Рубрика: » » Духовная лествица. Святые отцы о том, как научиться Иисусовой молитве

Духовная лествица. Святые отцы о том, как научиться Иисусовой молитве

Молитвенное делание есть духовная лествица, которая ступень за ступенью все будет вести своего делателя к цели – к Богообщению. Только достигнув сего, человек может видеть себя вполне удовлетворенным…

alt1. Когда начинает человек ощущать в себе непрестающую заботу о спасении своей души, тогда первым делом ищет средства, чтобы совесть свою очистить от всего, что беспокоит её, путём исповеди духовнику.

2. Любовь к чтению и пению церковных служб бывает у него чрезмерно велика, и он не знает усталости, любит и слушает, как действительно алчущий и жаждущий.

3. Молиться любит, не жалея трудов. Молитву творит с многочисленными земными и поясными поклонами.

4. Понуждает себя помнить вездеприсутствие Божие, иметь страх Божий и творить устно Иисусову молитву.

5. Остерегается шуток, смеха, празднословия, объедения, излишнего винопития, сластолюбия, опущения церковных и келейных правил.

6. Старается быть послушливым, смиренным, незлобивым, никого не огорчать. Тяготится осуждением других. Начальствующим повинуется беспрекословно.

7. За безукоризненную жизнь братия станут любить его, обращаться к нему с особым уважением. И он по неопытности своей начинает любить и привлекать к себе других, в особенности, отличающихся тихим нравом и приятностью лица. Понемногу такая неразборчивая дружба делается великою препоною в деле спасение, а в особенности, в молитве. Так что если эта тайна не будет открыта старцу или духовнику, то таковой делается всецело слугою сатаны, как идолопоклонник.

8. Поэтому святые отцы заповедуют ни с кем не заводить дружбы, но по благословению старца иметь собеседника по Богу, а не по страсти.

9. Гнев и блудная страсть, в особенности, через помыслы станут возмущать его с большей силой. Но не отчаивайся, исповедуйся духовнику и смиряйся, как великий грешник.

10. Если увидишь в себе помысл самомнения и бесстыдную дерзость, что ты уже в числе праведных, то постарайся скорее осудить себя и стать помыслом с козлищами.

11. Помыслы всякого рода будут так стужать, что многократно от услаждения ими по бессилию своему будешь видеть себя падшим.

12. Принесши покаяние Богу, и исповедавшись духовнику, и прося его святых молитв, на следующий раз крепись в борьбе с ними, призывая на помощь Иисуса.

13. Бог не обидчив, не оставит тебя без помощи, в свое время, после многотрудной твоей борьбы, подаст тебе некоторую победу над помыслами, но ещё не окончательную. Начнешь и ты более внимательно творить молитву и псалмопение и ум заключать в слова молитвы.

14. Если самому нужно что-нибудь читать или слушать, то станешь ненасытно стараться уловить умом и чувством всякое слово, предстоя пред Богом.

15. Сердце хотя еще и не отверсто для твоего ума, но оно уже проявляет действие своё в нашем духе и во внутреннем слове, в чувстве.

16. Пробывши не малое время на устной и читательной разумной молитве, подойдешь к середине её и станешь молиться то устно, то умно. Но пока ещё устная или читательная молитва для тебя более нужна. Продолжай её, пока потребность в ней прейдёт, и умная молитва возьмёт перевес.

17. Упражняясь в умной Иисусовой молитве, храни ум от помыслов. К этому хранению весьма помощно стеснение дыхания своего.

18. Прилепляя ум к дыханию своему и творя умом молитву, сосредотачивай внимание свое в верхней части груди, ниже кадыка, и тщательно следи за умом, чтобы он там пребывал, где и молитва творится.

19. Произнося слова молитвы, зри и присутствие Божие в себе, отнюдь не допуская какое-либо воображение Господа, и слова не облекай в буквы.

20. Веруй, что Господь в тебе, и ты в Боге, просто, безвидно, непостижимо, и твои слова от слуха Его не имеют ни малейшего расстояния и времени.

21. Утомившись в умной молитве, перейди на устную, не гласную, произнося ее тихо и спокойно, при том же держи внимание или в словах молитвы, или там же внутри.

22. Выговаривать слова молитвы, в особенности имя Божие, надо как можно яснее, не спешно, с благоговением. Бог одинаково присутствует, как при словесной, так и при умной молитве.

23. Бог не на слова, но на сердце зрит. Если ты будешь творить молитву без сознания и без чувств, какую бы то ни было молитву, то она уже не молитва, а пустые слова. Этим только Бога оскорбляешь.

24. Чтобы молитва была услышана Богом, твори ее от всей души. И тело своё подчини этому собору чувств, чтобы одно у тебя было дело, а не два и не три.

25. Когда найдёшь время посвятить его молитве, то наперед обдумай, что тебе теперь не о чем заботиться и размышлять, все уже поделано, а помыслы со вне вовсе не нужны. Сойди умом внутрь, как выше сказано, и держи его там, не позволяя ему возвращаться в голову, ибо «в голове - толкучий рынок» (Феофан Затворник).

26. Не забывай, чтобы ум во всякое время соединялся с дыханием твоим, а молитву твори с преболезненным чувством, в духе сокрушения.

27. Ты не раз видел плачущих и скорбящих, и сам, может быть, испытывал то и другое. Поставь себя таким во время молитвы пред Богом. Так действуя, навыкнешь непрестанной молитве. После чего дастся тебе внутренняя молитва.

28. Устная и читательная молитва, есть некоторое отдохновение для ума от внутреннего утомления, а потом, не замедля на ней, нужно опять творить одним умом внутренне, а не внешне, Иисусову молитву. Не принимай ничего постороннего, что будет отвлекать ум твой и мысль твою от молитвы.

29. Искателю молитвы не нужно чуждаться никаких церковно-служебных молитвенных правил. Все полностью самому вычитать тяжело, а слушать готовое полезно, за послушание святой Церкви.

30. Стяжавшему внутреннюю самодвижущуюся молитву не обязательны никакие внешние правила. Таковой подчиняется уже действу молитвы, а не правилу. Где бы его не застало это действо и в какое бы время оно не случилось, он не должен оставлять его ни под каким предлогом.

31. На одном познании молитвенных действий не почивай, но будь непрестанным делателем молитвы. Знать - это еще не есть обладать тем, что знаешь. Обладать это, когда делаешь и от дел плоды вкушаешь. От бездействия и умнейшие бывают нищи.

32. Когда начнет проявляться внутренняя молитва, начнет открываться и познание некоторых мест Святого Писания, а также познание самого себя и необыкновенное понятие о Боге.

33. Вездеприсутствие Божие и вообще память Божия заменяется зрением Бога. То есть очи ума как будто тем только и заняты, как зреть Незримого. И ты умно, но точно и определенно, простираешь слова к Нему не гадательно, но живо и верно, с неизъяснимым чувством духа и сердца утверждаешься в этой истине.

34. Бывает по временам, что слова молитвы престают, - тогда молишься без всяких слов. Ум и сердце и вся внутренняя моя проникаются неизъяснимым действом: один Бог только зрится, и в Нем только видишь бытие, а сам себя забываешь, как бы не чувствуешь. Когда же отходит такое действо, то всё здешнее земное представляется, как мертвечина, тлен и сор… Жизнь только в Боге, Его и стараешься созерцать.

35. Когда утвердишься верою действительно и несомненно зреть умными очами всегда перед собою Господа, тогда ясно будет для тебя, что есть имя Божие, и что есть Сам Бог, и что значит поклоняться Богу в духе и истине.

36. Рассеянность ума приводит человека в сомнение: будто бы невозможно его удержать у себя во время молитвы. Но имей веру, что с Божией помощью будешь молиться не рассеянно. Эта болезненность ума излечивается.

37. У иных начинается действо сердечной молитвы вдруг: или от достойного причащения Святых Христовых Тайн, или от усердной молитвы, или от других случаев. Но общий путь к приобретению её святые отцы изложили по порядку с большим многолетним трудом, наподобие телесного возраста человека.

38. Само действо внутренней молитвы затруднительно выразить писанием, да и личным словом не все можно передать слушателю. Это действо выражается в духе человека. В нем оно совершается с участием сердца.

39. Новоначальным искателям молитвы необходимо держать внимание в верхней части груди, где дыхание проходит. Так же и стеснение дыхания, чтобы приучить ум утвердиться внутрь пребыванию. А когда это станет его существенным уже делом, тогда всегда будет единство. В духе будет его место и в словах молитвы. Когда же отверзет Господь сердце, тогда ум сойдет в сердце и там будет пребывать и зреть отверзителя сердца - в сердце своем Сладчайшего Иисуса, тогда и молитва будет Бог действующий (Григорий Синаит).

40. Разумно познать действо своего духа - дело важное и необходимое молитвеннику. Без этого у него и умная молитва не настоящая. Молитва с духом должна сочетаться: не одни слова молитвы, но действо силы её – как потребность.

41. О теплоте её правильно не могу ничего сказать, но заключаю, что она проявляется тоже в нашем духе. Если разуметь телесную теплоту, то она нам не даст нисколько успеха в молитве есть ли она или нет, да и обман опасен.

42. Когда появится в теле теплота во время молитвы, то рассмотри, откуда она началась, и какое в то время у тебя действо молитвы. Если ум вдался в посторонние помыслы, то это теплота или естественная, или вражия. Её нужно отрезать. Настоящая теплота от сердца начинается и в сердце кончается, и ум бывает чист в молитве.

alt43. Несомненный признак действенной внутренней молитвы подтверждается тем, что делатель её не имеет ни к чему такого расположения сердца, как к молитве, так что и во сне она не оставляет его, как сказано: «аз сплю, а сердце мое бдит». Он, проснувшись, чувствует себя занятым тем же, чем и, ко сну отходя, был занят. То есть неизъяснимым желанием молиться - беседовать с Богом.

44. У молитвенника главным занятием всегда должно быть одно: быть пред Богом с молитвою и ум хранить от помыслов. Нужно так приучать себя, чтобы дыхание твое было занято или срастворено непрестанной молитвой или, можно сказать, дышало бы молитвой, ибо молитва нужнее для души, чем дыхание для жизни.

45. Сидя придумано молиться для удобства хранения ума, а по настоящему приличней молиться, стоя на ногах или на коленях.

46. Понемногу нужно прочитывать и Евангелие каждый день. От чтения его бывает великое влияние на нашу душу – всего и выразить невозможно, в какой разум истины от этого приходишь.

47. Держи в уме и чувстве, что ты козлище, а потому и знай: чтобы быть овцой, нужно тебе великое покаяние с верою в милосердие Божие.

48. Будь рассмотрителен, как бы господином над помыслами. Нужны ли они тебе в это время? Изведано на опыте, что во время молитвы, большей частью, ум занимается пустяками, а потому будь глух и нем, и слеп в отношении к ним.

49. Иконы напоминают нам То Существо, которое зрит на нас всегда. Будь внимателен.

50. Делателю молитвы суетливые дела неуместны. Праздномыслящий же всегда занят ими, и ему молитва скучна.

51. Молитва не есть какое-либо из дел или равное с ними занятие, но она по существу своему есть жизнь нашей души. Как для тела нужно дыхание, так для души - молитва.

52. Не все дела мешают молиться, но те, которые ум отвлекают от Бога. Нельзя жить без дел, но молитва главнее их всех. И делай, и молись. Забвение - есть беспечность.

53. Душевный дом созидается из добродетелей: любви, смирения, терпения, послушания, воздержания и прочего, и из одной молитвы без них не построишь храмины.

54. Дорожи временем. Благоразумно устрояй все дела свои, чтобы ими созидалось спасение, а не разрушалось.

55. Взгляд ни на каком предмете не держи долго, слух храни от слышания, не замедляй в нем, мысли храни от того и другого. Тогда и молитва будет сосредоточена.

56. Кое-как никогда не читай и не пой, и молитвы Иисусовой не твори, но со вниманием, со страхом Божиим и душевным чувством, что бы не было тебе в грех. Когда будешь ко всему внимателен, тогда и молитва появится.

57. Иная молитва словесная, иная умно-словесная. Та и другая, хотя и непрестанно творится, но не это сущность молитвы, а только принадлежность её, выражение. Настоящая молитва истекает из сердца. Она и безгласна, и бессловесна. Внутренний голос души производит её. Она не ограничивается ни словом, ни временем.

58. На церковно-соборные молитвы мы обязаны ходить за послушание святой Церкви. Слушая церковные службы и молитвы, мы вполне удовлетворяем потребность во внешней словесной молитве. А кто имеет действо внутренней молитвы, тот почерпает из службы слышание неизреченных глаголов Святого Духа. Ибо ему от Духа открывается слух слышания.

59. Стоя в Церкви, довольствуйся церковным пением и чтением. Разумное слышание с участием своего сердца составляет настоящую молитву, а когда непонятно что-либо читается и поется, то довольствуйся одной Иисусовой молитвой. Ею можно замещать все пропуски непонятного.

60. Без внутренней молитвы, если ты ее еще не стяжал, не подумай, что Иисусова молитва выше церковно-соборной. А если под таким предлогом, пренебрегая церковной службою, станешь молиться Иисусовой молитвой в Церкви, то скажу тебе, что ты ни той, ни другой не творишь, но ходишь по своей воле. Делай лучше меньше, но за послушание. Если не так, то для чего и в церковь ходить?

61. Вне церкви Иисусова молитва может заменить все правила. Она же и в церкви восполняет всякие промежутки. Ею одною заниматься в церкви должны только те, которые ощутили в себе действо молитвы. Для таковых не слова, но Бог действующий. Он уже не заимствует со вне молитву от слов, но изливает её извнутрь.

62. Всякой словесной молитве цена одинакова, в том числе и Иисусовой. У Кассиана Римлянина говорится, что в его время монахи молились: «Боже, в помощь мою вонми…»

63. Молитвенное делание какое-то бесконечное. Сколько бы ты не получал познаний её, будешь видеть только одни начатки молитвы. Как Бог бесконечен и непостижим, так и молитва бесконечна. Молитва есть познание Бога, а нам нет возможности вполне познать Его.

64. Смертному существу, человеку, положен предел жизни на земле. Неизвестность конца её тревожит всякого. А потому память смертная должна озабочивать нас всякий час, и необходимо с молитвою иметь её неразлучно.

65. Случается, что дела перемежаются, но для молитвы не должно быть никакого промежутка.

66. Будь всегда на молитвенном правиле. В церкви молись, в келье молись, за делом молись, за трапезою молись. Ходя, сидя, лежа, молись и всегда молись.

67. Не тщеславься перед людьми ничем внешним, будь перед всеми таким, каким ты и перед Богом есть: «хуже всех я есть».

68. Если даст Бог плач и слезы тебе, то храни их от всех, паче зеницы ока.

69. Когда бывает умиление, то отнюдь не разоряй его, ни правилом молитвенным и никаким делом, пока не отойдёт оно. Береги также и познания. Часто бывают такие откровения, что на них только и нужно пребывать некоторое время, не перебегая умом ни к чему другому. Это говорится о молитве, а не о чем-либо стороннем.

alt70. Если ты не озабочен молитвой, то ты еще не действительный искатель её. Если ты не чувствуешь своей беды, то каким образом сможешь обрести потребность в молитве? Кто виноват, тот сознается. А ты что? Не фарисей ли?

71. Не думай сам собою успеть в какой-либо добродетели, а особенно - в молитве. Проси помощи у Бога, и Он даст молитву молящемуся. Ибо сказано «без Мене не можете творити ничесоже" (Ин. 15, 5).

72. Молитву мы говорим умом или устно, многословно и многоименно, то есть часто повторяем имена Божии и святых, но существо Именуемого и Умоляемого нами зрится и прежде имени, и во время именования, и после; всегда пред нами и мы пред ним.

73. Сладчайшее Имя Иисусово врагам нашим страшно и победительно, так же, как и крестное знамение, во имя Божие изображаемое, на врагов победительно, а для нас спасительно. Сам Дух Святый подвигает нас употреблять эти оружия.

74. Можно в такое забвение придти, что слова молитвы будешь проговаривать, а о Боге не помнить. Значит, строишь идола в своем уме или попусту болтаешь.

75. Нам стыдно и грешно молиться и о Боге не помнить. Разве мы воздуху молимся, или иконе, или словам, или именам? Мы молимся живому существу, которое зрим верою, несомненно, которое видит и слышит вопль нашей души.

76. Если долгое время не будешь видеть в себе успеха в молитве, в особенности в умной, то враги нашего спасения начнут колебать душу и нашептывать: «брось, не утруждай себя напрасно, ничего не будет и не то теперь время, чтобы стяжать умно—сердечную молитву». Не слушай врагов и не смущай себя тем, что помыслы сильно будут стужать.

77. Бывает и так, что непрестанная молитва и поспать не дает, но ты хотя сколько-нибудь уделяй время на сон. Если ночью не придется поспать, то спи днем.

78. Молитва есть премудрость и страх Божий. Это само дело подтверждает. Если молитвою человек достигает общения с Богом, то что премудрее сего может быть?

79. Молитва есть виновница чистоты, а «чистии сердцем Бога узрят» (Мф. 5, 8) и здесь, и в будущем веке. Не однажды узрят Его, но всегда будут зреть.

80. Молитву св.отцы восхваляют выше всяких деланий, называют ее царицей, деланием Ангелов, и, что много говорить, молитва - есть Бог, действующий вся во всех. Она есть воскресение души, решительница всех скорбей, подательница свободы духа и ходатаица благ вечных.

81. Если ум усердно и чисто занимается молитвой, то сердце сподобляется неотъемлемой радости и мира неизреченного. Когда же уединенно пребываешь в келии, держи мысленную молитву в трезвении ума и с сокрушением сердца.

82. У внимающего монаха скоро зреет внутреннее тяготение и стремление к молитве - ради многопитания духом молитвы и решительнейшего самоотвержения и отрешения от всего. Посему он скоро восходит к безмолвию ума и уединению и отходит на покой - в пустынь или затвор.

83. Молитва есть беседа с Богом. Следовательно, уму нашему нужно быть в должном устроении, чтобы не было ничего посредствующего между Богом и умом.

84. Пост и молитва - горящие светильники в руках монаха.

85. Кто любит Бога, тот заповеди Его соблюдает: непрестанно молится, т.к. непрестанно молиться - тоже заповедь. Рассеянно молящиеся грешат, а нерадящие о молитве причисляются к блудникам и прелюбодеям.

86. Искателю и делателю молитвы некогда быть праздным, он дал Богу обет непрестанно молиться и каяться во грехах своих.

87. Умною молитвою называется молитва, совершаемая умом, от слов, выговариваемых умом. Умно-сердечной молитвою называется молитва также от слов, но с участием чувств сердечных. Сердечною молитвою называется та, которая вытекает из сердца, со словами и без слов. Внутреннее слово от души вытекает, а не то, что мы от навыка научились произносить, хотя и тоже слово: «Боже, Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий», - но из внутрь, а не от вне, не по форме, как внешняя, но по потребности духа и сердца. Иногда все слова молитвы, а иногда только слова: «Господи, помилуй!», «Господи» или «Иисусе» - и подобное тому.

88. Прекрасно количество в псалмопении, когда пребывает с ним терпение и внимание. Оживляет же душу и бывает причиной плода молитвы - качество. Качество же псалмопения и молитвы состоит в том, чтобы молиться в духе умом. Плод молитвы есть источник слез. Где не проявляется плод псалмопения и молитвы, там сухо качество, если же оно сухо, тем паче количество, которое хотя и дает труд телу, но всячески для многих бесполезно. (Никита Стифат)

89. Непрестанная молитва не отходит от души ни днем, ни ночью, она заключается не в молитвенном положении тела и не в возглашении молитв языком, чтобы можно было ее видеть телесными очами, но состоит в умном делании, с памятованием о Боге, при постоянном умилении, и уразумевается только умеющими уразумевать сие. (Никита Стифат)

90. От внешних молений и молитвословий Господь присных Своих проводит еще далее – к возвышеннейшему некоему, как мы выше поминали, состоянию, – к той пламенной весьма не многими дознанной или испытанной, даже, скажу, неизреченной молитве, которая, превосходя всякое человеческое понятие, не звуком голоса, не движением языка, и произнесением каких либо слов, обозначается, и которую ум, излиянием небесного оного света озаренный, не слабою человеческой речью выражает, но собрав чувства, как бы из обильнейшего некоего источника изливает из себя неудержимо, и неизреченно некако отрыгает прямо к Господу, то изъявляя в этот кратчайший момент времени, чего, в себя пришедши, не в силах бывает он ни словом изречь, ни проследить мысленно. (Кассиан Римлянин)

91. Молитвенное возвышеннейшее состояние заключается в созерцании единого Бога и в пламенной любви к Нему, и где ум наш, объятый и проникнутый сею любовью, беседует с Богом ближайшим образом и с особенной искренностью. Что мы должны тщательно искать сего состояния, сие внушает нам молитва Господня: «Отче наш». (Кассиан Римлянин)

92. Евангельская заповедь повелевает нам молиться внутри своей клети в сокровенном месте, одним сердцем и внимательным умом так, чтобы и сами противные власти не могли знать, о чем молимся. Поэтому надобно молиться с глубоким молчанием, чтобы и предстоящие не видели твоей молитвы и не возмущались твоим шепотом и возгласами.

93. Для достижения совершенства в молитве надлежит утвердиться в неотходном памятовании о Боге, к чему средством служит краткая молитва, непрестанно повторяемая устно и умно: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя!» или «Боже, в помощь мою вонми, Господи помощи ми потщися» (Пс. 69, 2). При этом нужно чувствовать и свою потребность, что просить в молитве. (Кассиан Римлянин)

94. Кто непрестанно призывает Бога сими словами, тот умно видит и сердцем ощущает Бога присущим себе, и к Нему обращается как к Отцу с сыновним любящим сердцем, - и чрез это привлекает на себя Божий покров, осенение и ограждение. В чем бы ты ни имел нужды, и чтобы тебе не надокучило, взывай сердечно к Богу, – и всегда будешь услышан. Всецело предай себя в волю Божию. (Кассиан Римлянин)

95. Восходя к живейшему общению с Богом, начнешь насыщаться все более и более возвышенными тайнами, погружаясь в Бога, с Ним Единым пребывая, и Им Единым удовлетворяясь. Наконец, ты достигнешь чистой молитвы, которая не допускает уже во внимание никакого образа, и не проявляется никаким звуком голоса, или произнесением каких либо слов, но с неудержимою живостью исторгается из сердца, неизреченно восторженного пламенным устремлением ума к Богу, и изливается пред Ним неизъяснимыми воздыханиями и стенаниями. (Кассиан Римлянин)

96. Хотя и нет у тебя видимых слез, однако же, пусть будет сердечное сокрушение. Трезвись и пребывай неослабно в труде. Бог не неправеден, и не забудет труда твоего, но за ту темноту, какую терпишь ты, сидя в келии, воссияет тебе свет истины. (Ефрем Сирин)

97. Ум омрачается и становится бесплодным, когда монах поговорит с кем-нибудь о мирских вещах, или мысленно сам в себе разглагольствует о них или, когда он предастся суетности через это, тогда он теряет теплоту и сокрушение и забывает Бога. (Исихий Иерусалимский)

98. Не следует нам без разбора вступать в сношения с другими людьми, чтобы не понести ущерба от каких либо соблазнительных бесед, но паче надобно презирать все суетное ради красоты и благотворности прелюбезной и пресладкой добродетели – трезвения.

99. Ум возвеселится неизреченным веселием, когда будет предстоять перед Богом без всяких помышлений. Сам себя разгорячая, пойдёт он от силы деятельного любомудрия в дивную силу созерцания и тайн неизреченных, и добродетелей, а когда воспримет наконец в сердце свое безмерную глубину возвышенных Божественных промышлений, тогда явится ему Бог богов, насколько вместимо это для его сердца. (Исихий Иерусалимский)

100. Слишком строгим и тяжелым кажется людям – душевно безмолвствовать от всякого помысла. И воистину это притрудно и приболезненно: ибо не одним только непосвященным в тайны духовной брани – до боли тяжело бестелесное заключать и удерживать в телесном доме, но и тем, которые искусились во внутренней невещественной брани. Но кто непрестанною молитвою содержит в персях Господа Иисуса, тот, по Пророку, «не утрудится последуя Ему и дне человеча не пожелает» (Иер, 17, 16), ради красоты, приятности и сладости Иисуса, и врагов своих – нечистых демонов, ходящих вокруг его, не постыдится, но «возглаголет к ним во вратех» сердца (Пс. 126, 5), и вспять прогонит их Иисусом.
 
 
 
Исихий Иерусалимский
4 апреля 2017   Просмотров: 21046   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.