Рубрика: » » Непонятный грех. Оксана Северина

Непонятный грех. Оксана Северина

В сегодняшнем обществе отношение к добрачным связям и гражданскому браку абсолютно лояльное. Однако Церковь говорит, что блуд — смертный грех, такой же, как воровство или убийство. Воровство и убийство приносят страдание, а тут люди любят друг друга — возражает общество. Но Церковь почему-то упорно повторяет: один мужчина и одна женщина вместе навсегда, а прочее — грех. Почему?

 

Чувство долга и любовь

 

По данным социологического опроса, проведенного в Твери, из тысячи респондентов разного возраста в пользу так называемого «гражданского брак»а высказалось более 70 процентов молодежи, примерно 65 процентов людей среднего возраста и около 40 процентов пожилых людей. Аргументы приводились разные, в зависимости от возраста. Родители видят в такой форме отношений возможность для молодых «проверить себя, чтобы не пришлось скоропостижно разводиться».

 

Молодежь стремится сохранить независимость и подлинность своего чувства, ведь, «кроме любви, в таком браке нас ничего не связывает». Вразрез общественному мнению идет лишь Церковь, по-прежнему считая нормальным браком венчанный союз, признавая гражданским браком брак, заключенный в загсе, и считая любое другое сожительство серьезным грехом.

 

«Никаких изменений в этой позиции Церкви быть не может, потому что то, чему учат священники, есть учение Священного Писания, — говорит протоиерей Максим Первозванский, главный редактор молодежного журнала "Наследник”, духовник Молодежного объединения "Молодая Русь”. — Апостол Павел говорит: "Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни воры... Царства Божия не наследуют” (1 Кор. 6: 9-10). Если начать учить чему-то другому, будет утрачен критерий истинности, тогда мы должны будем признать, что Церковь тысячелетиями учила неправильно. Другое дело, что мы должны сделать церковные послания понятными современному человеку».

 

Не только в христианстве, но и во многих других культурах брак представляет собой соответствующий обряд, когда два человека дают публичные обещания во взаимной верности и любви и затем устраивают брачный пир, на который, например, по византийскому законодательству вступающий в брак должен был пригласить не менее девяти соседей — таково было понимание публичности для той культуры.

 

Публичные взаимные обязательства создают необходимые условия для развития отношений в браке. «Любовь, — продолжает отец Максим, — величина динамическая, она либо растет, либо умирает. Чувство долга — одно из важнейших условий роста любви, поэтому дело вовсе не в "штампике в паспорте”. Когда человек публично произносит: теперь мы муж и жена, это значит, как говорится в одной протестантской формулировке: в радости и в горести, в здравии и в болезни, в богатстве и в бедности, доколе смерть не разлучит нас.

 

Если же человек женится с мыслью, мол, ничего, поживу — разведусь, такой брак будет изначально обречен». Наша любовь к своим детям, к родителям объясняется, считает отец Максим, не столько абстрактным кровным родством, сколько фактической невозможностью их поменять. Вступая в брак, человек должен понимать, что это навсегда, тогда это создает необходимую основу для развития любви. Без взаимных обязательств любовь быстро сходит на нет.

 

Семья «понарошку»

 

Нередко «гражданским браком» люди пытаются проверить свои чувства. Но можно ли, например, рулеткой проверить исправность будильника? Очевидно, что для этого нужен другой инструмент. Так и «гражданским браком» нельзя проверить то, что необходимо в браке реальном: способность жертвовать своими интересами, притираться друг к другу. «Можно, — говорит священник Илья Шугаев, настоятель храма Архангела Михаила г. Талдом, автор цикла бесед со старшеклассниками о семье и браке "Один раз на всю жизнь”, — проверить хозяйственность, узнать привычки. Но в духовной жизни семьи личные привычки стоят на десятом месте. Если ты готов жертвовать собой ради другого, то любая разница в воспитании, в привычках — все становится преодолимо».

 

К тому же чаще всего участники «гражданского брака» проверяют чувства своего партнера, а не свои. Один прихожанин, придя к вере, рассказывал отцу Илье о таких проверках: «Ты постоянно приглядываешься, ждешь: а ну-ка, какой еще фортель она выкинет? Ага, видишь, не помыла посуду. Но сам не становишься мыть: как же тогда она "испытается”? Кажется, что чем больше возникает искушений, тем тщательнее будет проверка». Поведение супругов в «гражданском» и реальном браке абсолютно разное. В браке при возникновении проблем возникает общее желание их преодолеть. В сожительстве каждый желает посмотреть, как с этим справится другой.

 

Количество вместо качества

 

«Одно из безобразнейших событий нашего века, — говорит протоиерей Владислав Свешников, доктор богословия, настоятель храма Трех Святителей на Кулишках, — есть подмена слова "любовь”. Сейчас говорят "заняться любовью”, между тем как любовь во все времена означала переживание человеком ценности другого лица как образа Божия. Любовь — это готовность на любое жертвование ради своего избранника, а не психофизиологическое выражение. Поэтому блудники не живут любовью. Это было понятно еще в античные времена, потому что уже тогда существовала большая разница между женой и наложницей. Личность как образ Божий разрушается грехом, поэтому в блуде происходит разрушение личности».

 

«...Всякий грех, какой делает человек, есть вне тела, а блудник грешит против собственного тела» (1 Кор. 6: 18). Сосудом для хранения, «вместилищем» Духа Святого называет человеческое тело апостол Павел, поэтому и призывает хранить его в «святости и чести, а не в страсти похотения». Невозможно, оскверняя тело, оставить чистым его содержимое — душу.

 

«Сначала мужчина и женщина дают обязательство верности и закрепляют это браком, возникает духовная связь, потом — телесная близость. Если наоборот, то семья будет уродливая — таков закон духовной жизни», — говорит отец Илья Шугаев.

 

А если у людей есть опыт близостей с разными людьми? С духовной точки зрения в каждом «гражданском браке» человек оставляет частицу своего сердца. «Человек хотел соединиться телом, душою и духом вовсе не хотел, а получил все сразу, — продолжает отец Илья. — Телесную связь разорвать легко. Но духовная связь остается. Душа, оказывается, уже связана с другими людьми, и эти связи тянут ее, не дают ей свободы. Вот почему, когда впоследствии человек пытается вступить в настоящий брак, оказывается, что он уже не может любить свою жену всем сердцем. Часть его сердца всегда будет принадлежать кому-то другому. Неудивительно, если таким отношениям будет не хватать душевной наполненности».

 

По этой же причине начинают переживать внутреннее опустошение и люди, часто меняющие партнеров, ищущие свою «настоящую любовь». Они пытаются количеством компенсировать качество отношений, что приводит к разным невротическим расстройствам, одно из которых — так называемый синдром Дон Жуана.

 

«В церковном понимании блуд есть грех, а грех — это рана на душе, и если ее не лечить, то она будет постоянно кровоточить, — говорит отец Илья. — Но любой грех лечится покаянием, после которого на месте кровоточащей раны со временем останется лишь шрам».

 

Оксана Северина

Источник: http://www.nsad.ru/

18 января 2018   Просмотров: 18273   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.