«Прими сей от Бога данный тебе скипетр…» 24 июля 1613 года состоялось Миропомазание и Венчание на Царство Михаила Феодоровича Романова

Коронование юного Царя Михаила Феодоровича Романова было назначено в Москве на воскресенье 11 / 24 июля.

 

Посреди Успенского собора устроили возвышенное место, от которого к алтарю вели двенадцать ступеней. Место это называлось чертожным местом, или просто чертогом. Как само место, так и ступени обиты были алым сукном.

 

От последней ступени и до царских врат разостлали такое же сукно, а по обеим сторонам его поставили скамьи для высшего духовенства, принимавшего участие в церемонии; скамьи эти были богато разукрашены золотистыми персидскими коврами, бархатом, атласом и сукнами. Все это принадлежало государеву казенному двору. На самом возвышении-чертоге поставлен был престол для Царя и возле стул с золотой бархатной подушкой – для митрополита. 


Престол был богато изукрашен драгоценными камнями, а подножка покрыта золотистым бархатом. Для прохождения Царя от царского места на чертоге до царских врат и от них до обыкновенного царского места (что и поныне находится близ северных дверей собора) по сукнам разостлали пути, или дорожки, из краевого бархата. Вправо от амвона поставили три стола для царских регалий.

 

Накануне торжественного дня, с вечера в Успенском и других соборах, а также во всех столичных монастырях и церквах совершались всенощные бдения. На рассвете 11 / 24 июля начался звон кремлевских колоколов, который не останавливался до самого прибытия Царя в собор.

 

Уже во втором часу Государь вышел из своей опочивальни в Золотую теремную среднюю палату. Бояре, окольничьи и думные люди, стольники, стряпчие, московские дворяне и приказные, одетые в парчовые золотые платья, уже ожидали выхода Царя перед Золотой палатой в сенях. Войдя в палату, Царь пожаловал в бояре стольников князей Черкасского и Пожарского и распределил должности при своем Венчании между боярином Мстиславским, князем Трубецким и дядей своим Иоанном Никитичем Романовым, а затем послал своего духовника, протопопа Благовещенского собора, в сопровождении двух диаконов на Казенный двор за царским саном, или чином, то есть за регалиями.

 

Они состояли из царской диадемы (иначе бармы), царского венца (шапки), скипетра, державы («яблока») и цепи аравийского золота; к этим царским регалиям, как величайшая святыня, присоединялся Крест с частью Животворящего Древа, которым осеняли Царя при торжестве Венчания на Царство.

 

Когда посланные вернулись, Царь приложился ко Кресту, и затем процессия с регалиями направилась в Успенский собор в сопровождении боярина и нескольких дворян. В соборе внесение Креста и регалий ожидал митрополит с сонмом священнослужителей. Регалии были размешены на вышеупомянутых трех аналоях, и тогда митрополит Ефрем послал благовещенского протопопа и боярина Морозова к Царю с извещением, что к начатию торжества все готово.

 

Царь не замедлил направиться в собор. Шествие было торжественное. Его открывали бояре, затем следовали окольничьи и десять стольников. Пред самим Царем шел протопоп Кирилл с крестом и святой водой, которой он окроплял царский путь. По правую и левую сторону от Царя шествовали окольничьи, стрелецкие головы и разные чиновники. Замыкали шествие бояре, княжата, окольничьи, думные люди, стольники, стряпчие, московские дворяне, диаки, дворяне из городов, дети боярские и всяких чинов люди.

 

Когда шествие вступило в собор, было провозглашено многолетие Царю. Государь проследовал к иконостасу, приложился к святым иконам и мощам, а затем приблизился к чертогу, где Царя ожидал митрополит Ефрем.

 

Митрополит осенил Царя святым Крестом, а потом окропил святой водой. Царь и Владыка обменялись вопросами о здоровье, после чего начался молебен Живоначальной Троице, Владычице Богородице, московским чудотворцам и преподобному Сергию Радонежскому. Михаил Феодорович слушал молебствие с обычного царского места, а по окончании его митрополит вновь осенил Царя святым Крестом и окропил святой водой, а затем возвел его на место чертожное.

 

Здесь Государь воссел на своем престоле, а митрополит поместился по левую руку от Царя, на стуле. Правую сторону от Царя заняли бояре и светские власти, левую же – соборные старцы. Остальное духовенство разместилось на скамьях, в направлении от чертожного места до амвона.

 

Посидев немного, Царь и митрополит встали, и Государь обратился к Владыке с речью.

 

В речи этой Царь довольно подробно остановился на обстоятельствах, при которых состоялось его избрание, и в заключение просил венчать его царским венцом и диадемой по прежнему царскому чину и достоянию.

 

Митрополит отвечал пространной речью от лица всего духовенства и народа. Описав смутные времена, потом освобождение Москвы и избрание Царя, митрополит торжественно объявил, что, по нраву сродства с Царем Феодором Иоанновичем и согласно всенародному избранию, духовенство благословляет Михаила Феодоровича на великие и преславные государства Русского Царства и венчает по древнему царскому чину и достоянию. Речь митрополита заканчивалась призванием благодати Божией на новонареченного Царя на благо всему государству.

 

После слова митрополита ему подали на золотом блюде Крест с частью Животворящего Древа. Трижды поклонившись Кресту и облобызав его, митрополит возложил святыню на Царя Михаила Феодоровича. Затем была прочитана малая ектения, по окончании которой митрополит возложил руки на голову Царя и во всеуслышание произнес молитву ко Господу, призывая благословение Царя царствующих на Михаила.

 

Затем митрополиту подали бармы (оплечья); приложившись к образам, находящимся на бармах, и осенив ими Царя, митрополит возложил их на плечи Государя. По прочтении молитвы о благополучном царствовании Михаила Феодоровича митрополиту также на золотом блюде подали царский венец. Осенив его крестным знамением и поцеловав его, митрополит со словами: «Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа» возложил венец на голову Царю Михаилу Феодоровичу. Взяв затем Государя за руку, митрополит поставил его на царском месте, на чертоге, затем благословил юного венценосца, поклонился ему и стал на свое место слева от Царя. На поклон митрополита Царь отвечал поклоном, причем слегка приподымал с головы венец. После этого митрополиту подали скипетр и державу, и он передал их Царю, скипетр в правую руку, а державу – в левую, и произнес следующую речь: «О, Боговенчанный Царь и великий князь Михаил Феодорович, всея Руси самодержец! Прими сей от Бога данный тебе скипетр, править хоругви великого Царства Российского, и блюди и храни его, елико твоя сила».


Царь поклонился митрополиту, не снимая венца. Остальные высшие духовные лица, архиепископы и епископы, восходили на чертежное место, благословляли Государя и, сойдя обратно, кланялись Царю; он отвечал им малым поклоном, также не снимая венца. Первенствующий митрополит Ефрем, еще раз благословивши Царя, взял его за правую руку и посадил на престол, а сам занял свое место на стуле слева от Царя. После ектений протодиакон с амвона возгласил многолетие, а затем его повторили певчие на правом и на левом клиросах. Духовенство еще раз собралось у чертежного места, чтобы вновь поздравить Царя, и митрополит Ефрем от лица всех сказал: «Божиею милостию, о Святом Духе господин и сын Святой Церкви и нашего смирения, радуйся, Боговенчанный Царь и великий князь Михаил Феодорович, всея Руси самодержец, на своем великом Российском Царствии, от Бога вданном, и содержи скипетр и хоругви правити по Божией воле; и буди о Боге здрав и многолетен во многие роды и лета».


Далее митрополит обратился к юному венценосцу с поучительным словом, в котором изъяснил важность сана царского и обязанностей, этим саном возлагаемых на приемлющего его. Осенением Крестом и молением – да будет царствование многолетно и благополучно – закончился обряд царского Венчания. Все присутствовавшие на заключительные слова первослужащего митрополита в один голос воскликнули: «Будет и будет многолетно!»


Митрополит возвел Царя на обычное царское место, а сам возвратился на место чертожное и начал Божественную Литургию. Во время обедни Царь стоял во всех знаках царского достоинства, кроме цепи. Венец Государь снимал после малого входа, когда архидиакон подносил ему для целования Священное Евангелие, во время чтения оного и во время великого выхода. Венец в это время держал на золотом блюде родственник Царев Иоанн Никитич Романов. После великого входа Государь приблизился к Царским вратам, и здесь митрополит осенил его крестом и возложил на него золотую цепь, присланную, по преданию, Императором Византии Константином Мономахом. После причащения духовенства в алтаре и открытии Царских врат посланные от первенствующего митрополита архидиакон и протодиакон приблизились к Государю, и архидиакон произнес: «Господи святый, Боговенчанный Царю! Призывает тя преосвященный митрополит, отец твой, со всем священным собором на помазание снятого и великого мира и ко причастию Святых и Животворящих Божественных Тайн Христовых. Гряди к нам о Святем Духе, с миром».


Тем временем постельничий Константин Иоаннович Михалков разостлал пред Царскими вратами ковер, покрыв его сверху золотистым красным бархатом, бархатом же устлан был и путь от места царского до Царских врат. По пути этому Государь во всех знаках своего сана проследовал на амвон. Здесь, став у самых Царских врат, Государь вновь снял с себя венец и передал его Иоанну Никитичу Романову, скипетр – князю Димитрию Иоанновичу Трубецкому, державу – князю Димитрию Михайловичу Пожарскому (по другим источникам – Феодору Иоанновичу Шереметеву). Архиереи подали митрополиту на золотом блюде святое миро; он трижды благословил его и затем совершил Миропомазание Царя на челе, ушах, персях, плечах и обеих сторонах рук, произнося при каждом помазании: «Печать дара Духа Святаго. Аминь». Места помазания отерты были архиереями чистой бумагой, которую тотчас же сожгли в алтаре.


После причащения Святых Тайн Государь еще раз принял знаки царского сана и возвратился тем же путем на свое место.

 

По окончании Литургии митрополит, сопровождаемый сонмом священнослужителей, приблизился к царскому месту, преподнес нововенчанному и миропомазанному Царю просфору и поздравления с миропомазанием и принятием Святых Тайн. Государь поблагодарил поздравивших, пригласил их в тот день к своей царской трапезе и южными дверями направился к собору Архангельскому, сопровождаемый всеми светскими властями, присутствовавшими на торжестве.

 

По книге: Россия Державная.
Церемониал, атрибуты и структура верховной
власти от Великих Князей до Императоров. М., 2007

25 июля 2021   Просмотров: 4 577