Рубрика: » » Вольное обращение изгоняет благоговение (старец Паисий Святогорец)

Вольное обращение изгоняет благоговение (старец Паисий Святогорец)

- Геронда, откуда происходит вольное обращение?

- Из Парижа [1]... Вольное обращение - это бесстыдство. Оно далеко отгоняет страх Божий - подобно дыму, которым мы окуриваем пчел, чтобы они улетели из улья.

- Геронда, как избежать вольного обращения?


alt- Ощущай себя ниже всех. Необходимо много смирения. Ты, как младшая, имей уважение и благоговение ко всем сестрам. Смиренно говори свой помысл, а не изображай из себя всезнайку. Тогда Бог будет подавать тебе Свою Благодать и ты будешь преуспевать. Вольное обращение - это злейший враг послушника, потому что оно изгоняет благоговение.
 
Обычно за вольным обращением следует непокорность, затем бесчувствие - сначала к мелким грешкам, постепенно привыкнув к которым, человек начинает считать их естественными. Но в глубине души у него нет покоя - одна лишь тревога. И понять, что с ним происходит, человек тоже не может, потому что снаружи сердце "засаливается" и он уже не чувствует того, что отбился от рук.

- Геронда, а какая связь между вольным обращением и простотой?

- Простота - это одно, а вольное обращение - это другое. В простоте есть и благоговение, и что-то детское. В вольном обращении есть наглость.

Часто бесстыдство может крыться и в прямоте. Если человек невнимателен, то в его прямоте и простоте часто кроется бесстыдство. "У меня прямой характер" или "я человек простой", - говорит он с бесстыдством, сам того не понимая. Однако простота - это одно, а бесстыдство - совсем другое.

- Геронда, а что такое духовная скромность?

- Духовная скромность - это страх Божий, в хорошем смысле этого слова. Этот страх, эта скованность приносят человеку радование, они источают мед в его сердце. Духовный мед! Посмотри на какого-нибудь застенчивого мальчика - он уважает своего отца, держит себя прилично и от многой скромности не смеет даже взглянуть на него. Когда хочет его о чем-то спросить, заливается краской. Такого малыша можно помещать прямо в иконостас. А другой ребенок думает: "А ведь это всего лишь мой отец" и вольно, с наглецой разваливается перед ним. А когда ему что-то нужно, он требует это "вынь да положь", топает ногами, грозит.

В хорошей семье дети ведут себя свободно. В такой семье живет уважение перед родителями, казарменной дисциплины и хождения по струнке там нет. Дети радуются, глядя на отца и мать, а те радуются, глядя на них. "Любовь не ведает стыда" [2], - говорит Авва Исаак. В любви есть дерзновение, в хорошем смысле этого слова. В любви такого рода есть благоговение, уважение к другим, то есть она побеждает страх.
 
У кого-то есть скромность, нерешительность, но одновременно и страх, потому что настоящей скромности у него нет. А у другого человека есть скромность, но нет страха, потому что его скромность - настоящая, духовная. Когда скромность духовна, человек ощущает радость. Например, малый ребенок любит своих отца и мать с дерзновением, не боится, что они его отшлепают. Его отец может быть даже офицером, а он хватает его фуражку, бросает ее и радуется. В нем есть добрая простота, бесстыдства в нем нет.
 
Давайте проведем грань между простотой и бесстыдством. Если исчезнет уважение, скромность, то мы дойдем до вольного обращения, до бесстыдства. А потом можно услышать, как девушка лежит на кровати и распоряжается: "Мама, принеси мне стакан воды! И чтобы была холодная!... Фу, теплая... Я же тебе сказала: принеси холодной!" Начинают с этого и потом доходят до того, что спрашивают: "Почему это жена должна бояться мужа?" [3] Однако в страхе присутствует почтение, а в почтении - любовь. Если я что-то почитаю, то я его уже и люблю, и то, что я люблю - почитаю.
 
Жена должна иметь почтение к мужу. Муж должен любить жену. Но сегодня люди истолковывают Евангелие шиворот-навыворот и поэтому уравнивают все, а после распадаются семьи. "Жена должна быть послушной", - говорит муж. Но если у тебя нет любви, то ты не сможешь заставить быть тебе послушной даже кошку.
 
Если у тебя нет любви, то человек остается без извещения, и ты не можешь попросить его даже о том, чтобы он принес тебе стакан воды. Уважая своего ближнего, человек уважает самого себя, но при этом самого себя в расчет не берет. В уважении к другим есть любочестие, если же забота человека направлена на себя самого, то любочестия в этом нет.
__________________________________________________________________________________
 
1) У Старца замечательная игра слов: "παρρησία" - вольное обращение, дерзость; Παρίσι - Париж в греческой транскрипции. - Прим. пер.
2) См.: Творения иже во святых отца нашего Аввы Исаака Сириянина. Слова подвижнические. Сергиев Посад, 1911. С. 528.
3) Ср. Еф. 5, 33.
25 февраля 2017   Просмотров: 13406   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.