ПОРА ПЕРЕМЕН

«Чтоб тебе жить в эпоху перемен», — ругаются китайцы, когда хотят пожелать своему недругу чего-то неприятного и при том надолго. Казалось, пора бы уж и привыкнуть: вот уже три десятилетия (со времен Горбачева) Россия существует непрерывно в процессе «перестройки». И единственное, что остается в происходящих изменениях устойчивым, так это их нескончаемость и неизбывная направленность к худшему.

 

Кажется, совсем еще недавно безумные горбачевские инициативы (отражающие в лучшем случае его непонимание фундаментальных законов экономики, в худшем — целенаправленное вредительство) привели в полную негодность хозяйственную мощь СССР, разорвали устойчивые связи между предприятиями, вытянули из государства финансовые запасы, ликвидировали целые отрасли науки и производства и в конечном итоге вылились в развал страны. Воры и бандиты ельцинских времен, наследовавшие власть у последнего советского генсека, продолжили и «творчески развили» его славные подвиги, не только интенсивно распихивая по карманам накопленное усилиями всей нации за последние 70 лет, но и активно передавая «зарубежным партнерам» краеугольные камни суверенитета России: землю и ее недра, производственные мощности, право и финансы, информационную и оборонную безопасность. Именно в эти годы началась интеграция персональных данных жителей страны в мировую информационную систему, демонстрируя волю функционеров из российского руководства к десуверенизации управляемого ими «региона» и их собственной интеграции в сообщество «мировых элит».

 

Последующие полтора путинских десятилетия наилучшим образом укладываются в военный термин «зачистка». Зачистка национальных промышленности и сельского хозяйства, которые полностью аннигилировали, как объекты, и выродились в лучшем случае в колониальные сборочные цеха продукции транснациональных корпораций — «из импортных заготовок и для нужд «аборигенов»». Зачистка государственной казны, перемещенной в значительной степени в страну «вероятного противника». Всеобъемлющая зачистка сырьевых ресурсов, превращенных в единственный источник существования государственной экономики.

 

Именно на этот период приходятся окончательный разгром вооруженных сил, пенсионной системы, структуры социальной поддержки, образования, здравоохранения, академической науки (отраслевая приказала долго жить еще во времена горбачевской «катастройки»). И если разрушение социальной и материальной инфраструктуры общества явилось «красной нитью» всего происходящего в России с 1985 года, то к началу 10-ых годов XXI века эти процессы приобрели обвальный характер. К старению, ветшанию и естественному износу не обновляемых и не возобновляемых оборудования, зданий и сооружений добавился распад основополагающих структур и систем, обеспечивающих устойчивое существование общества.

 

Копившиеся в течение всех предыдущих десятилетий «российского обновления» изменения в мировоззренческих установках населения страны окончательно оформились в тотально господствующую на всей ее территории идеологию потребительства (со всем сопутствующим таковой извращением системы нравственных ценностей). Сколько бы ни раздавались при этом ханжески лицемерные разглагольствования «пастырей всея государства» (от светских околопрезидентских, «патриотических» и не очень, идеологов до их собратьев, собравшихся вокруг «религиозных лидеров») о том, что они-де «вот-вот выработают для страны систему идеалов, подобных общечеловеческим, но с национальной спецификой», однако практика наглядно демонстрирует, что все уже сложилось само собой. Произносимые ими слова пусты, а миф, в котором живут они сами и транслируют всем остальным, сводится не к библейско-евангельским истинам и заветам, а к известным с древности своей циничной неприглядностью формулам — «homo homini lupus est», и «после нас хоть потоп».

 

Так что, каковыми духовными ценностями живы «элиты», ведущие народ за собой, таковые сегодня совершенно естественно и спонтанно и образовали «государственную идеологию». И ничего к этому уже не придумать. Тем более что и внедрялись-то они какое-то время тому назад совершенно сознательно ради оправдания и будущей безнаказанности хищнического разграбления остатков российского некогда богатства, а в нулевые годы XXI века были вполне профессионально дополнены операциями по массовому оболваниванию населения, кардинальному профанированию системы передачи-получения знаний, коренной перестройке мировосприятия с целью извращения представлений о добре и зле.

 

Избавляясь от возможных конкурентов и тем более «лишних ртов», власть предержащая группа

  • провела результативную атаку, подрывающую образование и систему профподготовки,

  • дискредитировала систему квалификационной аттестации,

  • наводнила страну низкоквалифицированными и полуграмотными, но готовыми работать почти даром мигрантами из стран Средней Азии и кавказских республик,

  • много потрудилась над осознанным разрушение семьи, как основной структурообразующей ячейки общества,

  • добилась представления о человеке, как о биоконструкторе с взаимозаменяемыми элементами,

  • сделала возможным рассматривать его, как один из видов биосырья — источник экспорта и объект, мало чем отличающийся от неодушевленного,

  • упростило здравоохранение людей до системы ремонтных мастерских, восстанавливающих изношенные «биообъекты» в зависимости и с учетом их полезности.

Массовый характер приобрели общая малограмотность и профессиональная некомпетентность. Тотально обесценилась система оценки знаний и умений. Страна, некогда гордившаяся своим читающим населением, читать перестала вовсе, за исключением разве что примитивных комиксов и вызубриваемых безо всякого понимания мантр. Ювенальные технологии приобрели широкое распространение и стали инструментом социально-политического террора, а отнятые дети — статьей экспорта. Уже приняты законы о принудительной трансплантологии (тоже весьма не хилый источник дохода правящих преступных группировок), произведены катастрофические преобразования средней и высшей школы, здравоохранения, в конечном итоге направленные на зачистку (опять «ЗАЧИСТКА»!!!) российской территории от способных, умных и ... больных. Создана и практически уже запущена система социальных отношений, в которых люди могут осуществлять взаимодействие друг с другом, только превратившись в инвентарные номера.

 

Все, описанное выше, случилось вовсе не вдруг, а происходило в течение весьма и весьма долгого времени. Изменения при этом каждый раз были незначительными, и потому всегда находились «умники», заявлявшие о их несущественности. Однако как мазки краски, накладываемые художником, рано или поздно превращаются в картину, соответствующую его замыслу, так и сегодня, чтобы лицезреть «произведение» горбачевско-ельцинско-путинских «организованных групп», вовсе не надо напрягать фантазию: достаточно просто выглянуть в окно и наблюдать за происходящим. Если что-то и не доделано, то лишь в частностях, и конечная цель всей «перестройки» сомнений не вызывает.

 

Тому, что происходит, можно давать разные оценки и имена, но это никак не влияет на апокалиптичность сути описываемого. Действительно, выстроено общество, состоящее из незначительной группы «господ» и «биомассы» из «счастливых рабов», которые разделены друг с другом не только барьерами социальной стратификации (т.е. доступом к материальным благам, образовательным и медицинским возможностям, правом на труд и свободой перемещений), но и жесткой прослойкой «обслуги», включающей в себя запредельно раздутый силовой кордон спецслужб, вооруженных формирований, чиновной корпорации, состав которых в значительной степени сформирован из числа «понаехавших».

 

И на все на это наложена сетка дробления общества по сетевому принципу. Совершенно не виртуально, а в грубой действительности человек оказывается перед закрытыми дверями в социальные службы, магазины, общественный транспорт, если не имеет соответствующего идентифицирующего его номера и зафиксированного в чипованном документе электронного допуска. Разве не так?

 

Зарплата — только на кредитные карты.

 

Вход в транспорт (подземный, наземный, междугородний) — только через чипованный билет, который ускоренно совмещается с той же кредиткой, сотовым телефоном, ID-картой (СКМ, УЭК, электронный паспорт). А те средства передвижения, где до сих пор такое предъявление было не нужным, например, в такси или в маршрутках, ликвидируются или принудительно оборудуются соответствующими рогатками и турникетами. И чтобы уж совсем жизнь не казалось сладкой и отличной от режимной зоны, на границах регионов выставляются «пограничные» полицейские КПП, проверяющие и удостоверяющие идентичность проезжающих.

 

На служебных проходных — рогатки, открывающиеся электронными пропусками. В оптовых магазинах, типа «Metro» — пропускная система, привязанная к социальному идентификатору. В массовых универсамах — кредитные карты имеют приоритет, а рынки, продолжающие торговать за нал, активно ликвидируются. Врачи, включая неотложку, даже для того, чтобы имитировать помощь, требуют предъявления СНИЛСа. Чиновники не реагируют на обращение к ним без персонального номера и регистрации на портале госуслуг (причем это положение касается, как взрослых и дееспособных, так и детей, инвалидов, немощных).

 

А впереди уже явно и обозримо просматриваются дополняющие существующую систему тотальной идентификации российских «биообъектов» биометрия, составление генетических паспортов и их реестра, евгеническая (т.е. ради селективного «улучшения породы») выбраковка «бесполезных» и оптимизирующая модификация «пригодных» по роду уготованной им специализированной операторской деятельности. Ну, и что же, что сейчас прямо этого еще нет? Десять лет назад никто не желал верить, что «общество счастливых рабов» в России будет построено. Говорили, что «нет технических возможностей», «нет политической воли», «подо всем под этим нет мировоззренческого содержимого»... Жизнь наглядно показала необоснованность «самоуспокоительного скепсиса». Все, о чем предупреждали «параноики», стало действительностью наших дней.

 

Сегодня о биометрии в ID-паспортах в России пока в основном только говорят и если кому-либо и дают, то исключительно по желанию (речь не идет о GPS-браслетах для заключенных). Однако она уже стала повседневностью для американцев [1] и израильтян [2], а, значит, граждане РФ стоят на очереди. Тем более, что российский электронный паспорт с самого начала анонсирован, как точная копия УЭК [3], частью которой (возможно не активированной на данный момент, но изначально заложенной) является функция хранения медицинской информации, т.е. биометрии. И, если кто-то не знает, то в данный момент происходит весьма активная трансформация российским Минздравом медицинских карт больных в их электронные аналоги, создание реестра и т.д. Со всеми вытекающими отсюда возможностями и последствиями.

 

Ну, а что касается переделки человеческой природы, то и тут эксперименты идут полным ходом — и в отношении клонирования, и касательно «генетической коррекции в лечении заболеваний», и в сращивании с электронными протезами, и в заключении человека в робоскелет. Конечно, все в обертке из «благих намерений» — помочь, излечить, спасти, — но неизменно в одном и том же направлении: срастить плоть и электронику, превратив их в единый, функционально специализированный механизм. Разного предназначения, естественно: одним — чтобы бессмертно властвовать, другим — чтобы трудиться до полного износа.

 

И здесь нельзя не обратить внимание на знаковый «успех ученых» — создание «нейропыли», как универсального интерфейса мозг-компьютер [4]. Хотя она является еще только опытным образцом, но совершенно прогнозируемо, что совсем через короткий срок (несколько лет) мечта американского безумца-человеконенавистника Курцвейля воплотится в промышленной продукции, а человечество вплотную упрется в порог небытия. «Рабов» марионетками сделают принудительно (или «добровольно-принудительно», как это водится в российской практике), а «господа» попросту окажутся раздавленными силой, которую сами же и пробудили к жизни.

 

Такова безальтернативная перспектива — финал социальной эволюции в последние, как минимум несколько десятилетий. И то, что это катастрофа не сугубо российская, а общечеловеческая, только усугубляет дело, превращая возможное будущее в неизбежное. Вопрос состоит лишь в конкретных сроках и деталях, которые в точности в нашем вероятностном мире предсказать невозможно, как невозможно предугадать момент взрыва перегретого котла или мельчайшие изгибы траектории движущегося волчка. Однако понятны и целевое состояние общества, к которому оно движется, и то, что его достижение весьма и весьма «не за горами» (т.е. вот-вот).

 

Из сказанного следуют очень простые выводы. Во-первых, пространства для социального, а уж тем более политического, маневра не осталось вовсе. С нелюдью, захватившей глобальную и, в частности, российскую власть, договориться о каком бы то ни было альтернативном положении в обществе не удастся. Ну, нет у нее в планах давать кому-либо «за красивые глазки и особо чистую веру» некие преимущества перед всеми остальными, тем более, что это никогда и не входило в планы «господ». И те, кто, выступая как бы «от имени верующих», обещает такие уступки и льготы, лгут сознательно и умышлено.

 

Во-вторых, бескомпромиссность ситуации заставляет всерьез, пока это еще возможно, осознанно выбрать свой путь и свое будущее. Кому-то окажется ближе исповедание своих убеждений и сопутствующие этому множественные и неотвратимые беды и лишения, воспринимаемые со смирением, достоинством и во славу Божию.

 

Другие постараются укрыться в местах пустынных и удаленных, как заповедано в Евангелии, надеясь, что в скорбях путями Господними удастся ускользнуть от всевидящего ока, и царство нелюдей погибнет в катаклизме раньше, чем дотянется до ушедших. И такое более, чем возможно, ибо хаос, на помощь которого рассчитывают заправилы «нового порядка», управляемым вовсе не является, а на все «случайности» соломку не устелить.

 

Третьи примут бой, защищая всеми приемлемыми для них способами внутренний «нравственный закон».

 

Естественно, что будут и четвертые — те, кто, взвесив внутри себя синицу земного потребительства и журавля небесного спасения, предпочтут первое, полагая, что человек слаб, будущее неведомо, а земные маленькие радости осязаемее и ближе великого, но эфемерного небесного блаженства.

 

Можно и не выбирать, отложив самоопределение до дня «Ч». Только вот времени до него осталось совсем мало. Интенсивность катастрофических изменений все время нарастает, не оставляя человечеству никаких шансов «проскочить» без воздаяния за «исторический опыт». И подходить к моменту Истины с закрытыми глазами и пустыми руками означает, как минимум, значительно усложнить свою судьбу.

 

К. Гордеев

________________

[1] https://www.cnews.ru/news/top/index.shtml?2013/07/02/534107

[2] https://www.ynetnews.com/articles/0,7340,L-4064490,00.html

[3] https://slon.ru/economics/aleksey_popov_schitayte_chto_elektronnyy_pasport_eto_uek_2-958909.xhtml

[4] https://www.computerra.ru/75536/neural-dust/

26 июля 2013   Просмотров: 4 350