РОССИЯ ВПЕРЕДИ ПЛАНЕТЫ ВСЕЙ... Архитекторы электронного концлагеря выводят прокуратуру в «цифру»

Прокуроры под надзором форсайтщиков: что скрывается за «цифровой трансформацией» главного надзорного органа России.
 
Накануне федеральные СМИ сообщили о приказе, совместно подписанным Генпрокуратурой и Минкомсвязи, утверждающим паспорт проекта цифровой трансформации органов и организаций прокуратуры. Это логическое продолжение приказа генпрокурора Юрия Чайки от 14 сентября 2017 г. «Об утверждении Концепции цифровой трансформации органов и организаций прокуратуры до 2025 года».
 
Куда деваться — в рамках подписанной Россией Окинавской хартии надо продолжать открываться глобальным интеграционным процессам, быть абсолютно прозрачными (транспарентными) для мирового сообщества, в том числе для правительств не самых дружественных, мягко говоря, нам государств, регулярно вводящих против России новые санкции. Во что будет трансформироваться наше главное надзорное ведомство в рамках тотальной и в то же время совершенно абстрактной «цифровой экономики», внедряемой в нашей стране семимильными шагами.

«Новый подход позволит максимально эффективно использовать для решения задач инфраструктуру электронного правительства, СМЭВ, Единый портал госуслуг. Он поможет оптимизировать бюджетные расходы, а также сделать взаимодействие граждан и предпринимателей с прокуратурой удобным, таким, к которому они привыкли при получении электронных госуслуг. В целом, реализация совместного проекта призвана обеспечить надлежащую защиту прав и интересов граждан и бизнеса как в цифровой среде, так и реальном мире», — рассказал глава Минкомсвязи России Николай Никифоров.

За этими общими словами министра скрывается суть преобразований — новая цифровая прокуратура призвана стать всего лишь послушным, зависимым звеном в цепи строящегося глобального электронного правительства. Существует огромная опасность, что в результате интеграций с другими госсервисами и службами прокуратура потеряет принципиально важный статус независимого контролирующего органа, следящего за соблюдением действующих законов и Конституцией, защищающего гарантированные права и свободы граждан.

Из программы следует, что надзорную деятельность полностью автоматизируют, устранив из нее человеческий фактор. На этом фоне все обещанные населению «плюшки» в виде всегда доступной уголовно-правовой статистики, облегчения подачи заявления в прокуратуру, отслеживания своего дела и т.д. выглядят всего лишь нелепой ширмой. Так, согласно плану, к 2020 году прокуратура должна полностью перейти на электронный документооборот, переобученные сотрудники будут регулярно пользоваться помощью «искусственного интеллекта» при работе с обращениями граждан.
 
Разумеется, ведомство ожидают столь любимая неолибералами «оптимизация» и «укрупнение», то есть сокращение персонала и сваливание всех баз персональных данных в единое облачное хранилище. К данной информации смогут получить доступ не только профильное ведомство, но и представители бизнеса и даже международного сообщества (!). Процитируем дословно одну из ключевых задач цифровой трансформации:

«Обеспечение согласованного развития цифровой экосистемы органов прокуратуры (включающей цифровую среду, а также правила и механизмы взаимодействия между собой органов прокуратуры, граждан, бизнеса, власти, международного сообщества) и других субъектов контрольно-надзорной деятельности системы государственного управления России».

Итак, уже понятно, что подобная трансформация ждет все без исключения органы госуправления России, прокуратура здесь — не более чем пробный камешек. Цифролоббисты с грустью сетуют, что у нас пока «не созданы механизмы автоматизированной интеграции между ведомственными информационными системами, а также механизмы автоматизированной интеграции с информационными системами органов государственной власти и международных организаций».
 
То есть планируется сделать надзор за обеспечением прав граждан автоматическим, отдав каждый индивидуальный случай на откуп роботам, а не живым людям-прокурорам. Поможет ли такой подход эффективнее защищать свои права — решайте сами. Программе с заданными алгоритмами, в отличие от человека, уточняющий личный вопрос уже никак не задашь…

Кстати, программы-планировщики, или «цифровые агенты», как ключевой элемент «цифровой экосистемы» активно используются в транснациональном бизнесе. Они уже не только делают важные экономические прогнозы на основании заданных параметров, но и совершают крупные сделки. А в программе трансформации прокуратуры отдельно прописано внедрение искусственного интеллекта — вот вам и контролируемый перехват управления разработчиками «инновационных» программ.

В чьи же руки в итоги попадет управление интегрированной в глобальную систему Генпрокуратура России? Ответ на этот вопрос находим в разделе «Механизмы реализации» проекта:

«Концепции Механизмы реализации Концепции включают в себя научно-методическое, организационно-правовое и ресурсное обеспечение. Научно-методическое обеспечение включает: формирование единой научно-технической политики и научно-методической базы цифровой трансформации органов прокуратуры на основе участия в эффективных партнерствах ведущих научных, образовательных организаций и бизнес-сообщества, в том числе на международном уровне (!), проведения опережающих исследований и разработок с учетом потребностей органов прокуратуры в формировании продуктов цифровой среды;

формирование совместно с профессиональными сообществами Форсайта (экспертно-аналитических материалов) и моделей будущего (!) экосистемы органов прокуратуры, в том числе на заседаниях Экспертного совета при Генеральной прокуратуре Российской Федерации по вопросам информационных технологий».

Мало сомнений в том, что проект цифровой трансформации прокуратуры писался трансгуманистами-форсайтщиками из структур типа АСИ (Агентства стратегических инициатив) и НТИ (Национальной технологической инициативы). При чем здесь работа по надзору за соблюдением российского законодательства и сотрудничество с международными образовательными организациями и бизнес-сообществом? — такой вопрос появится у каждого здравомыслящего человека, знакомого с обязанностями прокуроров.
 
А при том, что план по своей сути глобален, он должен охватывать и контролировать все сферы жизнедеятельности общества — и не в рамках отдельно взятой страны, но всей планеты. Само понятие «цифровой экосистемы» — это развитие темы «ноосферы» (программируемой информационной среды) Вернадского и его последователей — философов-технократов, мечтающих о достижении человечеством «точки сингулярности» и изобретении «бога из машины».

В недалеком 2010 году Россия в лице тогдашнего президента Дмитрия Медведева представила на Всемирной универсальной выставке ЭКСПО в Шанхае форсайт-проект «Детство-2030», в основе которого лежали иностранные технологии и идеология, совершенно чуждые России. По мнению его авторов, традиционная семья и родители являются устаревшими явлениями.
 
Дети должны воспитываться роботами в специальных учреждениях, с младенчества строить для них «образовательные траектории», вживлять чипы, подвергать генной модификации и т.д. Недалеко от «Детства-2030» ушли другие западные форсайт-проекты — «Россия-2045» и «Форсайт-2050», рассказывающие россиянам сказки про скорое превращение в киборгов и «цифровое бессмертие» — после тотальной чипизации, разумеется. Как видно, трансгуманисты переобулись на ходу и теперь продвигают свою «цифровую религию» через программы цифровой экономики.

Поразительно, но в стране со стремительно нищающим населением, падением реального сектора, нулевой технической инфраструктурой в деревнях и селах власти готовы презреть здравый смысл и форсированно проводить «цифровую трансформацию» по лекалам технократов. Из проекта прокуратуры следует, что на это потребуются миллиарды бюджетных рублей:

«Выделение дополнительных бюджетных ассигнований для приоритетного решения задач осуществления цифровой трансформации органов прокуратуры; обеспечение ресурсами выполнения Концепции, координацию финансирования предусмотренных мероприятий за счет средств бюджетов всех уровней».

Что касается граждан, то они смогут испробовать на своей шкуре все прелести цифровой трансформации прокуратуры, разумеется, только после сдачи биометрии и добровольно-принудительной передачи личных данных в единую межведомственную базу. А может, впоследствии и после вживления чипов — ведь последним пунктом в программе загадочно упоминаются «иные технологии идентификации»:

«развитие и внедрение перспективных технологий идентификации участников информационного взаимодействия экосистемы органов прокуратуры, включая технологии биометрической идентификации, многофакторной идентификации на основе федеральной государственной информационной системы "Единая система идентификации и аутентификации в инфраструктуре, обеспечивающей информационно-технологическое взаимодействие информационных систем, используемых для предоставления государственных и муниципальных услуг в электронной форме", и иных технологий идентификации».

Что касается привычного, бумажного документооборота, ведение которого отлаживалось десятилетиями, имеет абсолютный иммунитет к хакерским атакам и в значительно большей степени связано с личной ответственностью сотрудников прокуратуры, то от него планируется полностью отказаться, что следует из соответствующих тезисов проекта:

«Этап 2 (2018-2020 годы) включает: 10) формирование и ведение паспортов надзорных и иных мероприятий в машиночитаемой форме с обеспечением качества юридической значимости

Этап 3 (2021-2025 годы) включает:
1) комплексную автоматизацию надзорных функций;
2) перевод в цифровую форму всех сервисов для граждан, государственных органов и организаций на публичном портале правовой статистики».

Сам генпрокурор в своем приказе обязал прокуратуру «создавать условия готовности к изменениям в общественно-политической и экономической ситуации, связанным с переходом к цифровой экономике», иными словами — загонять всех россиян в цифру, презрев мнение народа. А значит, конституционное право граждан на отказ от обработки персональных данных при получении госуслуг, право на получение госуслуги в традиционной форме, прописанное в соответствующем ФЗ, защищать будет просто некому.

 
В планах трансформаторов, естественно, и регулярное переобразование, «повышение компетенций» — т.е. перепрошивка мозгов прокуроров, чтобы новое поколение сотрудников и думать забыло о традиционном документообороте, о защите религиозных чувств десятков миллионов православных, не желающих становиться частью «цифровой экосистемы» со скрытыми кукловодами.
 
Пока очень похоже, что вместо декларированных повышения эффективности работы и удобства граждан очередная «инновационная реформа» превратит нашу старую-добрую прокуратуру в автоматизированный орган учета и контроля архитекторов электронного концлагеря и нового мирового порядка.
17 февраля 2018   Просмотров: 2 130   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.