Рубрика: » » Еще раз о документах волчьего Критского собора. Что скрывается за общими «всеправославными» формулировками

Еще раз о документах волчьего Критского собора. Что скрывается за общими «всеправославными» формулировками

 
Следует сразу напомнить, что все итоговые документы этого волчьего собора были единогласно приняты и одобрены Архиерейским собором РПЦ МП еще 2-3 февраля 2016 года. Поэтому не имеет никакого значения то, что делегация РПЦ МП и п.Кирилл не присутствовали на соборе.

 
Может ли Церковь превратиться в общественное образование? Документам Критского Собора, которые следует «читать между строк», удалось то, чего не смогли достигнуть правительствам на протяжении длительного времени…

Внимательное изучение решений, принятых на Крите, может стать источником достаточно интересных выводов. Может быть, имеет место факт поддержки ислама? Какой предстоятель принимает на себя новую миссию? Какие епископы приравниваются к… консультантам? «Церкви» становятся «подчиненными»? Почему в итоге не обсуждались диптихи? Стоит ли рассматривать решения Собора как антиканонические? Следует ли считать, что Собором принято решение одобрить институт гражданского брака и 2-го брака для священнослужителей?

Уже на следующий день после завершения Критского Собора были изданы документы Собора в их окончательной редакции. Этот факт ввел в заблуждение всех тех, кто занимается толкованием документов Собора. А особенно толкованием документа «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром», который был опубликован еще до созыва Собора, а затем после него, и вызвал большой резонанс.
 
Исключительное внимание к этому документу является абсолютно напрасным по следующей причине: если следующий подобный Собор, к которому уже ведется подготовка, не включит в перечень документов для обсуждения документ о еретиках и раскольниках, то значит ли это, что он уже не будет направлен на популяризацию и распространение идей экуменизма? И уже не будет попирать Священные Каноны нашей Церкви?

Изначально издание «Ορθόδοξος Τύπος»[1] поддерживало мнение, что Собор должен быть отменен, поскольку:
 
1) темы, предусмотренные для обсуждения, не являлась изначально достаточной причиной для созыва Собора подобного рода, потому как речь шла об уже давно разрешенных вопросах, за исключением вопроса о «диаспоре», насчет которого было объявлено, что не будет принято никаких изменений;

2) Собор был созван на основании абсолютно антиканонических критериев (например, отстранение от участия в Соборе Автономных Церквей; отстранение епископов Автокефальных Церквей, лишение права голоса, обязательность консенсуса и т.д.) и

3) среди тех, кто был назначен и отправлен «представителями», большинство было отобрано на основании их экуменических взглядов, а не по принципу святости их жизни. 
 
Именно поэтому, к сожалению, несмотря на многие предостережения, данный Собор повлек за собой целый ряд трагических последствий:

1) в нем не приняли участие четыре Поместные Церкви (среди которых: древнейшая Антиохийская Патриархия, «прародительница христиан», и Патриархия Русской Православной Церкви, пятый член Пентархии Патриархов согласно соборному посланию Константинопольской Патриархии), что привело к некоему расколу, нехарактерному для Православия;

2) те представители, которые были направлены для участия в Соборе, проявили себя как действующие незаконно и, в результате, больше никого не представляют;

3) пять из присутствовавших епископов отказались подписывать документы Собора (речь идет о митрополитах Навпактском, Морфском, Бачском, Лимассольском и Черногорском), что вызвало определенные внутренние проблемы среди Автокефальных Церквей. Конечно, согласно Собору, разногласия, которые имеют место быть после его созыва, не так уж принципиальны, поскольку согласно каноническим правилам, «разногласия фиксируются в протоколах… изучение этих разногласий полностью является внутренним вопросом автокефальных Церквей»;

4) были отклонены все предложения и заявления Церквей и Священных Монастырей, даже такие, как обращение Священного Кинота Святой Горы Афон! Предложенные поправки, конечно же, не принесли никакой пользы, а их отвержение свидетельствовало о грубейшем неуважении и пренебрежении к мнению полноты Церковной;

5) Собор превратился в орган управления Церкви «первыми» и «первым» среди «первых», иными словами внедряется «примат власти» в Церкви; и

6) вовлечение США, что было признано Константинопольской Патриархией, и одновременно с этим факт исключения из участия в Соборе арабоязычных (все Церкви знали о том, что Антиохийская Патриархия не подписала документы Собора, а проигнорировала их) превратил Собор в орган политики и геополитики, т.е. в орган, который будет инициировать новые процессы.

Документы Собора

После всего вышесказанного, разве есть смысл кому-либо заниматься рассмотрением документов Собора и изучать их? Конечно же, нет. Именно поэтому мы уделим им незначительное внимание с целью обзорного ознакомления и введения в курс дела наших читателей.

Сразу отметим, что документы в их окончательной редакции не имеют существенных отличий от первоначально изданных текстов. Однако, тот факт, что Собор был созван уже при наличии готовых документов, содержание которых уже было опубликовано еще за три месяца до созыва Собора, заставляет задуматься, и наводит на размышления. Согласно каноническим правилам, «окончательное Послание Собора, которое готовится к опубликованию Всеправославной Специальной Комиссией за неделю до созыва Собора», действительно подготавливается Предстоятелями!
 
Также, следует добавить, что если прочитать все документы Собора от начала и до конца, можно заметить, что речь идет просто о каком-то изложении идей, не рассматриваются и не предлагаются решения каких-либо проблемных ситуаций, при этом использование отрывков из Ветхого Завета и Святых Отцов Церкви достаточно ограничено.

Признание еретиков в качестве Церквей?

Окончательная редакция столь обсуждаемого и спорного документа «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром» выглядит следующим образом: «Православная Церковь принимает историческое название других инославных христианских Церквей и конфессий». Данная фраза для многих выглядит двусмысленно, позволяя каждой из сторон иметь собственную точку зрения и интерпретировать ее по-своему. Однако, разве возможно, чтобы существовал раскол, нестыковка между историей и действительностью? Разве возможно, чтобы Собор превращался в собрание ученых-историков?

Несмотря на все эти нюансы, на наш взгляд, данная формулировка не имеет никакого значения, поскольку в данном документе далее в других местах четко используется понятие Церковь: «поскольку неправославные Церкви и конфессии… все христиане… в разделенном христианском мире…». Также отметим, что в уставе Собора применяются меры «с целью необходимого информирования присутствующих наблюдателей со стороны других христианских Церквей…», а также имеется целый параграф под названием: «Наблюдатели других христианских Церквей».

Наилучшим подтверждением данного факта является то, что Собор ничего не говорил о необходимости катехизации и обращения еретиков в Православие. Согласно энциклике Собора, обязанность Церкви – это «реевангелизация народа Божия в современных секуляризированных обществах, а также евангелизация ещё не познавших Христа».

К вышесказанному также следует добавить некоторые другие дополнительные моменты, вытекающие из документа «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром», а именно:

1) что речь идет о восстановлении, а не о возвращении единства: «восстановление единства с другими христианами в Единой Святой Соборной Апостольской Церкви... преследуя объективную цель – подготовить путь к единству»;

2) что мы находимся на пути поиска, а не обладаем истиной «на основе истины веры и предания древней Церкви семи Вселенских Соборов… на пути к общему пониманию предания древней Церкви» (прим.: без ссылки на «вселенский авторитет» Собора);

3) создается впечатление, что и у еретиков есть таинства: «…уяснении ими всей экклезиологической тематики, особенно в области учения о таинствах, благодати, священстве и апостольском преемстве… поиск общих элементов христианской веры…».

Утверждение диалогов

В документе «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром» принимается решение: следует всесторонне содействовать продолжению диалогов, и никто не смеет их остановить, поскольку решение об их проведении принимается с помощью консенсуса. Конкретно это означает следующее: «В том случае если какая-то Поместная Церковь решит не назначать своих представителей на какой-либо диалог или сессию диалога, при том, что это решение не является всеправославным, диалог продолжается…
 
В том случае, когда какое-либо богословское различие преодолеть невозможно, богословский диалог может продолжаться…». Для прекращения диалогов требуется подать «отчет Вселенскому Патриарху, который с согласия Предстоятелей Поместных Православных Церквей, объявляет об окончании диалога…» на основании «консенсуса всех Поместных Православных Церквей».

Очевидным противоречием в этом случае является то, что, несмотря на тот факт, что «Грузинская и Болгарская Православные Церкви покинули состав ВСЦ…, Православная Церковь охотно приветствовала решение ВСЦ откликнуться на ее просьбу о создании Специальной комиссии по православному участию во ВСЦ»! О какой Православной Церкви идет речь, когда отсутствуют две Автокефальные Церкви?

«Цель ВСЦ – не договариваться о союзах между церквами, которые могут заключаться только самими церквами, действующими по собственной инициативе, а устанавливать живые контакты между церквами… как важный шаг в экуменическом движении на пути к сближению христиан… делами взаимопонимания». Помимо того, что в качестве цели, которой требуется достичь, утверждается т.н. «светский» экуменизм, под этим действием скрывается нечто намного более важное: институционализация Церкви! Церковь не подразумевается как уникальная реалия и единственное спасение этого бренного мира, но как учреждение для благотворительной деятельности, стоящее в том же ряду, что и другие благотворительные учреждения. Полная релятивизация понятия «Церковь»!

Поддержка других религий

Некоторые считают серьезной проблемой то, что Собор утвердил межрелигиозные диалоги, как об этом упоминается в энциклике Собора: «Искренний межрелигиозный диалог способствует развитию взаимного доверия, продвижению мира и примирения». Однако, в итоге следует отметить, что цель, которая преследовалась, была иной, а именно: поддержка и оправдание других религий! Это становится очевидным после внимательного прочтения документа: «право каждого верующего – практиковать свободно, без вмешательства со стороны государства, исполнение своих религиозных обязанностей, публичное преподавание религии и условия функционирования религиозных общин…
 

Вспышки фундаментализма в недрах религий рискуют привести к господству мнения, что он составляет сущность религиозного феномена… (Собор) осуждает разрушение храмов, религиозных символов и памятников культуры». Здесь мы задаемся вопросом: разве это дело Православного Собора определять сущность «религиозного феномена»? Определять то, чем является религия и что она собой представляет, должно самосознание Церкви? Должен ли Собор продемонстрировать, что ни одна религия не должна впадать в крайности? Разве не было бы достаточным (хотя мы и это считаем излишним) просто осудить войны? Почему со стороны некоторых представителей прилагается столько усилий в поддержку лжи?

Превышение личных полномочий Константинопольского Патриарха


Сколько бы ни утверждал Патриарх, что он не является «папой Востока», хотя речь идет только о некоторых отступлениях в его речи, состоявшийся Собор, который действовал как Собор Предстоятелей, утвердил общую лжетеорию о «первых» и «первом среди первых». Решения Собора еще более усилили личную власть Патриарха в роли координатора и основного судьи деятельности Церквей. Все Предстоятели были проинформированы об этом накануне Собора, документ 2117/ 20.05.2016.

В документе «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром» отмечено, что для всех тех Церквей, которые не желают участвовать в диалогах, предусмотрена следующая процедура: «Церковь или Церкви, в соответствии с общеправославной практикой, письменно оповещают Вселенского Патриарха и все Православные Церкви о своем отказе.
 
В ходе последующего всеправославного обсуждения Вселенский Патриарх выявляет единогласный консенсус Православных Церквей в отношении дальнейших действий, включая и возможность переоценки хода конкретного богословского диалога, если это будет единогласно признано необходимым». Иными словами, на одной чаше весов находится Патриарх, а на другой чаше – Церкви! И даже не Архиерейский Собор Патриархии, а самолично Патриарх!

В документе о «диаспоре» указано, что «Учреждение нового, разделение или упразднение уже существующего Епископского собрания, а также слияние двух или более собраний, осуществляется на основе решения, принимаемого на встрече Предстоятелей Православных Церквей, которая созывается по просьбе, обращенной к Вселенскому Патриарху со стороны какой-либо Церкви или председателя какого-либо епископского собрания». Также, «по вопросам общего характера, согласно решению Епископского Собрания, требуется также обращение со стороны его Председателя к Вселенскому Патриарху». Таким образом, обращение целой диаспоры попадает в руки Патриарха!

В документе об автономии говорится, что «На территории православной диаспоры автономные Церкви не учреждаются, кроме случаев всеправославного согласия, обеспечиваемого Вселенским Патриархом согласно всеправославной процедуре». В случае, если у двух Церквей возникают разногласия по поводу этих автономий, «участвующие стороны совместно или отдельно обращаются к Вселенскому Патриарху, чтобы тот изыскал каноническое решение вопроса согласно действующей всеправославной процедуре». Это значит, что личность Патриарха ставится выше Поместных Церквей!

Отказ в праве голоса

На состоявшемся Соборе некоторые епископы были лишены своего законного с точки зрения экклесиологии права – иметь право голоса. Это было принято с их стороны без особых возражений, при этом, они не осознавали всю глубину данного вопроса и все подводные камни таких изменений в экклесиологии. Для того чтобы было понятно, что речь идет именно о принижении статуса епископа, достаточно обратиться к тексту о «диаспоре», где четко отображено, кто имеет право участия в собраниях: «Находящиеся на покое и посещающие этот регион епископы, если они отвечают условиям, изложенным в параграфе 1, могут быть приглашены для участия в Собрании без права голоса…
 
Советники, а также специалисты могут приглашаться для участия в епископском собрании или в исполнительном комитете без права голоса». К таким обычным советникам были приравнены все епископы, принявшие участие в Критском Соборе! Право голоса было предусмотрено только для Предстоятелей, которые собрались на Крите, хотя на Соборе были представлены правящие архиереи от каждой Церкви»!

Вопрос о диптихах

Хотя вопрос о диптихах был исключен из круга вопросов, обсуждаемых на Соборе, все же имели место махинации, направленные на то, чтобы преобладал порядок диптихов Константинопольской Патриархии. В тексте о «диаспоре» определено, что собрания «будут проходить под председательством первого из подчинённых Константинопольской Церкви архиереев, в случае же его отсутствия председательство определяется порядком Диптихов… Председателем является ex officio первый из епископов Вселенской Патриархии».
 
Косвенно закрепляется порядок диптихов Константинопольской Патриархии, которые на длительный период времени становятся основополагающими! В случае, если необходимо изменить этот порядок Диптихов, то это происходит в несколько приемов и путем изменения регламента.

Текст, который изложен в энциклике, создает предлог для дальнейшего продвижения устремлений Константинопольской Патриархии: «В этих усилиях должны участвовать все Православные Церкви с надлежащим уважением к каноническому порядку». Каков этот канонический порядок? За исключением Африки, где Константинопольская Патриархия признает юрисдикцию Александрийского Патриархата, все остальные части земного шара считаются находящимися под ее юрисдикцией!

«Диаспора»

В соответствующем документе отмечено следующее: «Констатировано также, что на современном этапе невозможен по историческим и пастырским причинам немедленный переход к строго каноническому порядку Церкви… принимается решение сохранить Епископские Собрания, учрежденные Четвёртым Предсоборным Всеправославным Совещанием».
 
Таким образом, Собором признается, что институт Церкви неканоничен! Несмотря на то, что его антиканоничность узаконивается официально и устанавливается принцип консенсуса, как обязательный при принятии решений, в то же самое время указывается, что «Работа епископского собрания проходит в соответствии с принципами православного соборного предания»! Точно такой же момент повторяется и в тексте энциклики: «Их последовательная работа гарантирует уважение к экклезиологическому принципу соборности».

Здесь идет речь не просто о взаимопротиворечащем решении, но о чем-то значительно худшем: об институционализации Церкви! Что это означает? Несмотря на то, что участники Собора порицали отсутствующие Церкви и утверждали, что «Православные поместные церкви являются не конфедерацией церквей, но единой Святой Соборной и Апостольской церковью», в тексте документа прослеживается именно такой менталитет. Для того чтобы этот тезис стал понятнее, приведем еще пару примеров из самого документа.

В одном из пунктов документа речь идет о том, что «Епископские Собрания имеют целью формирование общей позиции Православной Церкви по различным вопросам», иными словами речь идет не о позиции, а о совместно выработанной точке зрения. Другой пункт говорит о том, что «Епископское собрание и его исполнительный комитет будут иметь председателя, одного или двух вице-председателей, секретаря и казначея…
 
Секретарь, казначей и прочие ответственные лица избираются собранием и могут не иметь епископского сана», и это Собрание может происходить «по аргументированной просьбе 1/3 членов собрания… Исполнительный комитет имеет кворум, если присутствуют две трети его членов». Иными словами, если вдуматься, то функционирование данного Собрания, по сути, больше напоминает деятельность какой-то общественной организации!

К вышеизложенному следует добавить также и бессмысленную формулировку из энциклики Собора о том, что «Православная Соборная Церковь состоит из четырнадцати Поместных Автокефальных Церквей, всеправославно признанных».

Члены Собора считают, что одной из практических мер, которые были определены и приняты в ходе Собора, является запрет на «присвоение уже существующих титулов архиереям». Эта мера приведет только к конфликтным ситуациям, поскольку Церкви, которые не присутствовали на Соборе, не примут это положение – ведь Константинопольская Патриархия и так уже повсюду разместила своих архиереев.

«Автономия»

В соответствующем документе Собор обращается к рассмотрению одного из основополагающих вопросов: «При применении этого института в церковной практике сформировались различные степени зависимости Автономной Церкви от той Автокефальной Церкви, к которой она относится». Однако, автономии как таковой не существует в церковном предании, хотя ранее все Поместные Церкви были Автокефальными! Сколько может быть степеней зависимости!
 
На самом деле речь идет об абсурдных вещах, стоит только  задуматься над тем, что существуют так называемые автономные, полуавтономные, а также Церкви полуавтономные Церкви особого статуса…! В целом, «автономия» является антиканонической практикой, применявшейся после Османского владычества и дошедшей до наших дней в качестве официального установления! То же самое, скорее всего, произойдет через несколько лет и в случае с «диаспорой»!

Соответственно, антиканоничным является любое решение, связанное с понятием «автономии». Предусматривается, что через Предстоятеля Автономной Церкви Церковь, которую он возглавляет, выражает свои идеи «посредством участия её Главы в Синоде Автокефальной Церкви… Автономная Церковь выражает свои идеи через Автокефальную Церковь, от которой она получила свою автономию… Имя Предстоятеля Автономной Церкви не записывается в Диптихах».
 
Таким образом, официально создаются антиканонические отношения подчинения в Церкви, т.е. Церкви, которые зависят от других Церквей! А также отношения подчинения между епископами, поскольку только «Первый» принимает участие в «каноническом» Синоде, т.е. Синод автономной Церкви низводится до вспомогательного и не имеющего компетенции. Однако совершенно неслыханно, чтобы какой-то епископ, пусть даже он является Предстоятелем, принимал участие в двух Синодах! Здесь на лицо полное видоизменение экклесиологии!

Брак

В соответствующем соборном документе говорится, что «К тем членам Церкви, кто вступает в гражданский брак, должно подходить с пастырской ответственностью, которая необходима для того, чтобы эти люди поняли ценность таинства брака и связанного с ним благословения… Церковь прилагает все возможные пастырские усилия, чтобы те из ее членов, кто вступает в такие союзы, достигли истинного понимания покаяния и любви, благословенной Церковью».

Очевидным является также и тот факт, что не существует ни малейшего намека о добрачных связях и на епитимьи. Также не принимаются во внимание решения Элладской Церкви и других Церквей на запрет участия в таинствах и православного отпевания в таких случаях.

Проблема, таким образом, еще более усложнилась из-за формулировки, которая содержится в энциклике по данной теме: «Современное секуляризированное общество рассматривает брак, руководствуясь чисто социологическими и прагматическими критериями, считая его лишь некой простой формой взаимоотношений наряду со многими другими, имеющими право быть законно закреплёнными». Неужели точка зрения, что эта форма обмирщенных отношений может быть достойна официального признания, является тезисом, принятым на Соборе?

Кроме того, в документе о браке также четко говорится о том, что «по акривии запрещается брак с инославными». Далее отмечается, что «Священный Синод каждой автокефальной Православной Церкви должен подходить к возможности применения церковной икономии относительно препятствий к браку в соответствии с принципами церковных канонов, в духе пастырской рассудительности, служа спасению человека». Следовательно, таким образом, на соборном уровне утверждаются и принимаются межхристианские браки, несмотря на строгие запреты Вселенских Соборов по этому поводу!
 
Однако остается неразрешенным вопрос, касается ли эта икономия только брака с инославными или также и других упоминаемых в документе случаев (например, «согласно акривии священных канонов, запрещается совершение церковного брака после монашеского пострига»). До того, как был созван Собор, Блаженнейший Митрополит Галлии заявил, что Константинопольская Патриархия, скорее, будет поддерживать возможность заключения второго брака для священников. Подпадает ли этот вопрос тоже под действие данной неясной формулировки?

Пост

В соответствующем документе после нескольких лет серьезного противодействия со стороны Святой Горы Афон было отозвано предложение уменьшить количество дней поста. Было воспринято как ложный «совет» со стороны Собора (или так называемое «новшество») упоминание о том, что «оставляется на рассуждение Поместных Православных Церквей определять меру человеколюбивой икономии и снисхождения для испытывающих затруднения в соблюдении действующих постановлений о посте», как это всегда происходило в Церкви, например, в периоды войн и т.д. Следовательно, Собор может теперь по праву гордиться тем, что он был наделен полномочиями и властью утверждать (или в будущем отрицать и не принимать) более чем тысячелетнюю традицию Церкви!

Миссия Церкви в современном мире

С помощью этого документа, как информирует нас послание Собора, «Святой и Великий Собор открыл новые горизонты в современной многообразной вселенной». Следовательно, мы, Православные, призваны признать, что до нынешнего момента Церковь наша была Церковью прошлого, но, к счастью, нашлись современные «Отцы», чтобы сделать миссию Церкви более современной!

Данный документ содержит вопросы, которым могла бы позавидовать и ООН, поскольку здесь затрагиваются такие темы как биоэтика, проблемы молодежи, экономика, секуляризация, потребительские тенденции, научные исследования, средства массовой информации, экология, а также вопросы генетики!

Остановимся с соответствующим собственным комментарием лишь на одном пункте, где говорится о решении «осуждать войны, вдохновляемые националистическими мотивами и приводящие к этническим чисткам, изменениям государственных границ и захвату территорий». Иными словами, «разве мы не возьмем Город [2]»?

Вывод

Данный Собор, как в ходе своей работы, так и в тех, решениях, которые были им приняты, не просто способствует продвижению экуменизма: речь идет о настоящем перевороте в экклесиологии. Неканонические элементы постепенно вводятся во всех областях жизни нашей Церкви, касается ли это межличностных отношений, епископов или отношений между самими Автокефальными Церквами. Это ведет к институционализации Церкви, к ее пониманию как некого мирского образования с соответствующим менталитетом и, в конечном итоге, к ее обмирщению. Это более чем говорит о том, что мы сегодня стоим на пороге раскола в Православии. Крайне важно и необходимо, чтобы в срочном порядке был созван Архиерейский Собор Элладской Церкви, который обсудил бы проблемы, порожденные Критским Собором, на всеправославном уровне.
__________________ 
[1] Ορθόδοξος Τύπος.
[2] Т.е. Константинополь
23 сентября 2016   Просмотров: 2846   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Комментарии (2)
Пользователь offline пост-ник 23 сентября 2016 13:59

Поэтому не имеет никакого значения то, что делегация РПЦ МП и п.Кирилл не присутствовали на соборе.
То, что не присутствовали на "соборе", имеет колосальное значение для РПЦ МП, в которой кроме предателей находятся те, кто не принимает еретичествующее положение большинства священства. А вот не имеет значение конкретно для тех, кто подписал - в смысле будущей участи их...

 

Скажут ли нам о критском соборе? - http://www.youtube.com/watch?v=-UFkMu-L47U

--------------------
Батюшка, мало стало теперь дураков
Все мудры, все начитаны, все без грехов...
"Песня дурака" (матушка Людмила Кононова)
        1
Пользователь offline антираскол 23 сентября 2016 21:30

[06/01/2014] владимир спрашивает:

Здравствуйте отец Рафаил!

Приходиться сталкиваться со злобным отношением к Церкви на обывательском уровне. Странно то, что эти люди (что злобствуют или ехидничают) не имеют отношения к либеральному сброду, неглупые - и в то же время какие-то приступы злобы. И почему-то именно к православным, других не трогают, даже откровенных сатанистов. Спорить или что-то доказывать абсолютно бесполезно.

За ваши книги спасибо, помогают. Крепкого вам здоровья.


Архимандрит Рафаил отвечает:
Владимир!

Злобное отношение к Церкви на обывательском уровне происходит от того, что православная вера и включение в церковную жизнь требуют от человека пересмотра своего прошлого, осуждения ошибок, которые он совершал, борьбу со своими страстями, под импульсами которых он пребывал и пребывает. Этот суд над собой, перемена нравственных и духовных ориентиров, многим кажется мучительной операцией и поэтому их неверие и отрицание Церкви на подсознательном уровне является защитой своих страстей, - необязательно грубых и явно отвратительных, но и тонких пристрастий и привязанностей, - которые как паутина опутывают душу человека.

Здесь требуется осознание своего прошлого, осуждение своего эмпирического «я», который нравится человеку, поэтому упоминание о правосудии Божьем, о Церкви, с ее правилами и нравственными требованиями, вызывают внутреннюю боязнь и раздражение. Такие люди могут быть не глупыми сами по себе, но когда на ум действуют страсти, то он теряет свою объективность и глубину – так человек под действием алкоголя теряет рассудок и способность понимать, что ему говорят.

Что касается особой неприязни к Православию, иногда доходящей до ненависти, то это относится к благодати Божией, пребывающей в Православной Церкви, которую чувствуют и боятся демонические силы. Апостол Павел пишет, что вера – благоухание для спасающихся, и запах смерти для погибающих. Часто такие люди думают, что вера отнимет от них свободу, лишит всего душевного, что они имеют.

Надо постараться объяснить им, если это возможно, что вера ничего не отнимает, а только очищает душу от наносного, греховного, чуждого ей и дает ту радость и покой совести, которых лишены неверующие. Но, опять-таки, человек может прислушаться к этому, если он имеет не совсем угасшее религиозное чувство.
Однако, чтобы говорить о вере, прежде всего надо самому стяжать благодать. Эта благодать укажет вам, когда следует говорить, и когда лучше молчать; а в случае, если есть надежда на изменение человека, то подскажет слово, которое нужно ему сказать.

В ситуации, о которой вы упомянули, надо внутренне помолиться Богу, чтобы неверующему человеку, если возможно – помочь, а если нет, то не повредить самому себе и у него невольно не вырвать кощунство.

Помоги вам Господи.

        2
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.