Рубрика: » » Утешение для невест

Утешение для невест

Просила я у Бога устроить мой жизненный путь так, как Ему это угодно, для спасения моей души...
 
Родилась и жила в Вильнюсе, с 14 лет пела в хоре храма в честь святой преподобной Евфросинии Полоцкой, позже в монастыре в честь святых Виленских мучеников (Антония, Иоанна и Евстафия). Когда училась в консерватории, а потом в музыкальной академии, каждый четверг ходила на акафист Святителю Николаю Чудотворцу в Никольский храм.
 
И вот после учебы все сложилось так, что меня пригласили стать регентом в маленьких городах ближе к Паланге и к морю — в Никольском и Успенском храмах. Здесь я прослужила ровно 10 лет. И замечала, что именно по молитвам Святителя Николая в моей жизни происходят настоящие чудеса. Встреча и дружба с любимыми людьми: с регентом Ириной Денисовой, позже с Ольгой Кормухиной...
 
Я знала, что старец Николай Гурьянов когда-то служил у нас в Литве, в храме в честь Святителя Николая Чудотворца, а я регентую в храме в честь Святителя Николая, мой духовник и настоятель — игумен Нестор, тоже в миру Николай... И вот я оказываюсь на острове Залит, у отца Николая... в Никольком храме. Ольга, мой любимый друг, знает мои внутренние метания тех дней...
 
Уже с 18 лет я колебалась между «замуж» и «монастырь». Последние несколько лет я много ездила по святым местам, помогала в монастырях, пела на клиросе, но замечала, что подолгу оставаться там не могу — как будто в миру меня что-то очень важное ждет, чего я не могу оставить. После моих тридцати метание усилилось. Мне было очень уютно и хорошо жить при церкви, уединенно, почти по-монашески. Последние несколько лет стали годами внутреннего приобретения: я много читала, особенно святых отцов, и молилась много. Я полюбила эту тишину. Но появилось тревожное чувство, что если замуж, то прямо сейчас. Время пришло. Я молилась, что если Богу угодно и это мой путь, то прошу только одного — любить и быть любимой. 
 
Это «прямо сейчас» и молитвы продолжались долго, пару лет! В это время я активно ездила: профессионально стажировалась, участвовала в различных творческих проектах, знакомилась со многими интересными людьми. Знакомилась и с потенциальными женихами, которые сами появлялись на пути, но потом вдруг куда-то и как-то удивительно исчезали, как будто Кто-то их отводил от меня. Эти разочарования тоже многому меня научили и готовили меня к главному. Порой я от всего уставала. Уставала именно от неопределенности! Снова стремилась в монастырь, так как мне это было близко, душа просила «кушать», но было какое-то внутреннее сомнение, что, может быть, когда-нибудь, но не сейчас. Я не могла понять, как нужно вдруг все бросить. Но бросать ничего не нужно... 
 
Монахиня Иулиания (Денисова) мне в те дни как раз писала, что «В монастырь нужно идти только по призыву Христа. Когда ты его слышишь, чувствуешь внутри, и тебе абсолютно ясно, что ты должна делать вопреки всем мнениям. А если сомневаешься, если чувствуешь хоть малейший элемент насилия, не надо, очень тебя прошу!» И «Господь все равно тебя спасать будет, в какой бы "замуж” ты не забрела». Как раз в это время у меня появилась сильная молитвенная поддержка. Обо мне стали молиться люди — сами, и я их просила об этом. Написала письмо старцу Илию в Оптину Пустынь. В нем был главный вопрос: какой мой путь? В ту же ночь мне приснилось мое венчание (это за пару лет до него!). Отец Павел Вишневский, отец Валериан Кречетов… Я звонила им в Москву, когда унывала. Еще — молитва по соглашению! Я молилась о других, а о себе уже и не просила...
 
И вот перед Преображением, в пятницу 15 августа, я собиралась с утра ехать в женский Преображенский монастырь в Пустыньку в Элгаву (Латвия) — везти свечи. Причем, хочу заметить, я собиралась ехать туда еще в среду, но начался дождь, гром, буря. В четверг хотела ехать, но проснулась с невралгией в спине и весь день просидела дома на лекарствах. В пятницу уже надо ехать — хочешь не хочешь. Я собиралась все утро, а тем временем на лавочке возле нашего храма сидели отец Нестор и мой будущий жених, который пришел побеседовать о жизни... Каждый раз, когда Ремигиюс приезжал в родной город из Франции, где жил больше 10 лет, уже на протяжении трех лет он приходил к батюшке, но мы ни разу с ним не встретились! И вот отец Нестор услышал, что я уезжаю, и пришел меня благословить, а заодно позвал того парня на помощь — свечи погрузить. У Ремигиюса тогда были тяжелые дни — в состоянии разочарования он дошел, что называется, до внутреннего края, когда ищешь что-то главное и никак не можешь найти. Он просил у Бога указать ему жизненный путь. И молился Святителю Николаю тоже.
 
В то утро внутренний голос повел его в наш храм. Это была встреча. (Когда мне раньше говорили: «Чего ты сидишь в глуши, надо искать», я всегда внутренне твердо знала и отвечала, что, если Богу угодно, он меня сам найдет... И еще я знала, что это должна быть именно ВСТРЕЧА. Поэтому, когда предлагали меня познакомить или виртуальные знакомства завязывались, я чувствовала, что это не то). Теперь я по опыту знаю, что все ответы есть в нас самих. Нужно сердце слушать! Даже отец Нестор до сих пор пораженно рассказывает людям: «Она всегда говорила: "Он сам ко мне придет. А я не верил...”»
 
Это была любовь с первого взгляда. Я потом села и уехала в монастырь, ночью читала одна в храме Неусыпаемую Псалтирь и в перерывах думала о чудесной встрече и о том, придет ли он на Преображение... А он тем временем при встрече подумал: «Это она... Если я не буду с ней, то не буду больше ни с кем». Он пришел на Преображение на службу. Всего мы встречались три дня. Потом он уехал и в течение двух месяцев звонил мне каждый день. На расстоянии я слушала его часами и узнавала его душу. Чувство возрастало. Все было очень стремительно, правдиво и искренне. Потом Ремигиюс сделал мне предложение. Как давно я не встречала настоящее мужество!..
 
Я мечтала о нем. Человек шел к цели, преодолевая все. Это была сила любви. И вот, по благословению нашего отца Нестора, венчание было назначено на Покров Пресвятой Богородицы. (По секрету скажу, каждый день, уже много лет, я прикладывалась дома к Ее иконе и просила: «Покрой святым Твоим Покровом от всякого зла...») Все было по-честному. До венчания с женихом мы были в чистоте — для меня это являлось главным. А искушения были: и «приезжай ко мне», и «давай вместе куда-нибудь съездим»...
 
Я воевала за эту чистоту, потому что если в основание будет положен грех, то что хорошего может произрасти?.. На Покров Ремигиюс (Ольга назвала моего суженого РеЛигиюс) принял Православие с именем Роман — в честь святого преподобного Романа Сладкопевца. Теперь мы во Франции. Ходим в храм. Причащаемся вместе. Молимся. И так хочется как можно дольше сохранить всю красоту и полноту чувств, которая укрепляется и преображается в Таинстве Венчания, потому что впереди Вечность, а мы должны быть вместе!
 
Маргарита Машина-Серве
18 февраля 2017   Просмотров: 9137   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.