Рубрика: » » Царский завет. III часть. Святитель Николай Сербский

Царский завет. III часть. Святитель Николай Сербский

I Часть


II Часть


 

Глава шестая,


в которой говорится о превосходстве ума тех, которые возлюбили Царство Небесное.

 

Проговорил Лазарь:

 

- Скажи мне, светлый  гражданин Небесного Царства,  какая польза будет народу  моему от выбора Царства Небесного?

 

Ответил ему на то гражданин  небес:

 

- Любовь к Царству Небесному  воистину принесёт несказанную  пользу народу твоему. Очистит  ему ум, сердце и волю. Так, целую душу сделает чистым зеркалом, в котором будет отражаться наш безсмертный мир и наша жизнь. Царство Небесное войдёт внутрь него, и он, как достойный войдёт в Царство Небесное:

 

Первое, что  говорю, очистит ему ум. Что для  вас, смертных, является головой  телу, это ум души. И как голова  сторожит тело, так ум сторожит  душу. Хоть обиталище ума и  находится в сердце, главный сторож  в отношении видимого мира  находится в голове. Ум воспринимает  видимый мир через чувства,  а потом просеивает все восприятия  и судит. Как человек будет  просеивать и судить внешние впечатления, зависит от духа, которым исполнена целая душа, а также ум. Если в человеке небесный Божий Дух, ум его будет чист и мощен, он обо всём сможет рассуждать и судить по Создателю своему и через Создателя.
 
Как сказано устами Пророка: «В светлости Твоей увидим светлость». Просветлённый небесным Божьим Духом, ум человеческий и сам бывает обожествлён и через это осветлён, чист и бодр. С помощью небесной светлости в себе он видит все творения и все события, то есть ясно их читает и осознаёт их смысл и значение. Такой ум, заквашенный Духом Небесным, не даёт быть обманутым некой тьмой, которая происходит от нижних духов, поворачивает человека против Бога и от Бога отделяет.

 

 Такой первобытный, чистый и бодрый ум, созданный Творцом в душе человеческой, сияет в душе, дарованный Духом от Себя Самого. А как только ум испачкан, он становится ленив и перестаёт быть господином внешних впечатлений. Если стража ослабевает, то чужие врываются внутрь души человеческой. Ум тогда губит небесную светлость, а с тем и силу. Не может ни различать, ни оборонять. Преклоняется перед каждым чувственным впечатлением. Чем больше стремится ум за чувственными впечатлениями, тем больше привлекает их без разбора. Человек с таким помрачённым и расслабленным умом, прежде всего, теряет свой мир. Без душевного мира он мечется по свету и стремится к чему-то новому, не зная точно к чему. По сути, он стремится к потерянному Богу, через Кого был господином и судьёй всех творений вокруг себя.

 

Сейчас он бегает за слугами и рабами своими и расспрашивает их о Господине. В него не входит, как раньше, истинный смысл творений, светлость творений, но только их тени, и то ровно настолько, насколько телесные очи их видят, телесные уши их слышат и язык чувствует, и нос обоняет, и кожа ощущает. Через души таких людей громыхает вся вселенская природа, как через труп. Такое попрание и уничтожение человека поддерживают адские духи со злобным веселием, когда мы, хранители душ человеческих, отступаем в сторону по указанию Всевышнего и с печалью наблюдаем за теми, которые сами себя уничтожают и гибнут для всех миров.

 

Мы, духи, видим  ум одного человека в сущности и целостности, каков он есть. Но вы, телом ограниченные, не в состоянии так видеть. Вы цените ум по мыслям. Поэтому так часто ошибаетесь. Ведь испорченный ум часто маскируется привлекательными мыслями, как некрасивое лицо белилами. А правый, чистый ум опять нередко скрывается под маской юродства. Поэтому хочу показать сейчас тебе разницу между мыслями человека, возлюбившего Царство Небесное и человека, возлюбившего земное царство. Любящий царство земное всё, что имеет в этом мире, принимает за сущность и оценивает относительно своей прибыли. Видит ли он кусок золота, он не мыслит о нём как о творении Божьем, не рассуждает о его символичном значении, но думает о том, какие удовольствия мог бы он иметь за то золото. Посмотрит ли он на чужую ниву, он не мыслит о чудесном посеве, который произрастёт из земли, но думает о том, как бы ему эту ниву заиметь. Увидит ли он белого ягнёнка на зелёной лужайке, он не мыслит о ягнёнке как о творении Божьем, но как о своей добыче. Встретит ли он чужую жену, он не мыслит о ней как о матери или как о творении Безсмертного Художника, но думает о сраме и оскорблении. Если же как Князь одного народа нам предстанет, то он не мыслит со страхом о своём долге перед Богом мудрости, чтобы хорошо управлять своим народом, но думает только о долге народа перед ним. О соседних Князьях думает только, как бы их унизить, свергнуть с власти и присвоить их державы. И так думают все, возлюбившие царство земное, потому что телесные, земные и звероподобные. Ум таковых помрачён и не может воспринимать истину и, как паук, вовлекает в себя всё, что вокруг. Мысли таких людей безумны, мрачны и ложны.

 

Возлюбившие Царство Небесное всё непреходящее и безсмертное ценят и обо всём мыслят через Создателя всего. Видя золото, они размышляют о Том, Кто сотворил этот прекрасный металл и сокрыл его в земле. И ещё размышляют о неизменном сиянии истины, которое этот металл означает в духовном смысле, и о совершенствах души, которые он означает в нравственном смысле. Видя соседскую ниву, они размышляют о ней как о собственности Божией, на которой Бог первый и главный возделыватель. Потом они хвалят труд земного хозяина нивы, который её раскорчевал, обработал, распахал и засеял. И молятся они в себе Хозяину вселенной, чтобы благословил такой труд человеческий и подарил плод ниве его, чтобы дети его были сыты и Его, своего Творца, прославляли бы.

 

Увидят ли таковые ягнёнка на лужайке, они размышляют о Премудром Промыслителе, Который так дивно одел того ягнёнка, питает и защищает его. Встретят ли таковые чужую жену, они размышляют с почтением о ней как о матери, которой и её и их Творец определил задачу и путь к спасению в этом опасном земном странствии. Если же пред нами предстанет Князь одного народа, то он со страхом размышляет о долге своём перед Богом и народом своим, прося от Бога мудрости, чтобы иметь возможность управлять народом во славу Господню. А соседние Князья благословляются им. И молит он Бога за них и за народы их как за братьев своих.

 

Радуйся же, избранниче Божий, ты сделал правильный выбор и оставил своему народу живоносный завет. Возлюбив Царство Небесное, ты приблизил Бога к народу своему и народ свой к Богу. Ты предал народ свой заботе лучшего Лекаря и Целителя, Который видит сокрытые раны душ человеческих, и только Он может их исцелить. Горькими лекарствами Он очистит ум народу, напоит его вдохновением Духа Святого и сделает снова светлым и сильным. Возвратит ему ум небесный, который станет подобен Дародавцу ума. И народ твой освободит от духа земного и адского и сделает его способным мыслить ангельски, глубоко, высоко, прозорливо, духовно. Своим умом он превзойдёт всех своих предков из свободы и всех господ-завоевателей. Ум, который будет явлен твоим народом в вековом рабстве, станет светлым отображением Его ума. И будет удивлять далёкие поколения, живущие свободно.

  

Так ум твоего народа будет омыт, излечен, обожествлён и небесами возвышен. В его мыслях будет отражаться безкрайний ум Того, Кто есть Сам Ум, в Кого не может входить и от Кого не может исходить никакая грешная мысль. Солнечный свет есть тьма по сравнению со светлостью того вечного Ума. И хрусталь есть мрачный гранит по отношению к ясности и прозрачности мыслей Его. Все небесные силы умны от превечного Ума Создателя своего. Тот Ум Его в Нём. В Нём рождается вечность и от Него освещается мудростью каждая тварь на небесах и в подножии небес. Он всё знает не исследуя. Всё видит мгновенно, не нуждаясь в очах. Всё двигает и всем руководит, не меняя места. Без Него нет действительного ума. Без Него нет правильных мыслей.

 

Глава седьмая,

 

в которой говорится  о превосходстве любви у тех, которые возлюбили Царство Небесное.

 

- Коротка мысль у нас,  смертных, - проговорил умирающий  Князь, - и свеча нашей души  не светит так далеко. Зато  не надо огорчаться, вестник Божий  светлый, тем, о чём сейчас  тебя спрошу. Почему Тот, Который нас по любви сотворил и любовью нас Своей повсюду окружает, почему допустил гибель этих трёх прекрасных воевод передо мной и стольких других, чьи мёртвые тела украшают это страшное поле? Почему? Когда я точно знаю, они не охладели любовью ко Творцу Своему.

 

 На этот вопрос Князь  получил следующий ответ:

 

- Я понимаю твой вопрос. Ты меня спрашиваешь как основатель  церкви Раваницы. Если бы я, как сознательный и безтелесный дух, был вынужден облечься в гниющее тело, составленное из праха, я бы благословил тот час, когда бы я освободился от тела. Смерть страшна для тех, которые отделяются от предмета любви, но не для тех, которые соединены с предметом их любви. Смерть ужасна для тех, кто возлюбил царство земное, но весельем наполняет тех, кто возлюбил Царство Небесное. Где сердце человека, там и его дом. Кто любит мир и всё, что в мире, тот не имеет здорового сердца и настоящей любви. Любовь таких людей исполнена природным духом или, что ещё хуже, духом адским. Здоровым является только то сердце человеческое, которое горит любовью к Создателю. Настоящая любовь может относиться только к Тому, Кто проявляет Свою любовь к человеку ещё до его матери.

 

И такая любовь, которая только на земле имеет начало, а никогда и нигде завершение – единственная достойна того возвышенного имени. Всё остальное, что на земле именуется любовью, не есть любовь, но пристрастие к телам, тварям, обликам, быстротечным звукам, изменчивым вкусам, словам – к летающим и умирающим теням. Поэтому, когда Господин жизни и смерти посылает смерть тем, которые Его любят, Он посылает им смерть из пламенной любви к ним, чтобы освободить от разлуки их и приблизить к Себе. А когда шлёт смерть пристрастным, которые не вкусили мёд любви к Создателю своему, Он посылает им смерть по гневу Своему, чтобы безконечно удалить их от Себя. Так же, как жнец срезает одним серпом и пшеницу, и сорняк – одно, чтобы внести в дом свой, а другое – выбросить вон. Ты видишь это поле, покрытое мёртвыми телами, словно покошенной травой. Лежат тела, будто спелые колосья. Только здоровые зёрна взяты ангелами в небесные дворы, а зёрна испорченные выброшены во мрак бездонный. Так судьба душ человеческих похожа на судьбу пшеницы и плевелов; так же, как во время цветения нельзя разобрать, где пшеница, а где сорняк, так и души человеческие распознаются только перед смертью. Разница между людьми определяется внутренним содержанием и силой любви, которая зависит от духа внутри человека.

 

Сердце человека сотворено  для любви, возвышенной, самой  чистой и самой святой. Это  храм, самый малый, но самый  чудесный на земле, в котором  следует жить духу любви Божией; кадило, из которого возносится  аромат любви человека к Создателю.  Мы, ангелы небесные, невыразимо  любим всякую тварь Творца  нашего. Но любовь наша к творениям  происходит только от любви  нашей ко Творцу всех тварей. Всякое творение дорого нам только потому, что Его и от Него. Мы любим Его и поэтому любим всё, что Он любит. А то, что Он любит, Он творит и сохраняет, потому что Он превеликий Создатель и Вседержитель. Любовь к Нему, Любящему нас, делает нас сильнее, радостнее, святее, моложе и – живее.

 

Это любовь чистых  духов к Духу. Ощущая непрестанно  пламенную любовь к нам на  небесах, мы не имеем никаких  других ощущений. Как свет отражается  в каплях утренней росы, так  в нас отражается божественная  любовь. Такую любовь имел и  прародитель человеческий первое  время. И в то время от  той любви он был очень силён,  радостен, светел и молод, и  – жив. Как только любовь  его разделилась между небом  и землёй, и сердце его склонилось к земле, он изнемог, опечалился, помрачнел, состарился и – венчался со смертью. Потомки его, возлюбившие царство земное, пали ещё ниже и стали рабами смерти. Сердца их, лишённые мощной и сильной любви небесной, наполнялись разными ощущениями, богопротивными, смертным и лживыми. Небо уже не было действительностью в их душах, но только бледное воспоминание, которое из поколения в поколение всё больше бледнело. Снизив свой ум только на мысли о телесных предметах, помимо и вопреки Богу, они и сердцем стали желать только телесные предметы, опять помимо и вопреки Богу. Так их сердца отравились потихоньку похотью, завистью, ненавистью, злобой, злорадством, страхом телесным, страхом смертным, ненасытностью, самовольством, неверием, жадностью и всяким неудовлетворением или ничтожными удовольствиями. Сердца их наполнились землёй, земля проросла сквозь сердце, земля стала их тираном. И так было до тех пор, пока Дух Божий не спустился по кровавой стезе Сына Божьего и не умягчил те каменные сердца людские, и не осветил их небесной любовью.

  

Ты хорошо знаешь, как опытный знаток людей, что тот ядовитый адский дым земли – и что ещё хуже: дым адских духов – стал отравлять и сердце твоего народа. Гася в нём пламень небесной любви, который от Крещения его так дивно пылал в течение веков. Человеколюбивый Бог, Который хочет, чтобы все люди спаслись, не мог больше видеть, как твой народ катится в пропасть, в жерло вечной смерти, надо было найти возможность прекратить это зло и излечить народ. Но ничего не помогало: ни пример Сербских Святителей, ни проповедь священников, ни твои наставления и вразумления.

 

Поэтому должно было произойти это потрясение, этот страх, этот ужас, эта бойня, эта погибель великих и благородных воевод и твоя преждевременная смерть, о самый благородный из всех. Посему предстоит твоему народу претерпеть длительное рабство, осуществить покаяние, пережить и рыдание, и воздыхание, и молчание. Горечь за горечью, как шаг за шагом. Чтобы таким образом отлепилось сердце твоего народа от земли и прилепилось к Небесам. Чтобы народ разочаровался в ничтожной земной пристрастности и возжелал бы постоянной любви небесной. Чтобы освободился от дыма адского и исполнился бы светлостью незакатной. Словом, чтобы твой народ снова воспламенился любовью к Создателю и от того пламени бы возжёг бы любовь к душам на земле и духам на небе, как к творениям Вселюбящего. И через ту бы любовь пришёл бы опять в силу, радость, светлость, молодость – и правую жизнь.

 

Радуйся  же, благородная жертва! Твой выбор  правильный, и твой завет спасоносный. Всё, что теперь будет происходить с твоим народом, будет отбивать его от обманчивой любви земной, быстротечной и ничтожной, и будет возносить к вечной любви небесной. И что возлюбит на земле, будет теперь любить через чистую, святую любовь небесную. Внешнее рабство принесёт ему освобождение внутреннее. А внутренняя свобода обладает такой ценностью, которой не может повредить ни внешнее рабство, ни внешняя свобода. Тирания не может задушить, а внешняя свобода не может испачкать.

 

Так твой  народ исполнится силой и будет  силён так же, как сильна любовь. На этот путь его наставил Тот, Кто лечит битьём так же, как милостью. Он есть сама любовь; Он хозяин и очаг любви. В нём является любовь как родительство, и любовь как сыновство, и любовь как пламенный дух любви, Святой Дух. Вне Его и помимо Его не существует чувства истинной любви ни на небе, ни на земле. Невидимые миры духов наполняются и живут любовью из Него. Вся невидимая и видимая вселенная есть механизм, ключом к которой является Его любовь. Всё, что отвечает любовью на Его любовь, становится безсмертным и бывает причислено к Его небесной семье. Это причисление к Его безсмертной семье, в его гражданство Царства Небесного, наибольшая награда всех ваших трудов и страданий на земле. Это верховное достоинство, которого вы, духи в теле, можете удостоиться. Это плата мученикам в этой долине плача.

 

Глава восьмая,

 

в которой говорится о превосходстве воли тех, кто возлюбит Царство Небесное.

 

Слушая эти возвышенные  речи, Лазарь чувствовал, как его  сердце горит любовью к чудесному  Создателю людей. После долгого  молчания и размышления на  него навалилось ещё одно недоумение, которое он не мог сам разрешить.  И задал он небесному вестнику  такой вопрос:

 

- Объясни мне, вестник  Божий, не будет ли самостоятельность  моего народа прервана рабством? Не заглохнет ли его великая  воля под гнётом неприятельским? И не будет ли его внутренний  богоданный дар созидания, как  талант,  в землю закопан?

 

- Ты волнуешься о своём  народе и в смертный час,  как родитель о детях своих,  о светильник своего народа. Вот  что скажу тебе: такую доброту  не забудет ни Бог, ни народ.  Но то, о чём ты сейчас спрашиваешь,  свидетельствует о том, что  ты всё ещё не совсем освободился  от земных призраков. Знай же, что на Святых Небесах не оцениваются никакие дела человеческие сами по себе, но только по намерениям и по содержанию воли, с какой те дела творятся. Державы, законы, книги, дворцы и города, башни и дороги, машины и приспособления, механизмы и разные обиходные предметы – всё это само по себе ничтожно, как опустевший муравейник, как пустое гнездо, из которого вылетела ласточка. Большие города человеческие, видимые с ближайшего облака, сливаются с дорожной пылью и не отличаются от неё. Домашние пчёлы и дикие осы посмеялись бы над самым организованным вашим царством и сказали бы: «У нас порядок лучше!» Малюсенький светлячок, встав рядом с вашим светильником, представлял бы собой большее чудо. Или ты думаешь, что мы в Небесном Царстве удивляемся вашим изобретениям? О Княже, как тяжело объясняться свободной птице с птицей, которая живёт в клетке. Но через все дела свои люди проявляют либо добрую волю, либо злую волю свою, и то отзывается, мерится и судится в Духовном Царстве. Дело не судится по делу, но по побуждению на то дело.

 

Возлюбившие царство земное отличаются от возлюбивших Небесное Царство только по воле, также как по мыслям и чувствам. Они имеют либо смешанную, либо чисто земную волю, в зависимости от влияния духа природного или духа демонского. Поэтому их дела являются смесью добра и зла, или просто злом. Самоволие есть злая воля. И ангелы небесные не знают, чего хотят, пока не вдохнут в себя волю Божию. Всякая воля, которая находится вне воли Божией, есть злая воля. Если человек хочет того, чего он хочет, он злого желает. Своим самоволием многие думают, будто себя выражают, т. е. свою личность, на самом деле они свидетельствуют о неимении личности и о тирании земли и ада над собой. Так же как в Египте нет воды за пределами Нила, так нет никакого добра в душах человеческих, а также нет доброй воли вне сладостного и вечного Источника всякого добра. Но эта истина исчезла из памяти тех, кто своей душой тащится по праху. Отпав от воли Божией, от воли благой и всемогущей, они с гордостью следуют за своей волей.

 

Их ли это воля, как они думают, или воля неких стихий, или миров, им неведомых? Но они думают, что действуют по собственной воле! И, передвигаясь всякими тропами, выбранными ими, они далеко заходят; и это называют «продвижением». А когда валятся от усталости, то видят, что находятся на том же месте, где были и раньше, на нулевой точке. Они обожают дела рук своих, по обычаю суетных, они любят богов, которые ниже их. Но когда пожелают счастья от своих рукотворных божеств, то те их устремляют к самоубийству как к единственному избавлению. Ведь смерть есть бездонное жерло, в которое неизбежно и безвозвратно срываются все мудрования, все ощущения, и все дела человеческие вне жизни и животворного Вседержителя. Возлюбившие царство земное ежедневно терпят удары от самообмана, но они упорно строят себе башню «счастья» из земных утешений, пока не сорвутся в жерло смерти, так и не заглянув счастью в лицо. Они провозглашают своих предков безумными, потому что те искали счастье другими путями, не их; а провозглашая своих предков безумцами, свидетельствуют о том, что сами они являются детьми безумцев. И наконец, не достигнув желаемого, они оставляют завет своим потомкам искать счастья их путями, на которых они счастья не нашли.

 

Знай же, основатель  церкви Лазарицы, что этот день повернёт твой народ не ко злу, но к добру. Забвение воли Божией и безумное самоволие обратили душу народную к жерлу вечной смерти. Теперь же твой народ будет вынужден покоряться чужой воле, чтобы научиться покоряться воле Божией. Должен будет покоряться самоволию своих тиранов, чтобы через то возненавидеть собственную тиранию над самим собою. И через трудные знойные века, которые грядут, научатся ненавидеть две худшие воли, два самоволия, своё и своих господ. В тяготах и под притеснением со всех сторон он сможет расти только вверх, подобно дереву в густом лесу, и потому только свыше будет желать света. И будет свыше искать светлую волю своего Создателя, и легко найдёт ее, потому что ничего третьего пожелать не сможет, возненавидев свою и чужую волю. Легко найти ему будет Того, Кого знал, но забыл. А когда найдёт и узнает, то возрадуется. Как сирота, украденная и возвращённая своим родителям. И будет ему воля Создателя слаще мёда и молока, и всё слаще ему будет, чем больше будет впитывать её в себя.

 

С непокрытой головой и босоногий будет кланяться воле Всевышнего и всё равно будет блаженнее и своих бесноватых господ, и своих предков, купавшихся в золоте. Его художественный талант, дарованный свыше всякому живому существу Великим Художником, не пропадёт и не угаснет; не бойся. Он не будет проявлять его в строительстве дворцов и городов, но проявит его в своём близком кругу, в своих домашних делах. И все дела его будут трогательны по духу и любви, который обретут; и будут люди настолько возвышенны в красоте и благородстве, что весь мир удивится. И во всех народных изделиях будет чувствоваться таинственная рука Неба, и Небесная гармония, и милосердие, поскольку будет выражать гармонию воли человеческой с волей Божией. Все дела твоего народа будут посвящены Богу, всё будет подчинено воле Его безгрешной, и поэтому всё будет вдохновлено Духом Святым, Духом истины и красоты. И всё-таки те дела не будут сами по себе иметь цену перед Святыми Небесами, как и всякие дела человеческие сами по себе ничего из себя для вечности не представляют. Но обожествлённая воля, которую те дела будут выражать, унаследует вечность.

 

Поэтому, царская душа в гнилостном прахе, восстань и поклонись воле Божьей, воле Безсмертного и Вечного, ведь Ему народы небесные денно и нощно поклоняются. Не волнуйся о своём народе, когда предаёшь Его воле Вышнего. Ведь Его воля будет твоему народу сладка в рабстве так же, как самоволие в безумном господстве земном. Избрав Царство Небесное, ты удостоил свой народ стать небесным народом, безсмертным и ангельским. Как человек и как Князь, ты не мог оставить своему народу большего наследства, как только этим сделанным выбором, который ты подтвердил красной печатью своей крови. Поэтому сейчас на этом поле, как в своей Гефсимании, повтори спасоносные слова: Отче, да пребудет воля Твоя, как на небесах, так и на земли! И будь готов через час или два перейти из этого земного противостояния в вечный покой. Только там ты познаешь, как величественна воля Божия и каким наслаждением является покорность той воле. В ней нет ни капли злобы, ни мгновения немощи, ни тени усталости. Она сотворила безчисленные миры, невидимые и видимые, чтобы они вкусили её сладость и доброту. Она сотворила то, что в ней можно сотворить, и всё утопила в океане упоительной радости и милости своей. И всё, чего желает она от детей своих, это погружение в её безсмертные и животворные воды.

 

Перевод Екатерины Василевич

24 июля 2017   Просмотров: 7953   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.