Откровения афонских монахов о зилотстве

altКогда в жизнь Церкви вошел новый стиль, вся Святая Гора, держась предания, сохранила старый стиль, не разорвав, однако, при этом молитвенного общения со Вселенской Патриархией Константинополя и своей зависимости от нее, и, как следствие, сохранила общение и с остальными Православными Церквями.
 
Некоторые афонские монахи, которые сами себя называют зилотами, по причине перемены стиля разорвали духовное общение с Патриархией и с остальной Святой Горой. Они не принимали участия ни в литургиях, ни в престольных монастырских праздниках и не общались с другими отцами. Катунаки являлись одним из зилотских центров. Отец Ефрем был зилотом.
 
Поначалу они вместе со старцем Иосифом <Исихастом>, движимые духовной ревностью, примкнули к крайней группировке так называемых матфеевцев (матфеевцы – одна из наиболее непримиримых раскольничьих группировок, основателем которой был архимандрит Матфей (Стефанопулос), впоследствии епископ Врестенский (+ 1950)).
 
Когда речь заходит о вопросах веры, вполне естественно может возникнуть фанатизм. У истоков пресловутого матфеевского раскола, задавшего задачу всему афонскому монашеству, стоял некий монах Матфей, родом с Крита, с ярко выраженными анархическими наклонностями, захвативший некоторую власть под предлогом календарной неразберихи.
 
Культивируя фанатизм, возникший из-за перемены стиля, и представляя Церковь отпавшей, он добился желаемого. Он стал «ультраправославным» и своими проповедями и действиями доводил своих сторонников до фанатического исступления. Это разделение стало новой раной на теле Церкви: фанатизм этот жив до сих пор среди некоторых его последователей.
 
Как всегда, любой соблазн вначале производит фанатизм и смущение по причине неведения, доколе не откроется истинное положение вещей. И в результате старцы в пустыне оказались в стане фанатиков, потому что тогда царили тревога, неведение и страх предать свою веру.
 
Тогда в противовес матфеевскому насилию существовало и более умеренное направление старостильников – флориниты. Флориниты – последователи митрополита Хризостома Флоринского (+1955). Эта группировка старостильников отличалась меньшей агрессивностью по отношению к новостильникам, считая их только потенциальными схизматиками, и даже признавала действенность их Таинств. Сторонники митрополита Флоринского избегали жесткости матфеевцев, обладали кротким нравом, несмотря на то, что также были зилотами.
 
Старцы обратились к этой группировке: из двух зол меньшее лучше, хотя и оставались неудовлетворенными. В их совести протестовала несправедливо отверженная живая Церковь. В разрешении этой проблемы они надеялись только на Бога.
 
Старец Иосиф с великим упованием обратился к своему крепкому прибежищу – молитве, чтобы ответ был дан свыше. Призови Мя в день скорби твоея, и изму тя, и прославиши Мя (Пс.49:15). Преподобный Старец знал это очень хорошо, благодаря своей подвижнической жизни.
 
Со слезами и болью, в глубоком смирении он припадает и умоляет: «Мы согрешили, творили беззакония пред Тобою, предали Твою всесвятую волю, и Ты праведно презрел нас, оставив нас блуждать в хаосе, вне света Твоей истины. Мы не смогли узнать утверждение истины, непоколебимую и несокрушимую Твою Церковь, всесвятое Тело — то, что Ты основал Своим к нам пришествием, — и доверились выводам человеческого разума и логики. Помяни, Всеблаже, щедроты Твоя и милости Твоя, яко от века и до века суть». Он ожидал с болью и терпением, настойчиво стуча в двери милосердия, и Всеблагой Бог не презрел его смиренного моления.
 
«После такой напряженной молитвы,— рассказывал нам блаженный старец Иосиф,— меня охватил сон. Тогда я внезапно оказался посреди океана на одном кусочке Афона, который мог затонуть с минуты на минуту. Я испугался и подумал, что если этот кусок откололся от всей Горы и колеблется, то в скором времени он потонет, и я погибну. Тогда одним сильным прыжком я достиг твердой земли Горы. И действительно, тот маленький осколок скалы, на котором я находился, поглотило море, и я прославил Бога, спасшего меня от гибели! Тотчас я понял: это сон о том, что занимало меня и о чем я просил Господа — чтобы Он не попустил мне блуждать в моих суждениях».
 
Также и отец Ефрем, молясь, услышал голос, говоривший ему: «Вместе с флоринитами ты отрекся от Церкви». Когда они пришли в мирное состояние духа, узнав, что Церковь продолжает существовать, тогда Божественный голос услышал и старец Иосиф. Голос сказал ему: «Церковь находится во Вселенской Патриархии в Константинополе».
 
Когда они, по указанию старца Иосифа, вместе с другими отцами оставили зилотов и вернулись в Церковь, тогда на деле познали силу благодати в совершаемых Таинствах.
 
Отец Ефрем всегда видел, как на Божественной литургии Божественная благодать претворяет Честные Дары в Тело и Кровь Христовы. Во все же время своего пребывания с зилотами он видел перед собой что-то похожее на покров, который мешал ему разглядеть Божественную благодать. Покров этот пропал, когда он вернулся в живую Церковь.
  

 Из книги монаха Иосифа Ватопедского
 «Блаженный послушник. Жизнеописание Старца Ефрема Катунакского» 

25 марта 2019   Просмотров: 9 323   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.