Рубрика: » » «Я стала жертвой пропаганды греха»

«Я стала жертвой пропаганды греха»

Воспитание детей в современном мире, когда пороки объявляются добродетелями и активно пропагандируются всевозможными способами, когда ребенок может, не выходя из своей комнаты, узнать о том, как «красиво» покончить жизнь самоубийством или «правильно» сменить пол, – тяжелый и ответственный труд для родителей. И нередко случается так, что они слишком поздно понимают, если с их чадом происходит что-то неладное. «Разве это возможно?», «Почему он стал таким?», «Ведь мы же его не так воспитывали…», – со страхом и скорбью размышляют отцы и матери.


Беседа с Аленой N. – в прошлом – «трудным» подростком, сейчас – благочестивой православной христианкой, которая рассказала о своем пути к Богу с надеждой, что ее история сможет послужить кому-то добрым уроком, уберечь от ошибок или помочь осознать их и найти правильный выход.


– Расскажите, пожалуйста, о себе. Как получилось, что в подростковом возрасте Вы попали в компанию людей асоциальных, повлиявших на Вас дурно?


– Мне неприятно вспоминать о своем прошлом, я предпочитаю не рассказывать о нем даже самым близким людям; все знает только мой духовный отец. А побеседовать с Вами я хочу с одной целью – предостеречь тех, кто может, как я, стать жертвой пропаганды греха, предостеречь родителей и вообще всех наших соотечественников – от толерантности к различным порокам и извращениям, уродующим и губящим человеческие и, что особенно страшно, детские души.

 

У меня все началось в 2000 году, со знакомства с рок-музыкой, в частности – с увлечения творчеством группы «Zемфира», солистка которой – певица Земфира Рамазанова – не скрывает своей «нетрадиционной ориентации»; тексты ее песен, как было сказано в одном журнале, «сопряжены с такими темами, как отчуждение, депрессия, гомосексуальность…» Но я сначала этого не понимала, мне просто нравилась музыка, голос, оригинальная манера исполнения, необычность образа этой певицы, и так вскоре она стала моим «кумиром».

 

Я росла без религиозного воспитания, в отрыве от Церкви, поэтому особенно не вдумывалась в смысл заповеди Божией «Не сотвори себе кумира» и начала подражать избранному «идеалу»: коротко подстригла и покрасила волосы, изменила стиль одежды – «под мальчика», копировала грубоватую манеру поведения. Затем у меня появились подружки и друзья-единомышленники. В основном это были такие же подростки, 14–18 лет, в большинстве своем живущие безпорядочно, уже погрузившиеся в омут смертных грехов. Вместе мы слушали и другие музыкальные группы, еще более открыто и дерзко пропагандирующие различные пороки. Со временем я втянулась в круг этих людей, хотя сама, по милости Божией, удержалась на краю бездны, чудом не сломала себе жизнь и не наделала непоправимых ошибок.

 

– Что Вы можете сказать о мировоззрении и душевном состоянии «трудных» подростков? В чем причины того, что они перестают слушаться родителей, увлекаются душевредной музыкой и различными западными субкультурами, экспериментируют со своей внешностью, ведут греховный образ жизни, совершают необдуманные поступки?


– Думаю, внешняя причина – навязчивая пропаганда негативных явлений, отсутствие ограничения доступа к информации о них, плачевное духовное состояние современного общества. Но это только повод, соблазн. У человека – свободная воля, и он может не становиться на путь греха, выбрать добродетельную жизнь. Другое дело, что у подростков воля, как правило, слабая, а если еще и нет (не заложены в детстве) необходимых нравственных установок, жизненных ориентиров, строгого контроля, поправок со стороны родителей в случае первых шагов уклонения и благодатной помощи Божией, подаваемой в Таинствах Церкви, – то очень сложно устоять, не сбиться с правильного пути. Отсюда, на мой взгляд, вторая, внутренняя причина, корень всех бед и зол – это безбожие, неверие, отчуждение от Церкви как следствие неправильного воспитания и греховной жизни родителей.

 

По поводу мировоззрения и душевного состояния – я не могу сказать за всю молодежь, но о таких, с которыми общалась, знаю, что они утопают в жутком греховном болоте (имею в виду содомский грех, о чем на самом деле срамно есть и глаголати (Еф. 5, 12)). Этот порок сегодня активнее прочих навязывается молодым, он наиболее опасен. Сейчас я вижу и понимаю, что причины детского, подросткового увлечения им кроются, как правило, в неблагополучии семьи, в тяжких родительских грехах и психических отклонениях (последствиях этих грехов).

 

Моя семья тоже не была счастливой, т. к. папа страдал алкоголизмом, и в детстве я становилась невольной свидетельницей многочисленных ссор, скандалов, ругани и драк. Я люблю и не осуждаю своих близких, но мне очень хочется обратиться к тем, кому еще предстоит стать мамой или папой: пожалуйста, ради Ваших будущих детей, не пейте, не курите, не употребляйте наркотики, не совершайте смертных грехов! А если с Вами что-то уже произошло – покайтесь, придите к Богу, начните новую жизнь…

 

Недавно в социальной сети «В контакте» я наткнулась на группу, занимающуюся поддержкой подростков «с нетрадиционной ориентацией», а на самом деле – пропагандирующую извращения. Вот несколько цитат из опубликованных там писем, в полной мере отражающих душевное состояние и мировоззрение таких несчастных детей; быть может, кого-то их слова остановят на пути греха:

 

– «Я покупал антидепрессанты, обходя около 10–15 аптек, исследуя их на недобросовестных фармацевтов. <…> Приехав на Урал на каникулы, я решил бросить пить антидепрессанты снова. Меня очень пугало, что я не смогу справиться с суицидальными мыслями. Я бросал, расковыривая капсулы таблеток и вынимая оттуда число шариков, соответствующее календарному числу дня…»;


– «Этого не описать, я в слезах бился с криками о пол, лез на стену от душевной боли, не мог сдерживать себя. Мне охота было умереть. Мне в голову пришла ужасная мысль, вскрыть вены...»;


– «Теперь немного о моей семье. Моя мама умерла, когда мне был годик, а ей 21 год. Умерла она от передозировки наркотиков, да и вообще она гуляла. У нее было до меня два аборта, и я чудом появилась на свет. Мой папа подсадил ее на наркоту и прочее <…>. Так я и осталась с бабушкой в однокомнатной квартирке. Она не знает, что я би, и своей радостью от отношений с девушкой я не могла поделиться с ней…»;


– «Жизнь выдалась не из легких, мать – алкоголик, отец до шести лет пил вместе с ней, а сейчас ведет жизнь лица БОМЖ на одном из краевых вокзалов. Мама в силу своего одиночества пыталась восполнить его знакомством с другими мужчинами (моими отчимами), их у меня было семь – страшная цифра на самом деле…».


– «Я переехала к отцу и встретилась с проблемой многих россиян – алкоголизмом. Когда отец был пьяный, он становился неуправляемый, рвал и метал на своем пути все. И тогда я поняла, что никогда не смогу жить с мужчиной, создавать с ним семью…»


И еще многими подобными жуткими откровениями насыщен весь проект. Очевидно, что подростки, писавшие эти строки, нуждаются в духовном врачевании и моральной поддержке, но ищут их совсем не там, где нужно, обрекая себя на дальнейшее падение и страдания. Ведь создатели и участники непотребного проекта рекомендуют им уходить из дома, «забивать» на «старых, упрямых и недалеких» родителей, «не сдаваться», «бороться за толерантность», «сделать нашу маленькую революцию».

 

«Вы достойны лучшего, и никто не имеет права диктовать вам правила жизни!»; «Не пытайтесь сбежать от этого, живите с этим, это не порок, это не болезнь, это просто ваши чувства, открывайте их без боязни»; «Не слушайте никогда, делайте так, как нравится вам»; «Большинство россиян считают, что во всем виноват упадок ценностей и, к сожалению, не понимают, что это никакой не упадок, а наоборот, подъем!», – восклицают «продвинутые» комментаторы.

 

Болезни и уродства, смертные грехи выставляются на всеобщее обозрение, преподносятся как нечто модное, оригинальное, необычное, адекватное и даже прекрасное. Я читала эти страшные письма и безумные отзывы со слезами на глазах, сожалея, что не в моей власти издать закон о самом суровом наказании для людей, растлевающих и губящих таким способом нашу молодежь!

 

– Что Вы ощущали, общаясь с развращенными людьми? Осознавали ли Вы ненормальность их образа жизни? Каким было тогда Ваше отношение к религии и к Православной Церкви?


– Я еще в детстве была крещена в Православной Церкви и воспринимала все, что касалось религии, в целом положительно, хотя сама, как уже говорила, с миром веры особо не соприкасалась. Отношения к Богу у меня не было никакого, я не чувствовала Его бытия, присутствия… Я думала: ну, может быть, Он где-то там есть, но для меня это не имеет значения.

 

Потом, в итоге моей греховной жизни, в том числе во многом и от общения с утвердившимися во грехе людьми, мне стало очень плохо. Я часто плакала, унывала. С одной стороны, видела противоестественность греха, неправильность греховного состояния, моя совесть, этот голос Бога в душе, не давала принять грех как норму. Но с другой стороны, иного, чистого и светлого, я не знала. Не видела крепких и счастливых семей, брак родителей распался, у всех неверующих родственников, знакомых и друзей в семьях происходило одно и то же: измены, ссоры, скандалы, предательства, ложь, взаимная ненависть, злоба и т. д.

 

Тогда мне стало казаться, что жизнь – это безполезная череда страданий. В какой-то момент, находясь в отчаянии, я воззвала к Богу: «Господи, если Ты есть, помоги мне! Я больше не могу так жить, не знаю, зачем…» И Господь спас меня, привел в православный храм, на Исповедь. Я стала воцерковляться, кардинально изменила свои взгляды и всю жизнь. И тогда, познакомившись с православными семьями, я наконец увидела то, что так долго искала: общую цель у супругов – один путь в Царствие Небесное.

 

На нем, конечно, встречаются различные трудности, неудачи, скорби. Но с Божией помощью все это преодолимо, главное же – есть смысл, есть вера, надежда, любовь, чистота совести, душевный мир и радость от осознания того, как сильно Господь нас любит, как Он милостив и долготерпелив, постоянно стучась в наши сердца, пытаясь спасти от погибели, каждое мгновение промышляя о нас, даже творимое нами зло Своим Промыслом обращая во благо.

 

– Какими были Ваши взаимоотношения с родителями и окружающими людьми в тот жизненный период? И что Вы можете сказать или посоветовать родителям «трудных» подростков, уклонившихся на погибельный путь?


– Родители очень переживали за меня. Особенно сильно страдала мама, т. к. все происходило у нее на глазах. Она – мягкий по характеру человек, никогда меня телесно не наказывала, строго не воспитывала, давала свободу… Она пыталась со мной поговорить, понять, что происходит, как-то помочь. Но я тогда отталкивала ее, ни о чем ей не рассказывала. Сейчас я понимаю, что родителям, наверное, нужно было хорошенько меня выпороть. И сделать это не в 15–16 лет, а гораздо раньше. Нужно было уничтожить, выбросить все мои кассеты и диски, объяснить мне, какой гадостью я увлеклась и к чему это ведет, почему это страшно и недопустимо.

 

Пусть я обиделась бы, расплакалась, но потом была бы им благодарна. Я была бы благодарна и друзьям, если бы среди них нашелся верующий человек, который рассказал бы мне, в чем заключается смысл жизни и что такое грех, взял за руку и отвел в храм, на Исповедь и беседу со священником. Я ни в коем случае не виню родителей и знакомых. Тогда все мы были далеки от Бога и происходившее с нами – это закономерный итог жизни без веры и вне Церкви. Однако мама, хотя и не ходила на тот момент в храм (сейчас она, как и я, – воцерковленная православная христианка; папа тоже потянулся к вере, исповедовался, причащался), но молилась за меня. У нее было несколько икон, и каждый день она просила Бога о моем вразумлении.

 

Что касается совета – не думаю, что его нужно спрашивать у меня, молодой и далеко не мудрой. Но лично для себя я поняла одно: причина всех бед – грехи, а универсальное лекарство, подходящее во всех случаях, – покаяние, обращение к Богу, перемена жизни, молитва – родителей за детей и детей за родителей.

 

– Что Вы можете сказать о принятом в нашей стране законе, запрещающем пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних? Как Вы относитесь к попыткам проведения шествий извращенцев в российских городах?


– Принятие такого закона можно только приветствовать. Но хотелось бы, чтобы он активнее применялся в жизни, чего, к сожалению, я пока не наблюдаю. На телевидении, на эстраде и особенно в интернете пропаганда содомии продолжается. Те же певицы и певцы поют свои песни, гастролируют по стране; снимаются и демонстрируются пропагандистские фильмы и передачи на эту тему, работают сайты и странички в соцсетях… Считаю, что положительные плоды принесло бы возвращение в наше законодательство уголовной ответственности за содомию. Больные, предающиеся извращениям люди, которых в действительности очень немного, по крайней мере побоялись бы афишировать свои аморальные взгляды, свою жизнь. Молодежь не должна считать этот грех нормой, задумываться:

 

«А вдруг я тоже такой, может, стоит попробовать?» Я стала жертвой пропаганды греха, и если бы не явленная мне милость Божия, моя жизнь была бы сломана, душа – искалечена или даже погублена навеки, а мои ошибки невозможно было бы исправить и стереть из памяти, что, безусловно, отразилось бы в дальнейшем на моих детях, на всем последующем роде…

 

К шествиям извращенцев отношусь, конечно, отрицательно. Теперь мы, если можно так сказать, по разную сторону баррикад с такими людьми. Я низко кланяюсь и поддерживаю тех православных верующих и священнослужителей, которые противостоят пропаганде извращений, и готова сама выйти на улицу, чтобы воспрепятствовать навязыванию нашему народу всей этой западной мерзости. Считаю, что верующий человек не должен быть теплохладным, он должен стоять за правду Божию, свои святыни, воспитывать своих детей в Православной вере. Бороться с теми, кто покушается на души наших близких, наши семьи, пытается растлить детей. По слову Господню, полагать душу свою за ближних своих.

 

Беседовала Серафима СМОЛИНА

 

По материалам газеты «Православный Крест»

10 июня 2017   Просмотров: 8153   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.