Рубрика: » » Голубь-подрывник и собака-диверсант – неизвестные герои Великой Отечественной войны

Голубь-подрывник и собака-диверсант – неизвестные герои Великой Отечественной войны

Сани, запряженные четырьмя собаками, неожиданно понеслись с дороги в поле, прямо в огромную воронку. Ведущая правая передняя собака, как будто, сбесилась, - она не слушалась ни вожжей, ни окриков ездового. Все вместе через несколько секунд свалились на землю.
 

Собаки-санитары

И только тогда стало слышно свист проносящихся прямо над головой Василия Смирнова немецких мин. «Это случилось в Молдавии, это я помню, а клички той собаки уже не вспомню, хоть она и спасла мне жизнь, ценой собственной жизни. Осколок мины угодил ей прямо в лоб, и она умерла без мучений. На тот момент мы вывезли с ней с поля боя уже где-то около 35-ти раненных красноармейцев», - говорит ветеран Великой Отечественной войны Василий Егорович Смирнов.

Служил Василий Смирнов санитаром, но, по сути, был простым ездовым санитарной повозки, запряженной собаками.

Фото Худышева 


За годы службы в армии, Смирнов вывез с передовой 50 тяжело раненных бойцов. «Тележка была деревянной, длинной, чтобы в ней и раненный мог поместиться, и мне было где присесть. Я обычно сидел сзади. В санитарную тележку запрягались четыре специально обученные собаки. Вывозили мы прямо с передовой, сразу после окончания боя, вывозили только тяжело раненых, остальные – своим ходом, как говорится», рассказывает 90-летний ветеран. Ездовых собак Красной Армии на фронте кормили «наркомовским спецпайком», в перерывах между боями даже варили суп из картошки, пшена и мяса. «Мясо откуда брали? Да, с обочин дорог, знаете, сколько трупов лошадиных валялось? Подойдем, посмотрим, понюхаем, если «ничего», с боку кусок отрежешь, и собачкам на корм, ели они всегда с аппетитом, - таскать меня с раненым вместе, - это я Вам скажу адский труд», - говорит фронтовик. Во время войны на собачьих упряжках вывозили с поля боя не только раненых, под огнем врага доставляли на передний край боеприпасы и продукты, подвозили даже легкие орудия. Пройти они могли по любому бездорожью. В целом в период ВОВ собаки-санитары вынесли с поля боя более 700 000 раненых бойцов.
 
В то время, как санитарам и иным медработникам за вынос с поля боя 80 человек присуждали высшую воинскую награду – звание Героя Советского Союза, четвероногие спасатели довольствовались похвалой, да миской с похлебкой… 
 
За 4 года Великой Отечественной войны собаки освоили 8 армейских специальностей. Одна из самых сложных – сапер-миноискатель. 9 июля 1944 года 16-я инженерно-саперная бригада занималась разминированием Святогорского монастыря. Сержант Анатолий Худышев «работал» со своим верным помощником, кокер спаниелем по кличке Джерик.

«Сначала мы прошлись по двору, затем по кельям – нашли и обезвредили несколько мин-ловушек. Потом вышли из ворот монастыря, и подошли к могиле Пушкина. Мой Джерик, -так звали мою собаку, натренированную на запах тола в минах, забежал вперед и уселся у могилы. «Ай-я-я, - журю я его. Как не стыдно! Уселся прямо на могилу великого поэта», - вспоминал потом ветеран войны. Саперский щуп сержанта наткнулся на железо. «Снимаю мину, укладываю в сторонке, а под ней вторая, для усиления, такая же. Вот рвануло бы, так рвануло. И могилу бы разрушила и «поклонникам поэта» конец бы пришел», - говорит фронтовик Худышев. Благодаря собакам-саперам была спасена, конечно, не только могила Пушкина, а тысячи человеческих жизней и памятников архитектуры. Миноразыскные собаки участвовали в разминировании 303 городов. «Чемпионом» среди них считается кобель по кличке Дик, который помог обнаружить 12 тысяч мин. Овчарка Дина - диверсант 68 000 собак в годы Великой Отечественной войны прошли славный боевой путь с нашими солдатами от окраин Москвы до Берлина. И только одна смогла выполнить самое сложное задание – совершить диверсию в тылу врага. Вот на этой фотографии – она справа со своим вожатым А. Филатовым. 
 

Сержант Филатов и Дина

«Овчарка Дина прошла обучение в Центральной военно-технической школе собаководства, - так в годы войны называлась специальная войсковая часть, которая до сих пор готовит собак к службе в армии, и находится неподалеку от подмосковного города Дмитрова», - рассказывает директор местного музея Василий Хмельницкий. В «школе» Дина прошла курс обучения трем специальностям - истребителя танков, затем – минера, а потом освоила и третью профессию – диверсанта. Ее вожатым был сержант Филатов, инструктором - Дина Волкац, а местом службы - 14-я штурмовая инженерно-саперная бригада. «Овчарка Дина, принимая участие в партизанской «рельсовой войне» в Белоруссии, осенью 1943 года успешно выполнила боевую задачу: выскочила на рельсы перед приближающимся немецким воинским эшелоном, сбросила вьюк с зарядом, зубами выдернула чеку капсюля-воспламенителя, скатилась с насыпи и умчалась в лес. Дина была уже рядом с минерами, когда прогремел взрыв, взорвавший эшелон», - говорит Хмельницкий. В военных сводках за тот день появилась запись, в которой не было ни слова о герое-диверсантке Дине: «19 августа 1943 года на перегоне Полоцк – Дрисса подорван эшелон с живой силой противника. Уничтожены 10 вагонов, выведен из строя большой участок железной дороги, от взорвавшихся цистерн с горючим на всем участке распространился пожар. С нашей стороны потерь нет». Дина никогда бы не смогла совершить этот подвиг, если бы ее направили на фронт по ее первой военной специальности… Собаки – истребители танков На счету 299 собак-истребителей танков – 300 единиц вражеской бронетехники. Выжить смогла только одна собака, и то по счастливой случайности. «Собака побежала к танку, шел страшный бой, осколком срезало вьюк с взрывчаткой, и ранило саму собаку, она полежала немного, а потом все-таки добежала обратно к своему вожатому, но задание выполнила – танк был взорван. Но это – единственный случай, когда истребитель танков остался в живых», - говорит ветеран Центральной школы военного собаководства Владимир Леонидович Швабский. На этом уникальном фото – те самые «истребители танков». Вожатые ведут их выполнять свой «воинский долг». 
 


Собаки-истребители танков Эта фотография сделана, скорее всего, в 1941 году под Москвой, - это был самый активный период использования собак-подрывников. «Когда защищаться уже было нечем, бросали в бой собак. Днище танка - самое уязвимое место, так вот собака туда и забегала», - рассказывает Владимир Швабский. Технология подготовки четвероногого истребителя танков была такой: под днище танка закладывали куски мяса кита или тюленя, потом еду оставляли под танком с заведенным мотором. На тренировку уходило 2-3 месяца. «Когда собаку пускали под танк, за ней всегда наблюдал снайпер, это на случай, если побежит назад она, но таких случаев у нас не было, у немцев – были, ведь они точно так же использовали своих овчарок», - утверждает директор музея военного собаководства и голубеводства Василий Хмельницкий. О том, как немцы относились к своим служебным собакам говорит вот этот снимок, сделанный на территории СССР весной 1942 года.
 


Могила немецкой служебной собаки. Надпись на табличке «Наш сторожевой пес Грейф, 11.09.38-16.04.42». Известны случаи захвата в «плен» немецких собак. Например, на Калининском фронте в 1942-ом году в руки советских воинов попал пес по прозвищу Харш, служивший до этого в карательном отряде, занимаясь поиском партизан. Пса не поставили к стенке, а переобучили и отправили в ряды служебных собак Красной Армии. Позже Харш сумел не раз продемонстрировать свои замечательные сторожевые качества. Подвиг советских собак-истребителей танков в нашей стране увековечен под Волгоградом.
 

На постаменте - овчарка со смертоносным вьюком на спине.

Подобный памятник, только голубю-подрывнику тоже мог появиться после войны в нашей стране Голубь-подрывник Эта тема была долгие годы «закрытой». Символ Мира - голубь и взрывчатка были в Советском Союзе понятиями несовместимыми. Сын Григория Медведева, командира части, в которой к военной службе готовили собак и голубей, до сих пор считает, что об этом нужно говорить осторожно: «Было много закрытых тем, но о голубях-подрывниках лучше сказать так: в музее есть фотографии снаряда, прожженного специальным устройством, и фотография голубя с этим устройством, но все это требует дополнительной проверки».Потери крылатых «связистов» были значительны, они погибали от осколков, снарядов, а также от нападений надрессированных немцами ястребов-перехватчиков. За каждые два месяца войны погибало в среднем до 30 процентов обученных голубей».
 


По словам директора музея военного голубеводства, специальное устройство, которое крепилось на груди голубя, после соприкосновения со снарядом или бомбой создавало поток газов, температура горения которых составляла 3 тысячи градусов. «Принцип действия был прост и надежен, - на голубя крепился зажигательный снаряд нажимного действия. Когда голубь садился на объект, снаряд автоматически отстегивался, после чего голубь должен был вернуться на базу.
 


Птица была надрессирована садиться на авиабомбы, подвешенные к крыльям боевых самолетов, а также на топливные емкости как стационарного, так и передвижного базирования», - рассказывает Василий Хмельницкий. Он же добавляет, что по неизвестным ему причинам до боевого применения птиц дело так и не дошло. Это были только эксперименты. Причину провала подобных изысканий знает известный голубевод Владимир Желтов: «Дело в том, что заставить голубя сесть на чужой для него предмет – абсолютно невозможно! Голубь взлетает с одного места, и туда же возвращается – это закон природы, и бороться с этим невозможно». Владимир Желтов сетует о другом: о том, что начиная с 1941 по 1962 год в Москве не было ни одного почтового голубя: «Когда немцы подошли к столице, по приказу коменданта города все голубятники сдали в армию своих птиц, всех, до единой. В распоряжении говорилось, вот цитирую: «В целях недопущения использования враждебными элементами голубей, находящихся у частных лиц, в трёхдневный срок сдать их в управление милиции на Петровку, 38». Лица, не сдавшие голубей, должны были быть привлечены к ответственности по законам военного времени. Были серьезные опасения, что голубей диверсанты смогут использовать для передачи донесений гитлеровской армии. Со службы домой птицы не вернулись. И только в 1962 году в Москве появилась первая партия настоящих почтовых голубей. 270 голов нам подарили друзья из Чехословакии».В ходе Великой Отечественной войны крылатые связисты использовались в основном в интересах разведывательных отделов армий. Существовало даже наставление по голубиной связи – вот оно.



В отличие от голубей, сыгравших свою роль в Великой Отечественной войне, собакам-фронтовикам после ее окончания, была оказана особая честь.

Особая честь


24 июня 1945-го года на Красной площади в Москве прошел грандиозный Парад Победы. Количество участников составило больше пятидесяти тысяч человек. Там присутствовали солдаты, офицеры и генералы со всех фронтов от Карельского и до четвертого Украинского, а также сводный полк ВМФ и части Московского военного округа. После того как по брусчатке прогрохотали советские танки, проехала артиллерия, прогарцевала конница, появился… сводный батальон собак. Они бежали у левой ноги своих проводников, четко сохраняя равнение.
 
Автор: Олег Горюнов
 
Источник: http://tvzvezda.ru/news/forces/content/201503041809-mru9.htm
15 февраля 2017   Просмотров: 5133   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Комментарии (1)
Пользователь offline Даша 15 февраля 2017 23:57

Друзья человека - герои!!

        1
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.