Рубрика: » » Русские Самодержцы искони «выше всего чтут и любят родную Православную Церковь»

Русские Самодержцы искони «выше всего чтут и любят родную Православную Церковь»

В 1495 году Великий Князь Иоанн III выдал дочь свою Елену за литовского великого князя Александра, впоследствии и короля Польского. Государь дал дочери следующую наставительную запись: «Память Великой Княгине Елене. В божницу латинскую не ходить, а ходить в греческую церковь; из любопытства можешь видеть первую или монастырь латинский, но только однажды или два раза. Если свекровь твоя будет в Вильне и прикажет тебе идти с собою в божницу, то проводи ее до дверей и скажи учтиво, что идешь в свою церковь».

 

Когда выяснилось, что король не выполняет требований Иоанна о свободном исповедании Еленой Православия, Государь объявил ему войну. После заключения в 1503 году перемирия Иоанн III писал Елене: «Дочка! Памятуй Бога, да наше родство, да наш наказ, держи свой Греческий закон во всем крепко, а к Римскому закону не приступай ни которым делом; церкви Римской и папе ни в чем послушна не будь, в церковь Римскую не ходи, душой никому не норови, мне и всему нашему роду безчестия не учини; а только по грехам, что станется, то нам, и тебе, и всему нашему роду будет великие безчестие, и закону нашему Греческому будет укоризна. И хотя бы тебе пришлось за веру и до крови пострадать, и ты бы пострадала. А только, дочка, поползнешься приступить к Римскому закону волею ли или неволею: ты то от Бога душою погибнешь, и от нас будешь в неблагословении; я тебя за это не благословлю и мать не благословит; а зятю своему мы того не спустим: будет у нас с ним за то безпрестанно рать».

 

+ + +

 

В 1673 году влиятельные члены сейма склонялись на избрание Польским королем [русского] Царевича Феодора Алексеевича, [сына Царя Алексия Михайловича]. Для этого, однако, он должен был перейти в католичество и жениться на вдовствующей королеве. Когда А.С. Матвеев, ведавший иностранными делами, доложил об этом Царю Алексию Михайловичу, последний сказал: «Я не позволю моему сыну принять польскую корону. Мне представлялась возможность самому взять ее. Не откажусь я от моей веры, даже если бы дело касалось не трона Польши и Литвы, а владычества моего над всем миром».

 

+ + +

 

Приказ Царя Петра I 27 июня 1709 года перед Полтавским боем гласил: «Воины! Пришел час решить судьбу Отечества. Вы не должны помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру врученное, за род свой, за Отечество, за нашу Православную веру и Церковь. Не должна также смущать вас слава о непобедимости неприятеля, ложь которой вы доказали своими неоднократными победами. Имейте в сражении пред очами правду и Бога, поборающего за вас, на Того Единого уповайте, а о Петре ведайте, что ему жизнь не дорога, только бы жила Россия в славе и благоденствии на наше благосостояние». <...>

 

+ + +

 

Императрица Елизавета Петровна 18 декабря, в день своего рождения, готовясь сесть под балдахин на Трон, поставленный перед обеденным столом, заметила, что над Троном нет иконы. Не садясь, она приказала принести икону Божией Матери. По исполнении сего, попросив Владыку благословить трапезу, она, осенив себя крестным знамением, воссела на Престоле. За трапезой, ввиду Рождественского поста, вкушались постные снеди.

 

+ + +

 

В 1793 году возник вопрос о женитьбе Великого Князя Константина Павловича, внука Императрицы Екатерины II, на одной из дочерей короля Обеих Сицилий, Фердинанда IV. Но, как католичка, невеста не соглашалась переменить религию. «Их величества (сицилийско-неаполитанская королевская чета), вероятно, не знают, что Россия столь же привержена к вере Греческой, как они к латинской, и латинское или греко-латинское наследие, пока я жива, никогда не будет допущено», – объявила Императрица Екатерина II. <...>

 

+ + +

 

В октябре 1815 года Император Александр I дал следующий указ Святейшему Синоду: «В последний мой проезд по губерниям, в некоторых из оных должен был, к сожалению моему, слушать о речах, говоренных духовными лицами, такие несовместимые мне похвалы, кои приписывать можно Единому Богу. Поколику я убежден в глубине сердца моего в сей христианской истине, что чрез Единого Господа и Спасителя Иисуса Христа проистекает всякое добро, и что человек, какой бы ни был, без Христа есть единое зло, следовательно, приписывать мне славу в успехах, где рука Божия столь явна была целому свету, было бы отдавать человеку то, что принадлежит Всемогущему Богу. И для того, долгом считая запретить таковые неприличные выражения, поручая Святейшему Синоду предписать всем епархиальным архиереям, чтобы они воздержались от похвал, толико слуху моему противных, а воздали бы Единому только Господу Сил сие благодарение за ниспосланные щедроты и умоляли бы об изливании благости Его на всех нас, основываясь на словах: Священному Премудрому Богу честь и слава во веки веков».

 

+ + +

 

Из завещания Императора Николая I, писанного 30 апреля 1836 года и адресованного «Сыну моему Государю Императору Александру Николаевичу»: «Соблюдай строго все, что нашею Церковью предписывается. Ты молод, неопытен и в тех летах, в которых страсти развиваются, но помни всегда, что ты должен быть примером благочестия, и веди себя так, чтобы мог служить живым образцом. Будь милостив и доступен ко всем несчастным, но не расточая казны свыше ее способов. Пренебрегай ругательствами и пасквилями, но бойся своей совести. Да благословит тебя Бог Всемилосердный, на Него Одного возлагай всю свою надежду. Он тебя не оставит, доколе ты к Нему обращаться будешь».

 

+ + +

 

В 1862 году Император Александр II посетил Троице-Сергиеву лавру. В представленном ему затем описании этого посещения он вычеркнул выражения: «изволили слушать», «изволили прикладываться», «изволили приблизиться к Царским вратам», заменив словами: «слушали», «прикладывались», «приблизились». Государь сказал обер-прокурору Синода, что слово «изволили» не может быть употреблено, когда вопрос идет о святыне. «Дай-то Бог видеть во всех такое к ней уважение», – писал 31 декабря 1862 году обер-прокурор А.П. Ахматов по этому поводу митрополиту Филарету Московскому.

 

+ + +

 

7 февраля 1885 года Император Александр III писал обер-прокурору Святейшего Синода К.П. Победоносцеву: «Посылаю при этом лампаду, которую мы жертвуем с женой к мощам святого Александра Невского в воспоминание дня Коронования. Пожалуйста, пошлите ее в Александро-Невскую лавру и прикажите повесить у раки Благоверного Князя и чтобы она постоянно горела. Получили ли в Почаеве нашу лампаду?» Государь приезжал молиться у честных мощей своего святого. Два раза он заставал лампаду потухшей и с неудовольствием писал об этом Победоносцеву.

 

+ + +

 

Император Николай II, утверждая 2 июня 1898 году особые правила, выработанные Святейшим Синодом в отношении греко-униатов, воссоединившихся с Православной Церковью, писал: «Надеюсь, что эти правила удовлетворят всем справедливым требованиям и предотвратят всякую смуту, рассеваемую в народе врагами России и Православия. Поляки безвозбранно да чтут Господа Бога по латинскому обряду, русские же люди искони были и будут православными и, вместе с Царем своим и Царицей, выше всего чтут и любят родную Православную Церковь».

 

Николай Дмитриевич ТАЛЬБЕРГ


Очерки истории России: В 2-х т. М., 2004. Т. 2. Перед судом правды. (Третий Рим. Чаемая Монархия. Русская смута).

27 марта 2017   Просмотров: 4515   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.