Рубрика: » » ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ СЕРГИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ ПО ВОСПОМИНАНИЯМ А.А. ТАНЕЕВОЙ (монахини Марии)

ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ СЕРГИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ ПО ВОСПОМИНАНИЯМ А.А. ТАНЕЕВОЙ (монахини Марии)

«Мы провели в Михайловском дворце прекрасное время. Особенно помню один вечер, когда моя мать участвовала в организованной там «Шараде», инсценированной картине-загадке. Из инсценированных картин отгадывались буквы, а из букв — слова. Одно такое отгадываемое слово было «Рarnas» (Парнас). Первые буквы брались из слов «Рeri» (злой дух) и «Angel» (Ангел).
 
Княгиня Трубецкая изображала злого духа, а Великая княгиня Елизавета Федоровна, сестра Александры Федоровны — Ангела. Великая княгиня Елизавета Федоровна действительно выглядела для нас, находящихся там детей, такой, каким мы вообще могли представить себе Ангела. Муж ее, Великий князь Сергей Александрович, брат Александра III, увидев ее, так растрогался, что слезы выступили на его глазах.

<…> Летнее время мы проводили в родовом имении Рождествено(1) или в Петергофе. В пятнадцати верстах от Рождествено располагалось Ильинское, имение Великого князя Сергея Александровича. В этом имении провели свое детство Великая княгиня Мария Павловна, впоследствии супруга шведского принца Вильгельма, и ее брат Дмитрий. Когда умерла их мать, опекуном детей назначили Великого князя Сергея Александровича.

Великий князь Сергий Александрович и Великая княгиня Елизавета Феодоровна, 1884 г.

Главное здание усадьбы, старинное, деревянное, стояло возле реки Москвы. Мы часто с родителями гостили в имении, и Великие князья, со своей стороны, с ответным визитом бывали у нас.

В день пророка Илии, 20 июля, проводились в Ильинском большие ярмарки. Помню, как мы на вороной тройке, через луга, лес и низины реки Истры ехали в Ильинское. По прибытии нас ждал завтрак, накрытый в большой белой столовой. Встречать гостей вышел высокий, худой Великий князь в белом военном мундире. Вместе с ним была его супруга, необыкновенно красивая Великая княгиня Елизавета Федоровна, сестра Государыни Александры Федоровны, в белом, украшенном голубыми цветами, платье. Она была милая и кроткая, и мы, дети, очень любили ее.
Затем, после завтрака, мы отправились на ярмарку. Великая княгиня шла впереди, ведя одну из нас за руку. Вслед за нами шел Великий князь, моя мать и другие сопровождающие лица. Замыкающими были два военных моряка, которые несли большие бельевые корзины. Ярко светило солнце, играла гармоника, — иначе говоря, царило настоящее ярмарочное настроение. Народ пришел из ближних и дальних сел, многие были одеты в яркие русские национальные костюмы. 

Было изобилие товаров: медовые пряники, деревянная посуда, и навалом — ситцевая ткань. Великая княгиня и Великий князь смотрели товар. Свои покупки они клали в корзину, которую несли военные моряки, а находящиеся при этом адъютанты производили оплату. По возвращении в Ильинское Великая княгиня раздавала своим гостям на память ситцевую ткань. Мы, таким образом, каждый год имели новые ситцевые платья.

Ярмарочные торжества заканчивались веселым чаепитием. Самовары выносились в сад, и Великий князь сам подавал гостям ароматный напиток. Визиты в Ильинское были в моем детстве наисчастливейшим временем, гостеприимный хозяин усадьбы остался незабываемым для меня.

Гости, присутствовавшие на освящении нового особняка Великого Князя в Усово

На снимке Великая княгиня Елизавета Федоровна с Зинаидой Юсуповой (Сумароковой), сидят крайние справа. Слева от них стоит Трина Шнейдер. Великий князь и муж Зинаиды - Феликс Сумароков - стоят на фоне двери. Наверху стоит третий слева, в белом преображенском мундире граф Г.Г. Стенбок - управляющий двором. Сидит крайняя слева - Маша Васильчикова. Сидит слева крайний В.С. Гадон, чуть правее от Маши В. - К.А. Балясный. Пожилой мужчина в штатском в центре - А.С.Танеев - отец Анны Александровны, рядом с ним - его супруга Надежда Илларионовна (ур. графиня Толстая). Все остальные - это могут быть соседи - Голицыны, Веригины. Источник: http://svetabella.livejournal.com/6858.html

<…> В 1905 году в Зимнем дворце мы шили нижнее белье и повязки для раненых, ведь шла Японская война. Моя мать отвечала за нашу работу. Однажды, когда мы усердно работали, пришло совершенно неожиданно известие об убийстве Великого князя Сергея Александровича Мы были близко знакомы с семьей Великого князя. Мать переписывалась с ним, так как они были друзьями детства. В Ильинском, в имении Великого князя, где я так много провела приятного времени, я познакомилась с Марией Павловной, ставшей впоследствии супругой шведского принца Вильгельма, и с ее братом Дмитрием.

Когда я вспоминаю Великого князя, этого высокого и худого мужчину, приходит на ум прежде всего Дон Кихот Сервантеса. С нами, детьми, он был всегда милым и доброжелательным, он очень любил свою супругу, сестру Государыни. Но в его прошлом было некое темное пятно. Его считали, вовсе не без причины, виновным в печальном бедствии на Ходынском поле.

На время торжеств по случаю коронации Государя Николая II в Москву ожидалось прибытие нескольких миллионов людей. Государя предупредили, так как очень сомневались в способности его дяди поддержать порядок. Два первых дня прошли, вопреки опасениям, без происшествий. Были прекрасные весенние дни, и торжества проходили блестяще. К Ходынскому полю, которое было окружено очень немногочисленной цепью полицейских, в течение ночи третьего дня торжеств собралось около 500 000 человек, чтобы занять хорошие места. Однако на рассвете среди людей возникла паника, слабая цепь полиции была прорвана, и огромный поток людей скатился на поле. 

В обычных условиях поле было предназначено для учебных стрельб, на нем были вырыты крест-накрест траншеи для передвижения. Временно они были закрыты досками, но слабые доски не выдержали; в траншеи друг на друга стали падать люди. По крайней мере, около 5000 человек погибли в этом несчастном случае.

Государю предложили прервать коронационные торжества, но этого не было сделано. Ходынское несчастье сочли плохим предзнаменованием. Оно всегда вспоминается, когда разговор заходит о коронации.

Сергей Александрович был добрым и хорошим человеком. Он ни в коем случае никому не хотел сделать вреда, но он не соответствовал своему высокому посту. 

В моей памяти остался один народный праздник, который он организовал в свои именины, 5 июля, в Ильинском. Был ужасно жаркий день. В сторону усадьбы направлялась группа длинноволосых московских студентов со своими подругами, очевидно, старшеклассницами какого-то женского учебного заведения. Группа остановилась на некотором расстоянии от Великого князя и его компании. Молодежь демонстративно смеялась и глумилась.

Заметив их, Великий князь попросил своего адъютанта предложить студентам и их спутницам прохладительные напитки, так как всем было жарко, особенно упомянутым последними. Адъютант поспешил исполнить поручение. Постепенно поведение группы изменилось на благопристойное. Адъютант вернулся от них и сказал: «Ваше Высочество, они произнесли тост за ваше здоровье и просили выразить вам свою благодарность».

"Великая Княгиня, несмотря на тяжелый характер Великого Князя, была бесконечно ему предана и боялась отпускать его одного"(2). 

Она знала, что к ее мужу питали ненависть, и что была постоянная опасность для его жизни. По этой причине она никогда без сопровождения не отпускала его из Кремля в город. Обычно она сама была со своим мужем, но в тот роковой день, 4 февраля 1905 года, Великий князь был в плохом настроении и ушел из дворца, не поставив в известность супругу.

Раздался страшный взрыв. Зазвенели стекла в окнах дворца, Великая княгиня, испугавшись до смерти, вскрикнула: «Взорвалась бомба! Мой муж, наверное, убит!».

Великая княгиня оказалась права. Бомба разорвала этого высокого мужчину буквально на мелкие кусочки, так что из-под снежного покрова не извлекли ничего, что позволило бы опознать человека. Великая княгиня сама собрала бренные останки тела мужа; в маленьком детском гробе они были положены в могилу.

Елизавета Федоровна была глубоко верующей. Ее любимым высказыванием было: «Прощайте, и прощены будете». Бомбу бросил террорист, выходец из среднего сословия. Его сразу же арестовали, но без допроса не осудили.

Характерным для Великой княгини было то, что, несмотря на свое горе и ужас, она глубоко жалела несчастного мужчину, который сидел в одиночной камере, ожидая приговора. Великой княгине после ее настойчивых просьб разрешили войти в тюрьму, чтобы встретиться с убийцей. Она убедила убийцу, что простила его; после этого они оба молились, стоя на коленях на каменном полу тюремной камеры.

Рассказ можно принять за выдумку, но это сущая правда. Признаюсь, и я считаю, что очень трудно понять поступок Великой княгини.

Именно в это время я пришла во второй раз на службу при Дворе. Его атмосфера была мрачной по сравнению с прежней. В связи со смертью Великого князя при Дворе был траур: на каждом офицере была траурная повязка, придворные дамы были одеты в траурные платья. К тому же события Японской войны усугубляли мрачность настроения».

Людмила Хухтиниеми.
По книге воспоминаний «Анна Танеева – фрейлина Государыни». СПБ, 2012 г.


(1) Село Рождествено, находящееся под Москвой (прим. изд.).
(2) «Страницы моей жизни», гл. II
17 февраля 2018   Просмотров: 548   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.