Рубрика: » » Россия была его постоянной болью

Россия была его постоянной болью

 

Великий Князь Сергей Александрович Романов. Биографические материалы (избранное).
 
Об обстоятельствах наречения его имени Сергий, доселе не встречавшимся среди членов царствующей фамилии, поведал святитель Филарет, митрополит Московский, в Слове, произнесённом в Троице-Сергиевой Лавре 7 мая 1857 года по случаю рождения Великого Князя Сергея Александровича: «При рождении Великого Князя Сергия Александровича особенным образом в Благочестивейшем Государе нашем и Благочестивейшей Супруге Его просияли черты душ, боящихся Господа, благоговейно преданных Его Провидению; и Бог, творящий волю боящихся Его, над сим рождением особенным образом сотворил знамение во благо.
 
Радость отверзла сердце Царя и открыла Его тайну. После священного Коронования и Помазания на Царство Государь Император с Государынею Императрицею посетил сию обитель Преподобного Сергия. С глубоким утешением и умилением были мы свидетелями умиленной Их молитвы, но не знали тайны, которая с нею была соединена. Теперь мы ее знаем. Благочестивейшие у гроба сего Молитвенника и Заступника России, с верою и упованием повергаясь пред нетленными Его останками, дали тайный обет, что, если Бог дарует Им сына, то нарекут Его Сергеем в память и благодарность сему великому Угоднику Божию.
 
Что Бог при предстательстве Преподобного Сергия, принял в Свое благоволение Их обет, сие Он явил тем, что, по устроению Провидения Его, последовало благополучное рождение, и, согласно с Их мыслью, рождение именно Сына, и таким образом оправдана Их вера и упование. И Благочестивейшие исполнили Свой обет и явили Свое благодарение Богу и Угоднику Его, дав Высоконоворожденному имя Сергия. Се тако благословится человек бояйся Господа».

В память об этом знаменательном посещении древней обители Императрица подарила Анне Тютчевой приобретенный там образ Святой Троицы и рассказала, что обет этот супруги дали Господу каждый в своем сердце, во время ночной молитвы у раки святого, не сговариваясь, и сообщили об этом друг другу только после выхода из церкви.

…«Всё, что касается России, я не могу хладнокровно думать об этом», — писал Сергей Александрович в письме к другу накануне нового 1880 года.

 

Россия была его постоянной болью, он, не переставая, думал о ней, интересовался всем, что происходило на родине, даже когда находился далеко за её пределами в солнечных, располагающих к неге и удовольствиям странах.


 

Взрыв на екатерининском канале 1 мая 1881 года навсегда соединил его судьбу с судьбой самодержавной России. Именно тогда он почувствовал себя вступившим на поле брани с её врагами, внутренне готовясь стоять до конца за дорогие его сердцу идеалы. Можно сказать, что его монархические убеждения были выстраданы у одра истекающего кровью отца. Перед ним был великий пример несения царского креста, верности принятому обету и послушания «аще до смерти».

«Не ужаснись, — наставлял Александра II в своё время отец, Император Николай I. – Скоро или поздно ты тут дашь обет перед Богом блюсти Ему Россию!.. Я стараюсь в тебе найти себе залог будущего счастья нашей любимой матушки России, той, для которой дышу, вас всех посвятил ещё до вашего рождения, за которую ты также отвечать будешь Богу!»

…Сергей Александрович не мог не сопереживать старшему брату, который в одно мгновение стал Императором Александром III и оказался во главе огромной страны. Начатые его отцом с самой благородной целью преобразования на деле привели страну в состояние глубочайшего кризиса. Это признавали как сторонники, так и противники реформ. Расстройство финансовой системы государства, разлад в экономике, ослабление армии и флота, падение авторитета власти после Берлинского конгресса, растущее недовольство различных слоёв населения результатами реформ, революционный терроризм – «за всё столетие ни один Государь не получил наследства власти в таком беспорядочном состоянии» (Л. Тихомиров)

 

 

«Вам достаётся Россия смятенная, расшатанная, сбитая с толку, — писал К.П. Победоносцев Александру III, — жаждущая, чтобы её повели твёрдою рукою, чтобы правящая власть видела ясно и знала твёрдо, чего она хочет и чего не хочет и не допустит никак. Все будут ждать в волнении, в чём Ваша воля обозначится. Многие захотят завладеть ею и направлять её»

…Историческое для Росси совещание состоялось 8 марта 1881года. Гибель Александра II отложила его всего на четыре дня. Повод был как бы формальный – утвердить одобренный покойным Государем проект так называемой Лорисмеликовской конституции. Валуев, Абаза, и Милютин преподнесли её как «благодеяние, которого ждёт вся Россия», После обмена мнений, походившего на короткую, но жаркую схватку, Царь склонился на сторону К.П. Побеноносцева и графа С.Г. Строганова, который прямо заявил, что с принятием нового проекта «власть перейдёт из рук самодержавного монарха в руки разных шалопаев, думающих не о пользе общей, а только о своей личной выгоде».

Позднее Александр III выскажется определённо: «…пока я жив и Богу угодно Будет, чтобы я оставался на моём тяжёлом посту, на который Он Сам меня поставил, не допущу я этой лжи на святой Руси: я слишком глубоко убеждён в безобразии представительного выборного начала, чтобы когда-либо допустить его в России в таком виде, как оно существует по всей Европе» Захват власти не удался.

 

 

…Во второй половине ХIХ века в России была создана целая либеральная культура. В искусстве, «в литературе, в самой школьной науке царствовали либеральные точки зрения. Нужно было особенное счастье и совершенно исключительное положение, чтобы не попасть под их влияние, со всех сторон гнавшее нас к революции», — констатировал бывший революционер Л.А. Тихомиров.

…Александр III прекрасно понимал, против каких сил ему предстояло бороться. Его ближайший советник и помощник в то время К.П. Победоносцев призывал «начать борьбу самую святую какая только бывала в России… Мы люди Божии и должны действовать, — писал он Царю 6 марта 1881 года. – Судьбы России на земле в руках Вашего Величества. Благослови Боже Вам сказать слово правды и воли, и вокруг Вас соберётся полк истинно русских, здоровых людей вести борьбу на жизнь и на смерть за благо, за всю будущность России.»

…Одним из главных требований Государя было изгнанье жидов из Москвы, и Вел. Князь с первого шага должен был начать проводить в неуклонное исполнение, что он и сделал.

 

 

…К концу XIX века в России евреи уже занимали ведущее положение в виноторговле, хлебной и мучной торговле, в экспорте леса, земельной аренде и землевладении, сахарной промышленности, в финансовой системе (организация коммерческих банков, кредитование), мелкой торговле и посредничестве. При этом экономические и финансовые интересы евреев не предусматривали пополнение казны и усиления государства.

В Москве, первоперестольной Православной столице, при генерал-губернаторе князе В.А. Долгорукове все большую роль стали играть «лица иудейского исповедания». Говорили, что князь был в экономической зависимости от ведущего банкира Москвы Лазаря Соломоновича Полякова, который «открыл ему в своем земельном банке текущий счёт на любую сумму», и оттого «любой еврей мог получить право жительства в столице».

Более 1 млн. евреев занимались ремесленным трудом, среди них было много портных, дантистов, фельдшеров, провизоров и других специальностей, которые везде охотно принимали. Однако и здесь евреи постоянно нарушали закон. Имея ремеслянное свидетельство хлебника, уксусника, стекольщика или часовщика, они часто занимались торговлей и разъезжали по деревням «с красным мелким товаром для крестьян, а также съестными продуктами … и всегда с водкой, без этого продукта еврей не торгует; за всё берёт дорого, но зато не деньгами, а хлебом и хозяйственными продуктами. И крестьянин, платя хлебом, не замечает, как его еврей оберет», — так писал Министру Двора член «Комиссии для исследования злоупотреблений между еврейским народонаселением».

 

5 октября 2017   Просмотров: 6486   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.