ЛЮБИМЕЦ МАТЕРИ, ОН БЫЛ ЩЕДР И МНОГО ПОМОГАЛ. Светлой памяти святаго Царя Николая II. Ко дню Тезоименитства



«За вечерним чаем у их Величеств Генерал Татищев выразил свое удивление при виде того, насколько тесно сплочена и проникнута любовью семейная жизнь Государя, Государыни и их детей. Государь, улыбаясь, взглянул на Государыню: - Ты слышишь, что сказал только что Татищев? - Затем с обычной своей добротой, в которой проскальзывала легкая ирония, он добавил: - Если вы, Татищев, который были моим Генерал-адъютантом и имели столько случаев составить себе верное суждение о нас, так мало нас знали, как вы хотите, чтобы мы с Государыней могли обижаться тем, что говорят о нас в газетах?».

Из дневника П. Жильяра. Тобольск, 1918 г.

«Он был щедр и много помогan, жертвовал на пенсии из своих личных доходов. У Государя не было никогда денег с собой. Однажды, когда он был в провинциальной церкви на Обедне, староста подошел с тарелкой. Я увидела большое смущение среди членов Императорской Семьи, сзади которой я стояла. Великая княжна Татьяна Николаевна наклонилась ко мне: «Не могли ли бы вы одолжить отцу десять рублей золотых?» - спросила она шепотом. Я вынула монету и сунула ей в руку.

А на другой день я получила посылку с личной печатью Государя. В ней была маленькая, из чудной голубой эмали, коробочка, в которой лежала золотая десятирублевка, и на небольшой бумажке Государь написал: «От благодарного должника щедрой заимодавице».

Баронесса С. К Буксгевден. «Император Николай II, каким я его знала».

«Я познакомилась со сложным комплексом мышления Императора во время наших прогулок, когда его дочери по-детски расспрашивали о днях его детства. Смеясь, он рассказывал анекдоты, а также и серьезные эпизоды. Его выпуклые, выразительные рассказы рисовали портреты людей.

«Когда я был маленький, - говорил он, я был любимцем моей матери. Только появление маленького Миши отставило меня, но я помню, как я следовал за ней всюду в мои ранние годы. Мы проводили чудесно время в Дании с моими кузенами. Все собирались вместе в Бернсдорфе. Нас было так много, съезжавшихся к нашему деду (Королю Христиану IХ), что некоторые из моих греческих кузенов спали на диванах в приемных комнатах!

Мы купались в море. Я помню, как моя мать выплывала далеко в Зунд со мной; я сидел на ее плечах. Были небольшие волны, и я схватился за ее курчавые короткие волосы своими обеими ручками, и так сильно, что она крикнула от боли. Наша цель была специальная скала в море, и, когда мы ее достигали, мы были оба одинаково в восторге».

Баронесса С. К Буксгевден. «Император Николай II, каким я его знала».

«Это убийство носило совершенно особый характер, о чем свидетельствует хотя бы надпись - каббaлистическая надпись, обнаруженная на стенах подвала Ипатьевского дома, где совершено было это страшное убийство, - убийство, имевшее чисто мистическое, а отнюдь не политическое значение и смысл.

Это убийство было продумано и организовано не кем другим, как слугами грядущего антихриста - теми продавшими свою душу сатане людьми, которые ведут самую напряженную подготовку к скорейшему воцарению в мире врага Христова - антихриста.

Они отлично понимали, что главное препятствие, стоявшее им на пути, - это православная царская Россия. А поэтому надо уничтожить Россию православную, устроив на месте ее безбожное богоборческое государство, которое бы постепенно распространило свою власть над всем миром.

А для скорейшего и вернейшего уничтожения России надо было уничтожить того, кто был живым символом ее, - Царя Православного, нашего Благочестивейшего Государя, который был поистине Благочестивейшим, - не только потому, что такова была формула поминовения его за Богослужением, но и по особенному действительно благочестивому настроению его подлинно Христианской души. Вот почему так ненавидели его особенной лютой ненавистью все эти сатанисты - слуги антихриста, скрежетали зубами на него, клеветали»...

Архиепископ Аверкий (Таушев), 1972 г.

«Россия восхищалась Императором Александром I и назвала его Благословенным за то, что он освободил Европу от чуждой власти одного человека. Государь Николай II, в условиях во много раз более трудных, восстал против такой же попытки другого человека распространить свою власть на чуждый ему по крови и Вере славянский народ и в защите его проявил стойкость, не знающую компромиссов».

Свт. Иоанн (Максимович), архиепископ Шанхайский и Сан-францисский.

Подготовила Людмила Хухтиниеми.
19 декабря 2019   Просмотров: 1 430