Путь Креста. Протоиерей Александр Шаргунов

alt12 июля - память первоверховных апостолов Петра и Павла

Какое блаженство в исповедании истины! «Ты Христос, Сын Бога Живаго», — говорит апостол Петр, которому не плоть и кровь открывают истину, но Отец, Сущий на небесах. И устами апостола Павла, «избранного не человеками и не чрез человека», до скончания века за каждой Божественной литургией Церковь благословляет всех верных: «Благодать Господа нашего Иисуса Христа и любы Бога и Отца и причастие Святаго Духа буди со всеми вами». Восхождение к совершенному приобщению истине заключается в следовании за Христом, потому что пути Божий — не наши пути.

Мы знаем, что произошло тотчас же после благодатного исповедания Петра. Когда он слышит, что Христос идёт в Иерусалим, чтобы умереть, отводит своего Учителя и Господа в сторону и начинает выговаривать Ему: «Да не будет этого с Тобою, милосердный Господи. Ты Помазанник Божий. Ты не можешь быть убитым. В Твоей власти победить дар. Ты — Сын Божий. Ты можешь восстановить былую мощь и славу Израиля. Ты можешь накормить голодных, одеть нагих. Ты можешь установить на земле царство правды и справедливости».

Это не слова Петра. Это наши слова, произносимые нами в разных местах и в разные эпохи. Какого царства, силы и славы ищем мы для России, для Церкви и для себя? Самую главную нашу молитву «Отче наш» мы завершаем возгласом: «Яко Твое есть Царство, и сила, и слава, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков». Единственная слава, которую ищет Христос, — слава Креста. Единственная сила, которая исходит от Креста, — немощь Его поражения и смерти. Единственное Царство, открываемое этой смертью, принадлежит другому мiру.

У апостола Павла первоначально была такая же реакция. Он по своему опыту знал, что проповедь о Христе распятом — «иудеям соблазн и эллинам — безумие». Так естественно человеку желать царства и силы и славы без ужаса смерти. Но есть только один путь для Христа, для Его победы над мiром — путь Креста. Противостояние Петра Кресту становится соблазном и искушением для Христа. И Христос обращается с самым гневным обличением к Петру: «Отойди от Меня, сатана. Ты враг Божий! Ты хочешь идти только человеческим путём, отвергая путь Божий». Петр, первоверховный апостол, становится орудием диавола, искусителя. Лучший ученик Христов служит аду, его попытке уничтожить Церковь. И Павел, первоверховный апостол, гнал Церковь Божию. Его вражда против Христа Бога исходила из его ревности по закону и естественной человеческой правде. Пока воскресший Христос не остановил его на пути в Дамаск.

Мы все, в том числе самые праведные из нас, — грешники, за которых Христос умер. Мы — враги Божий, которых Бог спас. Мы рабы греха и диавола, которых Бог искупил Честною Своею Кровию. Мы хотим избежать пути креста не только для себя, но и для Христа. А Он избирает путь страданий — ради нас. Подобно Петру и Павлу — до подлинного их просвещения — мы соблазняемся мыслью о том, что Бог изгоняется из этого мiра. Но таков наш Бог. И Его место в мiре только на Кресте.

Путь Христа должен стать путём первоверховных апостолов Петра и Павла, всех апостолов, мучеников, святых. Путь креста — единственный путь, каким мы можем идти. «Если кто хочет идти за Мною, отвергнисъ себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф. 16, 24). Христос требует, чтобы мы не только отверглись себя, но умерли.

У учеников Христовых не должно быть иллюзий, как это часто бывает у нас, о том, что означает крестоношение. В первом веке несущий свой крест обыкновенно нёс его к месту своей казни. Многие из нас сетуют на болезни, трудности в семье, безденежье, называя это крестами, которые мы должны нести. Все эти скорби реальны, но не о таком кресте говорит Христос. Крест, о котором Он говорит, — крест смерти. Он даёт это ясно понять словами, что кто хочет душу свою спасти, тот погубит её. 

Всё должно быть перевёрнуто Христовым Крестом в этом перевёрнутом грехом мiре. Приобретение оказывается утратой, спасение жизни — гибелью её. И наоборот: поражение — победой, и смерть — жизнью. В Царстве Божием блаженны вечным блаженством нищие, плачущие, оклеветанные, гонимые ради Христовой правды. И всё это означает несение креста и следование за Христом до смерти. Но это не означает подражание Христу. Мы не можем умереть, как умер Он. Петр подошёл к Его смерти совсем близко. Предание говорит, что он был распят, по его просьбе, вниз головой. Ему лучше было принять смерть на кресте как совершенный дар от Христа, чем пытаться подражать совершенству Христа даже в смерти.

Мы помним, как на Тайной Вечере Христос говорит Петру, готовому умереть за Господа, но не отречься от Него: «Умереть? Ты не сможешь этого сделать сейчас, Петр. Ты отречёшься от Меня, прежде чем умрёшь за Меня. Ты хочешь умереть за Меня, но прежде Я должен умереть за тебя. Ты не сможешь защитить Меня. Моя смерть защитит тебя и всех любящих истину от предательств и отречений, от страданий и смерти, которым ты предашь Меня. Но придёт день, когда ты уже не будешь желать так умереть, когда смиришься вконец, — тогда другой препояшет тебя и поведёт тебя на смерть за Меня». Другой — по толкованию святого Иоанна Златоуста — это Дух Святой.

И апостол Павел, когда он намеревался войти в Дамаск местью и яростью для христиан, вошёл в него другим человеком. Вернее, его привели туда за руку, слепого и безпомощного. В словах Воскресшего Христа апостолу Павлу заключено всё христианство: «Иди в город, и Я скажу, что тебе надлежит делать». Быть человеком Божиим значит делать не то, что ты хочешь, а то, что хочет Христос Бог. Когда Господь посылает к Павлу некоего благочестивого мужа Ананию возложить на него руку, чтобы он прозрел, Анания отвечает: «Господи!  Я слышал от многих о сем человеке, сколько зла сделал он святым Твоим в Иерусалиме. И здесь имеет от первосвященников власть вязать всех призывающих имя Твое». Но Господь сказал ему: «Иди, ибо он есть Мой избранный сосуд, чтобы возвещать имя Мое пред народами и царями и сынами Израилевыми. И Я покажу ему, сколько он должен пострадать за имя Мое»(Деян.9,13-14).

Взять крест и следовать за Христом до смерти значит прежде всего следовать за Христом до Его смерти. Апостол Павел говорит, что наше крещение соединяет нас с Христовой смертью. Он умер из-за нашего греха. И мы должны умереть для греха. Именно это означает самоотречение и смерть святых даром Христова Креста. Те, кто Христовы, плоть свою распяли со страстьми и похотьми. Мы избавлены от рабства греху Его смертью. Потому апостол Павел может сказать: «Я сорас-пялся Христу» (Тал. 2,19).

Оттого что Христос умер за наши грехи, мы можем быть мёртвыми, по Его благодати, к искушениям греха. Быть свободными от обладания нами грехом. Оттого что воскресший Христос вовеки живой, мы тоже будем жить. Смерть не имеет власти над нами.

И хотя грех и смерть угрожают нам, Христос Своим Крестом и Воскресением сокрушил их. Он спасает нас в Своей Церкви — святой, соборной и апостольской. Но принадлежность этой Церкви даётся дорогою ценой. Апостол Петр был распят на кресте, как Христос, а апостол Павел принял смерть через усекновение главы, как Предтеча.

Если мы будем следовать за Господом до смерти, мы обретём жизнь в Его Кресте — жизнь, даруемую нам в Его Теле, ломимом за нас, и в Его Крови, изливаемой за нас, во оставление грехов. И, обретя её, мы узнаем, что можем жизнь свою отдать ради Него.

 


Протоиерей Александр Шаргунов
11 июля 2010   Просмотров: 8 291   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Комментарии (1)
25 января 2012 11:11
СЛАВА  ТЕБЕ  ГОСПОДИ!!!
  Жалоба      1