Рубрика: » » Как прозападные японские «обновленцы» от буддизма превратили самурая в «овощ»

Как прозападные японские «обновленцы» от буддизма превратили самурая в «овощ»

Трагическая судьба японского аса Второй Мировой войны Сабуро Сакаи, ставшего жертвой манипуляций религиозных пособников американских оккупантов весьма актуальна в наши дни

22 сентября 2013 года исполнилось ровно 13 лет со дня смерти одного из самых храбрых и умелых летчиков Японии всех времен - Сабуро Сакаи. Этот потомок обедневшего самурайского рода родился 26 августа 1916 г. После буржуазной «революции Мейндзи», которая нанесла сильный удар по всему аристократическому в Японии, его семья вела жизнь простых крестьян. Вдобавок ко всему, в возрасте 11 лет он потерял отца. Но жизненные трудности не сломали маленького самурая, а наоборот, сделали его еще сильнее.

Сакаи стал лучшим учеником в деревне, где он жил. Затем его дядя забрал Сакаи в Токио на обучение. Там, в чуждой среде, он стал учиться гораздо хуже, хотя и прилагал все усилия чтобы стать лучшим. Тем не менее, 1 мая 1932 года, в возрасте 16 лет, ему удалось поступить на японский императорский флот. После первоначальной подготовки он служил на линейном крейсере «Кирисима» до 1936 г., когда подал заявку на переход в авиацию. Обучение было суровым. Для воспитания боевого духа курсантов заставляли участвовать в многочисленных - до десятков раз в день - рукопашных боях. Крайне жесткой была программа физической подготовки. Но трудности снова лишь закалили его. В 1937 году он закончил подготовку первым из курса, был награждён серебряными часами от имени императора Хирохито.

В 1938-1939 годах он начал участвовать в своей первой войне - во второй китайско-японской войне. Потом он воевал с американцами всю Вторую Мировую. Всего он сбил, по подсчету позднейших исследователей, до 64 самолетов - примерно как наш знаменитый ас И. Кожедуб.  

Мужество и боевой дух Сакаи были тогда запредельно высокими. Общий его боевой налет за войну 3700 часов! То есть - более полугода в воздухе, в страшных боях!

При этом он не ожесточился, не стал примитивным хладнокровным убийцей. 28 февраля 1942 г. в обычном патрульном полете восточнее Сурабайи, остров Ява, Сакаи перехватил транспортный DC-3. Летчик сблизился с самолетом на минимальную дистанцию и неожиданно увидел в иллюминаторе прекрасную блондинку и ребенка. Глаза женщины были полны ужаса. Верный традициям предков самурай Сабуро Сакаи не стал сбивать самолет с мирными гражданами. DC-3 беспрепятственно продолжил полет по своему маршруту. Хотя Сакаи мог бы заработать повышение в чине за сбитый «транспортник»...

Однажды он принял четыре американских торпедоносца «Эвенджер», каждый из которых имел бортовых стрелков, за одноместные истребители F4F и подошел к ним близко сзади, как для атаки на истребителей. Слишком поздно поняв свою ошибку, он все же сумел выпустить по противнику 232 снаряда и патрона. Хвостовые стрелки американцев имели перед собой отличную мишень - их сосредоточенный огонь сорвал фонарь с «Зеро» Сабуро, выбил ему правый глаз; та же пуля задела его мозг, оставив левую половину тела парализованной. Кровь из раны заливала лицо, однако через некоторое время слезы из оставшегося глаза (который тоже был повреждён) смыли её до такой степени, что он смог что-то видеть. Приняв решение умереть как воин, Сакаи хотел умереть за Родину и врезаться в американский корабль, однако такового не нашел. В результате он в парализованном и полуслепом состоянии совершил полет длительностью 4 часа 47 минут и длиной в 1040 км. После посадки он, полуживой, не пытаясь получить медицинскую помощь, настаивал на докладе вышестоящему командиру. Его товарищ, также великий японский ас, Хироёси Нисидзава, вместе с лейтенантом Сасаи насильственным путём доставил Сакаи в госпиталь. После пятимесячного лечения контроль над левой частью тела был восстановлен; благодаря сложнейшей операции у лучшего японского офтальмолога удалось восстановить левый глаз, однако правый глаз, разумеется, был потерян безвозвратно.

Длительное время Сакаи тренировал молодых пилотов, однако в апреле 1944 года добился разрешения участвовать в боях. По сути, совершив подвиг, сходный с подвигом русского летчика Маресьева.

А в боях он снова проявлял огромное мужество. 24 июня он был атакован 15 «Хеллкэтами», значительно превосходящими по ЛТХ его самолет. После 20 минут непрерывных атак он без единой пробоины вернулся на аэродром - у американских истребителей кончались боезапас и горючее. 5 июля 1944 года ему удалось впервые после потери ведущего глаза сбить американский истребитель. До конца войны он добился ряда воздушных побед, в том числе сбил (совместно с другим пилотом) B-29. В момент капитуляции Японии Сакаи поднял свой самолет в воздух и сбил американскую «летающую крепость» - тяжелый бомбардировщик, который нес бомбы на японские города.

Но самое страшное с Сакаи произошло уже после войны. Он попал в почти безысходную ситуацию и впал в отчаяние. Вот рассказ самого Сакаи о послевоенной жизни:

«За время службы в Императорском Флоте я научился только одному: пилотировать истребитель и уничтожать врагов моей страны. Этим я и занимался почти 5 лет, в Китае и по всему Тихому океану. Я не знал иной жизни. Я был воздушным воином.

После капитуляции меня вышвырнули с военной службы. Несмотря на мои раны и долгую службу, я не получил никакой пенсии. Ведь мы проиграли. Пенсии и почет получили только ветераны стран-победителей.

Оккупационные власти запрещали мне подниматься в воздух за штурвалом любого самолета. В течение 7 лет оккупации, с 1945 по 1952 год, мне было запрещено занимать любую общественную должность. Причина была простой: раньше я был военным летчиком.

Окончание Тихоокеанской войны стало для меня только началом новой, затяжной и упорной борьбы. Борьбы, еще более тяжелой, чем прошлые бои. Теперь передо мной маячили новые враги, не менее страшные - нищета, голод, болезни и унижения. Оккупационные власти поставили передо мной множество барьеров, поэтому осталась лишь одна возможность, за которую я и ухватился. Два года тяжелой физической работы, впроголодь, в обрывках одежды, в самых невыносимых условиях.

Заключительный страшный удар мне нанесла смерть моей горячо любимой жены Хацуо. Она пережила бомбежки и все опасности войны, но не сумела справиться с новыми врагами и скончалась от болезни».

Впрочем, со временем Сакаи удалось наладить свой небольшой бизнес и вырваться из нищеты. Но все это было уже не то. Стать средней руки «бизнесменчиком» после того, как был серьезным воином Империи, самураем воздуха? Психологически принять капитуляцию и оккупацию Родины, за которую проливал кровь?

После такого даже у многих героев начинается депрессия. Порой доходит и до суицидов, или до суицидов «скрытых»: алкоголизма, наркомании, различных «экстремальных» хобби, типа смертельно опасными видами спорта. 

Но с Сакаи произошло еще хуже. Его, как персонажа известного романа, «охмурили ксендзы». В смысле - бонзы. Буддийские.

Наслушавшись своеобразных проповедей, ранее сравнительно индифферентный к религии Сакаи поклялся никогда более не убивать ни одно живое существо. Хотя буддизм, вообще-то, ставит такие условия жизни только монахам. И то не всем (вспомним Шао Линь), да и не все направления буддизма такое практикуют. Кроме того, тот же Сакаи, который обещался не убивать даже насекомых, в 1956 г. в своем предисловии к собственной книге «Самурай» написал:  «Нет, я не забыл, как надо летать. Если я понадоблюсь Японии, если войска коммунистов (в данном контексте читай «русских» - прим. авт) будут угрожать моему народу, я снова поднимусь в небо».

Итак, тараканов таким вот «новым буддистам» убивать нельзя. Русских - можно.

Хотя разве русские летчики убили множество его боевых товарищей? Разве русские разбомбили 140 мирных японских городов, в том числе - Хиросиму и Нагасаки? Кстати, любимая жена Сакаи - Хацуо умерла именно от лучевой болезни в 1954 г.

Но «толерантный» к тараканам необуддист Сакаи не особо сердится на американцев, он ненавидит русских... В своей «терпимости» к оккупационному режиму бывший герой-летчик доходит до того, что отправляет дочь на обучение в США, мучившие Японию. И сам туда ездит, даже находит того стрелка, который попал ему в глаз, и сентиментально обнимается с ним. Но простить личного врага - это одно, а простить оккупационный режим, терзающий твою Родину - это совсем другое... Традиционный буддизм в Японии, при всех его недостатках, всегда поощрял воинов встать на защиту своей Родины, а тут мы видим совсем другое...

Остаток жизни Сакаи провел в Токио, читая лекции и играя в гольф...

Возникает вопрос, что же это за такой странный буддизм, под влиянием которого самурай стал, по сути, неким «овощем» толстовско-»непротивленческого» толка?

Все очень просто. Традиционная политика англосаксов - это опора  на местных религиозных деятелей. Подкуп и запугивание лидеров различных конфессий сделали англичан хозяевами в Индии, где они опирались на исмаилитов, на некоторые индуистские секты, а потом и на часть мусульманских мулл. И в части Аравии, где англичане сделали ставку на «модернистов» ислама - ваххабитов, противопоставив их тогдашним халифам всех мусульман - султанам Османской империи.

«Мутил воду» Лондон и в пределах Русской империи. Например, с помощью мюридизма, - псевдоисламского течения, весьма схожего с ваххабизмом. Как известно, мюриды Шамиля получали поддержку от англичан...

А «ручной буддизм» воцарили англосаксы в покоренной Японии после Второй Мировой войны. «Евро-буддизм», который указывает воину-патриоту, что главная проблема его страны - это «возврат Северных территорий», а не американская военная база на Окинаве, не позорные кабальные договора с Вашингтоном, а мифические «промосковские коммунисты», которые якобы готовят революцию в Токио. И ныне, по сути дела, американская оккупация продолжается, а зомбированные своими бонзами и западной поп-культурой японцы считают главным врагом Россию.

Либералы очень довольны «новым буддизмом». Его, в отличии от Православия, либеральные публицисты вовсю превозносят, а не ругают.

Приведем, например, статью с ультралиберального «Русского архипелага».  Александр Агаджанян «Буддизм в современном мире: мягкая альтернатива глобализму»

«Западная контр-культура сконструировала свой собственный, новый буддизм; точнее, она манипулировала осколками буддизма, вставляя их в причудливую собственную мозаику. По мере того, как контр-культура «рутинизировалась», а ее радикальные лидеры становились респектабельными консерваторами, осколки буддизма превращались в часть mainstream-а, в элемент политкорректного «эллинистического» многобожия эпохи постмодерна. Однако все эти западные формы становятся всемирной нормой: они ре-экспортируются в Азию и отчасти меняют облик буддийской культуры в самих буддийских странах...

...Здесь мы можем сделать естественный переход к формам взаимодействия буддизма и глобализации. Имидж альтернативной духовности, созданный по контрасту с библейским ценностным строем и одновременно по контрасту с ценностным строем секулярного Modernity, прекрасно вписывается в климат плюралистической глобальности. Этот имидж буддизма действовал во всемирном масштабе, стал частью глобального дискурса.

Прежде всего, необходимо повторить: к концу 20-го века сложился «глобальный буддизм», а именно: буддизм, свободный от контекста конкретных традиций, вполне транснациональный. Естественно предположить, что в подавляющем большинстве случаев такое развитие наблюдается на Западе или, если говорить об Азии, не без западного влияния. Однако следует подчеркнуть, что институционально эти формы, тем не менее, оправдывают свое название «глобальных» общин/институтов/движений и оказывают огромное влияние на буддизм исконно буддийских стран».

Буддизм и самом общем плане несет в себе некую альтернативу глобальному порядку. Но это - «мягкая альтернатива», и даже такая альтернатива, которая легко вписывается в глобальный контекст как его собственное, внутреннее сомнение, как вариант «альтер-глобализма».

То есть такой необуддистский «другой глобализм» либералов-западников очень даже устраивает. В отличии от «тоталитарного Православия».

Я тоже в своих статьях касался проблемы усиления глобального доминирования Запада с помощью трансформации традиционных религий в «филиалы» либеральной политической идеологии. В своей статье: «Как создается единая всемирная религия» я кратко описал процесс «перестройки» западными спецслужбами тибетского буддизма:

«Прожив долгое время на Западе, долго будучи на прямом содержании ЦРУ, о чем свидетельствуют не так давно вскрывшиеся неопровержимые документы, Далай-лама, по сути, встроился в западный истеблишмент, переняв всю либеральную и суперэкуменическую терминологию их лидеров. Он любит говорить о равенстве вер, разными дорогами якобы ведущих к спасению: «Все крупные религии призывают к одному и тому же. К любви, состраданию, прощению, терпимости, смирению и самодисциплине». Далай-лама - теснейшим образом связанный с элитой враждебных России стран, экуменист и либерал для внешних, буддистский фанатик для буддистов, заигрывающий одновременно с атеистами, друзья которого в России, кроме его калмыкской, бурятской и тувинской «паствы» - астрологи и теософы, открыто ненавидящие православие.

 

Разумеется, пока многие его сторонники даже и не знают о его «реформаторских» планах, но уже в ближайшие годы трансформация их веры пойдет и в низы, и в степные кочевья, и в горные селенья. Ведь даже в своих интервью Далай-лама уже прямо призвал к ломке собственных канонов. Он выступает за отмену традиционного избрания Далай-Лам, за то, чтобы ими могли становиться женщины (реверанс в сторону влиятельнейшего на Западе движения феминисток), а также иностранцы (так мировой олигархии легче назначать своих ставленников на это важное место). Для буддистов он своего рода «Глеб Якунин», топчущий каноны своей веры».

Но вернемся к Сакаи. Будучи православным человеком, я, разумеется, не собираюсь хвалить не только «евро-буддизм», но и традиционный буддизм. Отрицательное отношение святых к нему хорошо известно. Однако надо различать совершенно неприемлемые для нас догматы буддизма и этические ценности народов буддистской культуры. Что касается второго, то тут есть много такого, чему и русским не грех поучиться у японцев.

Недавно Святейший Патриарх Кирилл побывал в Китае, где похвалил некоторые черты дальневосточных народов, например, их доблесть и самоотверженность, выгодно отличающаяся от западного сытого гедонизма. Это вызвало непонимание у некоторых ревнителей, однако речь тогда шла вовсе не о вероучении буддизма, а о морально-этических ценностях народов Дальнего Востока. Действительно, у каждого народа есть чему поучиться.

И у японцев тоже. Например, смирению. Да-да, такого смирения, как в императорских ВВС Японии не было ни в одной стране - участнике Второй Мировой войны. Там даже не вели учет сбитых своими летчиками самолетов противника. Во-первых, для того, чтобы не подогревать гордыню пилотов, а во-вторых, чтобы поднимать чувство коллективизма летчиков. Считалось (а это во многом так и есть), что каждая военная победа в небе - это результат коллективных усилий, и не стоит, поэтому, выпячивать заслуги отдельного пилота. Так, тот же Сакаи никогда не заявлял, сколько точно самолетов противника он сбил. А приведенные выше результаты - это подсчеты позднейших исследователей.

Заслуживает уважения и мужество японских солдат. Да, разумеется, они были тогда нашими врагами. Но это были достойные, крепкие враги.

Конечно, русские воины были еще сильнее, и неоднократно давали урок самураям - в том числе, например, на озере Халхин-Гол. Да и злосчастную войну с Японией 1904-1905 г. Россия бы, без сомнения, выиграла, если бы не внутренние мятежи. А в 1945 Советская Армия полностью разгромила почти миллионную Квантунскую армию менее, чем за месяц, пленив марионеточного прояпонского императора Маньчжоу-Го Пу И. Потери Квантунской Армии убитыми составили 84 тыс. человек, взято в плен около 600 тыс. Безвозвратные потери Советской Армии составили всего 12 тыс. человек.

Но все равно, японские солдаты были серьезными и самоотверженными противниками, готовыми идти на смерть за свое дело. И своим идеализмом и мужеством были намного ближе нам, чем ненавидящие нас современные японцы, впитавшие в себя либеральную идеологию американских оккупантов. В связи с этим мне вспоминается Житие Николая Японского. В начале приезда свт. Николая в Японию его никто из местных не любил. А один самурай даже решил убить за насаждение Православия. Он уже замахнулся на него мечем, но, увидев смиренное спокойствие святителя, всегда готового пойти на мученичество, очень удивился, зауважал его. А потом крестился и стал самым преданным учеником Святителя Николая.

А ведь в вырождающемся ныне японском обществе ничего подобного уже не наблюдается. Православие практически никто там принимать не хочет, Японская Церковь живет лишь потомками первых христиан, крещенным Святителем Николаем. Для современной Японии характерны торгашество, разврат, аборты, низкая рождаемость, там резко стареет население. Один специалист по единоборствам рассказал мне, что японские мастера боевых искусств вовсю выезжают тренировать учеников в Россию - японцы теперь весьма редко занимаются таким трудным спортом, они слишком слабы и любят комфорт. 

Да, японская военщина совершила немало преступлений. Но ведь американские оккупанты совершили их против японцев еще больше, уничтожив едва ли не полторы сотни мирных японских городов, применив к японцам атомное оружие, а затем направив против них еще более разрушительное информационное оружие дегенеративной поп-культуры.

А бывший храбрый пилот Сакаи, ставший «великим буддистом» и отказавшийся убивать даже насекомых, искал врагов только среди русских...Их он был не против убивать...

Сакаи-Сакаи... Ты был воином своей страны, нашим врагом, но ты собирался погибнуть за свою Родину, закрывал своим телом ее небо от вражеских бомбардировщиков! Ты был язычником, но вполне мог умереть в войну «за други своя», и тем серьезно облегчил бы свою посмертную участь...

Но он умер, увы, как уставший от жизни пенсионер, религиозно-либеральный фанат оккупационного режима... Старое «дохристианское язычество» Японии, в моральных элементах которого были и здоровые элементы, было уничтожено англо-саксонскими оккупантами. А на его смену они насадили постхристианской неоязычество, которое, фактически, является сатанизмом... 

На примере превращения Сакаи мы видим всю опасность манипулятивных либеральных культов, внушающих своим адептам покорность новому мировому порядку. Тут-то и вспоминается недавнее «Обращение глав Церквей» на Украине с призывом вступить в Ассоциацию с Евросоюзом.

Причем ранее некоторые официальные лица УПЦ МП осуждали русские православные движения на Украине, яко «политическое православие» (хотя единство Руси закреплено в нашем вероучении согласием святых). Зато собственную либеральную политическую пропаганду эти же лица навязывают нам, яко «истинно-христианское» учение. Знакомая картина, не правда ли?

Одно радует: огромное большинство православных на Украине «либеральными овощами» становиться не собираются. Свидетельство этому - негативная реакция украинского монашества и православной общественности на политическую пропаганду части руководства УПЦ МП.

Игорь Друзь

22 октября 2017   Просмотров: 8807   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.