ВСТРЕЧА С ЧУДОТВОРЦЕМ НИКОЛАЕМ... Случай из жизни



Рассказ Светланы

Это еще при советской власти было…
Поехала я тогда тётку навестить в посёлке. И когда уже прощались, она попросила передать в церковь от неё сто рублей…
— Хорошо! — кивнула я. — А что сказать-то, на что эти деньги?..
— Да передай и всё, пускай на церковные нужды пустят. А куда? Не надо и говорить… У меня так решено.
— Хорошо! — говорю. — Обязательно передам.
— Ты возьми деньги-то… Мне пенсию вчера принесли.
— Оставь себе, — говорю. — Я всё равно тебе хотела денег оставить, но коли не берёшь, в церковь за тебя занесу…
— Ты за себя, Светочка, занеси лучше.
— И за себя занесу. За тебя сто рублей. И за себя — сто. Как раз те двести рублей, которые и хотела тебе оставить…
На этом мы и простились с тёткой, а когда я вернулась в город, дела меня там замотали, неурядицы разные… 
В общем, откладывала я исполнение своего обещания, откладывала, а потом и вообще позабыла о нём.
И не вспомнила бы, если бы тётка сама не напомнила…
В ту ночь, под утро, я её во сне увидела. Стоит с образком Николая Чудотворца в руках и на меня смотрит укоризненно.
— Ты просьбу-то мою, Светлана, забыла?
— Какую просьбу?!
— Дак в церковь я тебя просила сходить…
— Ой, — говорю. — Прости, тётенька! Сегодня же побегу!
— Дак уж сбегай! — говорит тётушка. — И кроме тех денег, которые обещала отнести, отпевание закажи.
— По кому?!
— А вот пойдёшь заказывать и узнаешь…
И пропала из сна.
Вернее, это я проснулась…
Муж с телеграммой у кровати стоит. Оказывается, телеграмму принесли. Написано там, что тётка моя померла… Через три дня похороны. Ну, я вскочила и первым делом в церковь побежала… А рано ещё было… Церковь только открылась, одна свещница за прилавком своим копается.
Рассказала я ей про свой сон.
— Да, — говорит, — обязательно надо вам с батюшкой посоветоваться.
Ну, я отстояла службу, потом подошла к священнику, рассказала, какая меня печаль к нему привела.
Он сказал, что отпевание обязательно заказать надо…
— А я, — говорит, — землю дам, и вам надо будет, если на похороны поедете, посыпать её на гроб или потом на могиле покойной рассыпать…
Тут же и совершил отпевание.
— А деньги куда отдать? — спросила я.
— Какие деньги? — удивился священник. — Свещница говорит, что вы заплатили, что положено…
— Не, — говорю я. — Это другие деньги…
И рассказала ему о тёткиной просьбе, которую я обещала исполнить.
— Ну это куда вы пожелаете… — сказал батюшка. — Мы сейчас образ Николая Чудотворца собираемся реставрировать, можете на реставрацию пожертвовать.
И он подвёл меня к иконе, в темноте которой только глаза Святителя и можно было разглядеть.
Но, присмотревшись, я сразу узнала икону.
— Батюшка! — говорю. — Такой же образ Николая Чудотворца у тётки висел. Только маленький, в типографии напечатанный. И сегодня во сне я её с этим образком в руках видела.
— Ну и слава Богу… — сказал священник. — Видно, на реставрацию этой иконы ваша родственница и пожертвовала деньги…
Взял он у меня сто рублей, которые я ему приготовила, и опустил в копилку, стоящую под иконой.
Только на этом моя история не закончилась. Продолжение было у неё… 
Похоронили мы тётку, как положено, ну и снова пошла обычная жизнь. А летом мы поехали в отпуск на юг… И вот там ещё одна история приключилась.
Взяли с мужем напрокат лодку и поплыли в море, рыбачить. Выплыли, куда нам показали, бросили якорь.
Только рыбалка не задалась. У мужа пару раз клюнуло, а у меня и не клевало совсем… В общем, закинула я удочку, а сама на надувном матрасе в носу лодки устроилась. И заснула, конечно, а когда проснулась, смотрю, муж тоже спит, и сколь времени это безобразие продолжается, неизвестно, только я обгорела вся на солнце. Муж тоже обгорел сильно. Сидит на кормушке и по сторонам смотрит.
— Чего, — спрашиваю, — головой крутишь?.. Поплыли скорее к берегу, пока совсем не сгорели…
— Поплыли… — говорит муж. — Только скажи, куда плыть, если знаешь.
Я думала, что шутит он, но повернулась назад — а там никакого берега нет. Кругом море…
Это пока мы спали, нас сорвало с якоря и утянуло неизвестно куда. И чего мы только не делали. И кричали… И по солнцу сориентироваться пытались, только не очень удачно определились, полчаса гребли в этом направлении, а никаких признаков берега нет…
Бросили вёсла, сидим, сами не знаем, что дальше делать… Главное, что день, а вокруг ничего — одно море. Как будто потоп был, и мы с мужем вдвоём на всём свете остались.
Подумала я так и тут тёткину икону вспомнила…
— Николай Чудотворец! — говорю. — Хоть ты вразуми нас, непутёвых…
Бормочу это, пытаюсь перекреститься, а сама плачу…
Но тут муж на меня закричал:
— Кончай реветь! Вон лодка какая-то плывет!
Схватились мы за вёсла, гребём, сколько сил есть.
Ну, слава Богу, не пустая лодка оказалась.
Дед какой-то сидит в ней.
— Дедушка! — муж говорит. — Скажи, ради Бога, в какую сторону берег?
Дед махнул рукой, чтобы мы за ним плыли, и вроде и не грёб совсем, а только чтобы не отстать от него, мы изо всех сил на вёсла налегли…
И всё равно не догнали его. Пропал он… Но тут уже берег мы увидели. Слава Богу, добрались до места!
Вначале, конечно, только мазилками разными мазались, от ожогов лечились.
А потом я о старике задумалась, кто это был спаситель наш…
И когда вернулись домой, первым делом к своему батюшке побежала. Рассказала о своём приключении, а потом спрашиваю, за кого молиться теперь, за кого свечку поставить…
— Так ему и поставь! — говорит священник и к иконе меня подводит.
К той самой, на реставрацию которой я деньги давала. Только тогда тёмная икона была совсем, не разглядеть ничего. А теперь очистили, и икона словно светом изнутри озарилась, и смотрит с неё на меня тот самый старичок, которого я в лодке видела…
— Так это Николай Чудотворец и был? — спросил я.
— Батюшка говорит, что он… — сказала Светлана и перекрестилась. — Я теперь ни одного акафиста ему в церкви стараюсь не пропускать…
   

Николай Коняев, православный писатель

Газета «Православный Санкт¬Петербург»
19 декабря 2019   Просмотров: 1 598