Рубрика: » » Последний рыцарь России

Последний рыцарь России

Недавно в России проводился интересный опрос на тему, актуальность которой и сегодня вызывает много споров. Речь идет о программе «Имя России», по итогам которой были названы имена трех выдающихся исторических лиц – Александра Невского, Петра Столыпина и Иосифа Сталина. И если относительно первого никаких социально-политических нареканий не возникало, то в отношении двух других «номинантов» было много споров, лейтмотивом которых было: диктаторам не место в истории…

В полемику относительно предпочтений россиян вступать не буду, но дать анализ тому, а что, собственно, послужило основанием для такого решения, видимо, стоит, причем не для всех номинантов, а лишь для того, кто занял почетное второе место.

Петр Аркадьевич Столыпин - человек, который мог изменить историю. Именно ему принадлежат слова, покорившие современников своей честностью и правдивостью: «…бывают роковые моменты в жизни государства, когда государственная необходимость стоит выше права и когда надлежит выбирать между целостью теорий и целостью отечества».


Петр Аркадьевич Столыпин

Он в жизни был действительно рыцарем своей эпохи, последним рыцарем России (или Российской империи – как кому угодно), ибо не мыслил свою Родину слабой и разобщенной, не мыслил видеть ее в смутах и гражданском противостоянии. Ибо всегда шел на бой со своими политическими оппонентами «с открытым забралом», не боясь смерти, как и подобает настоящему рыцарю.

Что мы помним сегодня, точнее, что мы знаем о нем? К сожалению, мало что, особенно в Украине и ее столице, ставшей местом последнего пристанища этого поистине великого человека. Суждения современников - свидетельства ушедшей эпохи говорят  о Столыпине следующее. Великий реформатор. Последний Витязь Руси. Потомок древнего дворянского рода. Вся его жизнь и судьба семьи служат подтверждением того, что думал, жил и дышал он только одним именем – Россией. Отец Столыпина был героем Севастополя и другом Льва Толстого. Жена Петра Аркадьевича – правнучка Суворова. Поэт Михаил Лермонтов приходился Столыпину троюродным братом. А главное, Петр Столыпин был человеком глубокой православной веры, да еще и прекрасный семьянин, однолюб. Не пил, не курил, не играл в карты, считая, что это пустая трата бесценного времени.

alt
Для Петра Аркадьевича семья была частицей Родины, за которую он отдал жизнь. Впрочем, как и за царя…

«Вам нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия!», «Дайте государству двадцать лет покоя, внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней России!» Именно такими изречениями и был подкреплен рыцарский дух Петра Аркадьевича, мечтавшего только об одном – видеть Россию, все Государство Российское мощным, крепким и неделимым. 

Не секрет, что и сегодня для ряда политиков на просторах СНГ (не считая, конечно же, саму Россию) имя Столыпина, как «бельмо на глазу». И причина банальна «до невозможности», поскольку не кто иной, как сам последний рыцарь России сказал своим оппонентам пророческие слова: «Там, где деньги – там дьявол. Родина требует себе служения настолько жертвенно чистого, что малейшая мысль о личной выгоде омрачает душу и парализует работу». Не удивительно, что на родине Столыпин был неугоден многим…

А за что, собственно? Уж не за восстановление ли униженной России после Цусимы, Мукдена, «Кровавого воскресения», Свеаборга, Киевского и Владивостокского восстаний? Или за восстановление мира в крестьянской глубинке с применением вынужденных «мер принудительного мира», что ни в коем разе не может быть положено на одну чашу весов с акциями «умиротворения крестьян», проведенными Троцким, Тухачевским да тем же Джугашвили…

Это о нем в один голос твердили в 1910 году все европейские столицы: «Даже враждующие между собой Англия и Германия сходились в одном – в восторженной оценке российского премьера. «Был бы у меня такой министр, на какую высоту мы подняли бы Германию!» – вздыхал император Вильгельм. То же вторил ему  Дуглас-Хьюм, но с поправкой на туманный Альбион».

Согласен, что оппоненты государственной деятельности Столыпина заявят, а не рисую ли я портрет самого блестящего и демократичного политика империи, забыв о пресловутых «столыпинских галстуках», «столыпинских вагонах». Нет и еще раз нет. Как говорила незабвенная Ольга Берггольц: «Никто не забыт и ничто не забыто»…

Став премьером после разрушительной революции и общественных потрясений, Столыпин буквально воскресил страну после революции 1905-1907 годов. Начав эру реформ, обогатил империю на миллионы. Но время перемен опередило время заката империи, ведь не только и не столько Столыпин управлял Россией, а значит, и реформами, сколько свита, желающая только одного – «сытого и тихого болота». Этого же желала и Европа, и Северо-Американские Соединенные Штаты.

А что же «столыпинские галстуки», спросит читатель? Да, они были, отвечу я. Для непосвященных скажу, что речь идет о применении высшей меры наказания военно-полевыми судами в центральной России  - т.е. повешение для наиболее радикальных экстремистов.

Так в чем причина применения таких крайних, антинародных мер? Может быть, стоит «покопаться в истории». Достаточно будет вспомнить, что 8 июля 1906 года Петр Аркадьевич  возглавил правительство Российской империи, т.е. в тот самый  час, когда терроризм достиг своего пика. За три года (с марта 1903-го по июнь 1906-го) было совершено 26268 покушений, совершено 6091 убийство должностных и частных лиц, свыше 6000 ранено. Было убито 768 и ранено 820 представителей власти, т.е. полицейских чинов (сегодня убийства сотрудников правоохранительных органов вызывают адекватную реакцию в российском обществе).
 
И, как результат, премьер решил обуздать революционный  убийственный хаос, порожденный, к слову сказать, далеко не в самой России. История свидетельствует, что за годы премьерства Столыпина было казнено через повешение (и не только) в 1906-м – 574 человека, 1907-м – 1139 человек, 1908-м – 1340 человек, 1909-м – 717 человек, 1910-м – 129 человек, 1911-м (до сентября) – 73 человека. С одной стороны, такая жесткость не принесла ему популярности. Ни в Европе, ни в России. Но, с другой стороны, он,  сломив волну терроризма, вывел Россию на новую орбиту развития.

И вот еще, что важно отметить. Сказав об истории, хотелось бы вспомнить еще одну науку - математику. Давайте просуммируем трагические результаты революционных терактов и адекватные меры правительства. Что получим? А получим то, что против 26268 покушений, 6859 убийств и 6820 тяжелых ранений (среди которых и ранения членов семьи самого Петра Аркадьевича) было приведено в исполнение 3972 смертных приговора. Страшное число? Конечно же, да. Но оно не идет ни в какое сравнение с тремя миллионами погибших и умерших в ходе Гражданской войны (о которой, кстати, и предупреждал Столыпин), с двумя сотнями тысяч расстрелянных в ходе «красного террора» и полумиллионом наших соотечественников, вынужденных покинуть свою Родину…

Так что статистика - упрямая вещь или на нее будем смотреть только тогда, когда … исторически ослепнем.

Столыпин «не работал на публику», он работал именно с ней и для нее. Ибо публика для него – это народ его страны. И всю свою сознательную жизнь на вершине власти он был «на лезвии ножа». И этот опасный путь начался еще на посту губернатора Саратова, когда в городе (не без помощи «ревтоварищей») вспыхнул бунт. В Столыпина бросали бомбы, стреляли, революционеры слали ему письма с угрозой отравить его трехлетнего сына. Но вместо того, чтобы усилить охрану, он вышел на улицу. «Он безоружным входил в бушующую толпу, – вспоминала его дочь, поражаясь, как у отца хватало сил и мужества усмирять восставших не с помощью жандармов – с помощью слов. – И за минуту до того галдевшая и скандалившая толпа расходилась, успокоенная, по домам!» Однажды какой-то революционер выхватил револьвер и направил его на ораторствовавшего губернатора.
 
Столыпин посмотрел на него в упор, распахнул пальто и спокойно произнес: «Стреляй!» Революционер стушевался…  Оказавшись как-то в эпицентре крестьянских волнений, Столыпин пытался уговорить восставших, пригрозить им – это не возымело успеха. Тогда он отправился к ним один и сказал: «Убейте меня!»  Крестьяне пали перед ним на колени…

Воистину эти сцены могли бы украсить любой фильм о благородно-бесстрашных борцах революции, если б только их главный герой не стоял по другую сторону баррикад. «Этот человек не боялся ничего, – писал очевидец, – не боялся ни за свое положение, ни даже за свою жизнь». Он был достойным контрреволюционером, и нечего стесняться такого термина, ибо любая революция – это разрушение созданного. Стоит вспомнить и о том, что  вступление Столыпина в должность председателя совета министров было отмечено одним из самых известных покушений: трое эсеров взорвали премьерскую дачу на Аптекарском острове.
 
Дом был полностью разрушен. Младший сын Петра Аркадьевича был ранен, его шестнадцатилетняя дочь осталась инвалидом. Погибло двадцать семь человек, не имевших к премьеру никакого отношения – прислуга, просители. Еще тридцать пять людей получили ранения. Что это, спрашиваю я читателя, акт возмездия или самая настоящая террористическая война, известная ныне и в России, и в Великобритании, и в США, и в Испании? 

Сегодня уже весь мир дал ответ терроризму, особенно после 11 сентября 2001-го. А где же, хочется спросить,  мир был раньше? А мир молчал, в том числе и в июле 1906-го, когда Столыпин с трибуны Государственной Думы заявил: «Там, где аргумент – бомба, естественный ответ – беспощадность кары». На то время ответ премьера вызвал лишь полное отрицание всеми, особенно в «просвещенной Европе», но прошло всего два десятилетия, как Европа поняла смысл слов Столыпина. Поняла, но, видимо, до сих пор их так и не осознала.

Если взять подшивку любого журнала периода 1907-го – 1908-го, независимо от того, где он был издан (в России ли, в Европе или в САСШ), всюду можно было увидеть материал о «столыпинских галстуках» и  «николаевском обер-вешателе». Было это? Было, и еще как…

Не правда ли сегодня весьма актуально звучат следующие слова Столыпина: «Где с бомбами врываются в поезда… там правительство обязано поддерживать порядок, не обращая внимания на крики о реакции».

Не таким был Столыпин, чтобы испугаться «самой либеральной европейской прессы». Его ответ известен и поныне: «Не запугаете!» И он, не запуганный и не боявшийся «голоса из-за бугра», пошел еще дальше. Он пошел в Россию, в самом прямом смысле, ведь Россия для него - это не только Питер, Москва и Саратов. Россия – это и Восточная Сибирь, и Забайкалье, и Алтай, и Актюбинские степи, и берег Тихого океана.

Нарицательное имя «столыпинские вагоны» современное поколение связывает лишь с тем, что якобы эти вагоны были приспособлены для перевозки арестантов из европейской России на восток. Увы, это далеко не так, а точнее говоря, совсем не так. В действительности же вагоны типа «а ля Столыпин» существовали, вот только предназначение у них было совсем иное. Именно в этих оборудованных для дальних переездов вагонах на Дальний Восток и в Восточную Сибирь было перевезено более полумиллиона переселенцев из Украины и Белоруссии на новые земли, о чем сегодня как-то и вспоминать непринято. А зря.
 
Именно благодаря Петру Аркадьевичу, а также Путятину, Игнатьеву и Дурново сотни тысяч граждан огромной империи спаслись не только от голода, но и получили прекрасную возможность начать новую жизнь для России и во имя России. Не верите? Посмотрите на карту Дальнего Востока и Восточной Сибири и сравните их с картами Украины – одни и те же названия сел (именно сел, а не деревень) с привычными для украинцев именами – Хвылынка, Хатынка, Нежино, Левада, Киевка, Черниговка, Прилуки, Хороль. Есть там и названия в честь самого Петра Аркадьевича – Столыпинка, Столыпино, Аркадиевка…

Вот они причуды истории. Оппоненты ругают того, кто дал возможность изменить жизнь к лучшему сотням тысяч обездоленных.

Можно и дальше анализировать столыпинские реформы и деятельность лично Петра Аркадьевича, но, как часто бывает в истории, жизнь личности, ее дела трагически обрываются.

alt

П.А. Столыпин на прибытии их величеств в Киев. 29 августа 1911 года

Наступил роковой день 13 сентября (1 сентября по старому стилю) 1911 года.

alt

П.А. Столыпин за шесть часов до трагической гибели

В 17.30 в киевском оперном театре во втором антракте оперы «Сказка о царе Салтане» к Столыпину подошел неизвестный во фраке, выхватил браунинг и выстрелил. Раненого премьера отвезли в расположенную неподалеку хирургическую лечебницу Маковского. Через четыре дня он умер. Пуля Мордехая Богрова (а именно этот человек был убийцей) раздробила  орден Святого Владимира, висевший на груди у премьера. Осколки ордена разорвали печень… Получив пулю убийцы, Столыпин опустился в кресло и четко произнес: «Счастлив умереть за Царя».  Он знал, что умрет. И какая разница, кто нажал на курок?  Петр Аркадьевич всегда знал, кто станет его настоящим убийцей – его убеждения!

Неслучайным было и то, что за несколько часов до рокового выстрела Столыпин прохаживался в Киеве возле площади «Невинно убиенных за царя полковников Искры и Кочубея» (ныне площадь Героев Арсенала), сказав, что было бы символично умереть, отдав жизнь за царя…

Так оно и получилось. А вскрыв его завещание, родные прочли  последнюю волю: «Я хочу быть погребенным там, где меня убьют…»

18 сентября (5-го по старому стилю) Петр Аркадьевич скончался. Именно это трагическое событие,  произошедшее в 1911 году, связало судьбу российского реформатора с Киевом - древней столицей Киевской Руси, нынешней столицей независимой Украины.

***

Да, Столыпин был ранен и скончался в Киеве, где, согласно завещанию, и был погребен. Неведомый ныне свидетель тех трагических событий рассказывает нам: «Присутствовавшим на том роковом спектакле запомнилось, что теряющий силы Столыпин успел перекрестить царскую ложу. Потом его отвезли в клинику Маковских. Находилась она на Мало-Владимирской улице (ныне улица Олеся Гончара) в особняке под номером 33-б. Это было очень престижное медицинское учреждение Киева, прекрасно оснащенное, по тогдашним меркам. Об этом говорит и стоимость пребывания в клинике - 3 руб. 50 коп. в сутки (для сравнения: французская булка стоила 3 копейки). Лишь один недостаток был у клиники: больных тревожил доносившийся с улицы стук колес проезжавших мимо экипажей, ведь дорога была вымощена брусчаткой. Когда в клинику привезли Столыпина, проезжую часть улицы устлали соломенными матами - они хоть как-то смягчали звук. Вокруг раненого собрались все тогдашние светила. Столыпин так мужественно выполнял все их предписания, что доктор Маковский впоследствии сказал: за 16 лет практики он не встречал более дисциплинированного больного. Но раны, полученные Столыпиным, оказались очень серьезными, и 5 сентября Петр Аркадьевич скончался. Царь тоже приезжал в клинику, но к Столыпину не зашел: якобы жена Петра Аркадьевича его не допустила. По его приказу расследование по факту убийства было прекращено».

 

Другой автор сообщает: «6 сентября Император Николай II вернулся из Чернигова и приехал в больницу. По воспоминаниям дочери Петра Аркадьевича Марии Бок (Столыпиной) государь «преклонил колени перед телом верного слуги, долго молился, и присутствующие слыхали, как он много раз повторил слово. «Прости». Указание Столыпина было свято исполнено его близкими и местом вечного его упокоения была избрана Киево-Печерская Лавра. 9-го сентября утром, в Трапезной церкви, заставленной венками с национальными лентами, собралось Правительство, представители армии и флота и всех гражданских ведомств, многие члены Государственного Совета, центр и почти все правое крыло Государственной Думы, а также более сотни крестьян, прибывших из ближайших деревень отдать последний долг почившему.

 

alt

Трапезная церковь Лавры, возле которой упокоился великий реформатор России

 

Киевский Генерал-Губернатор Генерал-Адютант Трепов, по повелению уехавшего 7 сентября Государя, представлял Его Особу. После отпевания гроб вынесли и опустили возле церкви, рядом с исторической могилой другого русского патриота Кочубея. Сейчас же после смерти Столыпина, в той же группе земских гласных и членов Государственной Думы из партии националистов, возникла мысль о постановке ему памятника в Киеве. Было использовано пребывание в Киеве Государя Императора и заместителя Председателя Совета Министров Коковцева и на Всероссийский сбор пожертвований уже 7 сентября утром последовало Высочайшее соизволение. Пожертвования потекли столь обильно, что в три дня в одном Киеве была собрана сумма, которая могла покрыть расходы на памятник. Местом постановки памятника была избрана площадь возле Городской Думы, на Крещатике, а исполнение его поручено итальянскому скульптору Ксименесу, бывшему в Киеве. В 1912 году, ровно через год после смерти П.А., памятник был открыт в торжественной обстановке, среди съехавшихся со всех концов России, его почитателей. Столыпин был изображен как бы говорящим с Думской кафедры, на камне высечены сказанные им слова, ставшие пророческими: «Вам нужны великие потрясения - нам нужна Великая Россия». Большевики не могли перенести вида памятника и его уничтожили».

 

alt

Открытие памятника Столыпину в Киеве...

  

alt  

И его снос в 1917-м

 

Все тот же Киев. Все та же площадь - известный ныне Майдан Независимости, на которой во все времена что-то да разрушалось.

По поводу сноса памятника Столыпину большевиками автор приведенных выше строк допустил неточность. Ибо памятник был снесен 29 (16-го по старому стилю) марта 1917 года, через две недели после победы Февральской революции, причем не по воле большевиков, а по личному указанию Александра Федоровича Керенского...

 

О Жизни и судьбе Столыпина написаны десятки томов, особенно о тайне (а тайне ли?) его смерти.

 

Даже нынешний министр образования и науки Дмитрий Табачник в соавторстве с Виктором Ворониным написал книгу «Убийство Столыпина». Как видим, интерес к этой выдающейся личности не пропадает и по истечении значительного периода времени.

  

Петр Аркадьевич, как и Н.П. Игнатьев, и Е.В.Путятин, нашел свое упокоение в киевской земле. А обитое красным бархатом кресло номер 17 второго ряда партера Киевского городского театра в настоящее  время хранится в Музее истории МВД в Киеве.

 

alt

Могила последнего рыцаря России

 

Надгробие с могилы Столыпина в начале 1960-х годов было снято и долгие годы сохранялось в колокольне на Дальних пещерах. Место могилы по указанию Хрущева (тоже реформатора, только наоборот) было заасфальтировано. Оно было восстановлено на прежнем месте в 1989 году при содействии Ильи Глазунова. Рядом, как уже отмечалось, могила Искры и Кочубея.

 

Так, в силу трагических событий имя Столыпина стало неразрывно связано с Киевом, его историей. И речь идет не только о смерти премьера, но и событиях, последовавших за ней. По высочайшему повелению улица Киева, на которой была расположена клиника Маковского, была названа в честь Петра Аркадьевича - Столыпинской.

 

До известных событий, с 1834 года, она имела название Мало-Владимирской, в честь князя Владимира Крестителя. В 1919 году после всевозможных «освобождений» Киева улица получает  имя организатора террористических актов боевика-эсера Григория Гершуни. В 1937 году улица приобрела новое имя - Ладо Кацховели - одного из участников социал-демократического движения, ученика Киевской духовной семинарии, изгнанного из нее в 1896-м за распространение антигосударственной литературы. В 1939 году улица была названа в честь Валерия Чкалова - советского пилота-аса, Героя Советского Союза, человека, который впервые осуществил беспосадочный перелет через Северный Полюс. Но на волне «самостийности» в 1996 году улица вновь была переименована и ныне носит имя Олеся Гончара - советского украинского писателя, автора романов «Знаменосцы», «Собор», «Тронка»...

 

Не обращая внимания на капризы политических интриг, улица и сегодня жива. Как и жива память о Петре Аркадьевиче, ведь дом под № 33-б сохранен.

 

alt

Имя Столыпина в Украине хранит сегодня Киево-Печерская лавра

 

Но ведь есть еще память народа, т.е. наша память.

 

Впереди еще год до того дня, как 1 сентября 2011-го имя, а главное, дела Петра Аркадьевича будет востребовано и политиками, и историками, и, простите меня за прямолинейность, шарлатанами от науки и политики. Год. Много это или мало? Думаю, что время для претворения в жизнь некоторых мемориальных мероприятий еще есть.

 

Спрашивается, а что делать-то в сентябре 2011-го?

 

На доме № 33-б по улице (известной) можно установить мемориальную табличку о том, что именно здесь умер после покушения последний реформатор государства Российского.

 

5 или 18 сентября провести крестные ходы возле Владимирского собора в Киеве, где отпевали Столыпина, в самой Киево-Печерской лавре, в т.ч. и в Трапезной церкви.

 

Вспомнить, сколько сел, городов, районов и мест появилось благодаря деятельности Петра Аркадьевича на карте России, а также посетить места Серого и Зеленого Клинов (Восточная Сибирь и Приамурье с Приморьем);

 

Но самое главное - сделать все, чтобы имя и дела П.А. Столыпина не были забыты, не были вычеркнуты из истории и не были извращены.


Сергей Смолянников
3 сентября 2017   Просмотров: 8082   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.