угрозы физического насилия, как это было недавно сделано в отношении Андреса Карраско, профессора молекулярной эмбриологии Университета Буенос-Айреса, чье исследование (Paganelli et al. 2010) выявило влияние на здоровье глифосата, компонента раундапа (Amnesty International, 2010).

Нет ничего удивительного в том, что когда 26 специалистов по энтомологии направили в Агентство США по охране окружающей среды жалобу о контроле со стороны индустрии доступа к ГМ-культурам, необходимым для исследований, они сделали это анонимно (Pollack, 2009).

2) Роль научной прессы. Важный, но часто игнорируемый аспект тактики запугивания – это то, что оно часто происходит при участии научной прессы (Ermakova, 2007; Heinemann and Traavik, 2007; Latham and Wilson, 2007). О статье Сералини материалы появились едва ли не в самых престижных сегментах научной прессы: Science, the New York Times, New Scientist и the Washington Post. Все они, как один, публикуя критику исследования, даже не упомянули публикации в его поддержку (Carmen, 2012; Enserink, 2012; MacKenzie, 2012; Pollack, 2012). При этом такое, не столь обеспеченное издание как UK Daily Mail спокойно опубликовало на своих страницах статью с положительными отзывами на похожее исследование (Poulter, 2012).

3) Введение в заблуждение с помощью СМИ. При появлении исследований, результаты которых говорят о существовании рисков, критика, обрушивающаяся на них, как правило, содержит фальшивые данные, вводит в заблуждение и неправдива. Использование общепринятых методик в исследовании Сералини (2012) было представлено в СМИ как некачественная наука, но когда тем же занимаются специалисты от индустрии, этого не происходит (см. ссылки выше и исследования Science Media Centre, 2012). Цель использования фальшивых аргументов – посеять сомнения и смуту среди неспециалистов. Например, многие цитировали Тома Сандерса из Королевского колледжа Лондона, который сказал: «Эта линия крыс очень подвержена опухолям, характерным для млекопитающих, в особенности, если прием пищи не ограничивается» (Hirschler and Kelland, 2012 ). Он забыл упомянуть или не знал, что большинство исследований на животных проводятся на линии крыс Sprague-Dawley (например, Hammond et al., 1996, 2004, 2006; MacKenzie et al., 2007) и прием пищи ими не ограничивается. Комментарии Сандерса важны, так как именно они были широко растиражированы в прессе и они стали частью хорошо спланированной ответной реакции со стороны Центра научной прессы Британского королевского института. Этот центр уже неоднократно занимался подавление споров вокруг ГМО, среди его основателей - целый ряд компаний, производящих ГМО и пестициды.

4) Ответственность регулирующих органов. По нашему мнению большая доля ответственности за возникновение этих проблем лежит на регулирующих органах, таких как Европейское агентство по безопасности продуктов питания (EFSA) в Европе и Агентство по охране окружающей среды (EPA) и Управление по продуктам питания и лекарственным препаратам (FDA) в США, которые придерживаются фиксированных регламентов, способных выявить лишь незначительные негативные последствия от использования ГМО или не выявить их вовсе (Schubert, 2002; Freese and Schubert, 2004; Pelletier, 2005).

Пуштай (2001) и другие специалисты неоднократно отмечали, что тщательно проведенные исследования на животных – один из лучших способов определить возможные не прогнозируемые заранее изменения в их состоянии. Однако исследования на животных не являются обязательными для получения разрешения на использование ГМО, а научная достоверность тех работ, которые были опубликованы на сегодняшний день, вызывает сомнения. (Domingo, 2007; Pusztai et al., 2003; Spiroux de Vendômois et al., 2009). Например, группа Снелла (Snell et al., 2012), изучившая 12 долгосрочных (менее 96 дней) и 12 исследований на нескольких поколениях животных, сделала следующий вывод: «Работы, которые мы изучили, часто базируются на экспериментах с неадекватным дизайном, что отражается на статистическом анализе… основная претензия к ним - это не только отсутствие в эксперименте изогенных линий животных, но и недооценка статистической значимости и отсутствие повторений».

Очевидно, что схожие проблемы, связанные с дизайном эксперимента и анализом, поднятые в связи выявившим риски исследованием Сералини, не беспокоили критиков, когда речь шла о работах, не обнаруживших риски и повлиявших на плохо информированных лиц, принимающих решения. В итоге основной проблемой науки и общества стала регистрация ГМО без использования или с использованием лишь малой части данных, на основании которых можно оценить их безопасность.

5) Наука и политика. Руководящие органы выработали привычку использовать науку в целях политического футбола. Например, исследование, проведенное Канадским королевским обществом по просьбе правительства страны, выявило целый ряд пробелов в сфере регулирования ГМО в Канаде (RSC, 2001). Однако, как отмечается в работе Андре (Andree, 2006) правительство Канады так и не предприняло никаких значимых мер в отношении большинства рекомендаций этого исследования. Аналогичным образом были полностью проигнорированы политиками и рекомендации доклада IAASTD, подготовленного международной группой из 400 ученых по итогам 6-летней работы, в котором говорилось, что ГМО не являются решением проблем мирового сельского хозяйства. Правительства используют научные данные только в тех случаях, когда этого им выгодно.

6) Выводы. Те, кто, преследуя свои интересы, пытается посеять необоснованные сомнения по поводу достоверности неудобных результатов исследований, или правительства, выборочно использующие научные данные в политических целях, рискуют потерять доверие общества к научным методам и институтам и ставят по угрозу благополучие своих граждан.

Проведение исследований на безопасность, научно обоснованное регулирование и научный прогресс как таковой целиком зависят от доверия к институту науки, которая должна работать на благо общества и профессионализм. Если вместо этого, отправной точкой оценки научных результатов будет являться процедура регистрации, подстроенная под интересы подателя заявки и упроченная систематическим подавлением независимой науки, работающей на благо общества, честное, рациональное или научное обсуждение станет невозможным.

Полный текст письма с литературой, подписями и сносками (на английском языке)

Biosafety.ru

1 сентября 2017   Просмотров: 6475   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.