Рубрика: » » Не злись на себя и не прячься от себя. Архимандрит Андрей (Конанос)

Не злись на себя и не прячься от себя. Архимандрит Андрей (Конанос)

Недавно мне позвонил один человек и сказал: «Завтра утром я еду в больницу – там будут делать операцию моей дочери». Ты когда-нибудь сидела в больнице в ожидании новостей о состоянии близкого человека? Мимо проходят врачи, сестры, а ты сидишь и сходишь с ума от тревоги…

 

А сейчас ты говоришь мне, что у тебя проблема.

 

Прошу тебя, давай будем серьезнее, ведь часто мы бываем просто неблагодарны. Скажи хотя бы раз «Спасибо!».

 

Когда я был маленьким, то прочел в одной книге такую фразу: «Я горевал, что у меня нет денег на ботинки, пока не увидел человека без ног». И тогда я стал думать над этими словами. Человек хотел купить себе обувь, но у него не было денег, и он переживал. И вот он увидел человека, у которого не было ног. И, наверное, сказал себе: «Неблагодарный! У тебя не получилось купить себе ботинки, и ты возроптал. Но вот у этого человека нет ног. А ты здоров, и ноги у тебя есть!»

 

Я не говорю сейчас о том, что ты – просто мученица в своем терпении (хотя так оно и есть). Я говорю тебе сейчас о том, что у тебя все хорошо. Ты хорошо спишь, тебе не надо принимать лекарства, у тебя нет тех серьезных проблем, которые есть у других. И все равно тебе кажется, что кто-то (или что-то) перед тобой виноват.

 

Тебе нужно понять, что жизнь состоит из проблем. Они никуда не исчезают. Если ты думаешь, что твоя проблема исчезнет, то да, ты права, она действительно исчезнет, но на ее месте появится другая проблема.

 

Проблемы не заканчиваются. Такова жизнь. Жизнь – это боль, труд, тревоги и скорби. Пойми это, хорошенько вбей себе в голову и скажи: «Я научусь жить со своими проблемами, как с друзьями. И если я преодолею сегодняшнюю трудность, то через месяц, или три месяца, или через год придет новая трудность, и я снова буду учиться таким словам, как  «терпение», «смирение», «духовная зрелость», «мудрость». К моему уму прибавится мудрость, потому что мы становимся мудрее именно через страдания». Пойми это.

 

Нет такого человека, который бы жил на нашей планете и при этом никогда не плакал, не чувствовал боли, не терпел бы неудач. А ты смотришь и завидуешь – постоянно смотришь на других и завидуешь им. И тебе всегда кажется, что с тобой поступают несправедливо, что ты вечно прозябаешь на задворках жизни… Но ты не права. Кто, по-твоему, счастлив?

 

Одна женщина сказала мне:

 

– Должно быть, Вы очень счастливый человек, раз так хорошо говорите о счастье!

 

Прекрасно думать, что у других все хорошо. Но на самом деле у каждого – своя боль. Ты, например, беспокоишься о своих маленьких детях. Да и все мы переживаем из-за чего-то, это неоспоримый факт. И что же нам делать? Ничего. Научиться жить со всем этим, благодаря Бога и каждый миг радуясь Его дарам.

 

Я говорю это всем, кто сегодня страдает и кому трудно. Мы все страдаем. И тебе скажу: у того, кому ты завидуешь, тоже есть своя боль. Один человек сказал мне: «Я завидую этой девушке, потому что мне кажется, что она очень счастлива!» Я ответил: «Не могу рассказывать тебе о ее жизни и о жизни других людей, потому что это – их личное дело. Но знай, что все эти люди также очень страдают. У них – свои проблемы. Их проблемы – не такие, как у тебя. Может быть, они не больны раком, не бедны так, как беден ты, у них нет той беды, что посетила тебя. Но у них другие проблемы». – «Ну да, но что все это в сравнении с моими проблемами?»

 

И это правда. Каждый считает, что его проблема – самая большая. Но Бог говорит тебе: «Я прихожу в твою жизнь не для того, чтобы избавить тебя от трудностей, а для того, чтобы изменить твое отношение к ним».

 

И тогда ты по-другому начнешь воспринимать свои проблемы – более оптимистично, более смиренно, терпеливо, мужественно. Прогони от себя уныние, которое говорит тебе, что тебе всегда будет так трудно. Дитя мое, проблема исчезнет, не преувеличивай. Ты настолько преувеличиваешь свои трудности, что, думая о них постоянно, испытываешь ужас и впадаешь в панику. А это неправильно.

 

Конечно, бывает, что человек просто так устроен. Это уже определенный тип личности, определенный характер. Некоторые люди, даже когда ты предлагаешь им решение проблемы, не могут его принять и успокоиться. Нет! Они все равно будут хныкать и роптать. Ты даешь им совет, они сначала немного улыбнуться, а потом говорят: «Нет, не могу, я таким родился». Эй, но ведь я сказал тебе, что если ты посмотришь на свою проблему вот с этой стороны, то она решится. Нет, мысленно эти люди уже снова там, в своей привычной тревоге.

 

Человек сам себя душит угрызениями совести и тревожным чувством вины. Ведь иногда мы испытываем тревогу даже из-за того, что в данный момент счастливы. То есть если ты счастлив, с тобой обязательно должно произойти что-то плохое. Я не могу быть счастлив! Через несколько дней что-то случится! Ты не можешь просто наслаждаться и радоваться. А посмотри на все хорошее в твоей жизни так, как заповедал нам Христос. Посмотри с оптимизмом, с надеждой и скажи: «Спасибо!».

 

Удивительно, что те, кто действительно сильно страдает (например, один мой знакомый, который сейчас проходит курс химиотерапии), никогда не жалуются. Один раз я спросил у этого человека:

 

- Ты вообще когда-нибудь возмущаешься? Обвиняешь Бога в чем-то?

 

Я спросил это для того, чтобы дать ему повод выплеснуть свою боль, высказать свою обиду, если она есть. Потому что некоторым людям кажется, что Бог обидел их, и поэтому им хочется высказать Ему это, обвинить Его, похулить. Мне захотелось вывести это желание наружу, и потому я сам спросил своего знакомого:

 

– Наверняка ты спорил с Богом? Наверняка возмущался? Наверняка говорил: «Что же Ты за Бог, если так поступаешь со мной?»

 

А он ответил:

 

– Я что, должен ругаться с Богом? В чем Он здесь виноват? Разве мне одному плохо?

 

Я сказал ему:

 

– Конечно, не одному тебе плохо, но, видишь ли, не у каждого в двадцать четыре года рак.

 

– Да, – ответил он, – в этом нет человеческой логики, но есть другая логика, которую я и сам не могу постичь.

 

Этот человек не роптал и не выплескивал наружу какие-то обиды. И это удивительно, что есть такие прекрасные люди.

 

И тебе я тоже удивляюсь. Ты совсем не возмущаешься из-за тяжелого характера своего мужа. А ведь правда тут целиком на твоей стороне. И потрясающе, что в этом вопросе ты не требуешь справедливости. Не требуешь, чтобы я указал тебе на твои права. Здесь ты проявляешь невероятное терпение и не таишь в себе никакой обиды.

 

Но давай я посоветую тебе кое-что. Возможно, я и ошибусь – тогда возрази мне.

 

Если тебя охватит скорбь и тебе захочется вступить с Богом в спор – сделай это! Пожалуйся Ему, выскажи свои обиды, но начни разговор с Ним, установи с Ним связь.

 

– Но если я заговорю с Ним так, значит, в это время я не буду молиться! Я буду только высказывать обиды! Буду говорить Ему лишь о своих страданиях, буду только возмущаться, жалуясь и высказывая массу недоумений!

 

– А я думаю, что все это как раз очень хорошо для молитвы.

 

– Да какая же это молитва! Это, скорее, препирательство.

 

– Препирайся! И я беру на себя смелость советовать тебе это, опираясь на слова самого пророка Давида, и не только его, но и множества других святых. Св. Силуан Афонский говорил Богу: «Ты неумолим!» Ты знаешь, что означают эти слова по отношению к Богу? «Бог, Ты не жалеешь меня, Ты жесток и немилосерден». Может быть, тебе даже слышать это возмутительно – хорошо, не говори так. Ты хорошая христианка. Но неужели ты лучше св. Силуана, который говорил это? Лучше пророка Давида, который противоречил Богу? Почитай Псалтирь! Каждый день читай по одному псалму или по одной кафизме (это несколько псалмов, которые читаются каждый день). Почитай, чтобы увидеть, как пророк Давид разговаривает с Богом. Он и огорчается, и жалуется, и препирается с Ним: «Боже мой, для чего Ты оставил меня (Пс. 21)? Для чего отверг? (Пс. 42)? Доколе не защищаешь меня (Пс.6)? На мне утвердилось Твое проклятие (Пс.87). Одного я просил у Господа, и этого буду искать (Пс. 26).

 

Скажи это Богу. Установи связь с Ним. Говори с Ним, выплескивая всю горечь, потому что иначе ты держишь ее в себе, и она сжигает тебя. Ты копишь все обиды внутри, а потом они «выстреливают», и ты взрываешься и страдаешь.

 

Твоя вина в том, что ты не разговариваешь об этом. Не делишься переживаниями. У тебя нет человека, которому можно было бы довериться и говорить все, что хочется. Выпускай свою боль, не держи все в себе. Это не грех – озвучить свою какую-то мысль или помысел, высказать горечь и обиду. И все это можно сказать или Богу, или своему брату (как по плоти, так и по духу), сестре, другу… И не значит, что тогда мы будем слишком погружаться в свои обиды. Как говорил мне один монах: «Не то чтобы это сильно влияло на меня, но когда оно появляется, я должен сказать об этом». Скажи об этом и ты!

 

Один человек, который исповедуется у меня годами, как-то сказал мне:

 

– Отче, иногда мне приходит в голову сказать тебе, что ты говоришь глупости, но затем я понимаю, что наверняка это я дурак. Однако вот такие мысли приходят мне на ум. Представь себе, до чего я дошел, чтобы так думать про тебя!

 

Я ответил:

 

– Мне это нравится!

– Что тебе нравится?!

 

– Мне нравится, что ты можешь говорить мне об этом.

 

А другой человек как-то спросил меня:

 

– Отче, что, по-твоему, было самым хорошим в моей сегодняшней исповеди?

 

И я ответил:

 

– Когда ты говорил о том, что перед этим тебе было трудно озвучить. Какие-то мысли, помыслы, все те глупости, которые приходили тебе в голову – любые и странные. Ну, и то, о чем ты думаешь в данный момент. Выскажи это, потому что оно все копится, копится, и в какой-то момент ты просто лопнешь и заболеешь – и душевно, и телесно.

 

Ты знаешь, как стресс, чувство вины, какие-то внутренние конфликты отражаются на нашем организме. Люди, которые не умеют открывать свое сердце, просто тонут под тяжестью этого груза. И, в конце концов, это отражается и на здоровье. От стресса и напряжения появляются различные болезни – например, язва или даже рак. Часто дело здесь даже не в каком-то нарушении режима, а, скорее, в душевном «распорядке». Мы нагружаем себя всем этим, везем этот воз, а как хорошо говорит Господь: «Придите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и я успокою вас» (Мф. 11:28). Если ты будешь держать все внутри, ты не выдержишь и сойдешь с ума. Сними с себя это бремя, освободись.

 

Мы постоянно чувствуем, как сами давим на себя изнутри. В нас много чего сокрыто, но при этом мы не можем это озвучить, не можем открыть свою душу. А если бы мы это делали, наши проблемы бы решались.

 

Ты говоришь о своей проблеме вслух и сам себя слышишь. Ты делишься – с другом или с духовником (если этот вопрос требует исповеди). А рассказав обо всем священнику, ты почувствуешь избавление от этого всего через благодать Таинства. Ведь оно подтверждает, что Господь на Голгофе простил тебя. Христос смотрит на все происходящее с любовью, снисхождением, милосердием. Он не ругает тебя и не наказывает. И это потрясающе – то, что Он не наказывает.

 

На Афоне мне рассказывали, что в монастыре святого Павла жил один монах, который был настолько искренен в своих помыслах, что говорил обо всем вслух – обо всех своих тревогах и проблемах. Ничего не держал в себе. И однажды он сказал игумену: «Геронда, в меня вошел помысел плюнуть в тебя. Естественно, я этого не сделаю, но вот, говорю тебе о том, что иногда приходит мне в голову».

 

А ты все держишь в себе. Ты никогда не говорила о том, что копится у тебя внутри, даже на исповеди. Разве это внутреннее давление, этот обман, лицемерие и видимое приличие – лучше? Когда ты показываешь себя такой, какой на самом деле не являешься. «Но это так ужасно, так мерзко и скверно!» Но ведь, дитя мое, ты же не являешься тем, что думаешь. Это лишь мысли. И если ты проговоришь их вслух, знаешь, как потом тебе станет хорошо?

 

Не знаешь. Потому что ты скажешь вслух о действительно страшных вещах – о чувстве мести, о зависти, ненависти, ревности, злобе.

 

А жизнь твоя после этого станет настоящей, светлой. Ты выпустишь из себя все то, что у тебя внутри, во мраке подсознания, глубоко в душе. Проговорив это, ты очистишься, и тебе станет легче.

 

Один ребенок сказал мне:

 

– Однажды мама и папа обидели меня так сильно, что я подумал: если они умрут, я обрадуюсь!

 

Понятно, что ребенок не обрадовался бы в таком случае. Это был помысел, который возник в его голове в тот момент. Он появился из-за желания отомстить родителям, из-за усталости и напряжения. Ребенок не мог выразить свои чувства словами. Поэтому они оформились вот в такую мысль о родителях. И это не было истинным желанием мальчика, потому что если с его матерью действительно что-то случится, он сойдет с ума от горя. Но в тот момент ребенок дошел до такого состояния, что подумал именно так.

 

А если все оставлять внутри, то потом начинаешь обвинять себя и говорить: «Что же я подумал о своей маме! Как мне не стыдно! Я – ужасный сын!» А если потом с мамой действительно что-то произойдет, то ты скажешь: «Это я виноват, потому что подумал тогда об этом! Вот, я подумал, и это произошло».

 

Возникает порочный круг. И с чего все начинается? С нежелания проговорить все то, что другой человек озвучивает с легкостью, раскрывая свою душу, свое сердце, не изображая при этом из себя кого-то другого, кем он не является.

 

Разумеется, не надо делиться всем этим с кем попало. Потому что люди могут встать на уши от услышанного, могут начать сходить с ума и кричать: «О-о-о-о!!!» И если слышишь такую реакцию, — всё! Ничего им больше не говори. Ты будешь рассказывать обо всем только тому, кому доверяешь, — например, своему духовнику, которого ты выбрал. А если еще не выбрал, выбери. Чтобы всегда помнить: у меня есть духовник, которого я сам выбрал и которому я доверяю, и с которым могу поделиться даже самыми странными и ужасными мыслями».

 

Однажды, много лет назад, мы посетили Метеоры. В то время мы занимались миссионерской деятельностью, и потому были самыми образцовыми ребятами на свете. И один игумен тогда сказал нам:

 

– У всех вас есть серьезная проблема, которую вы должны преодолеть. Эта трудность – больше тех трудностей, которые испытывают грешники в аду. Она огромна.

 

– Что же это за проблема?

 

– Ваша проблема в том, что вы очень хорошие. И потому вам будет очень трудно видеть в себе плохое и говорить об этом. Вы настолько уверены в своем совершенстве, вы так благочестиво выглядите, что создали ложное представление о самих себе и считаете себя идеальными. Такой идеальный христианин не сможет сказать на исповеди: «Отче, я, весь из себя такой совершенный,  в действительности не являюсь тем, кем должен быть. На самом деле я такой и сякой, подумал это, сказал то, сделал это, сделал то…» Вы подумаете: «Как же я могу сказать все это? Я ведь образец, все считают меня святым и совершенным!»

 

В этом наша фальшь. В этом наша ложь и лицемерие. И именно поэтому Господь не гневается ни на что другое так сильно, как на лицемерие. Это страшно. И мне надоело мое лицемерие. Все мы действительно большие лицемеры, и очень фальшивые. Христос говорит: «Если кто без греха, пусть первым бросит камень!» (Ин 8:7) А ты – без греха?

 

То есть получается, Господи, мне нужно признать, что я грешен? «Если ты скажешь Мне об этом, Я буду любить тебя еще больше». А если я скажу Тебе, что я безгрешный, разве Ты не будешь любить меня больше? «Нет, не буду. Потому что в таком случае ты не безгрешный. Ты лжец». Насколько в таком случае лучше грешник, который, однако, искренен, смиренен, открыт, прозрачен, который говорит: «Да, я такой. Я чувствую свою слабость и свое зло». А вдруг при этих словах другой человек оттолкнет меня – так, что я упаду и окажусь в еще большей грязи?

 

Да, а разве так не бывает? Ты ведь поступал так с людьми. Человек приходит к тебе, открывает свою душу, а ты демонстративно ужасаешься тому, что услышал, хотя, если ты честен перед самим собой, то вынужден признать, что думаешь то же самое, и даже хуже.

 

Кого я из себя изображаю, когда так оскорбляюсь и в ужасе говорю другому человеку: «Не могу поверить в то, что ты так думаешь и так поступаешь! Горе тебе!»

 

Поэтому ты и не найдешь такого священника, такого духовника, к которому ты бы пришел на исповедь, а он бы при этом показал тебе, насколько он поражен и шокирован твоими словами. Безразличия ты также здесь не встретишь. Священник никогда не скажет тебе: «Дитя мое, не мешай мне, делай что хочешь!» Но и ужасаться он не будет. Я же не ужасаюсь, когда что-то земное произрастает из земли; или когда вижу, как глиняная посуда изготавливается из глины. «Но я не земля!» – скажешь ты. Действительно, ты не земля, у тебя есть душа. Ты обладаешь нетленным. И ты борешься. Прикладываешь усилия, каешься в своих грехах и раскрываешь свою душу.

 

Вот об этом и говорил нам игумен в Метеорах. «Сейчас ваша проблема – раскрыть душу на исповеди: разговаривать с духовником свободно и искренне каяться. Вам трудно делать это, потому что вы «хорошие ребята».

 

Это все равно, что школьный учитель придет на исповедь и скажет духовнику: «Отче, я курю. А на уроке я говорил детям, что курить нельзя». А потом придет еще раз и скажет: «Отче, на уроке я рассказывал о том, что у нас не должно быть страстей, зависимости от чего-либо. А придя домой, не выдержал и выкурил три сигареты подряд, потому что не выдержал». Ну вот как рассказать такое…

 

И вот одна из причин, по которым человек постоянно недоволен.

 

Он не может спокойно сесть и поговорить о том, что у него внутри, о том, что его беспокоит. И, в свою очередь, одна из причин, по которой мы отказываемся так поступать, в том, что нам страшно от самих себя и мы не в состоянии признать, какие мы  на самом деле. Тебе кажется, что невозможно рассказать о себе всю правду – о своих чувствах, желаниях, мыслях и делах. Например, как сказать на исповеди: «Я узнала, что мою подругу уволили с работы, и от этого мне стало хорошо»?  Тебе нелегко признаться в этом, но ведь так оно и было, тебе действительно было приятно узнать об этом.

 

Или ты узнаешь о том, что кто-то из твоих знакомых развелся, и говоришь про себя: «Да, жаль, но, честно говоря, он заслужил это, потому что однажды посмеялся надо мной. И вот сейчас я полностью удовлетворена. Мне хорошо от этого, и никто об этом не знает». Это так. И вот такие состояния ты накапливаешь в себе и, следовательно, живешь во лжи. А потом начинаются комплексы, болезни, психические расстройства, лекарства…

 

Мне очень нравится точка зрения Константина Ганотиса, который говорит, что психологи работают с чувством вины. Ты идешь к психологу и говоришь о том, что тебя беспокоит, в чем ты себя чувствуешь виноватым. А Церковь, говорит Ганотис, забирает у человека его вину, его грех, что, конечно, правильно и естественно.

 

Но часто ли мы встречаем это на практике? Может ли человек действительно «отдать» всю свою вину Церкви, или же он встречает противоречие, осуждение?

 

И следующий вопрос относится и к родителям, и к учителям, и к священникам. Но в первую очередь я говорю о себе. Когда человек приходит ко мне и рассказывает о каком-то своем проступке, помогаю ли я этому человеку избавиться от чувства вины? Вот, я священник, ты – преподаватель, кто-то занимает еще какую-то должность… И вот к нам приходит человек и раскрывает перед тобой свою душу. Принимаешь ли ты его таким, какой он есть? Сможешь ли успокоить его, или он уйдет от тебя в еще более подавленном состоянии? У тебя получится сделать так, чтобы человек после исповеди сказал себе: «Ну как же хорошо, что я все рассказал ему и он не стал на меня ругаться! Батюшка не дал мне почувствовать себя полным ничтожеством!»

 

Спроси себя сам: мы, верующие, разве свободны от самоугрызений? От того, что порождает в нас внутреннее недовольство, чувство неудовлетворенности и заставляет жаловаться на жизнь? Одно цепляется за другое, как петельки. И надо поймать нужный конец нити, чтобы распустить все изделие.

 

Недовольство жизнью появляется, когда человек не удовлетворен, когда он позволил своему внутреннему миру испачкаться настолько, что запутался полностью. И очень трудно распутать этот «узор», потому что думаешь: «Если я начну распутываться при других, надо мной будут смеяться; меня оттолкнут, прогонят, у меня не будет друзей».

 

Да, это действительно трагедия. Ведь рядом со Христом мы вроде как должны освобождаться от греха. То есть становиться свободнее и спокойнее. Да, мы грешники. Но – спокойные грешники. Спокойные потому, что наша душа открыта и прозрачна. «Отче, я согрешил, я украл. И я не горжусь, а каюсь. Прости, Господи». А мы, глубоко подавленные своими чувствами, держим все страхи и проблемы внутри. Как в таком случае человек может покаяться на исповеди?

 

Скажу тебе и еще кое-что.

 

Иногда мы проявляем чрезмерную нетерпимость к грехам других. «Не могу этого слышать! Это невыносимо!» И т.д. Как будто грех, о котором мы узнали,  –  невероятное зло и самое страшное преступление на свете. Ну, спасибо большое. Знаешь, к чему приводит такая наша реакция? Человек настолько пугается, что начинает думать: «Пресвятая Дева! Сохрани меня от этого греха. А если я все-таки совершу его, то сохрани меня от необходимости рассказывать о нем. Я не выдержу!»

 

Будем честны перед собой. Разве не все мы – грешники? Грешники всех стран, соединяйтесь! Встанем на колени перед Голгофой, не глядя друг на друга, потому что, если ты посмотришь на того, кто рядом, — кто знает, что ты увидишь… Ведь твой ближний – такой же, как и ты. Идеальных нет. Все мы — и хорошие, и грешные; и страстные, и чистые. И каждый носит все это в себе. Думаешь, ты в грязи, а другой – совершенство?

 

Один человек рассказал мне: «Когда я поехал на Афон, то увидел там множество людей святой жизни. И я знал, что по сравнению с ними я – ничтожество, грешник, плохой человек, совершающий только плохие поступки».

 

Когда я учился в университете, то на лекциях по педагогике нам говорили, что с детьми нужно вести себя так, будто ты никогда не ошибаешься. Почему? Потому что, объясняли нам, в противном случае ты перестанешь быть для детей образцом.

 

Хорошо, но разве это не фальшь? Да и я — тот, кого ты считаешь за образец — периодически падаю, а затем каюсь. А это разве не может быть образцом? Образцом покаяния.

 

А если внутри тебя прочно сидит убеждение «другие люди никогда так не делают - никогда так не думают - не испытывают таких чувств», то это значит, что ты сделал свое воображение фальшивым. И думаешь, что вот оно – настоящее христианство. А ведь на земле никогда не было более искреннего, более открытого, честного и земного человека, чем Христос. Настолько приземленно Он вел себя. До такой степени приземленно, что однажды сел и, пачкая Свои руки в грязи, стал чертить буквы на земле. Пока все вокруг смотрели на грешную женщину, Его руки трогали землю. И Христос будто говорил: «Вот, я спокойно касаюсь грязной земли, а рядом со мной находится  другая земля – женщина, которую вы готовы смешать с грязью! Вы, притворяющиеся передо Мной безгрешными, вы думаете, что Я завидую вашей праведности и не замечаю всей этой лжи? Зачем лгать?»

 

Потому и нет перемен в твоей семье, потому и у ребенка такие проблемы, потому и твоя жизнь все усложняется. Ты хочешь казаться другим человеком — не тем, кто ты есть на самом деле. Внешне ты такая, а на самом деле — совсем другая. А это — хаос.

 

Лично мне очень нравятся такие люди, с которыми я могу быть самим собой. Конечно, это не означает, что в таком случае нам не надо бороться со своими страстями и пороками, вовсе нет! Но постоянно быть фальшивым невозможно.

 

Однажды, когда мы ехали на машине, водитель включил радио. Передавали какую-то современную музыку. Но через некоторое время водитель выключил радио и сказал мне:

 

– Отче, если бы сейчас в машине вместо тебя был бы кто-нибудь другой, я бы не включил эту музыку. А сейчас я рад, что только что был самим собой. Я – это я, и пусть я иногда слушаю такую вот музыку, но это я. А если бы на твоем месте сидел какой-нибудь другой уважаемый человек, я бы не сделал этого.

 

Я ответил ему:

 

– Наверное, этот другой человек просто вдохновлял бы тебя на молитву, создавая особую духовную атмосферу. А я вызываю желание светских развлечений.

 

– Нет, дело не в этом. Я бы не молился. Я бы ехал и боялся включить музыку, то есть боялся бы быть самим собой. И в таком случае я был бы уже кем-то другим.

 

– Не могу сказать тебе за всех остальных людей, – ответил я ему, –  но лично мне в любом случае нравится, что ты не боишься быть собой. И мне понравилось, что ты выключил радио, когда в песне стали звучать глупые и бессмысленные слова.

 

А вот что пишет отец Епифаний Теодоропулос: «Я люблю, когда людям уютно рядом со мной».

 

Иными словами, когда люди, которые рядом, могут быть самими собой в моем присутствии. Однако это совсем не значит, что, когда нам уютно, мы можем быть грубыми. Или лживыми.

 

Мы постоянно обманываем себя, когда выражаем недовольство по поводу одного, а на самом деле хотим сказать совсем другое. Понимаешь? Например, муж кричит на жену, потому что ему не понравилось приготовленное ею блюдо, но ведь проблема не в еде. Непонимание – в чем-то другом. Еда – это только повод – то, что на поверхности. А что легче увидеть, за то легче и зацепиться. Или, например, спорите вы с мужем по поводу денег. Но сами деньги тут не при чем. Дело в чем-то другом, что вам стыдно обсуждать друг с другом. Вы не можете открыться друг другу, рассказать о том, чего каждому из вас недостает, чего бы вы хотели, что вы чувствуете, почему вам больно.

 

Загляни в себя и спроси: «Что со мной? Чего я хочу на самом деле?» Точно так же помогай и ближнему видеть и признавать ошибки, но не бей его после того, как он расскажет тебе о них.

 

В этом – величие и красота нашей связи с Богом.

 

А если посмотреть на то, как мы, люди, обычно воспринимаем Бога, то получается, что Он – очень добрый, но одновременно и очень злой. Но этот бог, которого мы себе представляем, не имеет ничего общего с Истинным Богом.

 

Но ты берешь и отождествляешь свое представление о Боге (т.е. свою фантазию) с Реальностью, которая выше любой фантазии. Потому ты и говоришь: «Бог вот такой, я себе Его представляю именно таким». Да, ты представляешь себе Его таким, но Он – не такой. И Бог никогда не сердится на тебя.

 

Я говорю тебе все это потому, что ты написала мне это письмо. В нем ты говорила о  чувстве вины, которое полностью захватывает тебя в самый неожиданный момент и душит тебя.

 

Нет, дитя мое! Дыши! Освободись! Будь собой, стань такой, какая ты есть, и перестань жаловаться на жизнь. Сделай это!

 

Один человек (теперь он замечательный митрополит), когда был молодым, пришел к своему духовнику и сказал:

 

– Я больше не могу!

 

Вот как хорошо он сделал – просто пришел и сам признал это.

 

– Больше не могу!

 

– Чего не можешь?

 

– Не могу больше так жить! У меня страшное искушение.

 

– И чего же тебе хочется?

 

– Я хочу согрешить!

 

Он думал, что духовник скажет: «Нет, не надо!». А священник посмотрел на него и сказал – очень просто и спокойно:

 

– Ну, тогда согреши!

 

– Что-о-о? – переспросил молодой монах.

 

– Ну а чего тебе хочется? Быть хорошим через силу? Разве ты не свободен?

 

– Но Вы берете на себя смелость…

 

– А что поделать? Ведь тебе не нравится, что я заставляю тебя быть хорошим.

 

И в то же самое время, когда духовник сказал: «Ну, тогда согреши!», эта мысль моментально вылетела из головы его чада.

 

Давление, которое мы оказываем на самих себя, очень коварно. Оно вызывает в нас злобу, напряжение, тревогу, ропот… Не дави на себя. Один человек говорил, что если не делать этого, то можно даже стать священником. И в любом случае – жить очень и очень хорошо.

 

Нужно примириться с самим собой, стать себе другом, полюбить себя и смиренно признать, что ты – это ты. Как сказал Господь: «Возлюби ближнего своего, как самого себя» (Мф 22:39). Что значит «как самого себя»? То есть, как ты любишь себя, так люби и своего брата. Ведь существует и хорошая любовь к самому себе.

 

Например, если я прилягу днем на полчаса, это будет моя забота, моя любовь к самому себе. И она мне во благо. Ведь если я не отдохну немного, у меня потом не будет сил, я буду похож на развалину и не смогу ничего делать – ни молиться, ни читать. Так что благая любовь к себе существует.

 

Люби себя. Не страшись своего «я». Разговаривай со своим духовником, проси его уделять тебе время и отвечать на беспокоящие тебя вопросы – и личные, и касающиеся твоей семьи, и связанные с прошлой жизнью, и любые другие.

 

Все мы люди. И человек способен ожидать от себя чего угодно. Можно подняться в небеса, а можно и вываляться в грязи. Я не хочу сказать, что валяться в грязи – это хорошо, но так действительно происходит иногда в нашем восприятии. Читайте Лествицу св. Иоанна Лествичника, читайте святых отцов, читайте Добротолюбие, и вы увидите, какими искренними были все эти люди, говоря о себе: «Да, я такой, я так чувствую и не прячусь от себя!» И после этого они утешались и исцелялись. Они менялись. Их душа успокаивалась, освобождаясь от тяжкого бремени.

 

И я понял, что после того, как человек увидит себя, примет себя таким, какой он есть, и явит себя Богу, а также честным, правдивым, хорошим и святым людям, — он увидит обращенную к себе любовь.

 

И раньше других Бог обнимет тебя и скажет: «Глупенький, Я столько времени знаю тебя и столько времени продолжаю дарить тебе жизнь! Ведь если бы Я хотел наказать тебя, Я бы наказал тебя в тот самый момент, когда ты совершил этот грех. Неужели ты не понял, когда Я оставил тебя в живых после этого, что Я люблю тебя? Ты дышишь – значит, Я люблю тебя. Твое сердце бьется – значит, Я люблю тебя. Я люблю тебя! Я люблю тебя! Я люблю тебя! Сколько раз еще повторять?» Вот как скажет Господь.

 

Будем молиться, чтобы и ты слышала в себе эти слова. Чтобы в тот момент, когда тебе станет тревожно и страшно, ты бы услышала, как Господь говорит: «Я люблю тебя!»

 

Иди вперед. Думай, но не злись на себя. Разгляди свою душу. И не живи обманчивыми представлениями о Боге и о себе.

 

Перевод Елизаветы Терентьевой

27 июня 2017   Просмотров: 6142   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.