ЦИФРОВАЯ ШКОЛА - УНИЧТОЖЕНИЕ НАШИХ ДЕТЕЙ... и будущего России. Антихристовой власти нужно противостоять

Стал известен ответ Минздрава на письмо представителей родительской общественности и независимых экспертов и ученых о недопустимости поддержки и распространения в России электронного образовательного эксперимента над детьми и подростками под названием «Цифровая школа» (также РЭШ, МЭШ, СЦОС). 
 
Чиновники в Правительстве не торопились с ответом, и только подключение депутатского запроса в Госдуме Олега Лебедева помогло изменить ситуацию. Одно из подчиненных Минздраву ведомств откликнулось на опасения родителей и всех здравомыслящих граждан России, признав потенциальную опасность и абсолютную неизученность внедряемых в школах цифровых технологий. Вместе с тем, имел место и совершенно беззаботный, сомнительный по части компетентности отзыв от главного детского психиатра страны.     
   
Авторы запроса подошли к составлению заявления очень серьезно, дав предысторию появления проекта «Цифровая школа» в России, указав его бенефициаров и лоббистов, масштабы затрачиваемых ими усилий.    

Затем были перечислены нарушенные цифролоббистами правовые нормы, с указанием первоисточников приведены доказанные случаи негативного влияния цифровой среды на физическое и психическое здоровье детей, а также ее роль в глобализации как общепланетарном явлении. Главный вывод, сделанный его авторами, совершенно однозначный: 
   
«Проект "Цифровая школа" следует рассматривать как диверсию против российского образования и преступление против наших детей. Это антинациональный проект, направленный против интересов общества, реализация которого категорически недопустима. На основании изложенного просим провести проверку и принять меры реагирования в отношении конкретных должностных лиц, внедряющих систему электронной школы, наносящей вред здоровью и несущую угрозу жизни учащихся».     

Ответственной за обратную связь с авторами обращения была назначена директор Департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения Е.Н. Байбарина. От разъяснения законодательных коллизий в связи с внедрением МЭШ/РЭШ чиновница предпочла элегантно уйти, указав, что «Минздрав не наделен полномочиями по разъяснению законодательства РФ об образовании». Зато она все-таки решила уделить внимание вопросам здоровья обучающихся, перенаправив обращение на рассмотрение главного внештатного детского специалиста психиатра Минздрава Е.В. Макушкина (психическое здоровье) и главного внештатного детского специалиста по медицинской помощи в образовательных организациях Минздрава Ж.Ю. Гореловой (физическое здоровье).  
    
Горелова признала факт отсутствия СанПиНов по использованию гаджетов в школах, а также подтвердила, что все внедряемые по указке сверху цифровые инновации в образовательной среде имеют форму эксперимента с непредсказуемыми последствиями: 
   
«Министерство здравоохранения так же разделяет беспокойство в части интенсивного внедрения цифровых технологий со школьного периода в российских учебных заведениях, "цифровых учебно-методических комплексов", заменяющих традиционные бумажные учебники, создание условий для дистанционного обучения в рамках проекта "Цифровая школа", в том числе предложения ввести эксперимент по замене школьных оценок по предметам "оценками личности", рейтингами с формированием "цифрового портфолио" ребенка (в%); РЭШ, МЭШ в рамках нацпроекта "Образование", утвержденного в сентябре 2018 г., при отсутствии должного мониторирования безопасности и здоровья детей при интенсивном переходе на информационное обучение.    

В настоящее время не разработаны СанПиНы по использованию электронных устройств у детей, а новые образовательные цифровые технологии и влияние их на здоровье детей не апробированы и достаточно не изучены.  
 
Научная общественность выражает озабоченность данной проблемой, что было озвучено на прошедшем 9-10 октября 2018 г. в Екатеринбурге VI Национальном Конгрессе по школьной и университетской медицине с международным участием "Современная модель медицинского обеспечения детей в образовательных организациях". В этой связи, в соответствии с решением Бюро Секции профилактической медицины отделения медицинских наук РАН (постановление №13 от 25.10.2018) рабочая группа обсудила с профессиональным сообществом и рекомендовала с участием ВУЗов и НИИ дизайн и программу многоцентровых исследований по обеспечению безопасных для здоровья детей цифровых образовательных технологий. Проводятся дальнейшие обсуждения о ходе выполнения этого постановления».
  
Что ж, если вузы и НИИ при поддержке РАН готовы работать и объективно изучать влияние цифровых образовательных технологий на подрастающее поколение – это можно только поприветствовать. У них ровно те же самые опасения, что и у родительской общественности. Удивляет другое – оказывается, все исследования в научных медицинских госучреждениях продвигаются крайне медленно из-за... отсутствия финансирования. Именно так и пишет г-жа Горелова: даже не недостаточного, а полного отсутствия (!) бюджетного финансирования жизненно важных исследований. 

Перед нами не поддающийся вменяемому объяснению парадокс: Правительство выделяет 0,78 трлн. рублей до 2024 г. на нацпроект «Образование», из которых 0,30 трлн. планируется потратить на наводнение школ цифровыми технологиями, и при этом то же самое Правительство никак не озаботилось поддержкой системы анализа и оценки грядущих перемен в образовании, их влиянии на главное достояние России – наших детей. Хотя даже непрофессионалу понятно – безалаберность в этой сфере недопустима, потом за нее будет расплачиваться вся страна. 
   
А вот в НМИЦ психиатрии и наркологии им. Сербского не видят особых опасностей в «Цифровой школе» в РФ, при этом замгендиректора Центра по научной работе и главный внештатный детский психиатр Минздрава Макушкин отмечает:     

«Разумеется, не следует игнорировать и определенные риски информационной среды: возможность детей и подростков получать нежелательный контент, уязвимость по отношению к преступным посягательствам, чрезмерное погружение в виртуального пространство и т.д. Однако именно организованное и целенаправленное обучение детей безопасному использованию возможностей сети интернет может помочь минимизировать эти риски.  ...специалисты Центра не видят в рамках своей компетенции каких-либо препятствий для реализации проекта "Цифровая школа" в РФ», – пишет Макушкин.    
  
Ну очень бы хотелось получить от г-на Макушкина развернутый ответ: как целенаправленное погружение человека в виртуальный мир с раннего детства (человека с неустоявшимися взглядами и убеждениями, с неустойчивой психикой и самооценкой, склонностью к подражанию и т.д.) поможет минимизировать какие-то риски? Признанные и продажные эксперты Минздрава в области психиатрии в упор не видят массу проблем с мозгом и психикой «оцифрованных» детей, тогда как в западных странах наши «дорогие партнеры» давно бьют тревогу.   

Специально для Макушкина еще раз приводим часть выступления члена Королевского общества медицины Великобритании, биолога и доктора философии Арика Сигмана на заседании Общественного совета при Уполномоченном при Президенте РФ по правам ребенка в июне 2018 г.: 
   
«Время, которые мы проводим перед экраном – не только образовательный вопрос, это напрямую касается здравоохранения. В Европе и Америке он обсуждается на самом серьезном уровне. Я публиковал множество статей в научных журналах, в частности, в Британском королевском биологическом обществе, посвященных исследованиям изменений в головном мозге, возникающих у детей, постоянно сидящих за компьютером. 

В США дети в возрасте трех лет проводят более 3 часов за мониторами, в возрасте 12 лет время увеличивается до 7 часов. Скоро то же самое ждет Россию. В то же время британское правительство признало: их школьники ежедневно тратят больше времени на общение в интернете и компьютерные игры, чем на сон. Власти Австралии и Америки официально рекомендуют гражданам не давать детям до трех лет никаких гаджетов и так далее... Есть тысячи причин, почему мы должны уменьшать время наших детей в интернете: 

- увеличение массы тела, образование жиров,  
- в крови образуются вещества, провоцирующие сахарный диабет,  
- разрушение навыков социализации и эмпатии,  
- нарушение самоконтроля, возможности длительной концентрации внимания на чем-то одном,  
- нарушение сна, аппетита,  
- нарушения кровообращения головного мозга во время компьютерных игр,  
- психологические и психические проблемы,  
- увеличение риска раковых заболеваний и многое другое.    
 
Новые исследования ученых, в которых приняли участие миллионы граждан, доказали, что у людей, регулярно пользующихся большим количеством мобильных устройств и компьютеров, разрушаются нейронные связи между отдельными важными участками мозга и сокращается объем серого вещества, ключевого элемента в мыслительном процессе

Врачи нашли прямую зависимость между временем, которое человек проводит за экраном смартфона, и его психологической устойчивостью к стрессам, депрессиям, суицидальным мыслям и т.д. В общем, необходимо, чтобы учительское и родительское сообщество выразили консолидированное, подкрепленное фактами мнение о вреде чрезмерного и нецелевого использования компьютеров детьми. Тогда ребенок не сможет сказать вам: «Смотри, у моего друга хорошая мама – она купила сыну планшет, а ты – плохая мама...»», – резюмировал Сигман.    
 
Продажный главный внештатный детский психиатр в рамках своей компетенции предпочел просто закрыть глаза и никак не комментировать целый раздел текста обращения в Минздрав, посвященный проблеме негативных изменений в развитии мозга и психики детей. В нем, в частности, говорится о том, что в последнее время западные психиатры, психологи, нейробиологи и нейрофизиологи официально признали новое явление – «цифровое слабоумие» или «цифровая деменция».   

Впервые этот диагноз был поставлен в Южной Корее в 2007 году младшим школьникам, когда оказалось, что изменения, которые произошли в их мозге, очень напоминают старческое слабоумие или деменцию – разрушение важных участков лобной доли, которые отвечают за концентрацию, кратковременную память, принятие решений, коммуникацию, внимание, способность сопереживать эмоциональному состоянию другого человека. 

Данное отклонение детально исследовал доктор Бьюн Джи Уон из сеульского Центра развития мозга, пришедший к выводу, что зависимость от новых технологий препятствует нормальному развитию мозга, так как при этом развивается в основном левая его сторона, в то время как правая остается слаборазвитой или вовсе неиспользованной. По его данным, в 15% случаев это приводит к цифровой деменции. 
   
Противники МЭШ/РЭШ в своем заявлении в Минздрав также ссылаются на выводы ученых Гарварда («Влияние Google на память. Воздействие постоянного доступа к информации на наше мышление»): использование современных IT-технологий крайне неблагоприятно влияет на мышление людей. Само восприятие информации у детей становится все более и более поверхностным. 

Как пишет известный немецкий психиатр Манфред Шпитцер (Шпитцер М. Антимозг. Цифровые технологии и мозг. М., Издательство АСТ, 2014), из-за цифровых технологий и интернета «наше восприятие информации постепенно становится все более и более поверхностным. Раньше тексты читали, сегодня их бегло просматривают, то есть скачут по верхам. Раньше в тему вникали, сегодня вместо этого путешествуют по Интернету, то есть скользят по поверхности информации – появилось даже специальное слово: "серфить"».     

Подобным обучением закрепляется так называемое «клиповое мышление» у ребенка (сам термин появился еще в середине 90-х годов), означающее особенность воспринимать мир через короткие яркие образы и послания видеоклипов и теленовостей. Мир в этом случае воспринимается не целостно, а маленькими блоками не связанных между собой событий, сменяющих друг друга без логической связи. Он превращается в калейдоскоп разрозненных фактов и осколков информации. 

В результате ребенок, не имея возможности осмыслить какую-либо тему, привыкает к постоянной смене сообщений и требует новых. Западные исследователи уже определили современных детей как поколение «Википедии», которое «гуглит» все необходимое и не читает книг.
    
Самая серьезная проблема, по поводу которой бьют тревогу учителя, заключается даже не в том, что дети мало читают и плохо запоминают, а в том, что они не понимают смысла прочитанного, плохо понимают чужие мысли и написать изложение для них – это сверхзадача. Ученики быстро забывают то, чему их недавно учили, и не могут осилить произведения классической литературы. Так, когда в ходе одного из исследований российским старшеклассникам предложили ответить на ряд элементарных вопросов из программы предыдущих классов, результаты показали, что коэффициент усвоения знаний у школьников – 10% (см. материал Косенко А. «Что такое клиповое мышление»).    

К негативным последствиям для развития мозга ребенка ведет активное использование социальных сетей, в результате чего падает его социальная активность, которая играет крайне важную роль в развитии личности.  
 
«Тот, кто в юные годы много времени проводит за общением в Facebook, реже проявляет социальную активность в реальности. Это неизбежно приводит к социальной фрустрации, и именно поэтому виртуальное сообщество часто вызывает у подростков отрицательные эмоции», – пишет доктор Шпитцер.     

Дети в соцсетях в прямом смысле попадают в виртуальные сети и часто ощущают себя «одинокими вместе», чему посвящено специальное исследование профессора социологии Массачусетского технологического института Ш. Теркла с характерным названием «Одиночество вместе». Обостряя чувство незащищенности и одиночества, неконтролируемая информационная среда десоциализирует ребенка, приводит к изменению сознания и возникновению психических заболеваний невротического типа. Отсюда стрессы, подавленность, депрессии или необъяснимая агрессия, часто характерные для современных детей. Отсюда вам и колумбайны, и целые батальоны новых росляковых и т.д. 
   
Еще одна серьезнейшая проблема, связанная с цифровизацией – аутизм. Как отмечает российский врач-психиатр Екатерина Кулебякина (Кулебякина Е. Риски цифровизации), если 20 лет назад аутизм встречался у одного ребенка из 5000, то сейчас – у одного из 50. Если раньше основным контингентом детского психиатра были умственно отсталые дети, то сейчас их уверенно обгоняют аутисты. То, что это связано с цифровизацией, говорит тот факт, что передовые позиции тут занимают лидеры в области цифровых технологий – США и Южная Корея.     

Как заключает Кулебякина, «замещение цифровыми технологиями естественной передачи знаний от старшего поколения младшему неизбежно приведет к утрате навыков самостоятельного мышления. В результате подрастающее поколение станет всего лишь частью матрицы, управляемой силой, которая контролирует цифровые и информационные потоки уже сейчас. А это угрожает не только суверенитету страны, но и каждому человеку в отдельности».     

Еще один пунктик на заметку г-ну Макушкину: многие ученые уже открыто называют смартфоны и айпады цифровым наркотиком (при том, что главным инструментом обучения в МЭШ/РЭШ является персональный планшет школьника). Как пишет известный американский нарколог Николас Кардарас, недавние исследования сканов мозга показали, что цифровые технологии влияют на лобную долю коры головного мозга так же, как кокаин

Они так сильно возбуждают мозговую деятельность, что в организме повышается уровень дофамина – нейротрансмиттера, отвечающего за вознаграждение и участвующего в формировании зависимости. Из-за этого эффекта американский доктор П. Вайбрау, директор факультета неврологии Калифорнийского университета считает экраны «электронным кокаином», а доктор Э. Доан, руководитель отдела исследований наркотической зависимости для Пентагона и флота США называет игры и гаджеты «цифровой фармацевтикой». Китайские же исследователи откровенно называют их «цифровым героином».     

Даже если все считать все эти доводы только мнением отдельных специалистов, представляется что все это очень серьезно – и как минимум заслуживает самого пристального изучения. Власти РФ этим, однако, почему-то не занимаются, отказывая в финансировании исследований.     

Поэтому борцам за традиционное образование приходится оперировать данными западных коллег.   

Один из авторитетнейших аналитиков цифровой сферы, доцент МГИМО Ольга Четверикова на недавней конференции в Пятигорске прямо заявила: «Единственный путь излечения от цифровых токсинов – это детоксикация, то есть освобождение либо максимально ограниченный доступ детей к компьютерам, смартфонам и планшетам. Но в условиях внедрения "цифровой школы" это не только оказывается невозможным, но будет рассматриваться как асоциальное поведение, и сидящий весь день за планшетом по долгу учебы ребенок будет впадать все в большую зависимость от экрана. 

Таким образом, с помощью электронного обучения родителей фактически обязывают сажать своих детей на цифровую наркотическую иглу. Иначе, как преступлением против детей, назвать такое деяние лоббистов-цифровиков нельзя. Тем более, они открыто говорят о том, что геймификация должна стать важнейшим инструментом обучения».    

Кстати, сами производители новейших технологий из Кремниевой долины, очевидно, прекрасно осведомлены о приведенных выше фактах, и принимают соответствующие меры в отношении своего молодого поколения. Известно, что такие деятели, как Стив Джобс, Крис Андерсен (один из основателей 3DRobotics), Эван Уильямс (создатель сервисов Blogger и Twitter) либо ограничивают время пользования планшетами и смартфоны, либо вообще запрещают это делать своим детям. Как пишут СМИ, среди образованных людей в США вообще все больше распространяется мода на запрет использования гаджетов детьми. 
  
Кстати, недавно мы рассказывали о протестах сотен старшеклассников и их родителей из американских штатов Нью-Йорк, Нью-Гэмпшир, Индиана, Канзас против «инновационного» онлайн-образования и персональных траекторий обучения, которые принес им проект основателя Facebook Марка Цукерберга под названием Summit Learning. 
   
Но продажный профессор психиатрии Макушкин в пределах своей компетенции на голубом глазу заявляет: «однозначных результатов, говорящих о каком-либо выраженном негативном влиянии гаджетов на здоровье несовершеннолетних, до сих пор нет». И если такой же продажный Минздрав приобщил его отзыв к официальному ответу на депутатский запрос, значит, предлагает считать его мнение частью своей официальной позиции – это сильно сбивает градус оптимизма, поднявшийся было после ответа д.м.н., профессора Гореловой.     

Так или иначе, на основании отзыва главного научного сотрудника НМИЦ здоровья детей необходимо срочно организовывать публичную дискуссию о целесообразности внедрения «цифровой школы» в РФ с участием всех заинтересованных сторон, а также требовать от чиновников того же Минздрава в полном объеме выделить средства на всестороннюю, объективную экспертизу этой «инновации».   

В ведомстве дали понять, что разделяют опасения родителей и готовы прислушаться к их мнению, сохранив традиционную систему обучения в школе, а проекты МЭШ/РЭШ отправить на уровень периферийной альтернативы. Если родительская общественность и консервативное большинство россиян не доведут начатое до конца, диверсию путинских глобалистов над нашими детьми будет не остановить. 
29 мая 2019   Просмотров: 1 299