Рубрика: » » Когда всё не так. Священник Димитрий Шишкин

Когда всё не так. Священник Димитрий Шишкин

Кто из нас не знаком с ситуацией, когда вдруг, совершенно неожиданно и непредсказуемо ломается весь строй нашей жизни? Это бывает как в глобальном, так и в сиюминутном, если можно так сказать, масштабе. Происходят какие-то события нелепые, последуют какие-то реакции неадекватные, находят какие-то состояния странные, но ясно только одно – всё не так, как было еще минуту назад. Точно в какой-то бред угодил и ничего ты с этим бредом поделать не можешь.

 

Или можешь?

 

Ведь есть же всё равно поле деятельности, пространство для выбора даже в самых безсмысленных и хаотических обстоятельствах. И прежде всего надо этим обстоятельствам не поддаваться. Не позволять себя втянуть в «заколдованный» мир, оставаться островком чистого и мирного смысла посреди очевидной и неуправляемой безсмыслицы. И главное средство в этом – живая молитва: «Помоги, Господи!»

 

Какие простые слова, но какую важную роль они могут играть в нашей жизни! Слова эти, произносимые с верой в Бога, в Его милостивое отношение к нам, в возможность и необходимость иного – мирного и доброго – устроения реальности, привлекают в нашу жизнь Божественную благодать, «всегда немощная врачующую и оскудевающая восполняющую». Внезапные хаотические и безсмысленные состояния, скандалы, вспыхивающие «из ничего», – всё это связано с действием бесовских сил, цель которых именно смешать, омрачить, погубить то доброе, что дарует нам Господь. Разрушить тот добрый уклад, который милостью Божией выстраивается по крупице день за днем, год за годом… А значит, и главная наша задача во всех помянутых смутных и внезапных обстоятельствах – не поддаваться унынию, смуте, омрачению, а противостоять им крепким упованием на милость Божию, крепкой молитвой. Противостоять искренней любовью и верой в лучшее. В лучшее, что есть в тех людях, с кем наши внезапные расстройства связаны. Это трудно, порой очень трудно. Но только любовь знает, видит человека таким, каков он есть на самом деле.

 

Ведь часто именно чувство вражды, неприязни внушают нам духи тьмы к тем людям, из-за которых, как кажется нам, происходит смущение. Но именно этим чувствам доверять и нельзя, потому что, какие бы козни ни чинил человек, что бы он ни замышлял против нас (даже если это на самом деле происходит, а не кажется), всё равно любой человек заслуживает участия, и доброжелательности, и молитвы о нем, пусть даже приносимой с болью и состраданием. С состраданием потому, что всякий человек, движимый страстями, страдает сам: душа его не находит покоя и радости. Вот об этом и надо, пожалуй, молиться – о мире душевном, об освобождении от страстей, о радости духовной, озаряющей жизнь человека тихим и добрым светом.

 

И если твердо, несмотря на все ветра и переживания, уповать на Господа, хранить перед Ним свою совесть, молиться о тех, кто служит, как кажется, причиной расстройства нашей жизни, – если стоять в уповании этом, то «чары» развеются обязательно без излишних рефлексий и анализирующих размышлений, которые только ещё больше запутывают обстоятельства, а не служат их разрешению.

 

Конечно, многие наши искушения, трудности, внезапные и расстраивающие душу обстоятельства случаются по проискам лукавых духов, которые стремятся омрачить душу, смутить человека, а наипаче в дни духовных торжеств, в церковные праздники, накануне исповеди, причастия, во время поста… Словом, тогда, когда человек пытается сознательно вырваться из благодушно усыпляющего плена «обычной» жизни. Старается вырваться из паутины забвения, тонко и искусно сплетенной бесами. Паутины, в которой душа, предаваясь безпечности, постепенно гибнет для духовной жизни, пока совершенно не потеряет само представление и память о ней. Естественно, когда душа пытается вырваться из этих тенет, что называется – трепыхается, тут же и «паук духовный» оживляется и спешит к своей жертве, чтобы спутать ее покрепче, не дать ей вырваться из давнего плена.

 

Но искушения такие случаются всё-таки не сами по себе, а не иначе как по попущению Божию и, может быть, именно для того, чтобы мы не спали, чтобы не благодушествовали в ложном самоуспокоении, а, осознавая действие лукавых духов на душу, противостояли бы им усиленной и от сердца приносимой молитвой, упованием на Бога, сокрушенным и неустанным обращением к Нему. И в этом смысле всякое искушение, всякие внезапные смущения и расстраивающие обстоятельства можно – да и нужно – воспринимать как сигнал, подаваемый нам: пора молиться, трезвенно, без уныния и смущения, с неотступным и крепким обращением к Богу и с надеждой на Его человеколюбие.

 

И если твердо и незамедлительно стать в этой мысли, в этом чувстве при начале всякого искушения, то, без сомнения, можно извлечь из него великую пользу, помня, что всякое искушение подает нам повод строже взглянуть на свою жизнь не только в ее внешних проявлениях, но и в самых глубинных, сердечных устремлениях. В тех глубинах, которые в повседневной жизни остаются для нас почти совсем незаметными. Мы редко обращаем туда свой взор, а живем и действуем часто «самотеком», будучи увлекаемы греховными устремлениями, но даже не осознаем, не понимаем этого, пока не омрачим совесть явно тяжким греховным поступком.

 

Глубокая, внимательная молитва помогает утвердиться в правильном, мирном чувстве согласия с Богом и людьми. В чувстве, которое, в совокупности с терпением, способно противостоять любым неожиданностям и нелепостям именно потому, что в чувстве этом незримо присутствует Сам Господь, от всего сердца призванный нами на помощь и отозвавшийся на этот призыв по Своему естественному и неизменному человеколюбию.

 

Только начинать исправление любой самой сложной и запутанной ситуации нужно с осознания своей неспособности не то чтобы разрешить, а и ясно понять происходящее самостоятельно, без помощи Божией. И еще обязательно нужно захотеть – именно захотеть – увидеть свою вину, потому что без нее – без личной вины – ни одно искушение не обходится. Виноваты мы по любому хоть в чем-то, но не видим и не осознаём этого зачастую. Больше того – виноваты часто в самой своей «правоте», которая запирает нас в глухой непробиваемой скорлупе. И мы из этой скорлупы упрямства, гордости смотрим на мир и не можем понять, почему ничего не меняется к лучшему. Да потому и не меняется, что мы сами не хотим поменяться.

 

Трудно сказать «прости». Даже не то чтобы физически трудно взять да и перебороть себя – подойти и сказать. И это трудно… и надо делать, переступая через себя. Но еще труднее прийти к тому, чтобы это «прости» было сказано от сердца, да еще и там, где ты на сто процентов уверен в своей правоте. Как быть? А вот так: искать свою неправоту так же настойчиво, как обычно мы ищем себе оправдания. Искать от всей души, с честным и глубоким смотрением в свою совесть, с призыванием Божией помощи в этом непростом деле. И вот когда появится искреннее и честное осознание своей неправды, своей вины – тогда будет заложено действительное начало примирения, даже если до слова «прости» должно будет еще пройти время.

 

«Я виноват» – золотые слова, сказанные, прежде всего, Богу и самому себе, и они никогда не бывают напрасны. Навстречу этим словам приходит благодать и удивительным, непостижимым образом сама устраивает наше примирение, разрешение от самых сумбурных и безсмысленных обстоятельств и состояний.

 

Я виноват, прости меня, Господи, помоги нам!..

 

Священник Димитрий Шишкин

27 марта 2013   Просмотров: 4259   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.