Рубрика: » » Матерь Божия приходит к сироткам

Матерь Божия приходит к сироткам

Один батюшка научил меня видеть мир через анализ происходящего. Но вот когда со мной произошло первое чудо, тогда я еще ничего не могла анализировать и происходящее не понимала.
 
В лет пять я заболела тяжёлой формой кори. Была сильная эпидемия. Болели дети и взрослые. Даже были летальные исходы. Родители мои оставаться со мной не могли из-за своей занятости. Бабушка очень часто уходила паломничать по церквам. Порой не возвращалась по два месяца. Оставалась я дома одна. И вот в один из дней чувствую — я вся горю.
 
Не могу пошевелиться. Так мне плохо. Лежу и Бога молю, чтобы родители быстрее вернулись. Не заметила, как уснула. Но тогда я была уверена, что не спала. Вижу, передо мной сидит на моем детском стульчике очень красивая Девушка и плетёт венки. Красивые такие венки. На голове у неё тоже венок из каких-то крупных ярких цветов.
 
Сидит эта Девушка, смотрит на меня так ласково и что-то, как колыбельную, напевает. Губы у Неё не шевелятся, но пение я слышу. Радость такая у меня на душе, что ко мне пришли. Спросить хочу: где родители? Хочу сказать, а голоса своего не слышу. Чувствую только восторженное чувство в груди.
 
Вернулись родители, а мою болезнь как рукой сняло. На следующий день мне опять стало плохо. Все снова повторилось. Снова Девушка плела венки. Вернулись родители, и я им сказала, что ко мне приходит Девушка с венками. Они как-то встрепенулись, спросили: «А не зовёт ли куда она тебя? Смотри, звать будет — никуда с ней не ходи!» Предположили, что, может, это мама моя покойная приходит. Она умерла, когда мне было два года, и я не помнила ее.
 
Вернулась бабушка из паломничества. Я рассказала ей про Девушку, про цветы. Выслушала бабушка и говорит:
 
— Это к тебе Сама Матерь Божия приходит. Она смотрит за всеми сиротками, которые болеют, и не оставляет их.
 
Слово «сиротка» для меня было тогда не очень понятным, да и это было не важно. Сон этот повторялся каждый раз, когда я заболевала. А простужалась я часто, долго болела коклюшем. Я уже даже не боялась болеть. Так мне было тепло от этих встреч.
 
С годами все забылось, и явление то я и не вспоминала. Да и атеизмом наши головы пытались забить. Таких вопросов было задавать нельзя.
 
И вот через много лет, мне уже было тридцать три года, переехала я жить в Подмосковье, в Подольский район. Первое, что я сделала — пошла в храм. Уже можно было спокойно, не прячась, ходить в храм и учителям.
 
Прошла я в храм, приложилась к иконам и встала слева у алтаря. И, вдруг, почувствовала необычное тепло слева. Как будто рядом поставили обогреватель (храм был очень холодный). Я поворачиваю голову налево — и не могу поверить своим глазам: на стене висит очень красивая икона, размером примерно метр на метр. А с иконы смотрит Матерь Божия с венком на голове! Это была Она! Не было сомнения. Она приходила ко мне в детстве, когда я болела. Таких икон, где Матерь Божия с венками на голове, я не видела никогда больше. Я спросила у прихожан, что это за икона. Названия мне не сказали. Кто-то ответил, что ее лет тридцать назад принёс в храм какой-то прихожанин-художник. В дальнейшем я осталась работать в этом храме. Уборщица храма, она же была псаломщицей, ушла в монастырь, и батюшка благословил мне вести эту работу. При этом он сказал так:
 
— Людмила, как это тебе предложить, даже не знаю. Ты учительница и, наверное, не захочешь чистить подсвечники, мыть полы в храме.
 
А я была так несказанно рада этому предложению! Я ответила, что мыть полы, выполнять любую работу в храме мне радостнее, чем быть начальником в миру. Пусть на ступеньках и на задворках храма, но с Господом. И это поистине так. Я радостно выполняла эту работу. Еще стирала и шила облачения для храма.
 
Были и другие чудеса, происходившие со мной еще раньше, до переезда моего в Подольский район. Работала я научным сотрудником — главным хранителем музея, где было много церковной утвари из разрушенных храмов. Вот там и наступило моё прозрение, после которого и из директоров уйдёшь в храм подсвечники чистить и полы мыть. Рассказать я этого пока не могу...
 
С благословения одного тверского батюшки давно пишу стихи. Тогда он благословил писать, но сказал, чтобы я их нигде не показывала: «Люди распнут тебя...» — это его слова. Сейчас уже другое время и можно писать и о Боге. Может быть, и моя любовь к Богу зажжёт маленькую искорку в чьём-то сердце.
 
Стою в молитве на коленях,
И тихо теплится свеча.
Впервые сердце без смятенья,
И Ангел Божий у плеча.
 
Какое ж это упоенье!
Откуда сладостный покой?
О, Матерь Божья Умиленья,
Побудь, побудь еще со мной...
 
Не мчусь куда-то безмятежно,
По пустякам не суечусь.
И удивляюсь, что так нежно
Отныне Господу молюсь.
 
Людмила Ларкина
1 июля 2017   Просмотров: 7318   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Комментарии (1)
Пользователь offline бредун 2 июля 2017 12:10

Текст оригинала на "Благовесте".

 

 

Окончание текста.

С низким поклоном и молитвой за вас
Людмила Ларкина,
п. Красная Пахра, Подольский район, Московская область.

 

03.03.2006

 

Людмила Ларкина 

 

Живет в Австралии, издает журнал «Австралийская лампада»

        1
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.