Каковы были обязанности супругов в Российской империи?

В романе-хронике «Соборяне» Лескова главный   герой отец Савелий Туберозов не может налюбоваться, как   «светит отраженным светом» его верная и   любимая супруга – «прелестная голубка»   протопопица Наталья Николаевна. В своем дневнике смиренный   пастырь не устает повторять: «Где, кроме Руси,  подобные жены быть могут?» 


Самоотверженная любовь,   смирение и чуткое внимание друг к другу принесли свои   плоды: семейная жизнь для протопопа и его половины   представлялась отрадой и утешением. Даже такая скорбь, как   бесчадие, сплачивала кротких супругов благодаря их жаркой   совместной молитве об «утехе Израилевой».   


Лесков с трепетом описывает, как, по заведенному обычаю   получив после вечернего правила взаимные благословения,   они «напутствовали друг друга взаимным поцелуем,   причем отец протопоп целовал свою низенькую жену в лоб, а   она его в сердце». В русской классической   литературе, отражающей реальную жизнь ушедшей эпохи, это   далеко не единственный пример счастливого семейства. 

 

В те времена в Свод законов Российской империи, который   фактически исполнял роль Конституции, никому в голову не   могло прийти вносить поправки о защите традиционных   семейных ценностей и закреплять понятие семьи как   «союза мужчины и женщины». Государство   рассматривало брак как религиозный акт, признавая принципы   того вероисповедания, к которому принадлежали супруги. 

   

А «Кормчая книга» («Номоканон в 14   титулах» патриарха Константинопольского Фотия) дает   тому ясное определение: «Брак – это союз мужчины и женщины, общение жизни, соучастие в Божеском и   человеческом праве». Как ни странно, в современном Семейном кодексе Российской Федерации до сих пор   отсутствуют конкретные юридические формулировки понятия «семья». 

 

В свою очередь законодательство Российской империи   безоговорочно признавало независимость семьи по отношению   к государству. Выдающийся правовед и общественный деятель   XIX века Константин Победоносцев в «Курсе   гражданского права» указывает, что «брак подлежит ведомству церковному, поскольку он есть таинство». Функция государства сводилась к правовой   защите семьи: 

 

«Все дела, касающиеся до договорной стороны брака,   до нарушения свободной воли и доверия, и все вопросы о   преследовании преступлений против брачного союза подлежат   ведомству светской власти, причем иногда требуется   заключение от церковного ведомства». 

 

Другой видный профессор правоведения Дмитрий Мейер в   середине XIX века утверждал, что «в области права   нет возможности дать полное определение брачному союзу, а   понятие о нем устанавливается вне области права – в   религии и нравственности». Тем не менее он приводит   следующую формулировку: 

 

«Брак, как учреждение юридическое, представляется   союзом двух лиц разного пола, удовлетворяющим известным   юридическим условиям и дающим известные гражданские   последствия». 

 

Семейная иерархия 

 

Раньше государство на юридическом уровне закрепляло в   семье нормы религиозного права. Свод законов Российской   империи устанавливал в браке четкую иерархию и вменял   обоим супругам конкретные обязанности. Например, в строгом   соответствии с христианским мировоззрением, законодательно   утверждался институт главы семейства, которым признавался муж.  


Благодаря этому семья как юридическое лицо и субъект права   могла через суд защищать свои права как единое целое, что   не предусматривает нынешнее законодательство. Свод законов   гласил: 

 

«Муж обязан любить свою жену как собственное тело,   жить с нею в согласии, уважать, защищать, извинять ее   недостатки и облегчать ее немощи. Он обязан доставлять   жене пропитание и содержание по состоянию и возможности   своей. 

 

Жена обязана повиноваться мужу своему как главе семейства,   пребывать к нему в любви, в почтении и в неограниченном   послушании, оказывать ему всякое угождение и привязанность   как хозяйка дома». 

 

Всё это в целом перекликается со Священным Писанием: 

 

«И сказал: посему оставит человек отца и мать и   прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так что   они уже не двое, но одна плоть (Мф. 19: 5–6); 

 

«Носите бремена друг друга, и таким образом   исполните закон Христов» (Гал. 6: 2). 

 

Именно по этой причине супругам Туберозовым из   вышеупомянутого романа «Соборяне» было   несложно жить по государственным семейным законам, что   естественным образом укрепляло их священный союз в мире,   гармонии и согласии. 

 

Совместное проживание 

 

В отличие от современного Семейного кодекса,   законодательство Российской империи вменяло мужу и жене в   обязанность их совместное проживание: 

 

«Супруги обязаны жить вместе. Посему: 1) строго   воспрещаются всякие акты, клонящиеся к самовольному   разлучению супругов; 2) при переселении, при поступлении   на службу или при иной перемене постоянного места   жительства мужа жена должна следовать за   ним». 

   
Долгое и безвестное отсутствие одного из супругов   признавалось законом достаточным поводом для развода. Хотя   и при таких обстоятельствах главным приоритетом   государства было воссоединение семьи, и первым делом   власти принимали к этому определенные меры. 
 

Что касается обязанностей супругов друг перед другом в   современном Семейном кодексе, то они ограничиваются   единственным пунктом, который предписывает им 

 

«…строить свои отношения в браке на основе взаимоуважения и взаимопомощи, содействовать благополучию и укреплению семьи, заботиться о благосостоянии и развитии   своих детей». 

 

И всё. 

 

Родительское благословение 

 

Еще один важнейший принцип традиционного семейного   законодательства Российской империи, который не дожил до   наших дней, состоял в том, что государство признавало   власть родителей над детьми. Даже после смерти отца или   матери закон предписывал детям «почитать память   родительскую». В те времена европейские государства   также юридически закрепляли власть родителей над детьми,   но, в отличие от России, там эта власть была ограничена их   совершеннолетием. 

 

Наш закон говорил прямо:


«Запрещается вступать в брак без дозволения   родителей, опекунов или попечителей». 

 

Что касается допустимого возраста для вступления в брак,   то это правило практически не изменилось. Во второй половине XIX столетия в Российской империи дозволялось жениться лицам мужеского пола только с 18 лет, а девицам выходить замуж с 16. В Закавказье действовали более ранние ограничения. 

 

Современный брачный возраст по закону начинается с 18 лет.   Хотя при наличии уважительных причин органы местного   самоуправления вправе разрешить вступить в брак 16-летним   молодым людям. В то же время если в XIX веке максимально   допустимый возраст жениха и невесты составлял 80 лет, то   сейчас подобные ограничения отсутствуют. 

 

Заключение брака 

 

Согласно сегодняшнему Семейному кодексу, брак должен быть   зарегистрирован в органах записи актов гражданского   состояния. В то время как Свод законов Российской империи   предписывал следующее: 

 

«Желающий вступить в брак должен уведомить   священника своего прихода, письменно или словесно, об   имени своем, прозвании и чине или состоянии; равно как и   об имени, прозвании и состоянии невесты». 

 

«Законный брак между частными лицами совершается в   церкви, в личном присутствии сочетающихся, во дни и время,   для сего положенные, при двух или трех свидетелях,   совокупно с обручением, и во всем сообразно правилам и   обрядам Православной Церкви. Венчание браков православных   лиц вне церкви допускается в тех только местах, где по   обстоятельствам венчание в церкви невозможно; притом к   таковым венчаниям отнюдь не дозволяется приступать без   благословения епархиальных архиереев. Каждый брак   записывается в приходскую (метрическую)   книгу». 

 

Таким образом, метрические книги были главным   доказательством брачного союза. 

 

Развод 

 

В ушедшую эпоху государство было заинтересовано в здоровой   семье и действительно воспринимало ее как священный и   нерушимый союз. Об этом говорит и тот факт, что, по   законам Российской империи, было крайне непросто   расторгнуть брак, поскольку «что Бог сочетал, того   человек да не разлучает» (Мф. 16: 6). 

 

Расторжению брака в Своде законов посвящено 16 внушительных пунктов, первый из которых: 

 

«Брак может быть расторгнут только формальным   духовным судом по просьбе одного из супругов: 

 

а) в случае доказанного прелюбодеяния другого супруга или  неспособности его к брачному сожитию; 

 

б) в случае, когда один из супругов приговорен к   наказанию, сопряженному с лишением всех прав состояния,   или же сослан на житье в Сибирь с лишением всех особенных   прав и преимуществ, и 

 

в) в случае безвестного отсутствия другого супруга». 

 

Кроме того, развод допускается в случае добровольного   соглашения обоих супругов поступить в монашество,   «если только они достигли узаконенных для того лет и  не имеют малолетних детей, требующих родительского  призрения». 

 

В Российской империи супругам строго запрещалось  самовольно расторгать брак без суда, по одному только взаимному согласию. Также между ними не допускались  «никакие обязательства или иные акты, заключающие им условие жить в разлучении, или же какие-либо другие, клонящиеся к разрыву супружеского союза». 

 

В свою очередь крепкий брак, основанный на традиционных   ценностях, органично вписывался в монархическое общество,   которому, как и Церкви, армии и любому эффективно   работающему рабочему коллективу, свойственна иерархия. Об   этом пишет историк Александр Музафаров: 

 

«Одной из наиболее распространенных моделей   отношения между государем и подданными является семейная:   царь – отец, подданные – дети. Действительно,   повиновение подданных государю подобно подчинению детей   отцу – не в силу достоинств последнего, а в силу   самого статуса родителя. И ограничения и у родительской, и   у царской власти одного порядка – религиозные.   Именно поэтому традиционное, монархическое общество и было   заинтересовано в сохранении и укреплении института семьи,   а революционеры всех видов начинают свою деятельность с разрушения оной».


В настоящее время, согласно Семейному кодексу, для расторжения брака достаточно заявления одного из супругов.   Подобное упрощение разводов можно считать прямым уничтожением священного брачного союза, и это одно из   показательных «достижений» современной   демократии. Неслучайно, как уже было сказано выше, у нас   до сих пор отсутствует юридическое определение «семьи», и грядущее внесение соответствующей поправки в Конституцию этот пробел наконец-то восполнит. 

 

В заключение будет уместно вновь напомнить про счастливую чету Туберозовых из «Соборян» Лескова. Автор   романа с трепетом описывает, как супруги после вечерних молитв непременно начинали крестить один другого: 

 

«Это взаимное благословение друг друга на сон грядущий они производили всегда оба одновременно, и притом с такою ловкостью и быстротою, что нельзя было надивиться, как их быстро мелькавшие одна мимо другой руки не хлопнут одна по другой и одна за другую не зацепятся». 


Денис Халфин
4 июня 2020   Просмотров: 999