Лик Преподобного Серафима проявился на старой иконе

altЭту старую потемневшую икону уже называли просто «доской». Стояла она в деревенском сарае, где хранился всякий хлам, но у хозяев за многие годы так и не поднялась рука распилить ее на дрова, сжечь или выбросить. К темной «доске» со временем даже появилось у них некое благоговейное отношение, но как правильно поступить с ней, люди не знали. Стали спрашивать, советоваться со знакомыми, и кто-то из Православных сельчан подсказал отнести потемневшую икону в церковь…

В ноябре прошлого года в Самаре освятили храм в честь святых благоверных князя Петра и княгини Февронии Муромских, и настоятель этого прихода протоиерей Сергий Жихарев решил заказать иконописцу храмовую икону. У знакомых коллекционеров-антикваров он увидел ту самую темную икону, которая много лет простояла в сарае, потом была в сельском храме и теперь оказалась у любителей старины. Батюшка купил у них эту темную икону и по сложившейся в иконописи традиции, когда новые иконы пишут на досках от старых икон, на которых лики уже совсем не видны, решил заказать на ней роспись храмовой иконы святых Петра и Февронии. Но жизнь или, правильнее сказать, Господь распорядился иначе, и на доске проявился образ другого святого. Об этом странном случае отец Сергий Жихарев вспоминает так:

– Я в тот день отслужил в храме святого Пантелеимона, который находится в санатории имени Чкалова, и после службы заехал к знакомым, у которых заказал доски для храма. Увидел очень старую доску, которой уже было более ста лет, на ней краски были выедены, сама икона просто черная, с еле различимым и сильно поврежденным образом Преподобного Серафима Саровского. Восстановлению икона совсем не подлежала, и решено было писать на ней новую икону. Я отвез ее в мастерскую к столярам, где с нее сняли слой краски и около десяти минут шлифовали. Доска стала белая, и на ней прочитывалась текстура дерева, столяры упаковали ее в целлофановый пакет. Уже у меня дома постепенно слетела древесная пыль от шлифования, и через прозрачный пакет я увидел на свеженькой белой доске… образ Серафима Саровского! Глаза, губы, руки, четки – все прочитывалось и напоминало тень. Образ будто был написан тонким сероватым карандашом и выглядел как набросок. Удивительно, что фон на той иконе был прописан темно-синей краской, а после снятия слоя он стал светлым, сам же образ на старой иконе был светлее фона, теперь же стал темнее. Я на следующий день поехал к иконописцу Татьяне Юрьевне Даниловой и попросил ее снять кальку с проявившегося лика Преподобного. Она прорисовала потом все как было на том чудном наброске: благословляющая правая рука, левая положена на грудь, борода старца и его сосредоточенный взгляд…

– Отец Сергий, этот случай вы могли бы назвать чудом?

– Это удивительный факт, которому я оказался свидетелем… А самое главное чудо, что Господь нас еще не испепелил за наше дерзновение писать на доске лик других святых!

– Можно сказать, что таким странным рисунком на свежеобструганной доске Свыше было показано, кого из святых надо писать на иконе?

– По-другому как еще можно расценить проявившийся на отшлифованном дереве набросок… Этот рисунок не ярок своими красками, а напоминает скорее некую тень, некий штрих, но несмотря на это, хорошо виден. Батюшка Серафим будто негромко напомнил о себе и в то же время явно показывает, кого писать на этой иконе.

– А что теперь будет с храмовой иконой святых Петра и Февронии, которую первоначально хотели писать на этой доске?

– Ее уже заказали иконописцам на другой доске, над ней работают, и в ближайшее время прихожане смогут увидеть ее в нашем храме на самом видном месте.

– А икона святого Серафима Саровского где теперь будет находиться?

– Я надеюсь, что после работы иконописца мы ее благоговейно встретим в нашем храме, и каждый верующий сможет помолиться перед этим образом, который так дивно проявился.

Набросок иконы на дереве видела и иконописец Татьяна Данилова, которую батюшка попросил написать икону. За двадцать лет работы в реставрации икон ей впервые пришлось столкнуться с таким странным рисунком. Поэтому прежде чем спрятать под грунтовкой образ, она взяла в руки фотоаппарат и запечатлела для всех нас проступивший лик Серафима Саровского. А при нашей встрече первым делом показала мне фотографию.

– Татьяна, вы как специалист можете сказать, какими средствами нарисован этот образ?

– Это была как некая дымка, дающая точное представление образа святого Серафима Саровского.

– То есть образ не был написан ни карандашами, ни красками?..

– Нет, образ виден не благодаря краскам, которые зрят глаза, а некой видной прозрачностью, которая рисует силуэт, и уже память воспроизводит образ с икон святого Серафима, и мы видим его лик. Немного справа и чуть издали рисунок был виден лучше, чем вблизи.

– Давайте попробуем объяснить это изображение с точки зрения техники живописи. Можно предположить, что в дерево за сто лет впитались краски и лаки, которые и создали образ?

– Как пишутся иконы? Сначала на доску натягивается холст, потом наносится грунт, живопись идет тонкими слоями от темного к светлому, и нижние слои красок более впитывают в себя лаки и смолы, в верхних слоях больше белил. Эта икона была сделана без ткани, и у нее наложен очень тонкий грунт, можно предположить, когда покрывалось олифой, вот эти теневые участки больше впитались в дерево. Но удивительно, что впитались они ровно по очертанию контура лика святого. Прочитываются даже выражение глаз, изгиб бровей и несколько суровое выражение лица Батюшки Серафима. Почему они впитались таким образом? В этом и загадочность изображения. Если просто пропитались лаки, то почему так, что показано основное – лик Святого, его благословляющая рука, и уже не совсем главные детали становятся более прозрачными, и весь рисунок переходит в ткань дерева.

– Какое чувство испытываете, работая над этой иконой Преподобного Серафима?

– Спокойствие и благоговение…От иконы пахнет тонким запахом ладана и еще разными запахами, которые говорят о храме.

– Можно назвать проявившийся образ чудом?

– Чудо это или нет, не могу сказать… Видела я одно – на дереве был образ, который не рисовал никто из земных иконописцев.

– Вам не жаль было земными красками зарисовывать нерукотворный образ?

– Да, было немного… сверлило такое чувство в душе… Но этот образ и появился, вероятно, для того, чтобы написали икону уже земные художники, для простых земных людей и во имя их утверждения в вере. Чтобы в минуты радости и скорби мы пришли к Батюшке Серафиму, который таким чудным образом показался на старой отшлифованной доске.

Татьяна обещала вскоре показать уже готовую икону с того необычного наброска.

 

Ольга Круглова

«Благовест», Самара

8 августа 2010   Просмотров: 7796   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Комментарии (1)
15 января 2012 10:21
СЛАВА  БОГУ!!!
        1