Рубрика: » » «Ведро цемента». Рассказ В.И. Долгопалец

«Ведро цемента». Рассказ В.И. Долгопалец

Герой нашего рассказа — Николай — парнем был видным, работящим. Вернувшись из армии, женился, и супруга вскоре родила ему двойню — чудесных ребятишек. И по хозяйству управлялся Николай, и на заводе, где работал водителем цементовоза, был не из худших. Любил он после смены поспорить о жизни с Кузьмичом — заведующим складом.

 

—Странный ты мужик, Кузьмич, — говорил бывало Николай, — у тебя вон целый склад добра, а ты за каждым гвоздем — в магазин. Прихватил бы с работы чего — для дома, для семьи. Или миллионер подпольный, что есть деньги за все платить?

 

—Потому и покупаю все, Коля, что не миллионер, — ответил Кузьмич. — Краденое-то, оно все одно дороже обходится. Я вот, помню, по молодости мясом на рынке торговал. Случалось, и обвешивал, и обсчитывал. И все лишние деньги, как сквозь пальцы вода, так бестолково тратились. Доводилось и извозом заниматься. Как начнешь лишнее брать или при расчете обманывать, так сразу жди: либо машина поломается, либо клиент за деньгами пойдет и не вернется, либо утянут пассажиры из машины чего. Ведь грех это, Коля. В восьмой заповеди Господь так и говорит: не укради!

 

—Да ну их, эти заповеди, — ответил Коля, — как путы на ногах, только жить мешают: того нельзя, этого нельзя...

 

—А малыши твои, Коля, любят на прогулку одеваться? — неожиданно спросил Кузьмич.

 

—Да нет, — удивился Коля вопросу,— пока оденешь их, намучаешься. А при чем здесь дети?

 

—А если отправить их гулять на улицу по их желанию, неодетыми? — не унимался Кузьмич.

 

—Да слягут к вечеру с температурой, — ответил Коля. — Нам с женой только лишние хлопоты от такой прогулки будут.

 

—Бог, Коленька, это Отец наш родной, а все мы — Его дети, — продолжил Кузьмич. — А заповеди Его — наша одежда. Как забудем о них, так и заболеем грехом, и в жар нас непременно бросит. Детям твоя одежда — обуза, а на деле — защита от непогоды. И тебе заповеди Божьи кажутся путами, а они, на деле, твоя защита от всякого зла.

 

—Выдумки все это, — стоял на своем Николай, — а истории твои — случайность.

 

—Ну живи, Коля, как знаешь, — закончил разговор Кузьмич. — Смотри только, чтобы в жар не бросило.

 

На другой день заехал Николай пообедать домой на загруженной машине, а теща с порога:

 

—Зятек, качни-ка цементика в ведро, крыльцо подремонтируем. Не обеднеет твой завод от такого убытка!

 

Не раздумывая включил Николай компрессор, и цемент плавно пошел по шлангу. Когда ведро наполнилось до краев, как назло, заклинило выключатель агрегата. А дальше все было, как в сказке про горшочек, который варил и варил без остановки. Только тут была не сладкая каша. Жена в панике попыталась заткнуть отверстие подвернувшейся под руку тряпкой — бесполезно. Отчаянные усилия тещи также оказались напрасными. Тогда обезумевшая мамаша подняла шланг вверх, и на многометровую высоту устремился фонтан злосчастной смеси, покрывая цементом все вокруг. Когда Николаю все-таки удалось выключить компрессор, цистерна была пуста. Зато во дворе цемента было столько, что отремонтировать можно было весь поселок, а Николай с родней были похожи на героев фильма «Джентльмены удачи». Припекало еще и то, что цементные лужи надо было срочно убрать, пока они не застыли в каменные глыбы.

 

Утром Николай с трудом вышел на работу. Сказались и ночные труды по расчистке двора от цемента, и страх грядущего наказания.

 

—Да тебя, браток, никак в жар бросило, — сказал Кузьмич при встрече.

 

—Да уж, припекло! — ответил Николай и поведал свою историю. — Сейчас вот на ковер идти, что будет — не знаю. И уволить могут, и под суд отдать.

 

- А ты повинись да всю правду расскажи, — посоветовал Кузьмич, — повинную голову-то и меч не сечет.

 

Помимо директора завода в кабинете были главный инженер и начальник смены.

 

—Расскажи-ка нам, Николай, куда машину цемента девал, — начал директор.

 

Коля поступил так, как посоветовал Кузьмич. Во время его рассказа мужчины с трудом сдерживали улыбки.

 

—Ну, что делать будем? — спросил у коллег директор после Колиного рассказа.

 

—Виновный раскаялся в содеянном и обещает исправиться, — сказал начальник смены.

 

—Все его семейство боролось за сохранность заводского имущества. Если и теща не смогла остановить поток цемента, то, очевидно, действовала неодолимая сила, — сказал, еле сдерживая смех, главный инженер.

 

—Ну вот что, Николай, — подытожил директор, — о премиях в этом году забудь, а позаришься еще на что-нибудь — ответишь за все сполна. Вопросы есть?

 

—Никак нет! — почему-то по-военному ответил Николай.

 

—Иди работай, — закончил беседу директор.

 

За дверями приемной директора Николая ожидал Кузьмич.

 

—Ну что? — с тревогой спросил он.

 

—Обошлось, — радостно ответил Николай, немного помолчал и добавил: — Слушай, Кузьмич, давай потолкуем после работы. Расскажешь мне, что это за заповеди такие.

 

Из сборника рассказов, 3-е издание,

Минск, 2006 - Белорусский Экзархат

15 мая 2017   Просмотров: 6530   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Комментарии (1)
Пользователь offline evgen4 16 мая 2017 06:46

спасибо,интересно и поучительно.

        1