100 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ВЕЛИКОГО СТАРЦА - АРХИМАНДРИТА КИРИЛЛА (ПАВЛОВА)


8  октября  —  100 лет со дня рождения великого старца нашего времени  —  архимандрита  Кирилла (Павлова)

«Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут, ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше... Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом не радеть. Не можете служить Богу и мамоне» 
(Мф. 6, 19-21, 24).



Предлагаем вашему вниманию фрагменты из книги священника Виктора Кузнецова «Помним»:
«Есть нечто более значительное, чем все существующие книги и идеи, это пра­вославный старец, перед которым вы можете открывать свои помыслы и от которого можете услышать не более-менее полезное частное мне­ние, но суждение святых отцов. Слава Богу, такие старцы ещё есть в Рос­сии».
Русский философ Иван Киреевский.

                АрхиманДрит Кирилл (Павлов)



Архимандрит Кирилл (в миру Иван Дмитриевич Павлов; родился 8 сентября 1919 в деревне Маковские Выселки, ныне Михайловского района Рязанской области) — духовник Троице-Сергиевой лавры. Один из наиболее почитаемых старцев Русской православной церкви конца XX — начала XXI веков.

Биография

Родился в верующей крестьянской семье. С 12 лет жил у неверующего брата, под влиянием среды отошёл от религии. После окончания техникума работал технологом на металлургическом комбинате. Был призван в Красную армию, служил на Дальнем Востоке. Участник Великой Отечественной войны, при обороне Сталинграда, в звании сержанта командовал взводом, участвовал в боях возле озера Балатон в Венгрии, закончил войну в Австрии. Демобилизовался в 1946.

Во время войны Иван Павлов вернулся к вере. Неся караульную службу в разрушенном Сталинграде в апреле 1943, среди развалин дома нашёл книгу. Он вспоминал: «Стал читать её и почувствовал что-то такое родное, милое для души. Это было Евангелие. Я нашел для себя такое сокровище, такое утешение!.. Шёл с Евангелием и не боялся. Никогда. Такое было воодушевление! Просто Господь был со мною рядом, и я ничего не боялся».

После демобилизации Иван Павлов поступил в Московскую духовную Семинарию, а по её окончании — в Московскую духовную Академию, которую окончил в 1954. 25 августа того же года принял постриг в Троице-Сергиевой лавре. Вначале пономарь, затем казначей и, наконец, духовник монашеской братии. Возведён в сан архимандрита. Награждён военными и церковными орденами. Автор многочисленных проповедей и поучений. Наставник молодых монахов.

Архимандрит Кирилл один из наиболее известных русских старцев. Современники дают ему высочайшую характеристику:
«Как в прежние времена прп. Сергий Радонежский, так в наше время о. Кирилл является хранителем чистоты Православия и традиций русского монашества. К нему, в Сергиеву обитель, стекаются верующие со всей России. Здесь, в тесной комнатушке перед батюшкиной келией или в узком коридорчике флигеля Патриаршей резиденции в Переделкине, с трепетом и надеждой часами ожидают люди счастливой возможности увидеть доброе, светлое, дорогое лицо Старца и получить его благословение. 

Всех принять Батюшка не может: день ведь не растянешь, но пока сильно не занемог, принимал иногда более сотни человек, и приём длился далеко за полночь, лишь с небольшим перерывом для короткого обеда и молитвы. Люди приходят к Батюшке со своими скорбями, просьбами, проблемами, и все получают утешение, помощь, совет, наставление и, уходя, прижимают к сердцу бумажную иконку, книжку или конфетку — дорогое Батюшкино благословение. 

Отец Кирилл не многословен, но такой добротой и любовью светятся его глаза, что всегда покидаешь его келию утешенным и окрылённым, со слезами умиления: как говорил Ф. М. Достоевский: «Нет большего счастья для русского человека, чем плакать на груди у старца». И все знают, что и после их ухода, Батюшка будет молиться за них, и все их дела управятся, как того хочет Господь… 

Продолжая традицию русского старчества, архим. Кирилл считает своим долгом заботиться и воспитывать молодых монахов. После вечерней службы в Лавре спешат к нему в келию монахи для душеспасительной беседы, которая длится порой до утра. 

Как к прп. Сергию, благословлявшему русских воинов на ратные подвиги, к архимандриту Кириллу приходили за советом и благословением, прося его святых молитв православные русские люди, общественные и политические деятели, редакторы и журналисты...»
«Святая Русь. Большая энциклопедия русского народа» 2003 г.

Молитвенник за Русь

Как черви, копошимся мы в грехах,
Мы тонем в сладострастье и пороках. 
Забыв о совести, отринув Божий страх, 
Доверчиво внимая лжепророкам.
И сатана — дух разрушенья, зла, 
Безудержной, безсовестной наживы, 
Простер над Русью черные крыла̀
И дышит смрадным холодом могилы. 
Скажите мне, кто в этот скорбный час 
Пред Господом заступится за нас?
Чтоб в наше время тёмное, лихое 
Ободрить Русь молитвою святою?
Кто сбережёт от дьявольских сетѐй? 
Кто нас ободрит животворным словом, 
Как неразумных маленьких детей, 
И душу возродит для жизни новой?
Но вот Господь мне тайну приоткрыл: 
Молитвенники за Россию живы,
Их помыслы чисты и прозорливы, 
В молитве предстоит отец Кирилл.
В. Сергеев.

Вспоминаются недавние времена, когда Батюшка был ещё с нами. Много лет лежал на одре, сражённый инсультом, с трудом, но был досягаем. Можно было приехать в Переделкино и постоять у его ложа страданий. Помолиться и укрепиться.

Об одной такой встречи со Старцем, в день его рождения хочется вспомнить и как бы опять побыть рядом с Батюшкой:



Двойной  праздник

Пасмурным, осенним днем 9 октября 2006года. Промыслом Божьим, на следующий день после праздника преподобного Сергия Радонежского, в праздник апостола и евангелиста Иоанна Богослова, оставив все важные дела, прибыл я в подмосковное Переделкино. 
Как не приехать? Ведь это — двойной праздник нашего старца, архимандрита Кирилла! День его рождения — 8 октября. Восемьдесят семь лет назад родился на Рязаньщине отец Кирилл. В день преподобного Сергия Радонежского, в обители которого он прожил большую часть своей жизни. А на следующий день, — в праздник  апостола Иоанна Богослова — день его именин. Назван он был, в честь апостола Иоанна Богослова.

Знаменательно, что в этот же день, 9 октября 1927 года, родился и другой выдающийся наш современник, великий наш духовный наставник — митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев).

Серое небо, не перестающий дождь, не смущали. Праздничное настроение, бодрый настрой ощутимо поддерживали меня. 
Подойдя к зелёным вратам, позвонил я в звонок. Дождался появления в двери милиционера. Он отказался принять цветы и записку для отца Кирилла. Что ж удивляться нечему. Сейчас повсюду кордоны и запрещения. 
Взглянул на храм. Золотые купола в пасмурный, ненастный день особенно горят, приносят радость!.. 
Церковь была открыта, и я пошёл к ней, чтобы приложиться к иконам, мощам и к всегдашней помощнице — Иверской иконе Богородицы, Вратарнице. 

К сожалению, к Ней попасть не удалось. Проход туда был закрыт. 
Когда я вышел обратно, под дождь и ветер, то был несказанно утешен. Архимандрит Кирилл снова прислал мне свою белую голубку, которая умилила меня в прошлый раз, когда я не смог пройти к Батюшке, в день его тезоименитства, 22 июня. Она сидела на краю церковной кровли и внимательно осматривала всё вокруг. Потом слетела вниз, но, как и прошлый раз, держалась особняком. Не подходила близко к ожидающим корма, прогуливавшимся тут же серым сизарям. Когда я стал бросать крошки съестного, она всё же осторожно подошла поближе ко мне. Мне доставляло радость наблюдать, любоваться ею. Этим скрашивалось моё ожидание, и озноб от сырости и холода.

Подумалось и вот о чём: «Ради любимого своего детища — Земли, и самого дорогого создания на ней — Человека, как был "жесток" Творец по отношению к другой планете — Солнцу. Сотворив её кипящей лавой, чтобы освещать и обогревать землю и нас, грешных.

Так же "жесток" Господь и к верным последователям своим – подвижникам, мученикам Церкви его, взирая будто бы безстрастно, безучастно на их страдания и муки.

Так же "жесток" Он и к одному из любимейших чад Своих — архимандриту Кириллу, попустив ему много страданий и бедствий. И ныне, вот уже 13 лет, находящегося в муках болезни и сильной немощи. Дабы пламя, сжигающее праведного старца, как от солнца освещало и согревало нас — негодных, недостойных, слабовольных, погрязших в грехах».

«Светильник светит, но сжигает фитиль».
(Муч.  Синклитикия).

Пришлось ждать ещё около двух часов. Дождь не прерывался ни на минуту, сыпал и сыпал сверху мелкими стрелами влаги. Но вот показалась наконец темно-синяя «газель». Из неё вышел рыжеватый инок. Подошёл к двери у врат, позвонил, объяснил милиционеру. Ворота раскрылись, машина въехала внутрь живописного двора, украшенного цветами. Остановилась. Из неё вышли иноки Троице-Сергиевой Лавры. С ними прошли и мы, священники. Сердце ликовало. «Неужели увижу Батюшку?!..» 
Двинулись к торцу недавно отстроенного каменного терема. Поднимаемся, кто по ступеням, кто по пандусу, по которому в хорошую погоду и самочувствие свозили отца Кирилла в сад, подышать свежим воздухом.
Заходим в коридор. Все примолкли, идём в благоговении, ожидая несказанной радости. Посередине большой залы стоит металлическая кровать на колесах, где лежит в немощи телесной наш дорогой отец Кирилл.
Какое-то время смотрим на Батюшку, с острым чувством сострадания, удивительным образом соединившимся с радостью от встречи с ним.
Старший группы, архимандрит Алипий из Лавры, ставший у изголовья отца Кирилла, от волнения немного откашлявшись, начал говорить: 
— Отец Кирилл! Мы поздравляем Вас с праздниками. Вчера был преподобного отца нашего Сергия, которому вы служите более полувека. Сегодня — праздник апостола Иоанна Богослова. День рождения у вас сегодня! Поздравляем Вас с восьмидесятисемилетием!
Келейница Наталия наклоняется к лицу отца Кирилла и громко, почти в самое ухо, «переводит» сказанное ему:
— Батюшка! Отец Алипий из Лавры передает Вам поклон от всей братии. Поздравляет с праздниками и днем рождения!
Отец Кирилл молчит, долго смотрит из своих запавших глазных век над собою. Потом тихо, хрипловато, плохо артикулируя, говорит:
— Благодарю вас всех. Желаю вам терпения в трудах монашеских…
Пауза. Нарушает её архимандрит Алипий:
— Желаем вам здравия духовного и телесного. Чтобы Вы побыстрей поправились.
Наталия (переводит): — Братия здоровья Вам желает! Чтобы Вы поправлялись скорей.
Опять отец Кирилл молчит, потом отвечает, глядя не на присутствующих — голову наклонить или повернуть он не может, смотрит над собою:
— Спасибо.
Архимандрит Алипий вновь громко спрашивает:
— Как вы себя чувствуете?
Это расслышал отец Кирилл. Не сразу, но отвечает:
— По погоде. Когда пасмурно, мне хуже, когда солнышко, и мне хорошо.
Старец скупо улыбнулся. Заулыбались и мы радостно.
Выждав паузу, отец Алипий продолжает:
— В этом году первый раз в праздник преподобного Сергия был дождь. Всегда солнце, а вчера молебен служили под дождём.
Отец Кирилл ничего не отвечает на это и не подает никаких знаков. Архимандрит продолжает:
— Трапезную большую сделали, под трапезным храмом. Теперь вся братия там помещается. Все вместе теперь собираемся, в одну смену.
Неожиданно отец Кирилл без паузы одобряет:
— Неплохо.
Возник живой диалог. Все мы от радости ещё более заулыбались, ослабили напряжение. 
После этого, не находя, чем ещё порадовать, расчувствовавшись от телесно немощного вида отца Кирилла, о. Алипий продолжил:
— Батюшка, соскучились мы! Не хватает нам Вас. Трудно нам без духовника и наставника. Без Вас Лавра — сиротлива.
Печально опустили головы иноки Лавры, священники, все присутствующие. Всплакнула и инокиня Наталия.
Отец Кирилл молчит. Потом начинает что-то про себя беззвучно нашептывать едва уловимо. Обращавшийся к старцу хотел наклониться, чтобы разобрать шепот, но келейница упредила его, негромко объяснила:
— Подождите. Батюшка вначале проговаривает про себя то, что хочет сказать, а потом скажет.
Ждём.
Архимандрит Кирилл начинает говорить. Возражает на искренне выраженную похвалу ему:
— Неправда. В Лавре много священников есть. Духовных!
Выждав небольшую паузу, отец Алипий мягко не соглашается:
— Да, но это — другое. Они Вас не заменят. Может, для младшей братии это не так болезненно. Для нас, старшей братии, кто в Лавре двадцать и более лет, для нас — совсем другое дело. У нас Вы — отец и наставник.
Долгое молчание. Наконец отец Кирилл говорит:
— Я тоже очень соскучился по Лавре… Если даст Бог, поправлюсь. Тут же попрошусь, поеду в Лавру. Лавра — родной дом…
Все молчим, келейница плачет, прослезился игумен и все мы в печали. Долгая пауза.
Чтобы приостановить свои и наши разыгравшиеся чувства, келейница предлагает. Подсказывает громко старцу:
— Батюшка, давайте и мы поздравим с праздником приехавших братию и священников! Передадим им от вас подарки.
Отец Кирилл утвердительно кивает головой.
Инокиня начинает давать в непослушную руку отца Кирилла, лежащую поверх одеяла, коробки конфет, книги, иконы...
Нащупывая, как удобнее взяться за большие коробки, отец Кирилл, плохо владея рукой, чуть передвигает их в сторону подходящих к нему по одному гостей.
Архимандрит Алипий, первым получая дорогой ему подарок от отца Кирилла, целует ему руку, приникает к белоснежной бороде наставника, просит:
— Благословите, Батюшка, меня, грешного, и братию нашу в Лавре, на монашеский подвиг. Чтобы вынести его до конца. 
Отец Кирилл и это, сказанное негромко, услышал, отвечает сразу. Чуть приподнимает правую руку и непослушным языком и губами произносит:
— Бла-го-слав-ляю…
Быстро сменяя друг друга у изголовья отца Кирилла, мы получаем от него подарки. Целуем спешно его руку, кому посчастливится, дотянувшись, в щеку и отходим. Всем воочию видно, что отец Кирилл очень устал. Даже такая непродолжительная беседа для него утомительна. А таких встреч и бесед за день у него, в праздничные дни — много.
Прощаемся, получаем общее благословение.
Один из нас, приходских священников, просит всех:
— Благословите, отцы и братия.
Получив общее, молчаливое позволение, он, перекрестившись на иконы, значительно и громко произносит:
— Благоденственное, мирное житие, здравие же, спасение! Во всем благое поспешение, подаждь, Господи, священноархимандриту Кириллу! И сохрани его на многая лета-а-а!!...
Все мы разом подхватываем и поём:
— Многая лета-а, многая лета, мно-о-огая ле-е-е-тааа!!!...
К общему хору присоединяются и робкие. Зазвучало ещё громче:
— Спаси Христе Боже! Спаси Христе Боже! Спаси-и Христе Бо-о-жее!.. 
Мы все дружно подхватываем:
— На многая лета! На многая лета! На мно-о-огая ле-ета-аа!!...
Отец Кирилл, едва приподняв свою худенькую, слабую руку, сложенную в имяславное знамение, благословляет нас. Основная группа прибывших вышла, а мы, склонившись, стоим не двигаясь, под его благословляющей рукой. Простояли бы так благоговейно неизвестно сколько времени, если бы келейница не подсказала нам:
— Вы идите. Иначе Батюшка не перестанет вас благословлять.
Будто с небес, мы неохотно вернулись на землю. Послушно вышли, слыша, как Наталия ласково спросила отца Кирилла:
— Ну что, Батюшка, подышим свежим воздухом?
Затем, отодвинув кровать на колесах вглубь кельи, приоткрыла окно.
Выходим наконец все. Прощаемся.
Не только с отцом Кириллом, но и между собой ещё более сблизились, за это короткое время. Учтиво целуем друг друга в щёку и правую руку. Даже те, кто ещё час назад были незнакомы между собой, теперь уже близки, точно — братья. Ведь у нас общий отец — архимандрит Кирилл!
Священник Виктор Кузнецов.  Из кн. «Батюшка».

"Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их
(Мф.  7,13-14).



Напрасно некоторые оправдывают себя в своих падениях немощью собственного естества и общею слабостью человеческою или ещё тем, что «так поступают все». Священное Писание нас удостоверяет, что чем мы немощнее, тем бываем лучше и способнее к доброделанию, тогда благодать больше преизобилует.
Архимандрит Кирилл (Павлов).

+       +       +

Уцепиться  за  «кусты»

Почившая старица р. Б. Вера го­ворила о том, «что в годы гонений и скорби люди всё же идут в гору, к Богу, но наступит такое время, когда всего будет столько, сколько было при царе и даже больше, но тогда все пойдут вниз. Верными Православию останутся только те, кто «уцепятся за кусты». Пояснив, что «кусты» — это старцы и их поучения. И добавила, что в то время почти всё духовенство заблудится в трёх соснах, и многие отойдут от истины.

Слава Богу, что Господь по своей великой милости и в наше время даёт слышать истину у старцев, подобных отцу Кириллу.
Из книги «Сест­ры».
 
«Не может град укрытися верху горы стоя».
(Мф.  5,14).

«Грех затмевает очи души нашей — ум, совесть, сердце  и ослепляет их до такой степени, что человек, видя — не видит, слыша — не слышит и не разумеет». 
Архимандрит Кирилл (Павлов)

Отважный  Батюшка

Об отваге отца Кирилла известно многое. Поражает то, как он безбоязненно брал на себя порой очень опасные, ответственные решения, за которые можно значительно пострадать. Большинство из нас, даже священников, старается быть осторожными. Отвечать неопределённо, обтекаемо, чтобы не рисковать. «А вдруг!..» Над многими висит, как Дамоклов меч, боязнь ответственности, особенно при необходимости определённых, важных, рискованных решений. Посему часто мы грешим, не исполняем евангельское требование Господа, чтобы ответ наш был твёрдым и определённым: «Но да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого».(Мф.  5,37). 

Отец Кирилл, один из редчайших, кто готов идти на риск потери авторитета, доброй репутации, быть осмеян, наказан. Не боясь ответственности, он даёт определённые советы и наставления, которые другие порой и чувствуя, сознавая их, но из страха побоятся высказать. Посоветовать чётко и прямо, без страшливого уклонения, не осторожничая, без двусмысленной размытости. 

За любовь предстоит борьба до последнего вздоха.  
 Архимандрит Кирилл (Павлов).

Найденное  определение

Елизавета:  — Отец Кирилл, всегда —  простой со всеми, радостный. Без позы и многозначительности. Как он любил трудящихся в Лавре простых людей. Всегда поддерживал, ободрял. Навещал, интересовался нуждами. Когда мог, помогал. И они, трудники и работницы в прачечной, пекарне и других службах Лавры, отвечали ему тем же. Искренне любили, отвечали ему на его любовь и сочувствие.

В особенности отец Кирилл был радостен в Пасхальные дни. Это был какой то сгусток света, энергии, необыкновенной радости, которыми он щедро делился со всеми. Невзирая на положение, сан свой, должность. С простыми рабочими, служащими он был ещё более открыт и доступен. Тут он не опасался обиды, неверного понимания его поступков, сарказма, насмешек.
Эти дни были самыми радостными в его жизни, и он передавал радость и значимость главного Праздника для православных всем окружающим.

Это поистине человек — не этого мира.
Александра  (ныне монахиня Ксения):  —  Поражаюсь терпению Батюшки, его как положат, удобно ли, не удобно, он ни словом, ни жестом, ничем не выдаст своего состояния. Ничего никогда не попросит. Терпеливо ждёт, когда кто-то заметит и поможет ему. Перевернёт или подаст ему необходимое.

Елизавета:  —  Да. Терпение его не поддаётся  пониманию нашему.

Монахиня Ксения:  —  Иногда ему так тяжко бывает. Но он никогда никому не пожалуется... Как такое возможно?..
Елизавета даёт определение:
—  Монах. В высшей степени — настоящий монах. Этим всё сказано.

Недооценённый

Будучи приглашённым в дом своих прихожан, отец Кирилл глядя на бегающих ребят, указав на одного из них, спросил:
—  А это кто? 
—  Колька то? Это самый "оторви и брось", чего на него внимание обращать!..
—  Почему ты так?
—  Да, толку… Бегает только, да огарки в храме собирает и больше ничего.
—  Ты, Зина зря так о нём. Хороший мальчик, светлый, смышлёный. 
—  Так, возьмите его к себе.
—  Пока рано, а вот когда будет ему 12 лет, то тогда к нам.
И когда его, Колю привезли. Отец Кирилл вышел с кропилом и кандеёй. Окропил всех.
Теперь Коля — известный протодиакон, отец Николай.

«Если не слышишь чужие стоны, не помогут ни посты, ни поклоны».
Архимандрит Кирилл (Павлов)

Рассказывает монахиня Евпраксия: 
—  Недобрые люди всячески пытались очернить отца Кирилла разными способами. Доставалось Батюшке и за нас, прихожан его. 
Был, к примеру в Лавре, такой о. Анатолий. Однажды он при всех, усмехаясь сказал: 
— У отца Кирилла все чада — дураки. 
Батюшке это передали. Отец Кирилл не стал спорить, доказывать обратное. Разведя руки в стороны, видимо соглашаясь с обидчиком, кротко ответил: 
— Ну, что ж, какой я сам, такие у меня и духовные чада! 
С тех пор обидчик перестал такое говорить, а вскоре и уехал из Лавры. 
Вот какой пример смирения преподал нам наш духовник. Его ударили по щеке, а он кротко подставил другую щеку. Как и учил нас Господь. 
Духовная жизнь — она ведь очень сложная, надо быть очень мудрыми, враг постоянно подстерегает нас.

Обычные люди, когда на них что-то обрушивается, какие-то невзгоды, потери, человек замыкается, становиться молчаливым, жёстким, скупым, закрытым, а Батюшка вёл себя так, как будто ничего у него не случилось. Будто его это не трогает. А ведь очень трогает, он очень переживает. Но не подавал виду. И всегда всех принимал, с любовью, проявляя большое человеколюбие, доброту, участие. Ему была дана такая великая сила духа. Он мог справиться с любыми невзгодами, напрочь перечеркнуть все свои беды, что с ним происходит. Будто у него безоблачное существование. Он очень сильный, и с ним было очень легко. За ним как за каменной стеной». 
«Отврати лице Твое от грех моих и вся беззакония моя очисти».
(Пс. 50, 11).

Держись!

Семён. — Простите, Батюшка, спросил я одного, другого священника. Оба мне сказали — бери новый паспорт, ничего в нём плохого. И Патриарх, вроде бы, за это. Ну, я и … взял.
Отец Кирилл (тяжело вздохнув). — Не спрашивай и не доверяйся уже больше никому.
—  Они мне ещё говорили, что «номера» всем и без согласия влепили. Паспорта тоже присвоят и всё другое… Говорят же: «Против лома — нет приёма»
Старец помрачнел и ответил:
—  Наверное, так оно и будет. Но мы можем сопротивляться.
—  Как?
—  Неучастием своим.
—  Каким образом?
—  Самому ничего не брать и не подписывать.
—  Понял! Пусть хоть оборутся, а я буду своё гнуть.
Засмеялся отец Кирилл:
—  Гни, но не сломись…
—  Постараюсь. Все вокруг, как сговорились, что это «нормально». Иногда, сомненья всё же возникают: «Чего это я? Все, вон как, а нас — всего кучка, несогласных».
Строго глянув на него, отец Кирилл даже притопнул ногой, повысил голос:
—  Господь, против! Чего ещё рассуждать? Сказано — не брать! И всё…
Оробев от такого встряхивания, Семён облегчённо, с улыбкой соглашается:
—  Это — верно.

+       +       +

Монахиня Таисия:
—  Отец Кирилл нас предупреждал«Если мы будем жить, подвигая Бога на милость, Бог продлит нам время. А если так, как сейчас, на гнев Божий, — то ждите войн  и бедствий». А мы продолжаем жить не Богоугодно.

На церковь нашу идёт гонение. Все другие «церкви» восстанут против нашей веры Православной. Тогда Бог и попустит войну, как в 41-м году. Всё очистит Господь. Будет голод. Он будет от заражённой земли. Ранее земля давала плоды для силы человека, а сейчас плоды будут на уничтожение человека. Как яд. Человек своими поступками это делает. Оскудела вера — оскудела и земля.
Но если заслужим, изменимся к лучшему, то будет у нас и мир, и царь…»

«Церковь всегда распята, как и Христос».
 Архимандрит Кирилл (Павлов).



Александр Жиров:
—  Задал я Батюшке мучивший меня вопрос о новых паспортах. 
Отец Кирилл немного нахмурился, помолчал. Потом положил свою руку мне на голову. И дальше молчит, ничего не говорит.
Напоминаю ему про свой вопрос:
—  Батюшка, как мне с паспортом поступать? Можно новый брать?
Отец Кирилл внимательно на меня посмотрел, а потом сказал:
—  Ты сам как думаешь? 
Думаю про себя, что он должен больше знать про это, чем я. Зачем он меня спрашивает? Потом я понял, что он меня испытывает. Отвечаю:
—  Батюшка, мне сердце подсказывает, что нельзя брать все эти электронные паспорта и карточки. В Апокалипсисе всё сказано.
Он ещё раз посмотрел на меня испытующе. Положил руку мне на плечо и сказал:
—  Если ты, Александр, сможешь со старым паспортом, то лучше оставайся.
То есть он строго не сказал: принимать — не принимать. На мою свободную волю и решение определил. И правильно. Так крепче! Не на кого будет сваливать при неполадках каких, огорчениях. Сам же решил.
Задал я ему ещё много вопросов.
Отец Кирилл вдруг, взял меня за руку, сильно сжал её и, приподняв, развернул к иконостасу. Подвёл меня к нему и говорит с доброй улыбкой:
—  Да, Александр, готовься к испытаниям.
—  Батюшка, к каким?
Он долго молчал, склонив голову, а потом ответил:
—  Мы доживём до антихриста.
Удивился я такому ответу и осторожно спросил его: 
—  Как мы? Кто мы? — грешным делом думаю, я — молодой, а Батюшка-то старенький. Ему уже за восемьдесят. И он, что ли доживёт? Так близко, значит, погубитель наш?!..
Отец Кирилл, будто читая мои мысли, подтвердил:
—  Мы все доживём до него. Время очень быстро идёт. Мы должны пройти испытания, если хотим достойно Господа встретить. Эти испытания будут попущены Богом.

Улыбнулся он после этих слов своих, перекрестил меня и снова напомнил мне, что руководствоваться надо во всём, как сердце будет подсказывать».

«Если мы привязаны к этой жизни — мы не христиане»
Архим. Кирилл (Павлов).

Галина Малинина:
—  Отца Кирилла здесь уже, в Сергиевом Посаде не было. Его перевезли в Переделкино. Поехала я туда, с большим трудом прошла к нему и говорю:
—  Батюшка, вас в Лавре нет и тут... запреты сплошные. Что  делать?  
Он мне отвечает: 
—  Ты открывай форточку и кричи, если тебе плохо будет. Я слышу, всё слышу. Знаю, только говори причину, что и как.  
Вот такие его слова. Он мне и носочки подарил, «чтобы ножки не застудила».

«Когда терпим гонения за правду, за исполнение заповедей Христовых, тогда – что бы мы ни терпели, какие бы ни испытывали лишения – мы не должны скорбеть, наоборот, должны радоваться, помня, что этим путем, путем скорбей и болезней, мы приближаемся к Царствию Божию, приобретаем право на вожделенное наследие в обителях Отца Небесного».
Архимандрит Кирилл (Павлов).

Кузнецова Н. П.:
—  Сильно меня чиновники донимали, заставляли новый паспорт взять. Они со злорадством мне говорили: 
—  У нас и на отца Кирилла новый паспорт лежит. 
Тогда я им ответила: 
—  Он лежит у вас в столе, но не в его кармане! Никогда он антихристовых документов не возьмёт. Это я знаю точно!
 31 августа 1998 года отец Кирилл говорил:
«Наступают трудные времена. Будут вводиться магнитные карточки. Неизвестно, какую информацию туда введут. Никаких карточек не брать! 

Времена последние. Придут лжехристы и прельстят даже многих избранных. Бодрствуйте и будьте готовыми к испытаниям. Надо трезвиться и бодрствовать. Враг невидимо присутствует и соблазняет. Мы все — одна семья, и Бог — Отец наш. Мы должны очень следить за собой. Не искать приобретений, стяжания мирского…Строго надзирать за своими поступками и словами. Всё учитывается, «от своих слов оправдаешься и от своих осудишься». Надо быть христианами не по названию, а по жизни. 

Время короткое, время трудное, не малодушествуйте! Настольные книги — Евангелие и Псалтирь. Ходите узкими путями.

По всему видно, что к кончине идём. Трудитесь в основном над душой и своим спасением. Не бойтесь пострадать ради Истины. Душепагубного ничего не принимать! Не страшитесь мук и страданий ради Царствия Божьего!»

«Выйдите из среды их и отделитесь, говорит Господь, 
не прикасайтесь к нечистому; и Я прииму вас».   
(2 Кор. 6, 17).

Михаил:
«Отец Кирилл неоднократно повторял: «Сейчас мы живём во времена, когда всё Евангелие уже исполнено, и сейчас уже ничто не препятствует пришествию антихриста и за ним пришествию Христа». 

Если вы будете с Богом, Он не оставит вас. Кто-то, может, пострадает за Христа, а кто-то может оказаться совершенно незаметным. Если будут отвозить на поездах в Сибирь или на Север — не бойтесь, поезжайте, там вы соблюдётесь, будете с Богом, будете в своей среде право­славной.  Ничего не бойтесь. Как будут происходить эти события, так и спасётесь, даже быстрее спасётесь, чем в благополучные времена».

Валентина Нестеренко:
«…Когда начались перипетии с присвоением нам «номеров», я поехала к отцу Кириллу. Его как раз, только недавно привезли из Барвихи. Между собой, мы ожидающие у ворот говорили о том, что сейчас отец Кирилл главный, кто сражается с антихристом…
 О будущем отец Кирилл говорил:
—  Потому, как общая масса верующих уменьшается и охладевает, сейчас наступает время индивидуального спасения. Каждый — сам иди на крест.

Говорил, что школы будут закрывать. Так оно сейчас и происходит. Сельские школы, библиотеки, больницы, а кое-где и церкви закрываются, как «нерентабельные».

«…Не для вас одних дано вам разуметь это, а через вас для целого мира, чтобы все, сами утвердившись в деле Божием, и другим могли быть полезными».
(Преподобный Серафим Саровский).

Служи!

Как всегда, когда попадаешь к отцу Кириллу волнуешься, смущаешься, комкаешь заранее, старательно подготовленные вопросы. Батюшка ласково улыбнувшись, помогает:
—  Подожди, отец Виктор, не спеши... По порядку всё подавай...

Жалея Батюшку, зная, что с утра у него наверняка перебывало много желающих встретиться с ним. Сознавая и то, что за тобой ещё немало охотников докучать ему, всё равно спешишь, наспех выпаливаешь неловко вопросы. Едва успевая запоминать ответы на них. Но всегда, у каждого наверное, есть при этом основной вопрос. Так и у меня на той памятной встрече, происшедшей летом 2002 года выявился такой важнейший вопрос. Не только для меня, но и для многих священников, не желающих идти путем Апостасии.

Последним из вопросов и задал я тот самый, важнейший:
—  Батюшка, меня особенно тревожит, не дает покоя одна проблема. Она состоит вот в чём... 
Остро чувствую я, что довольно скоро наступит такой этап развивающихся событий, когда Церковная власть, избравшая путь приятия глобализации с сатанинскими номерами, паспортами, карточками, и прочими погибельными для нас клеймами, изгонит нас, священников — противников такого погибельного пути. Уже изгоняет. Много печальных примеров тому уже есть. Изгоняет не только с приходов, но что особенно ужасно — в запрет. Росчерком пера церковноначалия. И всё!.. 

В мир обратно возвращаться не хочется. Как и все, подобные мне, желающие остаться верными Господу, нахожусь в растерянности, страхе перед будущим. Что делать? Как тогда быть?
Отец Кирилл “с ходу” уверенно, определённо отвечает:
—  А ты служи!
Растерялся я, спрашиваю:
—  Как служи, Батюшка? Если определят в “запрет” уйти?!..
Отец Кирилл ещё твёрже, с нажимом повторил:
А ты — служи!!..
Совсем растерялся я, переспрашиваю:
—  Батюшка, как это?! Если в запрете то, как же служить?!..
Отец Кирилл осерчал за непонятливость мою, грозно и сердито припечатал, даже приударив по моей руке:
—  Говорю же — служи!!.. И всё тут!
Стою окаянный тугодум, хлопаю глазами. Потом доходит до меня то, что открыто, с объяснениями он не может говорить. Понятен становится наконец и смысл коротко сказанного мне. 

Невольно лицо моё расплывается в улыбке. Ликуя, вскрикиваю радостно:
—  Понял!!.. Понял, Батюшко родной!.. Буду, буду тогда и при таком положении — служить! И другим передам!..
—  Передавай, но не всякому… С рассуждением, — разрешает, ободряет и, подняв указательный палец настораживает отец Кирилл. Потом тоже скупо освещает себя улыбкой глаз и уст, в седеньких усах и бороде. Доволен, что вопрос правильно понят, без дальнейших уточнений.  

Старец явно дал понять мне, неразумному, что такие прещения власть предержащих в Церкви за неканонические, несправедливые причины — не действительны! Если они последуют, то не надо обращать на них внимание. А с безстрашием к людям, пусть и облечённых властью, продолжать служение для верующих людей и Бога. Хоть на пеньке!..

Давящий страхом и неопределённостью камень свалился у меня с души. Будто штора какая закрывавшая свет и свежий, чистый воздух одним мановением, отлетела прочь. Я задышал бодрящим, животворящим воздухом.
—  Тяжкие оковы вы сбросили…— в восхищении удивляюсь я.
—  Ну, ладно. ладно… — даже несколько испугавшись моих эмоциональных излияний, смутившись, поспешно заканчивая разговор, напоминая одновременно и об осторожности, подтолкнул меня отец Кирилл к выходу легонько, в локоть.  

Не выдерживаю, схватываю в широком рукаве его рясы руку, благоговейно припадаю к ней. Другой рукой он, то ли поглаживая, то ли постукивая меня по темени, напутствует одобрительно:

—  Давай... Трудись, трудись!.. Главное, чтобы Богу угождать, а не всяким там “интересам”. Не унывай, не страшись «страха иудейска». Служи!!..

Не выхожу, а будто вылетаю на развязанных им крыльях, от Батюшки, — исполина духа и твёрдости, верности Православию.
Отошла теснящая грусть-тоска безысходности. Прилив сил и бодрости оживил всё во мне от прежней безнадёги. Бодрый тонус, готовность к трудностям и испытаниям придали сил. Как будто Батюшка одним прикосновением исцелил от тяжкой болезни или лёгким движением расчистил залепленное грязью лобовое стекло. Снова стало ясно, видно далеко вдаль. Можно двигаться уверенно вперёд!.. Курс — верный. Утверждён самим отцом Кириллом!!

Из меня вырывался ликующий клич, который я едва сдерживал: «Всё! Ничего и никого теперь не боюсь, кроме Бога!.. Буду только Ему служить! Смело, честно, неустанно. Как сталинградский герой — сержант Павлов, дорогой и безценный наш поводырь во тьме века сего, Божий пастырь наш — архимандрит Кирилл (Павлов).

Священник Виктор Кузнецов. 2001 г.

«О каждом человеке со дня его рождения и до гроба Бог печётся, вразумляя и наставляя нас на дела, Ему угодные, хранит от опасностей, предостерегает от падений, награждает за добро и наказывает за зло...»
архим. Кирилл (Павлов).

+       +       +

Игумен Филарет: — О возрождении России отец Кирилл говорил, как и все старцы: «Если в России будет покаяние, то Россия поднимется с колен, а если нет, — то она сама себя отдаст на порабощение». Он очень расстраивался, что спаивают людей. Идёт беспредельная продажа алкоголя и беспрецедентная. Никогда такого не было. Он говорил, что после войны было изобилие, икра красная стояла в городских магазинах, осетрина лежала, и винно-водочные изделия стояли, а пьяных не было. Не пили так никогда. Такого разгула и разброда не было.

О России ещё говорил: «Самая правильная власть — та, что Богом установлена — это Монархия. Но всё зависит от  нас, от людей. Будут люди каяться, будет самодисциплина и порядок в людях, тогда будет возрождение». Говорил и о том, что всё идёт к скорбям, к гонениям на христиан, в первую очередь. Такое время наступит. «Тогда ты беги сразу на первый поезд с теми, кого схватят и повезут на мучения. Успей хоть как втиснуться туда». Он нас всегда предупреждал заранее, чтобы готовыми были, чтобы не застал нас враг врасплох, неожиданно. Часто повторял Евангельскую фразу: «Блюдитеся, яко опасно ходите»! 

Когда храмы открывались, то Батюшка очень радовался. Но чадам своим напоминал о главном: «Души золотите, души!..». На покаянии надо делать акцент. Меня ограждал от строительства: «Это не твоё. Ты будешь всегда служить в старых храмах». Я рвался, обижался, но слушался. У каждого своё послушание перед Богом, и отец Кирилл знает лучше, в чём оно у каждого.
По поводу всяких досужих разговоров. 

Кто-то спросил отца Кирилла:
—  Батюшка, говорят, что вы схимник. Вас как, по-особому поминать?
Отец Кирилл взял спрашивающего за руку и попросил:
—  Миленький, ты меня хоть Иваном помяни, только помяни. У Бога любая молитва доходит».
Из книг «Старец» и «Духовник». М. 2012-2014 гг.



+       +       +

Псково-Печерский листок №640  2005 г.:
«Рассказывали об одном прельщённом интеллигенте, которому демон, явившийся в виде Богоматери, предлагал подержать на руках «богомладенца»!.. 

—  Миленький! — энергично воскликнул отец Кирилл, обращаясь к нему. — Забудьте о злых книгах, которыми вы питаетесь! К добру они не приведут. Зачем вам осквернять душу чтением этой жути?!.. "Диавол, — как говорил отец Серафим Роуз, — не какой-то нейтральный и безвредный объект исследования. Напротив! Само приближение к сему "объекту" таит смертельную опасность. Он обладает громадной волей, направленной на изощренную ложь, разрушение и смерть. Непрерывно воздействует на исследователя. Подавляет его волю. Подчиняет себе!..»

Держитесь подальше от тьмы, — под каким бы благовидным предлогом вам ни предлагали с ней соприкоснуться!.. Иначе, незаметно для себя, вы привыкнете к страшному чтиву. Начнете испытывать страстную, возрастающую потребность постоянно "осмысливать" получаемую информацию. Ощутите неодолимое желание все глубже погружаться в тему. Сами того не подозревая, проникнитесь чуждым духом, и тогда!..»

«Светильник, сияя  издалеча, явился ecu, словесныя зари нам облистая».
(Служба преп. Сергию Радонежскому).

Запомнившаяся  встреча

Ответы архимандрита Кирилла (Павлова), духовника Троице-Сергиевой Лавры на вопросы учащихся московских духовных школ.

12 марта 1996 года в большом актовом зале Духовной Академии, состоялась встреча сту­дентов с духовником Троице-Сергиевой лавры архимандритом Кирил­лом. Зал был переполнен. Стояли в проходах. Жажда услышать старца, желание спросить его, возможно, о самом сокровенном были столь велики для многих, что собравшимся на беседу не хватило места. Но никто не уходил, стоя слушали отца Кирилла, говорившего совершенно просто, и каждый ответ поражал глубиной духовной мудрости. Правда, содержательность, смиренномудрие Старца постигаются не тот час: приходится вдумываться в каждое его слово.

Вначале отец Кирилл произнёс краткое вступление:
— Прежде всего, хочу сказать вам, что для меня такие встречи — дело новое. Я впервые нахожусь в такой обстановке, встречаюсь в таких условиях. 

Когда я шёл сюда, то сам себя спрашивал: куда я иду, и что буду делать? Я, собственно, и не знаю, чем я могу быть вам полезным. Если это касается знаний, образования, то вы сами люди образованные. Мы, монастырские люди, по сравнению с вами, невежды, занимаемся только с людьми простого сословия. Сейчас жизнь сложная и тяжёлая, люди испытывают большие переживания, неприятности как в семейной, так и в духовной жизни. Поэтому приходится утешать людей, как-то их увещевать, чтобы они уповали на милость Божию...

Вот, собственно, и всё, чем мы занимаемся. В этом наш труд! А теперь, чем я могу быть вам полезен?».

К сожалению, печатный текст не передаёт интонации с которыми Старец говорит, подбирает слова, что есте­ственно для человека, помнящего о мере ответ­ственности за каждое сказанное слово... Известно, что прежде чем дать ответ, старец молится.

Вопрос: Что делать, если чувствуешь, что во всем повинуешься греху?

—  Подчас мы повинуемся греху, раболепствуем ему: не хотим делать, а тем не менее грех, страсти, худые наклонности, они сами по себе уже влекут на худое дело. Это объясняется растлением нашей природы. Греховность глубоко пустила в нас корни. Что делать? Только один путь — работать над собой, бороться со своими худыми наклонностями и пороками и стараться встать на путь добродетельной христианской жизни. Это должна быть борьба... Не знаю, правильно ли я изъясняюсь...»

Вопрос: Нас часто смущают тщеславие, превозношение над другими. убеждение, что ты лучше и достойнее, особенно когда видишь серьёзные недостатки в ком-то и какие-то добрые дела у себя. Объясните, пожалуйста, как избавиться от подобной прелести, как при усиленной работе по стяжанию добродетелей не оставаться в своей греховности.

—  Это присуще каждому из нас. Каждый о себе думает высоко, каждый хочет считать, что он не хуже другого. Все мы заражены тщеславием и самовозношением. А этот недостаток очень опасный. Апостол Павел заповедал: Каждый из нас должен стремиться испытывать такие же чувствования, какие были во Христе Иисусе. Он, будучи Богом, умалил, уничижил Себя, приняв образ раба. Каждый в своём сердце должен ближнего своего считать лучше себя, а себя — худшим, смиренно о себе помышлять, не превозноситься — вот чувство христианина, каким оно должно быть. Тогда уже не будет ни ревности, ни жадности, ни соперничества. Но эти чувства надо наживать, воспитывать трудом».

Вопрос: Почему вера во Христа спасительна, то есть жизненно необходима человеку?

—  Не верующие во Христа люди всех времён сидят во тьме, предаются заблуждениям и всяческим порокам. Они не ведают необходимых для спасения истин, а потому их жизнь исполнена нечестия и беззаконий. Они не знают истинного Бога, обоготворяя всякую бездушную тварь, свой ум, свои знания, самих себя. Они не знают происхождения и достоинства человека, не знают, каково назначение его в настоящей жизни и каково — в будущей, не знают и пути к достижению сего назначения.

Не ведая и не видя того, что нужно человеку для настоящей и будущей жизни, они потому и живут так, как если бы не имели разумной безсмертной души, предаются порокам, имея ложное понятие о благочестии; иногда же и самые пороки и страсти оправдывают и действие их считают за явление нормальное.

И конечно, такое состояние человека есть истинная духовная тьма и тень смертная, ибо душа может просвещаться и жить только через познание истинного Бога и через приближение к Нему верою, надеждою и любовью.

Напротив, евангельская проповедь, или учение Иисуса Христа, есть истинный свет для нашей души. Кто с верою слушает евангельское учение, тот видит великий свет, по слову Писания. Учение Христово открывает нам всё, что необходимо человеку знать для своего спасения. Оно показывает, что человек создан по образу Божию для того, чтобы благочестивой и добродетельной жизнью служить Богу, прославлять Его, через это сподобляясь благоволения Божия, и как последней цели достигать вечного спасения в небесных обителях.

Человек согрешил, навлёк на себя гнев Божий и подвергся вечному осуждению, сделавшись неспособным познавать Бога и соблюдать Его святую волю. Милосердный же Господь сначала обещал, а потом послал в мир Единородного Своего Сына Иисуса Христа, чтобы научить людей истинному ве́дению о Боге и о спасении их через веру в Него, Искупителя и Спасителя мира. И Он Своими страданиями и крестной смертью, подъятой за грехи мира, удовлетворил правосудию Божию и примирил нас с Отцом Небесным, открыл нам путь к вечной жизни.

Всё в книгах Нового Завета раскрывается ясно. Кто с верою внимает этому учению, тот видит благодатный свет, познаёт Бога Отца и Господа Иисуса Христа и Духа Святаго, видит своё назначение в вечной жизни, и пути к достижению этой цели: через веру в Иисуса Христа и через исполнение Его заповедей. 

Следуя своему назначению, он старается удаляться от пороков и усовершает себя в добродетелях, исполняя заповеди Христовы. Кто так живёт, тот не заблуждается, и как при дневном свете, видит путь к Небесному Отечеству и идёт по нему. При свете учения Христова он ясно различает распутья, ведущие к погибели, и старается удалиться от них, всегда держась пути, которым шёл Сам Спаситель, к которому Он и теперь всех зовёт, говоря: «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною». (Мф. 16, 24).

Ничто так не затрудняет шествие к нам Господа, ничто так не удаляет Его от нас, как гордыня, в особенности гордыня духовная. Господь сошёл на землю только для нищих духом, только для тех, кто чувствует своё безсилие в борьбе с грехом и нужду в спасающей благодати и призывает её всеми силами своей души. 

Вот для кого пришёл Сын Божий, а не для людей, гордых своей мнимой праведностью. Такие люди не ощущают нужды в Спасителе, потому что надеются спастись лишь своими силами, надеясь на свои заслуги пред Богом, так что оказывается, что не они в долгу у Бога, а Бог в долгу у них. Но это самообман, безумное самодовольство. Если мы сличим безпристрастно свою жизнь с законом Божиим, требующим от нас не только чистых дел, но и чистых мыслей, и при этом вспомним, что говорит Писание: «Кто соблюдает весь закон и согрешит в одном чем-нибудь, тот становится виновным во всем». (Иак. 2,10), — то поймём, что мы окаянны, нищи, слепы и наги.

Только тогда мы по-настоящему ощутим нужду в Спасителе, когда увидим свою духовную нищету и наготу. И хорошо будет для души, если уразумеет она тогда своё окаянство и смирится. Господь, видя смирение, не замедлит приблизиться и Своей благодатью утешить её».

Как научиться любить Бога так, чтобы Он стал поистине средоточием жизни христианина?

«Недостаточно лишь знать о Боге и веровать в Него, необходимо любить Его всем сердцем, всей душою и всем разумением. Любить Бога мы должны по своему человеческому долгу, по своей совести, ибо Богу мы обязаны своим бытием и жизнью своей. Любить Бога побуждает нас уже само знание о нашем сотворении. Посмотрите: что заставило великого Художника сотворить нас, призвать нас к бытию, как ни Его благость? Господь сотворил человека очень красивым, даровав ему прекрасное стройное тело, сообщив ему душевные и телесные чувства, посредством которых люди понимают друг друга и имеют взаимное общение. И в этом — безконечная благость и любовь Божия к человеку.

Безмерная любовь и премудрость Божия поставили человека выше всех сотворенных тварей и вручили ему право распоряжаться всем и господствовать над всей вселенной. «Господи, что есть человек, яко помниши его? Или сын человеч, яко посещаеши его? Умалил ecu его малым чим от ангел, славою и честию венчал ecu его, и поставил ecu его над делы руку Твоею, вся покорил ecu под нозе его!» (Пс. 8, 5-7). Этого, кажется, одного достаточно, чтобы расположить нас любить Бога, создавшего нас с такою премудростью; Он более всех достоин нашей любви и благодарности.

Любить Бога располагает нас и знание о сотворении Богом окружающей нас природы. Для благости Божией недостаточно было, что Он сотворил нас существами совершеннейшими других, но Он сотворил для человека и прекрасный окружающий его мир. Для чего сотворил Бог светила небесные, прекрасные звёзды? Для чего сотворил землю, украсив её безчисленными растениями и цветами, плодовыми деревьями, лесами, реками, горами, установил различные времена года? Для человека, чтобы человек через всё это познавал Бога, прославлял Его и блаженствовал здесь, на земле. Для кого Бог наполнил воздух разнообразными птицами, моря — рыбами, а землю — всевозможными зверями и животными? Для человека, которого поставил царём над всем со́зданным.

Наконец, любить Бога располагают нас величайшие благодеяния Божии к падшему человеку. Когда Адам пал и подвергся всяким несчастьям и бедствиям, то любовь Божия не оставила его, несчастного, без утешения. Бог тотчас по падении человека обещал послать для избавления его Сына Своего, Который примирит преступника с правосудием Божиим и возвратит ему потерянный рай.

Наконец, родился Спаситель мира, Который ходил по земле и учил людей истинному богопознанию и почитанию, смирил себя паче всех, претерпел разные муки и крестную смерть, принеся Себя в жертву за грехи наши, и Своею смертью примирил человека с Богом. По воскресении Своем Он из любви к человеку обещал пребывать с нами до скончания века, обещал воскресить нас и упокоить в светлых обителях Своих. 

Им устрояются и возвышаются царства земные, Он хранил и доселе хранит Святую Свою Церковь среди всех искушений и бедствий, которыми враги христианства утесняют её. О каждом человеке со дня его рождения и до гроба Бог печётся, вразумляя и наставляя нас на дела, Ему угодные, хранит от опасностей, предостерегает от падений, награждает за добро и наказывает за зло.

«Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим. Сия есть первая и наибольшая заповедь». (Мф. 22, 37—38). Ничего и никого не до́лжно любить более Бога, будь это отец или мать, сын, или дочь, или жена, потому что всё это временно, всего этого можно лишиться, один только Бог вечен. Он один вечно с нами пребудет, если мы полюбим Его. Он один только может доставить нам счастье не временное, но никогда не скончаемое.

И казалось бы, люди должны были бы отвечать взаимной любовью на безграничную любовь Божию к нам. Но на самом деле получается обратное: люди настолько полюбили мир с его грехами, что о Христе и думать не хотят, не то, что любить Его! Добровольно отдаляют себя от Него, не хотят воздавать Ему достойной чести и поклонения. А между тем один только Христос достоин с нашей стороны сердечной и глубокой любви, и это люди узнают, когда будут умирать. Тогда всё, что мы теперь любим, оставит, отвратится, убежит от нас; один только Христос нас не оставит ни при смерти, ни после смерти».

Как добиться, чтобы молитва стала желанной встречей с Богом? Какой должна быть просительная молитва?
«Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине». (Ин. 4, 24). Этим наставлением Спаситель указывает нам, каково до́лжно быть истинное служение Богу и какова должна быть истинная молитва. Господь главным образом требует от нас служения не телесного, но духовного; равно и молитва должна быть не телесная и внешняя, но сердечная, духовная. Молитва ведь не только поклоны. Стать пред иконой дома или в храме Божием и класть поклоны — это отнюдь не есть настоящая, истинная молитва. Это не более как одна наружная принадлежность молитвы, равно как и чтение молитв печатных также опять не есть молитва.

Господь требует от нас более всего и прежде всего служения духовного, сердечного, ведь Бог — это Дух, а поэтому, если хочешь, чтобы молитва была приятна Богу, молись Ему и дома, и в церкви от всего сердца. Самая же истинная, настоящая в собственном смысле молитва — это возношение ума и сердца к Богу, когда человек достигает высочайшего духовного состояния и забывает всё житейское и не чувствует, что вокруг него творится. Образец такой молитвы можно видеть в житии преподобного Серафима Саровского, кто, углубившись в молитву, зачастую даже не чувствовал, как из его рук выпадала лопата, которой он копал землю.

Поэтому если кто ставит целью своей прочесть определённое число печатных молитв и положить столько-то поклонов и в этом полагает исполнение своего молитвенного правила, тот пусть знает, что хотя и исполнил наружно долг христианский, но по существу всё равно не молился. Телесная молитва без внутренней — то же, что тело без души. 

Это мёртвая молитва, не доходящая до Бога. Ещё в Ветхом Завете Господь говорил о такой молитве: «Приближаются Мне людие сии усты своими и устнами чтут Мя; сердце же их далече отстоит от Мене; всуе же чтут Мя».  (то есть напрасно, без пользы) (Мф. 15, 8— 9). Не слова, от уст исходящие, умоляют Бога, и не голос наш нужен Богу, а воздыхание сокрушенного сердца. Молитва без внимания — что светильник без елея или кадильница без фимиама.

В земной нашей жизни немало бывает бед и несчастий у каждого из нас. То постигают нас болезни, то злые и коварные люди наносят нам какой-либо вред и чем-либо обижают нас. При всех подобных несчастьях мы глубоко скорбим и молим Бога об избавлении от них. Но бывает, и очень нередко, что Бог не внемлет, по-видимому, мольбам нашим: обстоятельства наши не только не улучшаются, но иногда и ещё более и более ухудшаются. В таком положении мы часто охладеваем к молитве, оставляем её, иногда даже и ропщем на свою судьбу и говорим: «Да чем же мы хуже других, живущих в благоденствии и счастье?»

Как мы должны поступать, когда Бог не внемлет, по-видимому, нашим мольбам, хороший урок преподает нам упоминаемая в Евангелии язычница, жена хананейская. Она не переставала просить, неотступно умоляла о помощи. Чем же это кончилось? Молитва матери была услышана: дочь её немедленно выздоровела.

Но жена-хананеянка можно сказать, ещё недолго молилась. Некоторые гораздо дольше молились: молились по десять лет и больше, и наконец получали просимое. Долго молился Захария, и жена его Елисавета зачала уже в преклонных летах. Так медлит иногда Бог исполнить прошения молящихся.

В притче о неправедном судии Господь заповедует нам, чтобы мы не унывали и не переставали молиться, когда долго не получаем просимого. Господь желает, чтобы мы просили Его, и любит сие. Чем дольше Его просят, тем щедрее Он бывает. Чем дольше Он медлит, тем больше даёт. В то время, когда Господь не посылает нам просимого, Он как бы готовит, как бы определяет, как лучше наградить нас. Наша неотступная просьба столько же приятна Богу, сколько людям она противна: из неё Бог видит, что мы усердно желаем просимого и что мы не хотим получить этих благ ни от кого другого, кроме Бога...

Если Он, вместо того чтобы дать просимое благо, попустит найти на тебя несчастьям, то и тогда не отступай от Него. И если увидишь Бога, посылающего тебе меч, если ощутишь этот меч в своём сердце, то и тогда не отступай от Него, и тогда ожидай просимой милости.

Когда гневается на нас человек, тогда всего безопаснее бежать от него, а когда гневается на нас Бог, тогда всего лучше и надёжнее стоять пред Ним. Так уповай, и не посрамишься. Это и любит Он, за это и изливает на нас Свои великие и богатые милости. В молитве мы должны быть постоянны, должны молится с верою и усердием. Ибо «сомневающийся человек не тверд во всех путях своих, и такой человек да не думает получить что-нибудь от Господа». (Иак. 1, 6—8).

Кроме того, и при горячем нашем усердии молиться мы должны возносить к Богу свои прошения со смирением, с сердечным незлобием, с сознанием своего недостоинства и окаянства».

Вопрос: Батюшка, возможно возрождение нашей страны?
—  Надо поднять нравственность. Только тогда можно говорить о возрождении».
Было очень много других вопросов и глубоких поучительных ответов на них уважаемого всеми старца отца Кирилла. Этот день запомнился всем на многие времена».

«Повинуйтесь наставникам вашим и будьте покорны им: ибо они неусыпно пекутся о душах ваших, как обязанные дать отчёт; чтобы они делали сие с радостью, а не воздыхая: ибо это для вас неполезно».
(Евр.  13,17).



«Жизнь свою предоставьте воле Божией. Верьте: Господу лучше нашего знать, когда Ему призреть на нас, а когда и отвратить от нас пречистое лице Свое. И что бы ни случилось в жизни — почаще взывайте: Упование мое — Отец, Прибежище мое — Сын, Покров мой — Дух Святый, Троице Святая, слава Тебе!»
Архимандрит Кирилл (Павлов).

Настойчиво  стремиться  ко  Христу

Архимандрит Кирилл (Павлов):
«Если мы постоянно, настойчиво будем стремиться ко Христу, искать оправдания у Него, творить Его волю, - это именно нас и поставит в число Его учеников, в число Его избранников. Стать же учеником Христовым, значит возложить на себя большую ответственность, серьёзно и тщательно относиться ко всей своей жизни, к каждому своему поступку.

«Царство Небесное, — говорит Господь, — нудится, и употребляющие усилие восхищают его».  (Мф.11:12). Видите, что без усилия, без труда невозможно наследовать Царство Небесное. Требуется внутренняя борьба, борьба со всякими дурными влечениями, наклонностями, страстями. Потому что если мы не будем бодрствовать над собою, то может легко с нами случиться авария, крушение. Вы сами знаете, что когда строят какое-нибудь большое здание, то внимательно следят за каждым кирпичиком, чтобы он был правильно положен. Если он неправильно положен, он может послужить причиною для гибели всего здания. Так и в жизни христианина. 

Если человек не будет трезвиться, бодрствовать и положит в здание своей души какой-нибудь неправильно слепленный кирпич, какое-либо дурное дело, то это может стать причиной его крушения, гибели его. Ведь мы знаем из житейского опыта, что небольшая капля болотной грязи, если она попадает в струю чистой воды, то хотя она, может быть, на глаз и неприметна, но растворившись в воде чистой, портит ее и делается источником всякой болезни. 

Это закон как в физическом мiре, так и в мiре духовном. Яд, в какой бы дозе он ни был принят, так ядом и остаётся. Также и зло. В каком бы количестве зло ни было, оно всё равно остается злом и причиняет душе величайший вред. 

Поэтому ещё раз повторяю, что нам надо внимательно и серьёзно относиться к путям своей жизни, в особенности к устроению нашего душевного спасения. Без этой внутренней собранности, без внутренней борьбы не может быть плода. Не может быть успеха в нашей духовной жизни».

«Если в древности ценой своей свободы славянство спасло Европу от азиатских орд, на этот раз Запад движет на Восток орды цивилизованного покорения. 

И опять на пути — Россия со славянством. И опять она победит».
(В. Г. Распутин).

«О вы, которые хотите
 преобразить, испортить нас!..»
Н. Н. Языков. «К не нашим».

«Блаженны изгнанные правды ради»  (Мф.5,10)

Чтобы понять в каком плену, в каких клещах находится наша Церковь. Нужно вспомнить не очень далёкое от нас время. Вот строки из книги о Лавре, о гонениях, тогда открытых:

Из кн. «Архимандрит Тихон (Агриков). Жизнеописание»:
«1960-е годы были очень трудными. Киево-Печерскую Лавру за­крыли. Милиция терзала Почаевский монастырь. По­стоянно ожидали закрытия и Троице-Сергиевой оби­тели. Власти обсуждали возможность перевода Лавры в другой город. Братия утешали друг друга: «Хотя бы ещё один день прожить в монастыре, а там пойдём куда-нибудь страдать». Ухудшилось снабжение, резко повысили тарифы на электричество, начались пере­бои с водой. 

Милиция следила и за братией, и за богомольцами, особенно за молодыми парня­ми и девушками, приезжавшими в монастырь. Свя­щенникам не разрешали встречаться, беседовать с народом. Каждый новый человек, при­ехавший в Лавру помолиться или поработать, был на учёте. С послушников силой снимали подрясники, запрещали ночевать в обители. Иногда забирали в отделение, изде­вались, запугивали, изматывали многочасовыми до­просами. Трудно было поступить в монастырь, а те, которые уже подвизались в нём, терпели множество скорбей.

Шёл 1968 год. Широким фронтом наступал экуме­низм. В «ЖМП» публиковали статьи митрополита Никодима Ротова.
Семинаристы просили архимандритаТихона Агрикова разъяс­нить церковную политику, задавали вопросы, а он отвечал: «Вот вы, студенты, не знаете всех тонкостей, а что же говорить о мирских людях? " Икономия", "акривия"... Могут ли они знать, что под этим пони­мать? Знаете, какое предательство Церкви здесь, в этих словах?! Изменение полностью Устава, измене­ние всего!..» 
Вскоре отца Тихона из Академии изгнали. 

Прощаясь с Лаврой, архимандрит Тихон очень скорбел о сту­дентах, говорил: «Очень мне жалко вас, очень жалко. Вас будут совсем по-другому учить, когда я уйду. Не то вам будут читать». И не мог сдержать слёз».
Из кн. «Архимандрит Тихон (Агриков). Жизнеописание». Изд.ТСЛ. 2010 г.

Отец Кирилл очень скорбел о нём, и ещё когда тот был в Лавре, утешал: «Отец Тихон, не переживай. Христос больше нас скорбел и больше нас понёс мучений. Ты ревностно исповедуешь Господа, от этого ты должен радоваться, что за свои добрые дела, за исповедание Спасителя нашего, ты несёшь такие нападения».

И сейчас, те же чины, в тех же ведомствах, их дети и воспитанники, в сущности продолжают дело своих отцов и прадедов — чекистов-энкавэдэшников. 

«Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать, и всячески неправедно злословить за Меня».    (Мф. 5, 11)
Отца Кирилла  повсюду, всю жизнь, «пасли» органы. Но он не злился, не прогонял подосланных. Терпел и даже жалел и любил «пасущих» его.

«Когда же будут предавать вас; не заботьтесь, как или что сказать; ибо в тот же час дано будет вам, что сказать. Ибо не вы будете говорить, но Дух Отца вашего будет говорить в вас». (Мф. 10, 19).

«Будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху; и от истины отвратят слух и обратятся к басням».    
(2 Тим. 4, 3-4)...



Несколько слов о военной судьбе сержанта Ивана Павлова:

Из книги Юрия Беледина. «Не последнее слово. Мое и Ваше», 2003, Волгоград:
«…В то время, когда санинструктор Калинин докладывал командиру полка гвардии полковнику Елину о том, что в дом № 61 по улице Пензенской пробрался сержант Павлов с тремя бойцами и занял там оборону, присутствовал кто-то из корреспондентов, и на следующий день во фронтовой газете была напечатана статья под названием «Дом сержанта Павлова». Никто тогда из нас, да и командование и не думали, что дом с этим названием так и останется в истории.

Журналисты за два с лишним года (1943-1945) раструбили на весь СССР про дом Павлова и его героя сержанта Павлова, не удосуживаясь разбираться почему дом так назвали и кто в нем был командиром (и кто — его замом, "правой рукой", был сержант Павлов). Так как настоящий герой обороны «Дома Солдатской Славы» сержант Иван Павловбыл совершенно неприемлем из-за отказа вступить в ряды ВКП(б), то откопали удобного и покладистого тылового снабженца сержанта Якова Павлова (на гражданке — бухгалтера), сочинили и подправили ему легенду-биографию, назначили "героем Дома Павлова".

Когда начались в 1950-х годах поиски живых героев обороны «Дома Солдатской Славы», то искреннему лейтенанту Ивану Афанасьеву не карьеристу и радеющему за народное дело — было понятно, что образ-легенду «героя обороны» Якова Павлова разрушать категорически нельзя. В его воспоминаниях, предлагаемых ниже, имя "Яков" упомянуто всего три раза мельком. Да и вставил их, скорее всего, теневой профессиональный редактор, литературно обработавший воспоминания фронтовика.

Яков Павлов, — мелкодушный карьерист, избегал встреч с фронтовиками-героями обороны "Дома Павлова", но один раз был у Ивана Афанасьева в его квартире и назвал его "дураком", что мол живёт как простой советский человек (а вот он — большой партийный функционер и "купается в масле"). И надо брать от жизни всё! (Об этом свидетельствует вдова Ивана Афанасьева — Екатерина Ивановна Афанасьева — св. В. К.). 

Это было в начале семидесятых. Все отношения Ивана и Якова тогда и кончились.
В видеоролике "Искатели. Дом Павлова. Легендарный редут" ( youtube/4-VK2A1rajE) Екатерина Ивановна Афанасьева вспоминает: 
«...Яков Павлов только один раз приходил к нам домой. Был в очередной командировке, позвонил, я пригласила. Сели они с мужем, выпили, как водится. Павлов пораспрашивал нас про житьё-бытьё и как отрезал: 

—  Иван, какой ты дурак! Я вот — живу! Мне дом двухэтажный построили за счёт государства. Я оставил его матери. После этого, мне дали большую, трёхкомнатную квартиру. Мы переехали и живём там (с женой и малолетним сыном — авт. кн.). У меня обеспечены все родные! А ты не умеешь жить! Ты в этой конуре так и сдохнешь!.. Надо всё брать от этой жизни! Пока есть возможность такая...»

Так, воочию, сама вдова командира «Дома Павлова» — лейтенанта Ивана Афанасьева, — Екатерина Ивановна рассказывает об этой встрече».

«Истина религиозная и нравственность суть лучи одного света: 
где первая сме­шана с заблуждением, там нечиста и пос­ледняя».                  
(свт. Филарет, митр. Московский).   

Отец Кирилл никогда не возвеличивал свою значимость в чём-либо. В том числе и о военных своих заслугах. Не выделял себя из числа тех, кто сражался в Сталинграде. Все, честно, в боевых расчётах сражавшиеся там бойцы были — героями. Оборона одного дома от другого — особо ничем не отличалась. Те же превосходящие по численности и технике силы, натиск противника. Те же налёты, отражение, тяжелейшие условия выживания, ранения, смерть... Бывший защитник Дома и не предполагал, что объект их обороны и его имя так прославятся и одновременно принесут ему столько проблем и двусмысленных толков.

В вышеуказанном видеоролике (youtube/4-VK2A1rajE), исследователи подробнейшим образом изучившие подлинную историю легендарного Дома сержанта Павлова, рассказывают:
 «Сержант Яков Павлов был легко ранен 25 ноября, в самом начале штурма, в доме, который стоял на другой стороне площади. (Где, вероятно было потише, находились штаб и склады — место настоящей службы, по «профилю», профессионального снабженца Якова Павлова — из отзыва ветерана ВОВ.). Согласно документам, он попал в госпиталь за Волгой, и потом ни в Сталинград, ни на другое, новое место службы, Яков Павлов больше не вернулся.

Поэтому надпись на Доме сержанта Павлова — «Этот дом отстоял сержант Яков Павлов», он сделать не мог. Кто же организовал этот пиар?..

Ясно, что после такой рекламы, звание «героя» — обеспечено. 
Кем же сделаны эти графити на доме?..

Некоторые фронтовые журналисты и кинооператоры партийных, ангажированных изданий, часто для более убедительного изображения, старались сделать живописными руины оборонительных укреплений. Ещё более «выразительными». И Дом был «украшен» говорящими надписями.

Так был создан мощный образ чуда, с солдатом простой фамилии — Павлов. С этого момента советская пропаганда стала из него делать — символ, образец для подражания».
(youtube/4-VK2A1rajE).

+        +         +

«Отец Кирилл, как мог, скрывал, что именно он был знаменитым гвардии-сержантом Иваном Павловым, символом неукротимого Русского Духа — защитником  "Дома Павлова" в Сталинграде.

Вспомним свидетельство об этом профессора Первого МГМУ им. И.М.Сеченова Минздрава России д.м.н. Александра Викторовича Недоступа из книги «Духовник»:
«Сталинград в судьбе Батюшки сыграл очень большую роль. Они обороняли этот город-крепость. Там находился и Дом сержанта Павлова на «ничейной полосе».

У меня есть знакомая врач Ирина Николаевна. Она рассказывала, что сидела как-то за трапезой у Батюшки после очередного осмотра. И она у него спросила:«Батюшка, правда ли, что вы сержант Павлов?». Он ей не сказал «нет». Он только наклонил голову и произнёс: «Это уже не имеет никакого значения».

Ещё у меня есть одно подтверждение, что сержант Павлов — это отец Кирилл.
 Одна моя знакомая Л. А. Буданова волжская уроженка. Вернулась в Сталинград после освобождения. Она сказала, что хорошо помнит дом Павлова. На его руинах после боёв долго висела доска, на которой было написано черным карандашом:

«В этом доме держали героическую оборону советские воины сержанта И. Д. Павлова».

Доска эта долго висела под стеклом. Потом эту доску убрали, повесили другую, с другим текстом. А ведь Батюшка наш — это и есть Иван Дмитриевич Павлов. Она хорошо помнит, что имени «Яков» там не было. Отчётливо помнит ту фронтовую надпись…

Сержанта Ивана Павлова после завершения битвы в отвоёванном Доме и после многих других боёв записали почётным кандидатом в члены ВКП(б). А он уже к тому времени нашёл Евангелие и понял, что партия не для него.

Пошёл Иван Павлов в политотдел к политруку и сказал, что не будет вступать, «ещё не готов». Так обычно говорили, кто не хотел пополнять ряды партии атеистов. Будь это простой, не обременённый такой славой боец, прошло бы. Тут же особый случай! Известный в войсках, прославленный герой и такое… Бунт! На это начальник политотдела сильно рассердился. Стал вначале уговаривать, потом грозить. Но Иван Павлов был непреклонен. Сказал, что это его твёрдое решение. Тогда ему сказали, что он пойдёт в десант.

А десант — это тот же по существу штрафбат, те солдаты, которые сидели на броне танка, штурмуя первыми неприступные укрепления противника. Они всегда шли первыми в атаку и в основном погибали. Так Иван Павлов из уважаемых, особо отличившихся бойцов, из героев был, одним росчерком пера вычеркнут и отброшен в число осуждённых без суда, проштрафившихся.

При заступничестве Богородицы, спасавшей не раз сержанта Ивана Павлова, нашлись среди нового начальства добрые люди, которые отклонили потом гибельное решение. Отписали его из этой части. Послали героя-сержанта в более спокойную часть. Это я от него самого слышал. Так, милостью Божьей, он остался жив.
Окончил он войну в 1945 году, в Вене. Прошёл путь с боями через весь Советский Союз, через Европу и окончил в Австрии.

Батюшке всё же вручили Золотую звезду Героя Советского Союза, уже в наши времена. Награду вручили в начале 2000-х годов. Такая награда давалась немногим. Их всего несколько на миллионы участников войны. Это чем-то очень великим должно быть заслуженно.

Конечно же, эта награда имеет отношение к Дому Павлова. Когда он отказался вступать в партию, тогда награждение отменили. Настоящие документы были все уничтожены. А вот указ о награждении остался. Его реанимировали. Об этом почему-то широко не пишут и даже в наших церковных газетах. А надо бы. Чтобы все знали, что он — Герой Советского Союза, сержант Павлов. Нет сомнений, что это за сражения в Доме Павлова. Именно там он ярко отличился, хотя бывал и в других сражениях войны. Открывались военные архивы, многое стало выявляться, и власти так, втихую, решили «замазать» этот вопрос. Отдать Герою кровью добытую им награду…» (Из книги «Духовник»).

Героический Дом сержанта Павлова. Янв. 1944 г.



«Славяне  любимы Богом за то, что до конца сохраняют истинную веру в Господа Иисуса Христа. Во времена антихри­ста они совершенно отвергнут и не признают его Мессией, и за то удостоятся великого благодеяния Божия: будет всемогущест­венный язык на земле, и другого царства более всемогущест­венного, чем Русско-Славянского не будет на земле».
(прп. Серафим Саровский).

+       +       +

Иеромонах Елиазар :

—  Одна фраза меня сильно поразила, потому что я отношусь и к священству и к монашеству. Отец Кирилл о всех событиях происходящих ныне в России, когда ему говорили, то не устраивает, там беда... Он, помолившись, воздохнул от сердца и сказал: «Да, — сказал он, — во всем виноваты мы, священники»... 

В русском языке поговорка есть: «Каков поп, таков и приход». Т.е. если бы были горящие пастыри, как митрополит Макарий Невский, как отец Иоанн Кронштадтский, защищавший и монархию, и Православие. Его так же как ныне, называли ретроградом и гнали из Синода. Если бы священство, и мы христиане, не были бы безразличны к вопросам веры, то не было бы и семнадцатого года. 

Говорится же: «Молчанием предается Бог», поэтому никто из нас не может, положа руку на сердце, сказать «Мы не виноваты»? Т.е. и в семнадцатом году и в нынешнем — все мы виноваты. Поэтому то, что сказал отец Кирилл, это — верно!

Но вопросы церковной иерархии, к ним нужно подходить очень осторожно. Очень тонко к этому и с опаской подходить. Потому что священством занимается Сам Господь, и судит их Господь, поставляет и венчает. 

Многие, не познали близко и царя Николая-мученика нашего. И иерархи не познали, и ближние не познали, и родственники не познали, потому что прогнило уже всё общество. И те же и священники. Об этом убедительно описано у митрополита Вениамина (Федченкова). Сейчас мы поклоняемся царственным мученикам, просим их молитв. Конечно, многие познали и осознали свои неправоту. Мы осознали, что именно безразличием, «молчанием» предаётся Бог. Будем же активно сопротивляться «тьме века сего»!
Историко-методологический семинар в РХГА.

Суровый  выбор

 «Тогда верующие будут получать венцы, за одно стояние в Вере».
(Откр. 2, 10).

За помощь в решении глобальных вопросов, присвоения всем ИНН, получили управленцы Церкви себе нужные льготы.
Договорились тогда Патриарх с президентом и по земельным вопросам.

Затем,  пошло повеление через архиереев епархий — срочно оформлять землю церковную!..
Собрали благочинных округов (районов). Им поставлена была задача — в кратчайший срок по прежним архивным планам церковных земель, и по договоренности  с местной властью, быстро отмерить, оформить документы, утвердить в администрациях районных землю у церквей и строений при них.
И понеслось!.. Закусив удила, молоденькие, угодливые благочинные стали на собраниях «прессовать», стращать священников. На целый год никаких не было проблем (служебных, духовных…), кроме этой, «наиглавнейшей», в первую очередь!

Не для приходов, не для священников нужны были эти приобретения. Они, и те и другие — безправные. Приход могут в любой момент закрыть, под любым предлогом. Священника снять, перевести в другое место. Это собственность — епархиальных властей, Патриархии. Для них это. 

Теребили, покрикивали благочинные, подталкивая ежедневно отстающих в этом настоятелей церквей и монастырей. Гнали и гнали, дабы выслужиться перед архиереями. Страх объял их. Как бы не оказаться в числе последних, наказуемых. Лишиться власти, потерять должность возвышенную.

Замучил такой вот, двадцатидвухлетний благочинный и меня, старика. На собраниях хамит, угрожает. Звонит каждый день: 
—  Отец Виктор! Это что такое?!.. Ты самый последний. Все уже БТИ делают, землю отмеряют, а ты всё никак документы не передашь. Давай быстрей, шевелись, а то с прихода слетишь!..

Всё бы ничего, добрался бы я пенсионер по возрасту, неудобными путями, «голосуя», с пятью-семью пересадками из своей глуши до районного центра. Одна беда. Надо брать «номер» на храм в налоговой инспекции. Да ещё какой-то ГРН. Одним словом, своими руками помочь им переименовать оба храма, где я служу. Были один — в честь Покрова Богородицы, другой — святителя Василия Великого. Власти, через моё соучастие (обязательное условие), заставляют переделать так, что по всем последующим документам, учитываться церкви эти будут уже не по своим святым именам, в честь кого они воздвигнуты, а по номерам, шрихкодам с тремя шестёрками!!..

Никакие мои возражения помощникам благочинного, (живут и служат рядом с администрацией, в райцентре), не принимались. Если им так надо и спешат, пусть сами и берут эти «номера» и передают их дальше, куда администрация и митрополит указали. Кроме того, не дождавшись моих усердий, ещё раньше поданной сверху команды, прежний благочинный сам оформил всё как им нужно по церквям округа. Оставалось только перенести всё из одного кабинета в другой, другому чиновнику. Но это же мелкая казуистика! Пусть сами эти бумаги и перенесут в соседний кабинет. Говорю им об этом, ссылаясь на немощи мои в дальней и неудобной дороге.
—  Нет! — следовал жёсткий отказ. — Ты сам, лично, должен пойти, взять и передать.

С Божьей помощью удалось протянуть так мне около полугода, ссылаясь на разные причины. Но подошёл последний момент. У всех других, более двадцати настоятелей, землю уже отмерили. Они успешные отчёты в управление епархии через благочинного отправили, а я ещё документы не сдал, не получил разрешений. Подошёл край! На ближайший же день, благочинный пообещал разгромный «рапорт» митрополиту написать и тогда… не миновать мне «за штат», а скорее всего — в «запрет». Лишат сана. Запрет в служении. Беззаконие по существу, по Правилам Церкви. Но какие и где сейчас Правила, соблюдение законов?..

Мучился я в неопределённости. Не зная, как поступить. Действительно — один же «дурак» стою. Остальные — двадцать священников благочиния (района), всё исполнили. Они от меня при встрече, как от прокажённого шарахаются, боятся поприветствовать. Ненормальное положение. Уже ломаюсь я от напряжения, давления извне и изнутри!!..

На беду мою, духовник мой, архимандрит Кирилл (Павлов) тяжко болен. К нему не пускают. Если же каким чудом попадёшь, поговорить с ним не дадут. Что делать?!..

После Всенощной службы, вечерних молитв, канонов и правила, пал я на колени перед фотографией отца Кирилла, взмолился ему:
—  Батюшка, помоги! Не могу уже я! Не знаю, что мне делать. Подскажи, как-нибудь!..

После этого, приготовил всё, что нужно для завтрашней службы и усталый, далеко за полночь свалился на постель, заснул.
Среди прочих всех пустых снов, вдруг вижу, что хожу я с Батюшкой, отцом Кириллом, по какому-то красивому саду с множеством цветов… Ясный день, солнце, разговариваем о чём-то… Хорошо, интересно, благостно… Милостью Божьей, во сне же я вспоминаю! Выкрикиваю отцу Кириллу:
— Батюшка! О главном то я вас всё не спрошу!..
И высказываю ему суть той тяжёлой проблемы, которая создалась у меня.

Выслушав меня внимательно. Отец Кирилл задумался, ответил не сразу. Имея ввиду то, что если я поддамся, сам приму участие в присвоении номеров на храмы. Сказал на это коротко, но как припечатал:
—  Оправданий не будет нигде!..
Как тиски какие разжались во мне.

Хоть это и самый тяжёлый выбор, трудный, но главное теперь ясно, определённо уже. Только — действуй!
Не нёс для меня ничего хорошего в жизни сей выбор этот, но раз Старец, духовный отец сказал — всё! Выполняй, без размышлений!.. 
Проснулся я — радостным. Кончились мои сомнения, мучения неопределённости.

Немножечко запнулся мыслью я только на словах отца Кирилла «не будет нигде!». Где — «нигде»?.. И тут же стало понятно. Конечно же ни тут, на земле, не будет оправданий за «номерной» поступок, ни Там — на Небе, тем более.

Как же мне хорошо, свободно дышать стало после этого. Установились ясность и мир во мне. 

Спокойно и уверенно я написал прошение правящему архиерею о почислении меня «за штат». По причине возраста и болезней. Вместо ещё одного отчёта по снятию Богом данных названий с храмов прихода и замене на антихристовые цифири. Повёз я ранним утром свой отказ от участия в их богопротивном деле. К молодому, топочущему на меня ножками благочинному, чтобы он бедный, не волновался за свою карьеру. 

Тот был поражён моим решением, но прошение принял и повёз к начальству.
Вскоре моё прошение было удовлетворено.

С большой грустью я расставался с вверенными мне храмами, куда уже назначили нового настоятеля, который, как и большинство других, с лёгкостью залепил номерами Божьи храмы. Эх, если бы мы все тогда и всегда вставали бы против зла и погибели! Ведь для этого нас избирает Господь, а не для предательства… Ничего бы тогда у злых сил не получалось и мы, как вперёдсмотрящие выполняли бы свою основную функцию — защиту от погибели вверенной нам Божией паствы…  На поверку же мы, из страха иудейска, — трясуны, предатели своего пред Богом послушания.

Тяжело прощался я и с прихожанами. Всё здесь, каждая доска, гвоздик нами вместе установлены. Цветочки, и те печально покачивались на ветру. Но отдирать себя надо! Куда? Что будет? Где, как служить?.. Неведомо. Главное не потерять Бога! Идти за Ним, уцепившись покрепче за одежду Его, куда угодно. С закрытыми глазами. Как апостолы оставившие свои дома и близких. В неизвестность, но с Ним и за Ним!.. Как повелел Старец.  

Ещё я радовался своему необыкновенному открытию. Оказывается, между нами с Батюшкой, нет никаких преград! Ни расстояний, ни стен, ни кордонов милицейских и служебных… Он, отец Кирилл, слышит!.. Там, вон в какой дали от меня! И отвечает!..

Мне казалось, такое происходит с угодниками Божьими только после смерти их. Когда их чада приходят к ним на могилку и там беседуют с наставником. Об этом много написано. Но вот же, и у меня случилось это наяву. С живым Старцем!.. Можно оказывается с ним беседовать и получать от него помощь!..  

Священник Виктор Кузнецов. 2006 г.

+       +       +

Наместник Троице-Сергиевой Лавры архиепископ Феогност: 
—  В чём обязан отцу Кириллу лично, это тем, что он помог мне остаться в лоне Церкви. Как немощный человек, не будучи безгрешен, встречая многое из того, что не принимало, и не принимает душа моя, я колебался. Отец Кирилл смог своими тихими, кроткими и благоубедительными словами смирить мою гордыню. Я благодарен Богу за то, что сегодня могу служить Церкви Христовой, обители преподобного Сергия. Благодарен за то, что Господь принимает мои труды, и это заслуга полностью отца Кирилла.

Он помог мне смирится, остаться на том месте, на каком я сегодня нахожусь, и чем больше живу в Лавре, тем больше я дорожу этим местом. Тем больше душа моя, сердце моё преисполняется благодарностью именно к отцу Кириллу, который помог мне выдержать испытание. Помог мне найти самого себя, научил меня самоотверженной любви к ближнему своему. Это есть самая большая радость для меня, когда я могу служить ближнему своему самопожертвенно. И это всё, только благодаря ему.

То, что испытываешь после исповеди у отца Кирилла, это чувство примирения с окружающим тебя миром. Любви к окружающему тебя. Потому что человек так устроен, грехопадение извратило нашу природу, мы больше, к сожалению, заняты своим. Нас больше всего волнуют проблемы свои, а не проблемы ближних наших. После общения с отцом Кириллом начинаешь понимать, что твоя главная проблема — это твоя не любовность к людям. Нужно полюбить людей, тогда и твои проблемы решатся, и людям поможешь, и заповедь Божию исполнишь, и получишь от этого удовлетворение».



+         +         +

НИЧТО  НЕ  ОТЛУЧИТ  НАС  ОТ  ЛЮБВИ  БОЖИЕЙ

Начинается рукопись архимандрита Кирилла с краткого описания, которое многое может объяснить верующему православному сердцу:
«Не имея никакого познания в себе и в то же время, чтобы не огорчить вас и не остаться в долгу перед вами, я скажу пару слов не от себя, потому что я невежда в познании, а основываясь на слове Божием, которое есть первоисточник и авторитет всякой Истины.

Надо ли говорить сегодня об этом? Как воспримут это люди? Считаю, что об этом говорить надо. Ни в коем случае нельзя замалчивать эту проблему, нужно поднимать этот вопрос.

Сейчас надо, чтобы верующие настраивали и готовили себя ко всевозможным испытаниям и скорбям. К этому идет. Надо, чтобы не паниковали, не унывали и не отчаивались. И если Господь попустит какие-то испытания, нужно безропотно, с радостью и надеждой, со спокойствием в душе сподобится Царствия Небесного. 

Святой апостол Павел во втором послании к любимому своему ученику Тимофею пишет: «Знай же, что в последние дни наступят времена тяжкие. Ибо люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы, родителям непокорны, неблагодарны, нечестивы, недружелюбны, непримирительны, клеветники, невоздержанны, жестоки, не любящие добра, предатели, наглы, напыщенны, более сластолюбивы нежели боголюбивы, имеющие вид благочестия, силы же его отрекшиеся. Таковых удаляйся. К сим принадлежат те, которые вкрадываются в домы и обольщают утопающих во грехах, водимых различными похотями, всегда учащихся и никогда не могущих дойти до познания истины» (2 Тим. 3,1-7).

Если же мир к концу времени должен прийти к такому нравственному состоянию, то верующие в Бога Отца, Господа нашего Иисуса Христа и в Бога Духа Святаго, исповедующие Святую Троицу, должны, наоборот, жить во всяком благочестии и чистоте и быть солью земли, светом миру, по слову Спасителя: «Тако да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят ваша добрая дела, и прославят Отца вашего, иже на небесех».    (Мф. 5,16).

Облеклись в броню веры и любви и в шлем надежды спасения. Как днём, будем вести себя благочинно, не предаваясь ни пированиям и пьянству, ни сладострастию и распутству, ни ссорам и зависти; «…но облекитесь в Господа нашего Иисуса Христа, и попечения о плоти не превращайте в похоти».  (Рим. 13,13—14).

«Облекитесь — говорит ап. Павел, — как избранные Божии, святые и возлюбленные, в милосердие, благость, смиренномудрие, кротость, долготерпение, снисходя друг другу и прощая взаимно, если кто на кого имеет жалобу: как Христос простил вас, так и вы. Более же всего облекитесь в любовь, которая есть совокупность совершенства. И да владычиствует в сердцах ваших мир Божий, к которому вы и призваны в одном теле, и будьте дружелюбны. Слово Христово да вселяется в вас обильно, со всякой премудростью; научайте и вразумляйте друг друга псалмами, славословием и духовными песнями, во благодати воспевая в сердцах ваших Господу».  (Кол. 3,12—16).

И не страшитесь ни в чём противников ваших по вере, зная, что их нападения и гонения на вас за веру, для них есть предзнаменование погибели, а для вас — спасения. «И сие от Бога, потому что вам дано ради Христа не только веровать в Него, но и страдать за Него!» (Фил. 1,28-29).

Поэтому апостол Павел и восклицает, говоря: «Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч?  За Тебя умерщвляют нас всякий день, считают нас за овец, обреченных на заклание. Но все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас».   (Рим. 8, 35—37).

И что бы ни было с нами, всё, что придётся испытать, надо перенести с радостью, не отрекаясь... И никакие скорби, пусть даже и смерть, ничто не должно отлучить нас от любви Божией...

И Спаситель в Евангелии от Матфея тоже утешает и укрепляет нас, говоря: «Не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более Того, Кто может и душу и тело погубить в геене».   (Мф. 10, 28).

Будем знать и веровать, что нынешние временные страдания наши ничего не сто̀ят в сравнении с тою славою, которая откроется в будущем веке для любящих Г оспода, ибо написано: «Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его».

Посему с терпением будем проходить предлежащее нам поприще, и подражая Богу, «…как чада возлюбленные будем жить в любви, как и Христос возлюбил нас и предал себя за нас в приношение и жертву Богу, в благоухание приятное. А блуд и всякая нечистота и любостяжание не должны даже именоваться у вас, как прилично святым».  (Еф.5,2-3).

«Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших, а только доброе для назидания в вере, дабы оно доставляло благодать слушающим. И не оскорбляйте Святаго Духа Божия, Которым вы запечатлены в день искупления. Всякое раздражение и ярость, и гнев, и крик, и злоречие со всякою злобою да будут удалены от вас».   (Еф. 4, 29—31).

Напротив, «…вразумляйте безчинных, утешайте малодушных, поддерживайте слабых, будьте долготерпеливы ко всем. Смотрите, чтобы кто кому не воздавал зло за злом, но всегда ищите добра и друг другу и всем. Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь, духа не угашайте, все испытывайте, хорошего держитесь, за все благодарите ибо такова воля Божия о вас во Христе Иисусе. Удерживайтесь от всякого зла».   (1 Фес. 5,14-22).

Апостол Павел говорит: «Только будьте друг ко другу добры, сострадательны, прощайте друг друга, и Сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте и ваш дух и душа, и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа. Верен призывающий вас, который и сотворит сие».    (1 Фес. 5,23-24).

Архиманрит Кирилл (Павлов). 
(из кн. «Ближе к Богу!»).

«Ибо Я дал вам пример, чтобы и вы делали то же, что Я сделал вам».
 (Ин13, 15) .

«Во имя Бога нашего поднимем знамя».
(Пс. 19. 6).

+       +       +

Проф. Недоступ А. В.:
—  Однажды патриарх Алексий II сказал про Батюшку: «Это трёхглавый духовник Всея Руси». Видимо он имел в виду то, что отец Кирилл был духовником трёх Патриархов России.
…Можно вспомнить ещё о том, какое огромное количество народа было всегда возле отца Кирилла. Как говорил на одном юбилее патриарх Алексий II, что это духовник многих архиереев. Самых высших церковных лиц РПЦ и просто народа. Для всех он всегда находит время и слово. Поток к нему был нескончаем. 
Помню, как-то я приехал в Переделкино поговорить с Батюшкой. Поинтересовался, принимал ли он вчера, и сколько было человек? 
—  Да, народ был, — ответил он мне. 
—  Сколько человек?
—  Около двухсот.
Если только по три минуты на каждого — 600 минут! Десять часов!.. Откуда взять столько времени? От сна и отдыха…»
Мон.Еликонида .
—  Бывает, что тяжело выйти из какого-то трудного положения. И нужно просить отца Кирилла: «Молитвами отца Кирилла, помоги мне, Господи!..» И помощь будет. Батюшка — живой и помогающий! Не раз я в этом убеждалась.



+       +       +

Любовь христианская
Любовью лечит нас отец Кирилл!
Его любовь не требует награды,
Ни почестей, ни славы ей не надо -
Любовь Свою ему Господь открыл,
Которая полна долготерпенья,
Не хочет и не ищет своего,
Но знает истины высокой озаренья
И может победить порок и зло.
Она исполнена живого состраданья
И безкорыстного желания помочь
Развеять над Россией злую ночь,
Путь указав к любви и созиданью,
И с Небесами связь восстановить -
Лишь чистый сердцем может так любить!
Татьяна Шорыгина.

+       +       +

(Из книги свящ. Виктора Кузнецова «Утешение в унынии»):
Архимандрита Кирилла, посетили несколько священников. Они спросили его о долге пастыря в наше время. Отец Кирилл помолчав, ответил:
—  Наше дело — утешать народ.

Иконописец Артемьев А. В.:
— Старец Даниил давно, ещё в семидесятые годы, сказал: «Свято Троице–Сергиева Лавра — сердце России, а отец Кирилл — сердце Лавры». Именно не лицо Лавры, не голова и не душа даже…, а именно сердце, которое бьётся тихо, неслышно, наполняя духовно-кровеносную систему не только Лавры, но и всей Православной России. К нему всегда ехали люди со всей России, чувствуя это биение. Ехали даже с Дальнего Востока, из Мурманска... отовсюду».

(Из книги «Духовник», 2013 г.)



«Заботы века сего затмевают самую существенную заботу и цель нашей жизни — озарение души светом Христовым, её спасение и уготование к Вечному Царству. Будем трезвиться, чтобы войти в Небесный чертог и сподобиться от Господа вечных благ».
Архимандрит Кирилл (Павлов).
8 октября 2019   Просмотров: 1 909