Рубрика: » » О духовной жизни Царственных Мучеников

О духовной жизни Царственных Мучеников

О религиозном воспитании

Религиозное воспитание самый богатый дар, который родители могут оставить своему ребенку; наследство никогда не заменит это никаким богатством» - так определяла значение воспитания детей в вере императрица Александра Феодоровна.

 

Сегодня религиозное воспитание кажется архаичным пережитком не только в нашей стране, претерпевшей наступление воинствующего безбожия, но и во всем мире. Меж тем нельзя найти пример, когда бы оно принесло какой-либо вред или сделало человека ущербным (если, конечно, не рассматривать примеры откровенного фанатизма и проявлений сектантского сознания).

 

Благих же плодов от ребенка, душу которого с раннего детства насытят верой, можно ожидать гораздо с большими основаниями, чем от ребенка с воспитанием бездуховным. Духовный стержень - основа нравственно здоровой личности. Мы ведем речь о святой православной семье. Конечно же, мы не дерзнем причислить себя не только к святым, но вообще к примерным христианам, но это не значит, что мы не можем брать со святого семейства пример.

 

Святитель Феофан Затворник писал: «Не стыдясь и не боясь мира, постарайтесь дать детям истинное христианское воспитание, сообщая им одни христианские во всем понятия, приучая к христианским правилам жизни и возгревая любовь к Церкви Божией и всем порядкам церковным... Ныне многому учат, не соображаясь с христианскими обетами в крещении и не имея в виду ответственности пред Богом. Время такое мудреное настало... В заведениях дети становятся не те уже... При всем том нельзя думать, чтобы все внушаемое им [в семье] пропадало или пропало. Все остается и в свое время принесет плод. Вы своего не оставляйте, чем можете, действуйте, чтоб они не совсем сбились с дороги, а успех - все от Господа! Молитесь... Помогайте нуждающимся больше, их молитве поверяя детей. Эта молитва сильна...»

 

Весьма жестко выразился святитель Лука Войно-Ясенецкий: «Родители, которые пренебрегают воспитывать детей по-христиански, беззаконнее детоубийц, ибо детоубийцы тело от души разлучили, а они душу и тело ввергают в геенну огненную».

 

Как будто для современных матерей пишет государыня Александра Феодоровна: «Некоторые матери очень преданно любят своих детей, но думают только главным образом о земных вещах. Они нежно склоняются над своими детьми, когда те болеют. Они много работают и во всем отказывают себе, чтобы прилично одеть своих детей. Они очень рано начинают их учить понемногу и постоянно развивают их умственные способности, чтобы они со временем заняли достойное место в обществе. Но духовному развитию детей они не уделяют такого внимания. Они не учат их Божией воле. Есть дома, в которых дети вырастают, никогда не услышав молитвы от своих отцов и матерей и не получив никакого обучения духовного.

 

С другой стороны, есть дома, где постоянно ярко горит лампада, где постоянно говорят слова любви ко Христу, где детей с ранних лет учат тому, что Бог их любит, где они учатся молиться, едва начав лепетать. И спустя долгие годы память об этих священных мгновениях будет жить, освещая темноту лучом света, вдохновляя в период разочарования, открывая секрет победы в трудной битве, и ангел Божий поможет преодолеть жестокие искушения и не впасть в грех».

 

Обратим внимание: «...детей с ранних лет учат тому, что Бог их любит». Именно любит, а не «грозит», не «наказывает». Для воспитания религиозного чувства маленького ребенка необходимо, чтобы Бог, Которого открывают ему родители, не пугал его, чтобы Он воспринимался малышом как любящий Отец, Заступник и Утешитель. И это вовсе не является, как некоторые склонны думать, «данью протестантизму». Все религиозные переживания истинно православной царской семьи были проникнуты светлыми, жизнеутверждающими чувствами - надеждой в вере и безконечной любовью. Особый религиозный настрой дети воспринимали от матери. Юлия Ден вспоминает о государыне: «Ее любовь к Богу и вера в Его милосердие были для ее величества важнее любви к детям и мужу. Она находила наивысшее утешение в религии еще в ту пору, когда ее окружали великолепие и блеск царской власти. И в горькие годы заточения, на пути к Голгофе, императрица черпала силы в своем религиозном чувстве. Если она действительно встретила свою кончину в том страшном Екатеринбургском подвале, то я уверена: именно горячая вера поддержала государыню в ее смертный час».

 

Очень непростое и, в общем-то, непредсказуемое это дело - христианское воспитание ребенка, подходить к нему нужно мягко, даже деликатно. Императрица Александра Феодоровна это понимала: «Нужно в человеке видеть лучшее, что в нем есть, и уметь находить красоту и добро в жизни каждого, если мы хотим вдохновлять людей на развитие лучших их качеств. Богу не нужна помощь, чтобы раскрывать Его бутоны и давать цвести Его розам. Бутоны должны раскрываться и розы цвести естественным путем, - путем, который определил Господь. Заставлять их цвести раньше времени значило бы погубить их. Мы должны быть максимально осторожными, пытаясь влиять на духовную жизнь других людей, особенно детей. Насилие может принести непоправимый вред. Лучшее, что мы можем сделать, чтобы развить духовную жизнь других, - это дать им атмосферу любви и чистоты».

alt
Жизнь в храме Божием

Исследователи переписки императора и императрицы единодушно отмечают, что наиболее убедительные свидетельства о благочестии Александры Феодоровны содержатся в ее письмах мужу и детям. В этих письмах постоянны упоминания о церковных таинствах, о святых, молитвах, об уповании на Бога. Кроме того, дневники святой царицы содержат частые цитаты на русском языке из святоотеческих источников. А теперь представим, какова должна быть духовная высота и мудрость матери, какой благой пример могла подать она детям, если в ее записках, не предназначенных для чужих глаз, находим мы такие собственные ее выстраданные размышления удивительной богословской глубины:

 

«Смирение - не в том, чтобы рассказать о своих недостатках, а в том, чтобы вынести, как о них говорят другие; в том, чтобы слушать их терпеливо и даже с благодарностью; в исправлении недостатков, о которых нам говорят; в том, чтобы не испытывать неприязни к тем, кто нам о них говорит».

 

«Не падайте духом, а спокойно доверяйтесь воле Божией и, что бы вам ни выпало, переносите все во славу Господа, так как после зимы следует лето, после ночи - день, а после бури - тишина».

 

«Нужно искать свое спасение в том положении, в какое поместило нас Провидение, а не строить воздушные замки, воображая, как добродетельны мы были бы в каком-то другом положении. И потом, нам надо по-настоящему верить в Бога даже в малом. Большинство людей проводят жизнь, охая и сокрушаясь по поводу своих привычек, рассуждая о том, что их надо изменить, составляя правила своей жизни в будущем, которого они ждут, но которого, быть может, будут лишены, и таким образом теряют время, которое следовало бы тратить на добрые дела на пути к своему спасению. Нет времени лучшего для того, которое Господь в Своей милости дает нам сейчас, а что принесет нам завтрашний день, мы не знаем. Спасение достигается не одним нашим мечтанием, а усердным прилежанием. Постоянное отрезвление угодно Богу».

 

«Каждый день - это жизнь в- миниатюре. Если бы мы, проживая свой день, помнили, что все известно Богу, что мы делаем или говорим, и даже то, что нам не удается сделать или сказать, то мы более тщательно обдумывали бы свои дела и поступки. Иисус сказал, что мы должны будем дать ответ за каждое праздное слово, которое мы сказали когда-либо. Кто-то сказал, что секрет счастливой старости - в хорошо проведенном вчерашнем дне».

 

«Терпение, доверие, радость человека - это плоды Святого Духа в нем».

 

«Если другие нас подводят - для нас это еще один урок терпения и кротости. Если у нас трудное положение, неподходящие условия - это для того, чтобы мы могли совершенствоваться в трезвении и учились быть довольными, находясь в любом обстоянии. Всегда Господь наш дает нам новые уроки, заставляя нас приблизиться к прекрасному образцу, который Он для нас создал, готовя нас к лучшему служению».

alt
«Мы должны оставаться на своем месте, выполнять свой долг, нести свою ношу, выполнять Божию волю. Это тропа к душевному покою».

 

«Кто перестает помогать другим, становится обузой и для себя».

 

Подобных рассуждений в дневнике государыни - множество. Что же помогало ей, бывшей лютеранке, ставшей убежденной православной христианкой, содержать душу в такой нравственной чистоте, постоянно оставаться на духовной высоте?

 

Любовь к Церкви, к ее таинствам и обрядам, благочестие и молитвенность были характерны для государей рода Романовых. Но особенно любила церковные богослужения семья последнего императора, черпавшая в них великие духовные силы. Об этом говорит, например, письмо Александры Феодоровны от 24 сентября 1914 года: «Я каждый день хотела посещать церковь, а была там только один раз. Как жаль, ведь это такое утешение, когда на сердце печаль. Мы всегда ставим свечи перед тем, как идти в госпиталь, и я с любовью молюсь Богу и Пресвятой Богородице, чтобы они благословили нашу работу и наши руки принесли исцеление больным».

 

Офросимова вспоминала: «Почти каждую субботу и воскресенье я ходила в церковь Свободного полка. Это была временная церковь, устроенная в небольшом зале, пока строился Феодоровский собор. Сюда приходили молиться только царская семья и некоторые приближенные лица, остальное место занимали солдаты Сводного, Стрелкового и Конвойного Его Величества полков. Перед иконостасом находилось небольшое возвышение, на нем во время службы стояла вся царская семья. Вдоль стен висели старинные иконы древнерусского письма. Из темных и золотых окладов величаво вырисовывались лики святых. Церковка почти всегда находилась в полумраке, лишь у иконостаса ярко горели свечи, озаряя царскую семью. Вся церковь имела строгий, но приветливый лик. Нигде не молились так искренне и глубоко, как здесь, ни в какой иной церкви не охватывало душу такое светлое, умиротворенное чувство. В эти молитвенные тихие часы государь был особенно дорог и близок моей душе».

 

Анна Танеева: «Два раза в день были службы в дворцовой церкви. В Великий Четверг их величества и мы все причащались. Ее величество, как всегда, в белом платье и белой наколке. Трогательная картина была, когда, приложившись к святой иконе, она кланялась на три стороны присутствующим. Маленький Алексей Николаевич бережно помогал матери встать с коленей после земных поклонов у святых икон. В Святую ночь, когда шли крестным ходом вокруг дворика, стало вдруг холодно и ветер задувал свечи. В Светлое Христово Воскресение в продолжение двух часов их величества христосовались: государь - с нижними чинами охраны, полиции, конвоя, команды яхты "Штандарт" и так далее, императрица - с детьми местных школ. Мы стояли за стеклянными дверями столовой, наблюдая, как подходившие получали из рук их величества фарфоровые яйца с вензелями. Государь и государыня чувствовали себя после этой церемонии утомленными».

 

Анна также вспоминала, что Александра Феодоровна была счастлива, когда ей удавалось помолиться в храме не узнанной никем: «Бывали счастливые дни, когда нас не узнавали, и государыня молилась, отходя душой от земной суеты, стоя на коленях на каменном полу, никем не замеченная в углу темного храма. Возвращаясь в свои царские покои, она приходила к обеду румяная от морозного воздуха, со слегка заплаканными глазами, спокойная, оставив все свои заботы и печали в руках Вседержителя Бога».

alt
Любовь ко Христу и во Христе

Без глубокого проникновения в Православие даже постоянное посещение храма и неуклонное исполнение молитвенного правила могут оказаться недостаточными для истинного воцерковления. Но в духовной жизни царской семьи одно было неразрывно связано с другим.

 

Перед нами выдержка из письма государыни Александры Феодоровны от 1 октября 1915 года, посланного в Ставку, где царь Николай находился с сыном Алексеем. «Прошу тебя, следи за ним, чтобы маленький не утомлялся...» - пишет императрица, и тут же тревога о здоровье больного опасной болезнью мальчика сменяется, может быть, еще более сильной тревогой о его духовном здоровье: «Прошу тебя, дорогой, спрашивай его время от времени, хорошо ли он молится».

 

Александра Феодоровна все время подробно описывала отсутствующему государю, как она с дочерьми проводит время. Упоминания о посещении храма в этих описаниях присутствуют постоянно: «Младшие девочки работают, а старшие пошли в наш госпиталь чистить инструменты. В половине 7-го пойдем к вечерне в нашу маленькую новую церковь». «Я молюсь с ним каждый вечер», - пишет государь. Александра Феодоровна на это откликнулась: «Как мило, что ты молишься с Беби по вечерам!» Беби - так ласково называли царевича в семье. И снова рассказывает государарю: «Мы ходили к обедне в 10 часов, затем я переоделась и мы пошли в госпиталь, где работали до 2 часов. После завтрака каталась с девочками».

 

Это одна сторона религиозной жизни святого семейства. Но и другая, внутренняя приоткрывается нам в переписке членов царской семьи. Мать-императрица писала старшей дочери Ольге: «Старайся серьезно говорить с Татьяной и Марией о том, как нужно относиться к Богу...»

 

«Ольга, дорогая, в комнате я или нет, ты всегда должна вести себя одинаково. Это не я за тобой смотрю, а Бог все видит и повсюду слышит, и это Ему мы должны в первую очередь постараться понравиться, делая все, что нужно, слушаясь своих родителей и тех, кто о нас заботится, и побеждая свои недостатки».

 

«Изо всех сил старайся быть как можно лучше, терпеливее и любезнее, во время святого поста серьезно вслушивайся в прекрасные молитвы в церкви».

 

Дети сострадали больной матери, жалели ее, но на примере собственной болезни государыня учила их терпению и смирению пред волей Божией.

 

«Когда Богу будет угодно, чтобы пришло время мне поправиться, Он поможет мне, но не раньше. Он знает, почему послал мне эту болезнь, и мы должны быть уверены, что это к лучшему».

 

«Ольга, дитя мое... Пока вы молились в церкви, я читала молитвенник, молилась здесь. Очень грустно, что я снова не ходила в церковь, но что делать? Остается молиться в своей комнате».

 

«Бог послал нам крест, который нужно нести. Я знаю, это скучно - иметь маму-инвалида, но всех вас это учит быть любящими и мягкими. Старайтесь быть только больше послушными, тогда мне будет легче, а ты покажешь маленьким хороший пример...»

 

«Нам всем положено нести свой крест. Мой таков. И я, дорогая, не ропщу, Богу все лучше ведомо. Не беспокойся, малышка, все будет хорошо. Да благословит тебя Бог».

alt
Флигель-адъютант Мордвинов искренне изумлялся: «Я до сих пор теряюсь в догадках, каким образом государыня, выросшая в среде совершенно чуждой и противоположной русскому "народному" Православию, сумела впитать в себя самые характерные и глубокие его черты; склонен думать, что, помимо наследственного расположения к сложным духовным переживаниям, полученного от матери, государь отказывал в этом отношении немалое влияние.

 

Они оба: и государь и императрица - носили в своей душе это стремление к Богу, и вся их внутренняя интимная жизнь была полна религиозным содержанием.

 

Глубину этой жизни можно было не только чувствовать - о ней можно было и догадываться по многим поступкам. Хотя замкнутые, стесняющиеся почти всегда, они были в этом отношении замкнуты особенно.

 

Как истинные носители религиозного света, они были носителями не показными, а тихими, скромными, почти незаметными для большинства.

 

Помню один день в Могилеве во время последнего приезда туда царской семьи, когда одна из великих княжон мне сказала: "Мама хочет быть у всенощной не в штабной церкви, а в городском монастыре и просит вас сопровождать нас. Только, пожалуйста, не предупреждайте никого и не говорите полиции. Мы хотим помолиться совсем незаметно для других".

 

Мы вошли никем не замеченные в церковь и смешались с молящимися. Императрица купила свечи и сама, как и великие княжны, поставила их пред чудотворной иконой. Все ее движения, земные поклоны, приемы, с которыми она ставила свечку, крестилась, прикладывалась к образам, меня поразили своим изумительным сходством с движениями простых, религиозно настроенных русских женщин. Только женщина, родившаяся и выросшая в старинной православной среде, проникнутая православными обычаями, сознающая всю ценность церковных обрядов, даже думающая простодушно по-русски, могла таким внешним образом выражать свое молитвенное настроение...»

alt
Понятно, что при таком своем отношении к Господу и Его дому - православному храму - родителям не пришлось прилагать специальных усилий, чтобы воспитать детей в благочестии. Царские дети впитывали домашнюю атмосферу благочестия так же естественно, как вдыхали воздух. «Временами старшие даже мечтали временно пожить в числе рядовых сестер обители у своей любимой тетушки» (Игумен Серафим [Кузнецов]).

 

В царской семье происходило то, о чем так хорошо писала Софья Куломзина в замечательной книге «Семья - малая Церковь. Записки православной матери и бабушки»: «Мне кажется, что первые шаги на пути открытия веры в Бога в жизни младенца связаны с его восприятием жизни органами чувств - зрением, слухом, вкусом, обонянием, осязанием.

 

Если младенец видит, как родители молятся, крестятся, крестят его, слышит слова "Бог", "Господь", "Христос с тобой", принимает Святое Причастие, ощущает капли святой воды, трогает и целует икону, крестик, в его сознание понемногу входит понятие, что "Бог есть". В младенце нет ни веры, ни неверия. Но у верующих родителей он растет, воспринимая всем своим существом реальность их веры так же, как ему понемногу делается понятным, что огонь жжется, что вода мокрая, а пол твердый. Младенец мало что понимает о Боге умом. Но из того, что он видит и слышит от окружающих, он узнает, что Бог есть, и принимает это... Первое, очень простое понятие о Боге заключается в этом осознании, что Бог есть, как есть тепло и холод, ощущение голода или сытости».

 

«В некоторых домах всегда какая-то мрачная атмосфера. Иных религия делает суровыми и угрюмыми. Но это не по-христиански. Религия, которую вдохновляет слово Христа, - солнечная и радостная» - так считала государыня Александра Феодоровна. В семейном гнезде последнего русского императора всегда царила радость, омрачаемая только болезнью царевича и недомоганием государыни. Православие воспринималось как жизнь во всей ее полноте. Дети любили устраивать праздники и делиться праздником с другими. Александра Феодоровна сама раскрашивала деревянные яйца на Пасху. Дети готовили подарки на церковные торжества и дарили не только друзьям, но и нуждающимся. Не было у них непонятной для мирского человека строгой аскезы - было смирение и стремление к лучшей, Небесной жизни. Была любовь ко Христу и Его Церкви. И евангельская любовь к ближнему. А это значит, они исполнили главную заповедь, данную Богом миру.

22 сентября 2016   Просмотров: 4993   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.