КАК ВЕСТИ СЕБЯ ПРИ БЕСПРЕДЕЛЕ РОСГВАРДЕЙЦЕВ... Росгвардия разъясняет: сотрудник не обязан представляться и может попросить ваш телефон

Прим.Ред. - Братья и сестры! Путин уже превратил Россию в полицейское государство, в котором граждане лишены большинства своих прав и свобод, прописанных в главном законе страны - Конституции. И дальше будет только хуже. Эту власть не вылечить. Только ампутация... Имеющий разум, да разумеет!



РОСГВАРДИЯ МОЖЕТ ДЕЛАТЬ С ГРАЖДАНАМИ ВСЁ ЧТО ХОЧЕТ...

Пресс-служба Управления Росгвардии Владимирской области прислала ответ на редакционный запрос ПроВладимира. 8 июля на портале опубликовали материал о том, как сотрудник ведомства требовал у бывшего коллеги телефон, чтобы ознакомиться с его содержимым. 

Несмотря на прессинг правоохранителя, Кирилл Васильев смог сохранить конфиденциальность данных в своем гаджете. Публикация об этом инциденте набрала более 100 тысяч просмотров. В Росгвардию было направлено обращение с просьбой разъяснить полномочия сотрудников ведомства. 

Для начала предыстория вопроса. В неприятной ситуации оказался сегодня экс-сотрудник ПроВладимира Кирилл Васильев. Он шел из Константино-Еленинского храма, где работает певчим, и был остановлен росгвардейцами. Правоохранители спросили, использует ли он приложение Telegram, а также потребовали разблокировать телефон, чтобы ознакомиться с его содержимым. В своем профиле Twitter Владимир написал: «Меня только что остановили в Добром сотрудники Росгвардии и попросили разблокировать телефон. Отказался. Сказали, что сейчас подгонят ориентировку, что якобы мой телефон ворованный и все равно разблокируют. 

Через 15 минут разговора отпустили. Представился сотрудник «Муратом»». Как рассказал Кирилл, росгвардейцы остановили его около девяти утра в частном секторе на улице Маяковского, которая расположена параллельно Добросельской: «На мне была спортивная толстовка, черные штаны. Еще яркая футболка, но со спины, возможно, я выглядел подозрительно. Сначала росгвардейцы просто ехали за мной на машине, потом поравнялись и я решил их пропустить вперед, потому что там узкая улица, а за забором собаки…» Машина остановилась, один из сотрудников остался в салоне, второй вышел на улицу. 

Как отмечает Кирилл, зрелище было внушительное — на груди у росгвардейца висел автомат, причем палец он держал на курке. Представился росгвардеец только после соответствующей просьбы и максимально коротко — «Мурат». «Спросил, откуда я иду. Я ответил. Мне сказали: «Ты врешь, ты идешь оттуда снизу». Я говорю: «Вы меня остановили по подозрению, что я закладки делаю?» Отвечают: «Нет, ты это додумываешь». 

После этого меня спросили, установлен ли у меня Telegram, и попросили разблокировать телефон. Я отказался, сказал, что они не имеют права так это требовать, потому что там моя конфиденциальная информация. Росгвардеец уточнил, есть ли мне что скрывать. Я ответил: «Конечно, у меня там фотографии приватного характера, мне было бы неловко, если бы вы их смотрели», — пояснил Кирилл Васильев. Разговор продолжился выяснениями на тему «у кого какие права». 

По словам Кирилла, сотрудник Росгвардии предложил назвать закон, по которому он не может получить доступ к телефону прохожего, и подчеркнул, что их ведомство — не полиция. Также он сообщил, что может «подогнать» гаджет под какую-нибудь ориентировку на украденные телефоны, после чего разблокировать аппарат все равно придется. А Кирилла при этом задержат, и тогда все будет так, как он хочет — с протоколом и понятыми. 

«Разговор ходил по кругу, пока я не сказал, что семь лет работал журналистом, то есть новости читаю, про Ивана Голунова слышал, а еще с ФСКН сотрудничал и даже грамоты есть за статьи. Тогда росгвардеец спросил, кто был начальником ФСКН в последнее время. Я не вспомнил, но назвал другие фамилии — Губарев, Кукушкин, Мокшина. Эти фамилии его как-то успокоили. Он говорит: «Ну, ты понимаешь, что странно выглядишь и шел непонятно откуда, мы тебя в этом районе раньше никогда не видели». 

Как-то на нет все претензии сошли. Но он еще раз сказал, что есть куча способов, чтобы я показал им свой телефон», — рассказал Кирилл Васильев. Хотя вся эта история разрешилась для Кирилла вполне благополучно, осадочек, как говорится, остался. Как вести себя добропорядочному горожанину, если росгвардейцы просят его предъявить и разблокировать телефон? И законны ли, вообще, эти требования? 

Редакция ПроВладимир обратились за разъяснениями к адвокату Максиму Никонову, сотрудничающему с международной правозащитной группой «Агора». Он напомнил, что деятельность Росгвардии регулируется ФЗ от 03.07.2016 № 226-ФЗ «О войсках национальной гвардии Российской Федерации» и Указом Президента РФ от 30.09.2016 № 510 «О Федеральной службе войск национальной гвардии Российской Федерации». 

В случае проведения досмотра гражданина применяются положения статьей 27.7 Кодекса об административных правонарушениях. Согласно КоАП, личный досмотр производится лицом одного пола с досматриваемым и в присутствии двух понятых того же пола. Но могут быть и исключительные случаи, когда понятые не требуются — если у правоохранителей есть достаточные основания полагать, что у гражданина при себе есть оружие или иные предметы, используемые в качестве оружия. 

Должен ли составляться протокол о личном досмотре и досмотре вещей, находящихся при физическом лице? Ответ короткий — да. Еще варианты — делается соответствующая запись в протоколе о доставлении или в протоколе об административном задержании. Копия документа вручается лицу, подвергнутому досмотру, по его просьбе. А вот требования сотрудников Росгвардии разблокировать телефон или сообщить пароль от гаджета — незаконны. 

«Закон не предусматривает такое полномочие для сотрудников Росгвардии, полиции и т.п. Соответственно, у человека нет и обязанности сообщать пароль или разблокировать телефон. Отказ дать пароль нельзя рассматривать как неповиновение законным требованиям сотрудников Росгвардии или полиции. В свою очередь подобные попытки со стороны властей могут быть расценены как посягательство на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, которая гарантирована ч.2 ст. 23 Конституции РФ. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения», — разъяснил адвокат. 

Также Максим Никонов дал общие рекомендации по общению с сотрудниками Росгвардии и полиции. По его словам, вести себя нужно вежливо и спокойно — не хамить правоохранителю, не хватать за форму или части тела, не наносить удары и не упираться. Если вы планируете в будущем подавать жалобу на действия правоохранителей, то требуйте оформления всех протоколов: «Это может быть протокол об административном правонарушении, протоколы досмотра, задержания, доставления. 

Также не отказывайтесь от подписи в протоколе. Отказ от подписи не делает протокол недействительным, но это лишает вас возможности изложить свою позицию в протоколе. Наоборот, если вы не согласны с действиями сотрудника Росгвардии — укажите на эти нарушения в протоколе». 

Согласно же ответу Росгвардии, Федеральный закон «О войсках национальной гвардии РФ» не обязывает росгвардейцев при обращении к гражданину называть свои должность, звание, фамилию, а также предъявлять служебное удостоверение. Представиться рекомендуется — для недопущения конфликтных ситуаций, но не в случаях пресечения преступлений и административных правонарушений. 

На вопрос ПроВладимира о правомерности требований предъявить и разблокировать телефон, в пресс-службе Росгвардии заявили, что ситуация и обстоятельства не конкретизированы (видимо, саму публикацию решили в расчет не брать). Тем не менее поясняется, что сотрудники ведомства вправе задерживать подозреваемых в совершении преступления до передачи в органы МВД. Сами подозреваемые и их вещи при этом подвергаются досмотру. 

Если сотрудник войск национальной гвардии имеет достаточные основания считать гражданина подозреваемым в совершении преступления, то сотовый телефон может быть признан вещественным доказательством. Если оснований для «возведения в ранг» подозреваемого недостаточно, то росгвардеец может предложить гражданину «в добровольном порядке предоставить мобильный телефон, а также с его согласия ознакомиться с содержащимися в нем медиафайлами, которые могут способствовать пресечению преступлений». 

На вопрос о личном досмотре граждан росгвардейцами, в ведомстве сослались на статью 27.7 КоАП РФ — процедура проводится лицом одного пола с досматриваемым и в присутствии двух понятых того же пола. Но могут быть и исключительные случаи, о которых мы уже упоминали в предыдущей статье после консультации с адвокатом международной правозащитной группы «Агора» Максимом Никоновым. 

«Одновременно обращаем внимание, что визуальное изучение гражданина и находящихся при нем вещей с его согласия является осмотром, которое не требует процессуального оформления», — добавили в Росгвардии. Резюмируем: росгвардеец представляться не обязан и может визуально осмотреть вещи гражданина без составления протокола. Но для указанной процедуры требуется согласие последнего, если, конечно, речь не идет о подозреваемом в совершении преступления.


17 июля 2019   Просмотров: 1 971