Рубрика: » » Мы сегодня прочитали, прослушали притчу. Кто мы: "богачи" или "Лазари"? (ВИДЕО)

Мы сегодня прочитали, прослушали притчу. Кто мы: "богачи" или "Лазари"? (ВИДЕО)

Мы сегодня прочитали, прослушали притчу, такую известную нам. Нет, наверное, человека, который постоянно ходит в Церковь, который исповедует веру христианскую и который бы не знал притчи евангельской о богаче и Лазаре. Но нам сегодня нужно серьезно, очень серьезно задуматься.
 
Эта притча как молния от края неба до края. Слушая её, мы должны понимать, как делится мир: на тех, кто спасен, кто идет к Богу, кто войдет в Его чертоги, в Его обители, в радость велию, в радость Царства Божия, в радость Любви Божией и тех, кто вкусит муки вечной страшного ада.

И, казалось бы, притча о том, что было совсем еще недавно, где-то десять дней назад, когда люди, ломая всё на своем пути, свергая всё на своем пути, обливая грязью друг друга, стремились к тому, что имел в жизни богач. Он имел пиры, уважение, власть, он одевался прилично. И все к нему подходили, и воздавали ему хвалу. И все желали сидеть с ним за одним столом.

Это страшно, вы знаете, видеть эту картину в жизни, когда стоит начальник и окружают его чиновники. Страшно смотреть на лица этих людей, насколько они все подобострастны. Там уже человека нет – он растворяется в лести, каждому слову внимает.

Вот так и богач жил. Растворяясь в лести, каждому его слову внимали, и он думал: «Вот, какой я хороший!». А рядом лежал Лазарь. И, казалось бы, богач и его окружение - это те, кто стремится к земному, к власти, к богатству, кто стремится к почитанию людей. И наверно, каждый из нас подумал: «А может, я тот Лазарь, который ничего в жизни не видит?», или: «По крайней мере, не Лазарь, но и не богач, я ж ведь даю!» Что мы даем, родненькие? Что мы даем? Давайте честно скажем.
 
Каждый сам себе скажет, и я скажу, и вы все скажете. Мы даем то, что нам не надо. Мы даем то, с чем мы спокойно можем расстаться. Мы даем такую кроху, которую, наверно, и богач давал, ведь падали крошки с его стола, и ел же их Лазарь. И собаки ели те крошки. И, казалось, смотрите, все питаются – и крошка у богача не пропадает. Так вот и мы. Износили – дали. Надо давать. И надо, если сносили вещь, может, найдется человек, которому она, как новая будет. Но не надо при этом, родные мои, себе что-то в заслугу записывать. Не надо себе это в заслугу вносить. Дал, и забыл – это крохи. Это крохи. А тут нам Господь ясно и четко говорит, кто пойдет в Жизнь Вечную, а кто пойдет в муку вечную.

Почему богач так просто оказался там, где ему, хоть бы, каплю воды на пальце другого человека, и то, казалось бы, меньше жаждал? Как же жгло его всё. Как же мучило его всё. Почему так быстро? Почему, вот только закончилась жизнь – он уже в этих муках? А мы должны одну фразу в этой притче услышать. У его ворот лежал Лазарь. Лежал Лазарь, и он этого Лазаря не видел, он его не заметил. Жизнь шла, день за днем шел, неделя за неделей, месяц за месяцем, год за годом, лежал тот, кто был ему Богом послан. А он всё выбирал и перебирал, кто угоден, кто хорош ему, кто хорошо ему льстит, кто хорошо его хвалит, кто хорошо ему подарки приносит.
 
А он всё выбирал - рука руку моет. Он всё выбирал это. И не видел, в упор не видел этого человека, который был рядом. Да, может, кто-то другой подходил и требовал. Этот ничего не требовал, этот смиренно лежал. Он довольствовался тем, что у него было, он довольствовался теми крохами, которые человеку есть не подобает. Он не терпел. Он просто считал, что вот эта жизнь – его жизнь. Он принимал её во всей откровенности, во всей открытости. Он считал что, так Богу угодно, и Богу угодно, чтоб душа его спаслась, и душа вошла в радость. Не мы определяем, а Бог определяет.

Если мы жизнь принимаем такой, какая она есть – мы жизнь принимаем со всей её открытостью, откровенностью. Если в этой жизни мы ничего из себя не строим, а живем, как Богу угодно – тогда войдем в радость Его. И самое главное, родные. Самое главное, если мы замечаем того, кто нам послан, то для этого жизнь нам и дана. Для этого жизнь нам дана, чтоб заметить вот лежащего Лазаря. А он, иногда, очень близко, совсем рядом с нами бывает. А мы всё его не замечаем. А мы всё его не видим. Бывает, он в одной постели, он рядом этот Лазарь.

Бывает, когда жена плачет, а ты целый день ходишь, это пиво ищешь, эту водку ищешь, ты друзей ищешь! Богатый это человек? Да нет, он всё пропивает. Он богат своим эгоизмом. Он богат тем, что не видит рядом женщину, которая ему жизнь отдала, которая ему детей родила, которая этих детей воспитала, вскормила! Мало таких у нас? И они всё богатых критикуют? Они всё там стоят за этой бутылкой водки, и весь мир готовы осудить. Весь мир готовы переправить – они лучше всех правителей знают, как его исправлять. А рядом Лазарь лежит. Ты пьяный пришел, свалился, а она плачет, а у неё руки трясутся. И не заметишь, как пропьешь жизнь. А потом будешь просить: «Дай каплю воды, Господи!» Каплю воды, потому что вся жизнь ушла на тонны водки, на бутыли водки, на цистерны водки - и рядом ты не видел человека. Человека, которому только ты мог помочь.

Школу нашу вспомним. Всё на переменках побегать, всё друг перед дружкой похвастаться. А кто-то один в классе сидел, плакало то дитё – ну, не было у неё что одеть чистое, красивое, ну, не было у неё той красоты, что у других девчонок – и все её толкали. Она на перемене в угол забивалась, чтоб никто её не толкнул! А мы все вместе были, мы все вместе смеялись. А Лазарь рядом был, он рядом был этот Лазарь.

А когда гости к нам заходили, сидели – стол, музыка играла, тосты провозглашали, а ребенок подходил: «Мамочка, вот урок, помоги» - «Не до тебя сейчас!» То Лазарь стучался, Лазарь стучался. И то дитё шло и плакало – завтра двойки поставят, он не знает, как урок сделать. Мать встала бы, сказала: «Всё, делу время – потехе час». Да нет, у нас потехе время, у нас делу час. Вот так, эти Лазари - они везде у нас. Эти Лазари везде в нашей жизни, они везде стоят рядом с нами. Безмолвно смотрят слезой ребенка, вздохом женщины.
 
А как старики часто? «Не до тебя» - не зайдем, не выслушаем. Что старику нужно? Да, какой он уже есть, уже мы его не исправим. Ему нужно, чтоб хоть кто-то, когда-то выслушал, может быть, казалось бы, что-то нелепое, но ему нужно, чтоб просто кто-то выслушал. Уже телевизор не включается, уже телевизор не слышится, потому что глухой стал. Уже к друзьям не выйдешь, потому что ноги не ходят. Просто надо посидеть рядом, и послушать, не перебивать, не спорить, а просто выслушать этого Лазаря. Да, он неудобный, да, у него уже не тот запах. Да, он уже не то говорит. Но он этого требует, вот эти крохи требует, малые крохи. А мы: «Замолчи! Не твое дело! Тебе дали покушать, вот и сиди, ешь!»

Вот так проходит жизнь наша. Господь прямо говорит нам, как все будет. Не за заслуги свои, ни сколько милостыни мы себе высчитаем, ни сколько мы денег отделим на Храм понести. Ни сколько мы старой одежды переберем, вынесем и раздадим. Это всё надо делать, но этим не спасешься, человек, это просто выражение твоей веры. А вот, всё-таки, оторвать от себя, оторвать от себя – заметить того одинокого. Того, кто не может попросить, который не может постучаться – вот того одинокого, вот того брошенного: который смирился со всей правдой жизни и со всей жестокостью жизни, со всем холодом жизни и смиренно ждет, смиренно ждет. А его жизнь проходит, и наша жизнь проходит – проходит время за временем, и Бог не ждет, сколько мы грамот получим.
 
Бог не ждет, сколько нас похвалят друзья наши. Бог не ждет, как мы друг друга хвалить будем. Бог не ждет, как мы сами себе оценку поставим. Учитель ставит оценку, не ученик себе оценку ставит. Не мы сами себя ценим, где нам жить, и где нам вкусить Жизнь Вечную – или нам жаждать той капли, или нам в радости той быть. Бог определять будет. Бог скажет, что тебе – «4» или «5», а может и: «Ничего поставить не смогу, потому что не видел ты, не слышал ты, всё слышал лесть, всё похвальбу слышал, всё видел деньги, стол, друзей своих. А не видел Божье. Не видел Богом посланное. Не видел то, что от Бога». А иногда, то, что от Бога, оно для нас самое неприятное, самое ненужное.

Родненькие, как часто бывает в жизни. Лотерейный билет один выигрывает. Вот их лежит сто, мы знаем, один из них выигрышный. И нам говорят: «Бери один или бери все», мы что возьмем? Один или все возьмем? Да, конечно, все. Потому что, один не угадаем. Потому, что один билет никогда не угадаем. Так и в жизни нашей. Если будем думать: «А это мой Лазарь или то мой Лазарь?» Не угадаем. Лучше каждого, кто на пути встретится, лучше каждого взять и приголубить.

Мы дожились до того, что уже в нашей стране дети с физическими недостатками совершенно никому не нужны. У нас не усыновляют детей, которые искалечены, которые избиты жизнью. Весь мир усыновляет – и в Индии голодные усыновляют, и в Америке богатые усыновляют. А мы дожились, всё выбираем: нам получше, нам покрасивее. Во всём выбираем. Друзей себе выбираем, начальников себе избираем – всё себе избираем. А кого Бог нам послал?

Вот родненькие, лучше всё взять от жизни, лучше не пропустить ни одного, выслушать и руку подать, и место уступить – лучше каждому. Тогда, если даже и не заметим своего Лазаря, всё равно Господь нас примет, потому что видели всех. А он, может, и прошел незамеченным, но мы ему тоже помощь оказали.

Вот такая сегодня у нас строгая притча, очень строгая. Она говорит четко и ясно каждому из нас: «Не будь самонадеян, не будь самоуверен, не считай свое добро, что ты сделал, не считай свою милость, какую оказал. А просто, будь готов каждого встретить, каждого понять, просто заметить. Богач не заметил.

Сегодня всем нам надо пожелать, чтобы мы не были тщеславны и не были слепы. Чтобы мы заметили Божье - заметили бедного и заметили убогого. И заметили сирого, и заметили голодного, и заметили холодного. Заметили, и частичку своего тепла, частичку своего добра, отдали. Заметил и отдал.
И еще, как определить, с Богом мы или нет? Так четко сказано: «Если пророка и Моисея не слушают, то хоть даже воскреснет кто – всё равно не поверят», если Евангелие – для нас не главное, если для нас главное кто угодно – какая-то пророчица там где-то, какая-то книжка новая, все, кто угодно. А если не Евангелие главное, то, надо, чтоб колокольчик зазвенел в душе: «Проснись, человек. Проснись, всего, чего угодно ищешь, но не правды Божией. Проснись». В Евангелии прямо сказано, каков он будет - Страшный Суд, и как разделит Господь между адом и Царством Божиим, между радостью и между бедой. Как разделит Господь.

Любите, родненькие. Любите. Потому что, когда в душу входит любовь, тогда тебе уже не безразлично – кто лежит и кто плачет, и у кого сердце сжалось – ты сам почувствуешь. Ты почувствуешь, даже не видя этой слезы. Ты не увидишь болезни – ты почувствуешь сердцем, что, вот, надо сейчас остановиться, не бежать, а подойти и сказать: «Тебе плохо, тебе одиноко?», и, хотя бы, выслушать. Хотя бы постоять рядом. Вот в эту минуту. Потому что, когда с одиноким человеком даже один человек минуту постоит, то этот одинокий человек в жизни своей, хотя бы, минуту не будет одиноким. Аминь

Мы все эту притчу слышали, когда еще совсем маленькими были, да? Какую сказку мы слушали? О Золушке, родненькие. Она ж терпеливая была, смиренная была. Все вперед, все туда, все себя показать, все одежды показать. А она приберет, смолчит, и один раз, вот так, крошка ей упала со стола - она туфельку потеряла. Дай Бог каждому человеку, чтоб в нем было смирение сердца, что в нем была любовь в сердце, чтоб не превозносился, чтоб видел ближнего своего, просто видел ближнего. За богатством можно многое потерять, ой как многое. Храни вас Господь, родненькие.

И еще, возникает вопрос, можно ли в Воскресенье работать? Работать можно. Воскресенье просто надо дать Кому? Богу. Шесть дней на себя, человек, работай, а седьмой день отдай Богу. Поэтому, когда человек убирает в Храме – он работает, но не для себя работает, он что? Храм убирает. Разницу видите? Потому что некоторые вот так – А вообще ничего делать нельзя. Ну, как нельзя? Священник служит, молится, вот. Человек с молитвой скорую помощь ведет, врач операцию делает. Кто-то Храм убирает. А это ведь надо. Это ж Божий Храм, он ведь тоже должен быть чистым, и дорожка к Храму тоже должна быть чистой.
 
Поэтому, будем понимать, что отдай хотя бы один день в неделю Богу. А можно и что? Если каждый день мы будем трудиться не только для себя, а во Славу Божию, чтобы накормить семью, чтобы помочь ближним своим, чтобы сделать народ наш богаче – это тоже будет угодно Богу. Но не для себя, родненькие, не для себя! И тогда всё будет получаться. Тогда и слово хорошо скажется, и дело хорошо спориться будет – если не для себя, родные. А для себя – как бы оно красиво не было, как бы оно не сияло всё – пройдет время, и что? В прах превратится. Давайте так, чтобы не крошка с нашего стола упала, а всё-таки, какой–то кусок хлеба мы взяли и дали. Дали частичку своего сердца, частичку своего хлеба, частичку своей жизни.

Воскресенье - наш самый дорогой день, наш самый родной, да? Пасха! Люди думают, мы Пасху празднуем когда? Раз в году. Да нет, мы Пасху празднуем каждое Воскресение, каждую неделю, каждую седмицу. Но, а если мы любим Господа, то Пасха у нас должна торжествовать в сердце нашем каждый день в нашей жизни, и каждый час, каждую минуту. Радости вам, и пускай расцветет душа, воскреснет душа вместе с Господом, который так любит каждого из нас. Аминь

Протоиерей Владимир Астахов. Проповеди.
 
8 ноября 2015   Просмотров: 5394   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.