Рубрика: » » Святой источник. Рассказ

Святой источник. Рассказ

Наташа и Саша, возвращаясь в четверг с работы из Москвы, внезапно и сильно разругались.

 

 – Не смей со мной даже в одной электричке ехать! – в запальчивости заявила Наташа перед входом в третий вагон от хвоста.

 

Саша замер на некоторое время, но, поразмыслив, что следующая электричка в Белкине не останавливается, а другая пойдет только через тридцать минут, быстро дошагал до головного вагона и успел в него впрыгнуть перед самым захлопыванием дверей. Тут он купил банку пива у торговца-разносчика и наконец ответил жене:

 

 – Ну и пожалуйста!

 

 Пару остановок он простоял, потягивая пивко и глядя в окно тамбура, но вскоре соскучился по Наташе и побрел по электричке от головы к хвосту. Входя в очередной вагон, Саша осторожно протыкал его взглядом, дабы не напороться на обиженную жену, но она как вошла на вокзале в третий от конца, так в нем и стояла. Возле схемы движения пригородных поездов. Прислонившись к окну и глядя в него.

 

 Саша затаился в тамбуре и допил пиво. Напиток малость развеселил его, и в голове стала искрить мысль о дерзкой и задорной выходке. Как только электричка остановилась на станции Радужной, Саша выскочил на платформу, подбежал к окну, за которым стояла Наташа, и приложился к стеклу поцелуем, почти попав в десяточку – метил туда, где губы, а попал туда, где нос.

 

 – Сашка, ты дурак, что ли? Немедленно вернись в вагон! – воскликнула с той стороны стекла Наташа, но с платформы голос ее не имел ни малейшего звучания, и фразу «Сашка, ты дурак, что ли?» муж по губам прочитал как «Сашка, я люблю тебя», а приказ вернуться и вовсе не расшифровал. Но вернуться он успел, электричка тронулась дальше, он протиснулся через тесноту тамбура внутрь вагона и с удивлением услышал от жены:

 

 – Не смей ко мне приближаться! Я закричу, что знать тебя не знаю, а ты – маньяк, ко мне пристаешь.

 

 Огорченный муж почесал репу и разобиженно отправился обратно в головной вагон состава.

 

Выйдя в Белкине, Саша дождался Наташу, но она гордо прошла мимо, из чего он заключил, что слова, произнесенные им в Москве и ставшие причиной ссоры, и впрямь не имели никакой ценности в качестве шутки.

 

 От станции до Новобелкина, в котором проживали супруги, пролегала прекрасная дорожка мимо дач новых русских, через лесок, вниз к реке Сныри, некогда полноводной, а ныне весьма скромной, потом вверх на пригорок, а там уже и рукой подать до дома.

 

 Саша шел в отдалении шагах примерно в ста от Наташи и всё ждал, когда она обернется, простит его и они радостно, как обычно, вернутся домой. Но жена шла не оборачиваясь и даже приветливо улыбнулась какому-то мужику, который прошел мимо и что-то в наглую ей сказал. Счастье того мужика, что он не поперся за ней следом, потому что кулаки у Саши были всегда готовы к торпедированию наглых морд.

 

 То, что жена не оборачивалась и не прощала его, стало Сашу бесить. Но глядя на плывущую впереди Наташину стройную фигурку в элегантном пальто нежно-малинового цвета, на кудрявую черноволосую головку, слегка вздернутую, на женственную пленительную походку, муж не мог не восхититься: «Всё-таки до чего ж хороша!»

 

 Саша был не чужд поэзии, и однажды летом, когда они еще только-только поженились и почти так же, как сегодня, поссорились, он сочинил целую поэму, впрочем, состоящую всего из двух строк:

 

 И пошла она, виляя,

 Мое сердце и взор пленяя.

 

 Тогда поэма сыграла свою роль в примирении, но дважды в один поток не войдешь, и надо было придумать новый ход. Видали? С поцелуем через окно электрички-то не выгорело!..

 

 Так в горестных раздумьях, смешанных с восхищением собственной женой, Саша дошел до пригорка, с которого начинался спуск к реке. Слева всё еще зеленел, несмотря на осень, луг, на котором летом они здорово веселились, устроив пикник с Лихачёвыми и Дьяковыми. Внизу шумела мутная Снырь, вновь после обильных дождей вспомнив свою полноводную молодость.

 

 Взойдя на пригорок, Саша остановился, увидев, как жена вдруг резко развернулась на мостике через реку. Всем своим видом – руки в карманах пальто – Наташа показывала, что готова к разговору. Но тут Саша понял, что еще не изобрел инструмента к новому примирению, и стоял как вкопанный, глядя на свою красавицу. Еще он думал: «В конце концов, у нас тоже кое-какая гордость имеется!» Так и стоял, глядя то на Наташу, то на большой белый крест у реки, особо выделяющийся среди сумерек. Там в Снырь впадал источник, считающийся в народе святым. Есть сведения, что некогда здесь обретался отшельник Исихий Тихий, благодаря молитвам которого воды источника и впрямь стали необыкновенно чистыми и вкусными. Даже целебными. Может, и впрямь святыми, Бог его знает!..

 

 Изобретение родилось внезапно.

 

 – Девушка, – обратился Саша к проходящей мимо женщине лет сорока. – Простите, не могли бы вы сказать вон той девушке в малиновом пальто, что я ее люблю?

 

 – Что-что?.. Хорошо, скажу, – мигом откликнулась прохожая и поспешила вниз к реке.

 

 Саше стало гораздо веселее. И он цапнул за локоть пробегающего мимо паренька:

 

 – Слушай, браток! Видишь ту прекрасную девушку в малиновом пальто?

 

 – Ну и?

 

 – Будь человеком, скажи ей, что я ее люблю.

 

 – Чево? Еще чево! – вырвался паренек и сердито зашагал вниз.

 

 Не беда: Саша уже видел, что первая прохожая выполнила его просьбу и что-то сказала Наташе. Он стал прицеливаться к очередному гонцу, как вдруг проходящий мимо него мужик, поднявшийся от реки, буркнул:

 

 – Слышь, там тебе велено передать, что любят.

 

 – Чего? Кого?

 

 Но мужик уже почесал дальше, как видно, спеша на электричку.

 

Саша подловил девчонку лет семнадцати, набирающую на ходу номер на мобильнике:

 

 – Простите, будьте так добры, вопрос жизни и смерти! Передайте той девушке у моста, которая в малиновом пальто, что я ее очень люблю.

 

 Девчонка даже не удостоила его взглядом. Она набрала нужный номер и стала на ходу говорить с подружкой:

 

 – Алка! Атас, полный атас! Предаки нас с Игоряном застукали. А Игорян такой полуголый… А я такая воще, вся помада размазана… Кстати, вас любят, – почти равнодушным тоном буркнула она стоящей у моста Наташе и засеменила дальше. – А предаки такие и говорят…

 

 Наташа рассмеялась и застопорила очередную жертву. Это был мужлан так мужлан. На ее просьбу он гоготнул:

 

 – А может, еще чего передать? Могу деньги отнести, если надо.

 

 – Нет, только про любовь.

 

 – Любовь, любовь… Ну ладно. А может, за это телефончик дашь?

 

 – Идите, можете ничего не передавать!

 

 – А мне-то больно надо! – рассердился мужлан и зашагал на пригорочек. – Была охота! Нашли себе почту!

 

 Но проходя мимо стоящего на пригорочке Саши, мужлан рыкнул на него:

 

 – Ты, что ль, муж той? Говорит, любит тебя, барана!

 

 А Саша уже ловил нового гонца. Так они стояли и слали этих гонцов еще минут пять, покуда не кинулись навстречу друг другу, побежали: он – сверху вниз, она – снизу вверх. И сшиблись, как при лобовом столкновении, врезались друг в друга поцелуем.

 

 – Пить хочу, Сашка, не могу как! – сказала жена, когда поцелуй окончился.

 

 – Я тоже, – задыхаясь, вымолвил муж. – Пошли к источнику!

 

 – Пошли. Люблю тебя, дурака, знаешь как!

 

 Они спустились к источнику Исихия Тихого, Саша снял с гвоздика алюминиевую кружку, протянул ее жене. Она сделала глоток и вернула. Так они и пили чистую, холодную и целебную воду по глоточку, передавая кружку друг другу.

 Потом Наташа и Саша медленно шли к своему дому, тесно обнявшись.

 

 – А здорово я придумал гонца к тебе послать, – произнес наконец муж.

 

 – Чего? Ты? Да это я первая!

 

 – Ну да! Я первый!

 

 – Сашка! Счас опять поссоримся! Я первая послала к тебе того прилизанного мужичонку.

 

 – Да нет же, это я первый придумал…

 

 – Ну Саша!

 

 – Говоришь, ты первая? Ладно уж, будь по-твоему: ты.

 

 – Еще скажи, что ты первый побежал ко мне.

 

 – А разве не так?

 

 – По-моему, я первая. Хотя, быть может, мы одновременно.

 

 – Конечно, одновременно!

 

 – Давай никогда больше не ссориться.

 

 – Давай.

 

 – Проси прощения за ту глупую шутку!

 

 На другое утро, идя к электричке, они вспоминали вчерашнее. Наташа щебетала:

 

 – А я стою и мимо меня так и проносятся с извещениями: «Там вас любят», «Ваш муж вас любит», «Мужик в черном плаще говорит, что ваще-то любит вас». А одна по телефону разговаривала и вдруг вспомнила: «Кстати, вас любят».

 

 – А хороший всё-таки народ у нас, скажи, Наташка! А я, честно говоря, думал, он хуже.

 

 А вот уже и Снырь. Сегодня она была освещена ярким и радостным солнцем. Крест над источником, вчера такой белый в сумерках, теперь сиял золотом. Наташа и Саша прошли по мостику, остановились.

 

 – Наша экскурсия подошла к тому месту, где в ноябре 2012 года будущая царица Наталья пребывала в великом стоянии, а ее супруг боярин Александр находился вон на том пригорочке, вон у того столба, – голосом экскурсовода заговорила Наташа. – Стояние длилось о-очень долго, и они слали друг другу гонцов, которые сообщали Наталье, что Александр любит ее, а Александру, что Наталья любит его. Потом боярин Александр сочинил поэму, которая начиналась словами…

 

 – Как стояли мы на пригорочке… – начал Саша, но никак не мог придумать дальше, и уже когда они поднялись от реки вверх, Наташа сама досочинила:

 

 – Как стояли мы на пригорочке, и любви починяли рессорочки…

 

Александр Сегень

Источник: «Православие. Ru»

21 июня 2017   Просмотров: 7583   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Комментарии (1)
21 июня 2017 20:43

Замечательно.

Для взрослых влюбленных love :

Серенада к Любимой...

 

Ничего на свете лучше нету...

        1