Военный эксперт И.Ю.Коротченко: США и НАТО способствуют восстановлению военного потенциала Украины и являются одной из сторон вооруженного конфликта

По информации, полученной от ведущего российского эксперта в области безопасности и рынка вооружений И. Ю. Коротченко, при участии президента Украины П.Порошенко на саммите НАТО в Уэльсе в сентябре 2014 г. было принято решение о поставках на Украину вооружения и военной техники, а также запчастей и комплектующих советского производства, которые имеютсяв арсеналах и хранилищах стран бывшего Варшавского договора, ныне членов НАТО.

Координацию указанных поставок и прием заявок от министерства обороны Украины осуществляется через офис американского военного атташе в Киеве. Именно благодаря этим поставкам Украина сумела частично восстановить потенциал своих воинских частей, разгромленных в ходе боев на Донбассе и потерявших до 70% исправного парка вооружений. Известно также, что США оказали содействие поставкам на Украину вертолетов Ми-8 и Ми-17, которые находились в эксплуатации в ряде зарубежных стран и были выкуплены либо замещены аналогичной техникой американского производства.

Кроме того Пентагон находится в постоянном контакте с генштабом Украины и предоставляет данные о дислокации и планах частей ополчения на Донбассе, полученные по каналам спутниковой и радио-электронной разведки. Таким образом, США и НАТО активно способствуют восстановлению военного потенциала Украины и являются одной из сторон вооруженного конфликта на ее территории, о чем 26 января заявил В. В. Путин на встрече со студентами Горного Университета в Санкт-Петербурге.
27 января 2015   Просмотров: 3 625   
27 января 2015 21:02

Судя по вчерашней фото из чешского аэродрома Острава как грузят чешские Т-72 в украинский самолёт "ан-225 мрия" и точкой посадки этого самолета является Киев - в статье написана правда.

  Жалоба      1
27 января 2015 21:35
  Жалоба      2
28 января 2015 03:39

«О, как же велико долготерпение Божие! – воскликнул о.Александр. – Как неизреченна милость Царицы Небесной… С того часа, как святыня наша прибыла в Ставку, я каждый день следил за телеграммами с фронта… Дивился и плакал, и молился народ… За все время, ведь, не было ни одного поражения, ни одного отступления… А пленных-то сколько было!.. По десяткам тысяч зараз брали. На фронте, верно, даже не знали, что наша святыня в Ставке; а в Ставке, известное дело, объясняли все иначе… А мы, простые, неученые люди, видели, что не под силу сатане сокрушить благодать Божию; боялся нечистый Пресветлого Лика Матери Божией и не посмел, значит, посягать… Хотя и с превеликим небрежением отнеслись ученые да образованные, по научному манеру, люди к святыне, а не подобало Матери Божией наказывать за их слепоту всю Россию, и Царица Небесная всех невидимо покрывала и, ради Помазанника Божия, всем помогала… А если бы поверили гласу Угодника Иоасафа, да послушались Его, да встретили бы святыню подобающим образом, то и война бы уже кончилась… А как будет теперь, то Одному Милосердному Господу ведомо… Как не прогневается Господь, то все пойдет по-хорошему; а как прогневается за упорство и гордость и маловерие, тогда будет страшно»…
это монолог сельского священника из Песок, отрывок из воспосминаний князя Жевахова, речь о первой мировой войне. В момент войны 2 людям явился Святитель Иоасаф и повелел привести Песчанскую Икону Богородицы,(кстати из тех самых Песок, где сейчас война) по всему фронту, иначе говорил что за грехи будет страшная беда. Икону привезли, но только в ставку, пророчество к сожалению не было принято. В общем свидетельство довольно интересное и даже территориально связанное с Новороссией, но сам князь Жевахов в этих своих воспоминаниях не очень хорошо отзывался о Распутине, и описал Государя курящим, что думаю ложно, либо его воспоминания "дополнили". 

продолжение

«И мне страшно, – сказал я. – Господь вес сделал для того, чтобы пробудить слепых, а люди не узнали Руки Божьей и отвергли Ее»…

Подъезжая к г. Изюму, мы из конца вагона увидели, что не только станция, но и огромная площадь перед вокзалом, стоявшим среди поля, на расстоянии нескольких верст от города, была переполнена народом, ожидавшим прибытия святыни.

«Посмотрите, – сказал мне о.Александр, – целый день стоит народ на морозе, с хоругвями и свечами в руках… И простоял бы так всю ночь»…

«Узнаю Вашу паству», – ответил я. Я выглянул из окна и заметил, как народ, при виде приближавшегося поезда, засуетился и стал зажигать свечи… Было 2 часа ночи… Холодно и темно… И на фоне беспросветного мрака, где виднелись одни силуэты, вспыхивали в толпе яркие звездочки…

Прошло еще одно мгновение, и процессия медленно двинулась к окаменелому, скованному морозом, шоссе, направляясь в село Пески…

Впереди и по сторонам ехали верховые, с факелами в руках, освещая путь…

Никогда еще эти люди, эти женщины и дети, закутанные в платках, одетые в полушубки, с огромными рукавицами на руках, не были мне ближе и роднее, чем в этот момент… Никто не был и к Богу ближе, чем этот серый народ, такой верующий, такой смиренный, довольный своей долей и невзыскательный… И я вспомнил деревню, три года службы в ней, свое общение с народом, все радости и горе, какие делились с ним. И на фоне этого прошедшего мое настоящее, все эти верхи служебной лестницы, эти перспективы сделаться Товарищем Обер-Прокурора Св. Синода, все это показалось мне не только не нужным, но и греховным, удалявшим от «настоящей» жизни, от здоровых корней, победою дьявола, вырвавшего меня из народа и бросившего в пучину мирского водоворота…

Прошло уже два часа, а село только виднелось на горизонте…

Никто не жаловался ни на холод, ни на утомление: все шли без шапок; стройный хор певчих по-прежнему оглашал воздух в ночной тишине… Никто не спешил домой… Подле своей святыни, все чувствовали себя дома… Только к 6 часам утра крестный ход подошел к храму, который, как свеча перед Богом, горел сотнями огней среди села, погруженного во мрак… Святыня была установлена посреди храма, и начались беспрерывные молебны. О.Александр не успевал принимать записочек, подаваемых ему со всех сторон, и вычитывал, с большой любовью, все имена, начиная с имени Государя и Царской Семьи, за которыми следовал перечень крестьянских, простонародных имен… Никто не спал в эту ночь… До самого утра длилась молитва в храме, и только к 9-ти часам, усталый, в полном изнеможении, достойнейший сельский пастырь, установив святыню на ее прежнее место, покинул храм.
"В это же день я уехал в Белгород, куда отвез Владимирский образ Божией Матери, а затем в Киев, к родным, где и провел Рождественские праздники. Слухи о моем назначении Товарищем Обер-Прокурора достигли и Киева. Меня расспрашивали о них; но я не знал, что отвечать…

Мои мысли витали в другой сфере, откуда я боялся спускаться на землю.

Я чувствовал одновременно и близость Бога, и страх Божий…

Пусть люди называют мою веру мистикою, фантазией, или большим воображением; но тот факт, что во время пребывания святыни в Ставке не было не только поражений на фронте, а, наоборот, были только победы, в чем может убедиться каждый, кто проверит этот факт по телеграммам с фронта за время с 4-го октября по 15-ое декабря 1915-го года, не вызывал во мне никаких сомнений, и, сквозь призму этого факта, я расценивал и все то, что меня окружало и что приобретало в моих глазах другую окраску…

Так кончился 1915-й год."

Николай Жевахов

  Жалоба      3
-->