Рубрика: » » Мастер рассекающих ударов

Мастер рассекающих ударов

Лето 1941 года в Латвии выдалось погожим, теплым. Под утро 22 июня, когда полковник Черняховский, командир расположенной неподалеку от Шяуляя танковой дивизии, закончил неотложные дела и решил немного отдохнуть, ничто, казалось бы, не предвещало грозы. Грохот разрывов и вой сирен внезапно разорвали мирную утреннюю тишину.

 

Иван Данилович не колеблясь объявил частям тревогу и попытался связаться по радио с командиром 12-го механизированного корпуса генералом Н.М. Шестопаловым. Бесполезно: эфир был забит сотнями работающих немецких радиостанций. Лишь к семи часам утра окончательно стало ясно: это война.

 

В соответствии с полученным приказом полковник Черняховский стал немедленно готовить дивизию к решительному контрудару на Шяуляйском направлении. Советское командование еще не знало, что именно здесь, рассекая застигнутую врасплох пехоту, был мощнейший танковый таран из восьми дивизий под командованием генерал-полковника фон Геппнера. В составе группировки действовал и 41-й моторизованный корпус генерала Рейнгардта, вооруженный новыми танками T-IV. С ним-то и столкнулись полки Черняховского близ Калтиненай.

 

Бои с самого начала развернулись ожесточенные, яростные. Советские танкисты сражались мужественно и умело, продолжая разить врага даже из горящих машин, как, например, командир полка майор Борис Петрович Попов, павший смертью храбрых на второй день войны и удостоенный звания Героя Советского Союза посмертно. Черняховский, руководивший боем из танка, под разрывами снарядов устремился к нему на помощь, но не успел...

 

В схватке с 28-й дивизией враг терял пехоту и мотоциклистов целыми ротами, артиллерийские орудия - батареями, но силы были слишком неравные. Гитлеровская авиация полностью господствовала в воздухе, а легкие танки Т-26 и БТ уступали новым немецким машинам и в толщине брони, и в калибре пушки. Возможности дивизии иссякали, противник, нанеся поражение соседям, обходил обнаженные фланги. Героически погиб, сражаясь на своем командном пункте, командир корпуса генерал Шестопалов. Боевой техники почти не осталось, и 4 июля командование Северо-Западного фронта решило отвести полки Черняховского в глубокий тыл для доукомплектования.

 

Поредевшие части расположились в лесах восточнее Новгорода. Новые танки ожидали с нетерпением, но получить их так и не удалось: 12 августа враг прорвал оборону наших войск у Шимска, и спешенные танкисты встали на защиту древнего русского города. Они стойко отражали атаки фашистов на ближних подступах, на уличных баррикадах, в самом кремле, поливали противника огнем из разрушенных домов.

 

В разгар битвы за Новгород в дивизию прибыл новый начальник штаба фронта генерал Н.Ф. Ватутин, сразу обративший внимание на энергию и воинское мастерство молодого полковника. Опытный штабист, разумеется, уже знал его биографию: Иван Данилович Черняховский родился 29 июня 1907 года в селе Оксанино Уманского уезда Киевской губернии в семье батрака. Родителей лишился рано - их унес тиф - и с двенадцати лет сам зарабатывал себе на кусок хлеба.

 

В 1924 году поступил в Одесскую пехотную школу, а заканчивал уже Киевскую артиллерийскую. Успешно командовал взводом, батареей, получил высшее военное образование в академии механизации и моторизации - вот откуда глубокие знания в тактике различных родов войск и умение организовывать взаимодействие между ними! В Киевском военном округе он был известен как отличный командир танкового батальона, в Белорусском - как командир лучшего танкового полка, а в Прибалтийском был выдвинут на должность командира дивизии с досрочным присвоением звания "полковник" всего лишь за три месяца до начала войны...

 

Генерал Ватутин запомнил талантливого офицера и помог ему, выделив два танка - больше просто не было.

 

А бои за Новгород продолжались. Остаткам полков Черняховского приходилось отражать атаки трех гитлеровских дивизий под непрерывными ударами полутонных авиабомб. Когда соединение, исполнив свой долг, заняло оборону на озере Селигер, в строю оставалось всего 552 человека. Боевые машины так и не поступили. Дивизию переформировали в стрелковую. В январе-феврале 1942 года она вела тяжелые, но уже наступательные бои по окружению Демянской группировки противника. Полковник Черняховский проявил себя как незаурядный знаток боя пехоты, но не переставал мечтать о танках.

 

Мечта сбылась в июне, когда уже генерал-майор Черняховский был назначен на должность командира 18-го танкового корпуса. В штабе Воронежского фронта, в состав которого входил корпус, его встретил новый командующий стратегическим объединением; им был не кто иной, как хорошо знакомый по обороне Новгорода Н.Ф.Ватутин. Оба генерала были рады возможности снова сражаться вместе.

 

Восемь дней спустя, во время заседания Военного совета 60-й армии, которой оперативно подчинялся его корпус, Черняховский был внезапно приглашен к аппарату ВЧ. "Ватутин попросил назначить вас командующим 60-й армией, - прозвучал неторопливый голос с кавказским акцентом. - Мы не возражаем. А как вы сами смотрите на это?"

 

"Как прикажете, товарищ Сталин. Ваше высокое доверие постараюсь оправдать всей своей жизнью", - взволнованно ответил Черняховский.

 

"Вот и хорошо. Принимайте армию", - сказал Верховный Главнокомандующий.

 

Задача объединения была непростой - противник оборонял Воронеж крупными силами. Упорные бои на подступах к городу закончились безрезультатно, и к концу августа наступило затишье.

 

Потянулись однообразные фронтовые будни, но приближение бурных событий ощущалось. Командарм готовился к ним особенно тщательно - изучал опыт прошедших боев, десятки раз пристально всматривался в оперативную карту, измерял циркулем, прикидывал, взвешивал, сопоставлял...

 

Долгожданное наступление началось в январе 1943 года. Всего за четыре дня штаб армии под руководством генерала Черняховского спланировал операцию, скрытно осуществил перегруппировку и подготовку войск, а за пять первых дней наступления атакующие дивизии уничтожили и пленили более 15 тысяч солдат и офицеров противника. Это была первая победа 60-й армии и ее командующего. С утра 8 февраля соединения Черняховского завязали сражение за Курск и уже к исходу дня полностью овладели городом. Вторая крупная победа!

 

Возобновив наступление, генерал Черняховский 11 марта вывел армию к реке Сейм, где она и закрепилась, образовав вершину Курского выступа. Пройдено с боями более 300 км, освобождены Курск, Щигры, Льгов, свыше тысячи сел и деревень. Но всего лишь несколькими днями раньше противник обрушил сильнейший удар на 3-ю танковую армию П.С. Рыбалко, захватил Харьков и Белгород. Дальнейшее продвижение врага было остановлено войсками Воронежского фронта. Так образовалась знаменитая Курская дуга.

 

В развернувшейся тем же летом гигантской битве 60-я армия непосредственного участия не принимала. Ей было приказано крепить оборону.

 

- Придет и ваш час, - успокаивал Ивана Даниловича командующий Центральным фронтом К.К. Рокоссовский.

 

Этот час настал 20 июня. С переходом советских войск в наступление 60-я армия, распрямляясь словно сжатая до предела пружина, двинулась вперед, преодолевая сопротивление противника, вышла к Днепру и одной из первых форсировала его! Стремительность действий генерала Черняховского побудила командование Центрального фронта переместить направление главного удара в полосу наступления именно его войск. Теперь враг сам ощутил, что такое рассекающий удар!

 

Вкус победы окрылял, героизм был массовым. Чудеса отваги показывали целые подразделения и части, которыми командовали лейтенант В.Я. Кондаков, полковник М.С. Борисов, генералы Н.И. Кирюхин, П.М. Козлов, И.П. Корчагин. 31 августа 1943 года Москва чествовала войска генерала Черняховского артиллерийским салютом, а сам он, как и 306 воинов его армии, был удостоен звания Героя Советского Союза.

 

Блистательный успех 60-й армии делал назначение ее командующего на более высокую должность вполне закономерным.

 

"Теперь мы решили назначить вас командующим 3-м Белорусским фронтом, - произнес, принимая его, Верховный Главнокомандующий.- Надеемся, что и на этом посту вы также успешно справитесь со своими задачами".

 

А задачи на лето 1944 года были поставлены сложные - предстояло разгромить опытного, создавшего глубоко эшелонированную оборону врага, овладеть городами Витебск и Орша, после чего выйти к реке Березина. Никогда еще у Черняховского не было такого количества людей и техники; закаленные войска под командованием известных военачальников, хорошо подготовленный, слаженный штаб.

 

Ни одну операцию И.Д. Черняховский не готовил так тщательно, как эту. Он повторил здесь нанесение глубоких рассекающих ударов, но в масштабах куда более значительных, чем в наступлении 60-й армии летом 1943 года. Превосходство в пехоте и артиллерии на участках прорыва было на этот раз шестикратным, а в танках - десятикратным!

 

Вечером 20 июня И.Д. Черняховский выехал на передовой командно-наблюдательный пункт фронта. Тремя днями позже после мощной артиллерийской подготовки войска атаковали противника. Командующий внимательно следил за ходом операции, и как только на правом крыле наметился успех, он немедленно направил туда конно-механизированную группу генерала Осликовского. В воздухе господствовали советские самолеты.

 

25 июня сопротивление противника было сломлено по всему фронту, Северное крыло группы "Центр" раскалывалось на части. Утром 26 июня был освобожден Витебск, а уже в 14 часов Черняховский получил поздравительную телеграмму в связи с присвоением воинского звания "генерал армии".

 

Тем временем конно-механизированная группа создала благоприятные условия для ввода в сражение прославленной 5-й танковой армии. Атаковав противника утром 27-го, к вечеру гвардейцы Ротмистрова прошли целых 75 километров! В тот же день войсками 11-й армии была взята Орша.

 

Фельдмаршал Буш бросил в бой последние резервы - 5-ю танковую дивизию. Но разведка была начеку, и командующий немедленно направил ей навстречу противотанковую артиллерию, саперов с минами, поднял штурмовую авиацию, а 28 июня танкисты Ротмистрова завершили разгром упорно сопротивлявшегося врага. В тот же день войска фронта с ходу форсировали Березину.

 

Гитлер в приступе бешенства снял фельдмаршала Буша с должности командующего группой "Центр", заменив его фельдмаршалом Моделем.

 

Бесполезно: наступление армий 3-го Белорусского фронта продолжалось по-прежнему стремительно, под залпы московских салютов. К утру 3 июля передовые отряды 5-й танковой армии уже вели бои на северо-восточных окраинах Минска, а вскоре подошли и войска соседнего, 1-го Белорусского фронта. Окружение более чем 100-тысячной группировки противника было завершено. В центре германского фронта образовалась огромная брешь, закрыть которую быстро фашистское командование не могло. Не могло оно и остановить победоносные войска, верившие в звезду своего полководца.

 

Между тем Ставка уже готовила фронту новые задачи: освободить Вильнюс, Лиду, выйти к Неману и захватить плацдармы на его западном берегу. Поворот огромной военной машины был осуществлен точно и в короткие сроки, 9 июля советские кавалеристы внезапной атакой захватили город Лиду, несколько дней спустя капитулировал гарнизон Вильнюса, а в середине месяца войска фронта форсировали Неман в районе Алитус. В числе частей, отличившихся в этих боях и получивших почетное название "Неманских", был и французский истребительный авиаполк "Нормандия".

 

Впереди была Восточная Пруссия. Наступление в этой области, представлявшей собой единый огромный укрепленный район, насыщенный долговременными оборонительными сооружениями, разумеется, не могло быть столь стремительным, как на земле Белоруссии. Кроме того, войска генерала Черняховского вышли к Неману предельно ослабленными, нуждались в отдыхе, пополнении, подтягивании отставших тылов. Продвижение на отдельных участках составляло всего лишь 1,5-2 километра в сутки, но все же удалось штурмом взять Прейсиш-Эйлау, а 17 февраля - города Вормидт и Мельзак.

 

Командующий фронтом весь этот день был на трудных участках, вникал в детали обстановки, помогал на месте разрешать сложные вопросы, а вечером Москва отметила успех его войск салютом. Рано утром Иван Данилович отправился в 5-ю армию к генералу Крылову.

 

Оттуда он решил поехать в 3-ю армию генерала Горбатова. У развилки дорог, что в семисот метрах восточнее Мельзака, громыхнул один-единственный разрыв снаряда. И в машину командующего попал осколок - тоже один-единственный. Роковой.

 

Генерал Черняховский так и не увидел День Победы, но своим искусством полководца приблизил его. А следующим поколениям россиян этот яркий, талантливый человек оставил пример беззаветной любви к Родине, верности воинскому долгу, самоотверженного служения Отечеству.

 

Полковник запаса Вадим ЩУКИН, кандидат военных наук, доцент

8 ноября 2017   Просмотров: 8459   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.