Рубрика: » » СМС преподобному Сергию. В.М. Киприянов

СМС преподобному Сергию. В.М. Киприянов

«Не знаете, чего просите…» (Евангелие от Матфея. 20.22)

Русская девочка из умирающей в Центральной Российской глубинке, деревни, после окончания школы, решила поступать в медицинский ВУЗ. Вроде бы неплохие школьные знания, по нынешним временам, не играют уже никакой роли при поступлении – об этом позаботилось «наше» Министерство образования, сведя на нет возможность наших ВУЗов, на базе открытых вступительных экзаменов, провести отбор лучших абитуриентов из огромной и неравноценной массы соискателей. 

Смертельная для русского образования система ЕГЭ дала огромные преимущества всем, у кого есть деньги, и в первую очередь представителям «кавказской национальности», не умеющих и пары слов связать по-русски, быть вне конкуренции при поступлении в российские ВУЗы. Школы национальных меньшинств, будто по чьей-то команде сверху, традиционно и безнаказанно выводят всем своим выпускникам высшие баллы ЕГЭ, тем самым о-бес-печивая им наилучшие стартовые условия.

Наши же учителя, скурпулёзно выполняя все вредительские инструкции, спущенные свыше, создают своим выпускникам такие условия сдачи ЕГЭ (комиссии, провожающие ученика даже в туалет, многочисленные отслеживающие потенциальных малолетних преступников, видеокамеры, и прочая, выбивающая из равновесия, хрень), что массовые нервные срывы, наших перепуганных детей, стали визитной карточкой этого разрушительного злодейства.  Данное явление как нельзя лучше характеризует наш стремительно деградирующий народ. В противоположность нацменам, которые всеми правдами и неправдами обеспечивают своим детям идеальные стартовые условия, наши же сами своими руками, давят наших детей – будущее нашей Родины, опираясь на данные министерские инструкции, не только не пытаясь смягчить их, но и прилагая собственную инициативу для ужесточения условий сдачи экзаменов.  Вопросов нет – во время учебного процесса, жёсткий спрос с наших детей даже полезен: тяжело в учении – легко в бою, но на выпуске мы просто обязаны, вопреки требованиям наших врагов, обезпечить им наивысший стартовый капитал. Увы, не понимают этого наши недалёкие учителя, и своими собственными руками, усердно рубят сук, на котором мы все сидим.
 
Как бы там ни было, благодаря своему упорству и трудолюбию, девочка Настя, далеко отстав по баллам ЕГЭ от многочисленных счастливых детей гор, получила всё же последнее место в списке зачисленных на бюджетные места. О платном обучении разговора даже и не шло – родители пенсионеры едва сводили концы с концами, и единственное, чем смогли помочь своей дочери – собрав документы, положенные малоимущим студентам, смогли оформить ей социальную стипендию. Итого 1,6 т.р. общая стипендия, плюс 2,5 т.р. социальная, и безплатное (почти) общежитие, дали Насте минимально необходимую финансовую базу. Остальное уже зависело от её успехов в учёбе: при наличии одной тройки, студенты лишаются основной стипендии в 1,6 т.р. и не имеют права этот экзамен пересдать, а при отличной учёбе, им добавляется так называемая «губернаторская» стипендия в 2,5 т.р.

Чтобы учиться в медВУЗе без троек, надо очень и очень постараться, чего уж там говорить про круглые пятёрки! Однако, весь первый курс у Насти получалось. Заслуженные хорошие и отличные оценки, слегка сдобренные родительскими крохами из села, обезпечивали её минимальную, на грани выживания, финансовую стабильность. Учебные будни окончательно убедили её в правильности выбора будущей профессии, а сессии, одна за другой, отмечали её успехи в учёбе.
 
К зимней сессии второго курса, Анастасия  считалась уже одной из лучших студентов потока, и была вполне уверена в своих силах и счастливой звезде. Первый из двух экзаменов, она сдала на отлично, и засветила реальная возможность получения «губернаторской» стипендии.  Второй – пожалуй, один из самых сложных за всё время обучения в ВУЗе, заставил поволноваться. Более половины студентов вышли из экзаменационной аудитории в соплях и слезах, с треском провалившись на первой попытке. Дождавшись своей очереди, отчаянно волнуясь, шагнула за судьбоносный порог и она. Как и что случилось далее – не совсем понятно: то ли билет попался сложный, то ли от волнения забыла и то, что знала, то ли у экзаменатора с утра были какие-то неприятности, и он пришёл на экзамен в плохом настроении – не суть важно. Главное, что наша отличница, и без пяти минут губернаторский стипендиат, провалилась с таким же треском, как и многие её предшественники.

Ну а дальше началось самое интересное, собственно, ради чего и затеяно это повествование.

«Мама! – рыдала дочь по телефону – Я тупица! Я ни на что не годна! Я заняла не своё место в академии, и мне с моими знаниями нельзя быть врачом! Мне стыдно перед своими однокурсниками, и я не получу стипендию не только повышенную, а вообще никакую!!!»             
 
Мама как могла, пыталась успокоить дочь, «вспомнив» что сама якобы сдавала экзамены по 2-3 раза, что несданный экзамен – это не самое большое огорчение в жизни, что надо успокоиться, и ещё поучиться, ну и всё в том же духе. А отец, молча слушающий этот сумбурный и эмоциональный диалог, грустно размышлял совсем о другом. Он, вроде бы не к месту, вспомнил, что Настя, будучи ещё пятилетним ребёнком, однажды почти половину ночи простояла в углу за какую-то провинность, принципиально не желая облегчить свою участь даже формальным покаянием.  Мать, вся в соплях и слезах, как и её дочь, нервно разжевав таблетку валидола, обратилась к нему за соучастием: «Ты понял, какое горе у нашей девочки?!?». «Понял. И рад этому.»
 
«?!!!? Объясни…» - безпомощно оседая в кресло, прошептала потрясённая супруга.

«Пожалуйста. Но попробуй сначала сама себе объяснить эту ситуацию, а я помогу тебе одним простым детским вопросом. Если ты сумеешь ответить на него одной фразой, так чтобы вопрос больше не возникал, то ты всё поняла правильно. Итак, ты хочешь, чтобы наша дочь успешно сдала экзамен, а я спрошу тебя – ДЛЯ ЧЕГО?»                                                                                                              
«Как для чего? Чтобы получить стипендию, и продолжать учёбу! Неужели это непонятно?!?»   
       
«Ну что ж, вынужден спросить тебя ещё раз – ДЛЯ ЧЕГО?»

«Ты меня удивляешь этим глупым вопросом! Конечно же для того, чтобы закончить академию, и стать врачом!»    
 
«ДЛЯ ЧЕГО?»
 
«Чтобы лечить людей!!!»
 
«ДЛЯ ЧЕГО?» 
 
«Ты знаешь – заметно раздражаясь, ответила супруга – я не понимаю, какой ответ ты хочешь услышать на этот глупый вопрос! Как ты сам на него ответишь?»

«Отвечу, но не сейчас, а чуть позже. А пока давай пойдём с самого начала. Что для нас самое главное? Спасение души. Проваленный экзамен на это отрицательно влияет? Нет. А что влияет? Наши грехи, и гордыня в первую очередь. Что движет истерикой нашей дочери? Ущемлённая, и скрытая до сих пор гордыня. А как её только чуть потревожили, она и вылезла наружу. Вот я и рад, что наличие гордыни в душе нашей дочери, так явно проявилось, и теперь с ней можно начинать борьбу».                                                                    
                                                                               
«Да какая же это гордыня, если Настя называет себя тупой и не способной к учёбе в медВУЗе?»      

«Да в том то и дело, что гордыня умело маскируется такой самокритикой, но вот эта её фраза – «Мне стыдно перед однокурсниками» - сразу указывает на её наличие. С чего бы одному двоечнику стыдиться перед другими такими же двоечниками? Ну а потом, сама подумай, что лучше – смиренная и мудрая домохозяйка или гордое и умное медицинское светило?»                                          
«А что, разве нельзя быть одновременно смиренным и мудрым медицинским светилом?!» 
 
«Можно. История знает такие примеры: святой великомученик и целитель Пантелеймон; святые безсребренники Косма и Дамиан; Царский лейбмедик евгений Боткин;  автор учебника «Гнойная хирургия» и многих других гениальных работ, лауреат Сталинской премии святитель Лука (Войно-Ясенецкий); священномученик митрополит Серафим (Чичагов). Да собственно, многим нашим святым, не имеющим к медицине никакого отношения, Господь даровал дар исцелений даже неизлечимых болезней, вплоть до воскрешения из мёртвых, как, например, праведному Иоанну Кронштадтскому. Но для этого надо очень много потрудиться над своей душой – гнать из неё не то что гордыню, а любую, даже, казалось бы, самую безобидную, дрянь. Так что, ничего – через пару дней будет пересдача, поэтому пусть сначала сходит в церковь на исповедь, а потом садится за учебники».

Вечером, листая интернет-страницы православного сайта, продвинутая мама нашла небольшой рассказ о помощи преподобного Сергия игумена Радонежского, учащимся в освоении плохо дающихся наук.   
                                       
В комментариях, огромной гроздью висевших под ней, сердобольные мамы просили у преподобного помощи в сдаче экзаменов и зачётов, в написании курсовых и дипломных работ для своих несмышлёных чад примерно в таком духе:      
 
О Преподобный Сергий Радонежский спасибо тебе за всё, что ты для меня сделал!!! Прошу у тебя мой дорогой помощи. Помоги сегодня моему сыну Алескию пересдать экзамен по экономике в университете. Прости нам все наши грехи вольные и невольные, не оставь нас в нашей беде. Пошли моему сыну ясность ума и спокойствие на экзамене, умоли преподавателей быть к нему снисходительным.
 
Дай ему сил всё вспомнить и сообразить, и не посылай злобных экзаменаторов. Он трудился и трудится изо всех сил. Молю Тебя, не оставляй его, помоги ему, пусть ему попадутся вопросы, который он знает.  Спаси и сохрани. Пожалей меня и моего сына. Обещаю, что он будет хорошо учиться в последующем. Одори голову светом и мыслями верными, истинно верою в тебя преподобный. Спасибо за то, что помогаешь всегда и поддерживаешь нас ! Да святится имя твое !  Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь. Аминь. Аминь.  
 
«Вот, отец, смотри – радостно воскликнула мама – надо просить преподобного Сергия, уж он то поможет!»                                
 
«Ну конечно поможет, куда же он денется от такого напора. - охотно согласился отец – Как всё же здорово быть православными: написал Сергию СМСку, и пятёрка обеспечена. Главное, чтобы она дошла вовремя, и не забыть туда написать все нужные пожелания. Даже в церковь идти не надо – включил дома компьютер, набрал нужный адрес, потом заявку, а в конце обязательно написать – Аминь, и желательно три раза. У инославных такого сервиса, наверное, нет. Да им, собственно, это и не нужно – умные дети степей, гор и предгорий, традиционно сдают все экзамены с первого раза, и по выпуску становятся большими администраторами, или хозяевами частных и государственных клиник, и их задача – отбить деньги, затраченные на их «образование» и преумножить их, и им, к счастью, не надо никого лечить, это удел наших детей. Вот только неизвестно, полезны ли нашим детям эти выпрошенные пятёрки.»
 
«Пятёрки всегда полезны!» - авторитетно заявила мама.

«Ну не скажи. Неужели мы лучше Бога знаем, что полезно нашим детям? Читал я как-то про мать одного декабриста, (не помню уже его фамилии). Так вот, её прекрасный, долгожданный младенец, прожив немного, начал умирать. Несчастная мать взмолилась Богу о спасении её сына, и так как молитва эта была очень усердная, то ночью, в тонком сне ей явился Ангел и сказал – «Не знаешь, что просишь… вот, смотри…» и она вдруг увидела огромную площадь, полную людьми, эшафот с виселицей, а в петле  - государственного преступника, молодого офицера, в котором материнское сердце узнало сына.   «Господи! – воскликнула она – помилуй моего сына, я смогу воспитать его в любви к Богу и отечеству, и эта страшная чаша минет его!» «Ну что ж - ответил ей Ангел – смотри сама…». Через тридцать с небольшим лет, мать вновь увидела эту картину. Но уже наяву. Мы не знаем, полезно ли нам то, о чём так горячо просим.»        
                                                                              
«Так о чём же просить тогда?» - удивлённо молвила мама.      
                                                                           
«Вот пойдём в храм, и я тебе это растолкую.»
 
Через пару дней, в день экзамена дочери, родители собрались в церковь. Небольшой сельский храм постоянно открыт, и находится совсем рядом. Редко кто сюда заходит, да и незачем людям – не магазин ведь, и не почта… Вот и сейчас никого не было. Взяв в руки акафист преподобному Сергию, пожилая чета расположилась напротив его иконы, в правой стороне иконостаса, и затеплив лампадку и свечи, привычно углубилась в знакомый текст.
 
В конце акафиста, после коленопреклоненной молитвы и величания, отец обратился ко святому со следующей просьбой: «Преподобный отче Сергие! Помогай молитвами своими дочке нашей, рабе Божией Анастасии, постичь науку медицинскую, и послужить Богу, Царю и Очечеству, народу русскому, во спасение своей души! Аминь»  

Поднявшись с колен, родители приложились к иконам, и отец направился к выходу.        
                     
«Я задержусь ещё немного – сказала ему супруга – помолюсь. Возможно, именно сейчас, она и сдаёт экзамен. Конечно – думала она – спасение души хорошо, но и стипендия абы какая не повредит. Надо бы конкретизировать просьбу – а то вдруг прп. Сергий не поймёт, спасение души даст, а стипендию нет»

Вернувшись домой, отец занялся своими делами. Он стоял у иконостаса, когда раздался телефонный звонок, и супруга, срывающимся от рыданий голосом, произнесла: «Наша дочь…»  Сердце крепкого ещё мужика вдруг словно оборвалось, схваченное холодными железными тисками, дыхание вмиг перехватило, в глазах стало темнеть, и он застыл в ожидании страшного удара…  «…получила отличную оценку.» - выдохнула после жуткой паузы мать.  «А почему таким голосом?» - нашёл в себе силы спокойно спросить, ошеломлённый отец. «Да я ведь от радости плачу!» - объяснила ему свои действия глупая баба. 

Как же хорошо знает лукашка нашу человеческую природу! Даже в таких чудесных и радостных обстоятельствах, он уверенно пожинает свои плоды: возмущённый манерой подачи столь приятной новости, вмиг обессиливший мужик, яростно выматерился, хоть и не вслух, а только в уме, но повод для ближайшей исповеди был налицо. А барабашка от удовольствия потирая свои лапки, невидимо скакал вокруг, и праздновал очередную тактическую победу.

С того дня, после перенесённого потрясения, отец с удивлением и тревогой, вдруг обнаружил, что жизненные силы стали заметно оставлять его. Ну что ж, всему своё время – годы берут своё. Глубоко задумавшись, он задал самому себе тот самый сакраментальный вопрос, ответил на него одной чеканной фразой, и на этом успокоился. Он решил для себя, что если его дети при любых жизненных обстоятельствах, будут всегда задавать себе этот единственный вопрос, и отвечать на него одной фразой, то жизнь свою он прожил не зря. 

В.М. Киприянов
12 ноября 2017   Просмотров: 6511   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.