ЗНАМЕНИЕ ВРЕМЕНИ... «Это полный кошмар: четверть священнослужителей разрушили свои семьи». (ВИДЕО)

Предлагаем вашему вниманию доклад прот. Феодора Бородина, клирика Московской епархии РПЦ МП, о беспрецедентном кризисе семьи в среде духовенства.


НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ, С КОТОРЫМИ СТАЛКИВАЮТСЯ СОВРЕМЕННЫЕ СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛИ ПРИ СТРОИТЕЛЬСТВЕ СВОЕЙ ДОМАШНЕЙ ЦЕРКВИ
Протоирей Феодор БОРОДИН, клирик храма Свв. бесср. Космы и Дамиана на Маросейке

Думаю, что все присутствующие согласятся со мной в том, что никогда за всю историю Церковь не сталкивалась с таким тяжелым кризисом в семьях своих священнослужителей. Мы все знаем (хотя доступной статистики нет), что даже среди наших соучеников по духовным школам есть те, кто разошлись со своими женами и были лишены сана. Знаем, как страшно это отражается на их детях. Основная причина очевидна — общий кризис семьи. Многие из нас воспитывались в неполных семьях и у разведенных родителей. Нет опыта, нет поведенческих сценариев по служению супругу, по урегулированию семейных конфликтов, по воспитанию детей.

Мы, наши жены и дети, как и все остальные, испытываем огромное информационное антисемейное давление. Герои новостей и фильмов, статей и соцсетей блудят и изменяют, разводятся и бросают детей. У нас даже глава государства разводится в прямом эфире — более тяжелого удара по институту семьи и представить нельзя. Все это, как постоянный фон жизни искушает человека. Наши дети проводят в этом инфошуме, где развод и блуд стали вариантом нормы, значительно больше времени, чем в общении с родителями.

И любой человек, и бывший священник оставивший семью, тоже через интернет запросто найдет сообщество таких же как он. В этом сообществе его не только не осудят, но еще и похвалят за честность. Таким образом, сломалась преграда общественного порицания, которая раньше могла удержать от распада клирика в период кризиса. Эти внешние причины устранить невозможно, им можно сопротивляться только постоянным трудом по созиданию своей домашней церкви, совместной молитвой, сердечным общением, проговариванием всех возникающих проблем и разногласий.

Но есть у кризиса семей клириков одна причина своя, церковная, внутренняя, которая может и должна быть преодолена. Это отсутствие свободного времени у священнослужителя и, прежде всего, отсутствие у многих хотя бы двух нормальных выходных дней. Рабочий день священника не нормирован. Часто, уезжая рано утром, пока жена и дети еще спят, он возвращается вечером после службы, исповеди и разговоров с людьми, когда его дети уже спят. Рабочий день, включающий дежурство в храме, превращается в двенадцатичасовой.

Обязательное дежурство в храме не оставляет возможности в дни дежурств посещать больных на дому и совершать другие внецерковные требы. Их придется переносить на выходной день. Все клирики несут внехрамовые послушания. Часто для настоятеля эти служения в тюрьме, собрания ответственных или преподавание в духовных учебных заведениях и т.д. являются раздражающим фактором, который он игнорирует. Клирику приходится меняться с сослужащей братией и компенсировать замену опять же за счет входных дней.

Есть иереи, которые несут административное служение в структурах Патриархии и викариатств, отвечают на письма, трудятся в Издательском совете цензорами и т.д. Отработав пять дней на буднях, они приступают к субботе и воскресенью, которые для любого священнослужителя являются днями радости, но и максимальной нагрузки. Выходных у таких клириков нет вообще. Такой изматывающий график катастрофически опасен для любого человека, но если монашествующий рискует только своим здоровьем, то семейный священник рискует своей семьей.

В свой единственный выходной, он просто отсыпается и приходит в себя. Фактически и в этот день он просто отсутствует в семье.
У моего знакомого священника шестеро детей и один выходной. Жена, бывшая наша прихожанка, со слезами говорит мне — «Дети растут без отца. Мы его вообще не видим, а в выходной он спит».

А жена дома устала от детей и домашних дел, многие из которых необходимо было решить уже давно. Большинство современных девушек не готовы даже к трем детям, ни физически, ни психически, что говорить о семьях, где 5-6-8 детей? Муж приходит и падает на кровать без сил. Помощников по хозяйству нет. Бабушек и дедушек в большинстве современных семей тоже нет.

Решить вопросы с врачами и педагогами. Отвести в школу и забрать из нее. Три родительских собрания за неделю. Сделать уроки и приготовить еду на большую семью. Этого к стоматологу, этого к ортопеду, этого к логопеду… И все это с грудничком на руках и без помощи мужа. Вот она реальность многодетной семьи.

Накапливается усталость, раздражение, обида, разочарование. Знаю священника, у которого жена однажды просто легла и перестала что-либо делать. Отвернулась к стенке и ревет. Нет сил. Был психический срыв. Дети бегают вокруг, а отцу надо ехать в храм — дела никто не отменял.
Какие последствия это имеет для семьи клирика? Катастрофические!

Прекращается совместная молитва, т.е. исчезает самое главное, в чем реализуется домашняя церковь. Ни жена, ни дети не молятся вместе с отцом почти никогда. Семья священника большинство дней в неделю не имеет того главного, что есть в обычных церковных семьях.

Самое страшное последствие такого графика работы клирика — отсутствие общения с женой и детьми, которое ничто не может заменить. Год за годом отдаляясь от супруги, иерей может прийти к разрушению сердечной связи с женой, на которой, прежде всего, держится вся семья.

Часто ситуация усугубляется тем, что на приходе иерей окружен почитанием и послушанием, а дома перестают слушаться. Но ведь его будущая жена выходила замуж не за Ивана, а за Ваню. Она меняется. Семья это два человека в постоянном развитии и изменении. Надо много разговаривать, общаться, проводить вместе время, совершать вместе какие-то дела. Этого не происходит.

Тяжелее всего страдают отношения с детьми. Их невозможно построить без совместного проведения времени с отцом, без общих игр и радостных, интересных детям дел. Невозможно — это закон. Вспомним пророка Самуила. Господь открывал ему Свою Волю о целом народе, а дети выросли никуда не годными. Причина может быть только одна — отсутствие совместного времени. Даже для семьи Великого Пророка, что же говорить о нас грешных?!
С папой не молимся вместе. Завтракаем, обедаем и, почти всегда, ужинаем раздельно. Уроки и школа без него. Воскресные дни папы нет совсем. Матушка с детьми в ближайшем к дому храме.

Даже если у клирика два полноценных выходных, то они никогда не совпадают с выходными детей школьников, т. к. приходятся на будни, т.е. съездить куда-то с детьми, отдохнуть иерей почти не может. Бытовая нагрузка раздельно, богослужение и молитва раздельно, воспитание детей без отца. Что ждет такую семью? Происходит самое страшное — семья перестает быть источником радости.

При отсутствии регулярного, радостного, интересного общения, при постоянном отсутствии отца дома, при его измотанности и усталости, при напряженности отношений с мамой, которую дети безошибочно чувствуют, разрыв сердечной связи с ребенком-подростком почти неизбежен. Как следствие — отторжение отца к концу переходного возраста и чаще всего с отходом от веры и Церкви.

Расцерковленные поповичи — это страшный соблазн для наших прихожан, ставящий под сомнение все, что проповедует отец. Этот соблазн может столько молодежи отвратить от Церкви, свести на нет нашу молодежную миссионерскую деятельность. И все это на фоне постоянного безденежья, которое не позволяет оперативно решать многие вопросы. Машину не починить. Денег на удобных врачей без очереди нет. Репетиторы, кружки  и секции часто недоступны. И чем больше семья у клирика, тем острее этот вопрос.

Недавно разговаривал с одним многодетным иереем. Спрашиваю про жалование. Говорит — как у всех. Ну, неужели настоятель не может подсчитать расходы семьи клирика. Взять  свои и умножить на два или три? Добавить жалование. Чего он ждет? Когда не выдержит матушка клирика и начнется психическое расстройство? Когда сопьется или закроется в полный цинизм иерей? Почему у нас такое безжалостное равнодушие к многодетным?
Мы водим волонтеров в больницы и дома престарелых, но семьи многодетных и клириков тоже, не меньше нуждаются в помощи. Мы столько говорим о святости семьи, где помощь и снисхождение к самим церковным труженикам?

Еще покойный Патриарх многократно на епархиальных собраниях указывал, что у клирика не должно быть более двух выходных дней, но ведь можно сделать, чтобы и меньше двух не было. Строже следить в этом вопросе за семейными и особенно многодетными клириками. Освободить, если, к примеру, у священника больше пяти детей от внехрамовых послушаний. Проследить за жалованием многодетных.
Можно оплатить от прихода помощницу по хозяйству, кухарку или няню в такую семью, или найти добровольных помощниц на благотворительной основе.

У моего знакомого настоятеля один взрослый сын. А у его клирика семеро детей. В какой-то момент последний сказал: «Чтобы сохранить семью мне нужно два месяца отпуска». И настоятель негласно отпускает его, сам оставаясь почти без отдыха! Честь и хвала такому человеку, вот это и есть милосердие! Но, к сожалению, такое отношение является исключением.
 
Что можно было бы предложить?
  • Внимательно следить, чтобы у клириков, имеющих несовершеннолетних детей обязательно были два выходных дня.

  • Предоставить некоторые льготы священнослужителям, имеющим пять и более детей:

  • освобождение от дежурств в храме;

  • освобождение от внебогослужебных послушаний;

  • организация ощутимой материальной помощи и помощи по хозяйству на регулярной основе.

В заключение вспомню, как около пятнадцати лет назад один московский клирик, чрезвычайно нагруженный внебогослужебными послушаниями, рассказал об этом о. Иоанну Крестьянкину.

Старец ответил: «Твои жена и дети — это твои первые прихожане. Если ты их упустишь, остальному грош цена!»
Давайте услышим это наставление Святого Старца.
16 июля 2018   Просмотров: 5 088   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.