ЕСЛИ ПУТИН ПОДПИШЕТ ЭТОТ ЗАКОН... Он Враг государства и народа! Полное обоснование. (ВИДЕО)

Прим.Ред. - Дорогие братья и сестры! То, что Путин враг Христа, Церкви, России, всей Руси и Русского многонационального народа - для нас это факт не требующий доказательств. Подпишет Путин этот закон или испугается падения своего рейтинга и пока не подпишет - не важно. Но это заглавие мы поставили для тех, кто еще пребывает в невежестве и заблуждениях в отношении этого Главы оккупационного жидовского ига, проводящего безжалостный геноцид нашего народа.

В этом материале, размещенном ниже, дается авторитетное и полнейшее обоснование абсолютной антиконституционности предлагаемого закона о семейном насилии. Если Путин подпишет его, то только за это его можно сразу отдавать под суд и гнать поганой метлой с поста президента. Ну, а так как сейчас никто этого сделать не сможет, то люди должны хотя бы осознать то, что он яростный вражина и лично их, и самой России. И нужно еще одно очень важное понять, что никакими перевыборами и прочими т.н. демократическими процедурами этих оккупантов, этих лукавых детей дьявола - власти не лишить...

Братья и сестры, дорогие, мы в тысячный раз просим молиться Господу с покаянием и прошением о даровании Господом нам Царя, под скипетром которого мы сможем освободиться от этого лютейшего жидовского ига. Господи, прости и помилуй нас грешных! Господи, даруй нам Твоего Царя! Господи, дай нам решимости, сил и мужества в борьбе с этим сатанинским игом! Слава Богу за всё! Аминь.

Вот так работает избирательная система в России:



ЗАКОН О СЕМЕЙНОМ НАСИЛИИ - АНТИКОНСТИТУЦИОНЕН!

Юридическое заключение А.В. Волковой на документ под названием «Проект закона о профилактике семейно-бытового насилия», опубликованный на сайте Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации  в разделе «Актуальные темы» 29 ноября 2019 года.

Альбина Васильевна Волкова, член Экспертно-консультационного совета при Комитете Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству, член Ассоциации юристов России, член Союза журналистов России.
 
29 ноября 2019 года на официальном сайте Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации[1] в разделе «Актуальные темы» всем жителям страны было предложено обсуждение Проекта закона о профилактике семейно-бытового насилия (далее Проект закона; Проект) и опубликован текст законопроекта[2] на 17 листах формата А4.

Правовой анализ данного «Проекта» позволяет сделать категоричный вывод о невозможности его принятия в качестве Федерального Закона по следующим основаниям: 
  1. Противоречия Конституции РФ.
Данный Проект основан на положениях «Стамбульской конвенции 2011 г.»[3] к которой Россия не присоединилась и соответствующие положения которой не могут продвигаться в российскую систему права, в т.ч. и по частям.

Представленный к обсуждению текст, названный Проектом закона, содержит антиконституционные нормы. Смысл предлагаемого законопроекта нарушает ч. 2 ст. 4[4], ч.2 ст. 6[5], ст. 10[6], ст. 15[7], ч. 1 ст. 16[8], ч.1ст. 17[9], ст. 18[10], ст. 19[11], ч.1 ст. 21[12], ч.1 ст. 22[13], ч.1 ст. 23[14], ч.1 ст. 24[15], ст. 25[16], ч.1 ст. 27[17], ст. 35[18], ч. 1,2 ст. 38[19], ч.1 ст. 40[20], ч.1 ст. 45[21], ч.1 ст. 46[22], ч.1 ст. 47[23], ст. 49[24], ст. 51[25], ч.1,2 ст. 55[26], ст. 60[27], ст. 64[28] Конституции РФ.

Анализ отдельных статей Проекта закона о профилактике семейно-бытового насилия (Проект закона) на предмет соответствия Конституции РФ:  
  1. Статья 2 «семейно-бытовое насилие – умышленное деяние, причиняющее или содержащие угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».
К лицам, совершившим подобное «деяние», Проектом закона предлагается применять виды профилактического воздействия, предусмотренные ст. 18, включающие профилактический учет (п.3 ч.3 ст. 18), профилактический контроль (п.4 ч.3 ст. 18), защитное предписание (п.8 ч.3. ст.18), судебное защитное предписание (п.9 ч.3 ст.18), к нарушителю могут применяться одновременно несколько форм профилактического воздействия.

Согласно конституционному праву граждан, закрепленному в ст. ст. 18, 19, 21, 23, 38, 45, 51, 49, 55, 60, 64 Конституции РФ нельзя применять никакие формы воздействия к гражданину, совершившему деяние, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления.

Вывод: применение мер воздействия, к лицам, не совершившим нарушения Закона, недопустимо.   
  1. Статья 2 Проекта закона дает определение лица, «подвергнувшегося семейно-бытовому насилию» и в силу каких обстоятельств оно получает данный «правовой» статус: «…есть основания полагать, что им вследствие семейно-бытового насилия могут быть причинены…). Согласно толковому словарю Ожегова, слово «полагать» означает «считать, думать». Словосочетание «может быть» носит оценочную характеристику и имеет смысловые синонимы «авось, думается, как мне видно, как мне видится, наверное, небось, кажется». «Презумпция невиновности» так же не нашла своего отражения в рассматриваемой статье Проекта.
Вывод: признание гражданина лицом, подвергнувшимся насилию, на основании подобной трактовки («авось» и «кажется») недопустимо для законодательства.
  1. Статья 2 Проекта закона дает определение - кто должен признаваться «нарушителем» - лицо, достигшее восемнадцати лет, совершившее или совершающее семейно-бытовое насилие. Значение слова «нарушитель», согласно толковому словарю Ожегова, означает по смыслу «тот, кто нарушил правила, …закон…». В соответствии с основными понятиями, данными в статье 2 Проекта закона, «семейно-бытовое насилие — умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». т.е. не нарушающее закон.
Вывод: статья 2 Проекта закона содержит два диаметрально противоположным понятия: нарушителем признается лицо, совершившее деяние, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления», т.е. не нарушающее закон. 

Признание нарушителем гражданина, не нарушающего закон является прямым нарушением его конституционных прав (ст. 17, 18, 19, 21, 23 Конституции РФ). Фактически придуман новый вид деликта, правонарушения – не относящийся ни к уголовному преступлению, ни к административному проступку, ни к гражданско-правовым отношениям
  1. Статья 2 Проекта закона содержит понятие «защитное предписание». Это «документ, оформленный должностным лицом органа внутренних дел, определяющий меры защиты лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию». Статья 24 Проекта закона говорит, что защитное предписание выносится незамедлительно «в случае установления факта совершения семейно-бытового насилия» в целях обеспечения безопасности лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию. Защитным предписанием (ч.3 ст. 24 Проекта закона) нарушителю (лицу, не совершившему никого проступка) запрещено:
  1. Совершать семейно-бытовое насилие (т.е. совершать действия, не содержащие никаких правонарушений);    
  2. Вступать в контакты с лицом (т.е. с лицом, которому что-то показалось либо подумалось («авось»), подвергшимся семейно-бытовому насилию (т.е. действиям, не содержащим никаких правонарушений);   
  3. Выяснять место пребывания лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию (т.е. которым что-то показалось).
Вывод: Данная норма Проекта закона нарушает статьи 4, 6, 10, 17, 18, 22, 23, 27, 35, 38, 45, 46, 49, 55, 64 Конституции РФ. 

Статья 24 Проекта закона наделяет сотрудников полиции правом без суда признавать виновным гражданина на основании того, что какому-то лицу показалось, что он совершил деяния, не содержащее ни каких правонарушений. Применяемая санкция, ограничивающая его свободу на общении с близкими, информации об их безопасности, свободу передвижения предполагается применять к гражданину, который не совершил никаких противоправных деяний.  

Передача органам полиции полномочий суда (только суд может признать человека виновным и ограничить его права) является нарушением ст. 10 Конституции РФ, согласно которой государственная власть в РФ осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. 

В соответствии со статьей 16 Конституции РФ, «положения настоящей главы Конституции составляют основы конституционного строя Российской Федерации и не могут быть изменены иначе как в порядке, установленном настоящей Конституцией» (глава 1, статьи с 1 по 16). Следовательно, подмена полномочий одних органов власти другими недопустима и может расцениваться, как противоречащие конституционному строю России.
  1. Статья 2 Проекта закона дает определение - что является профилактикой семейно-бытового насилия, т.е. профилактикой деяний, не содержащих признаки административного правонарушения или уголовного преследования  – «осуществление комплекса правовых, экономических, социальных, медицинских, психологических, педагогических мер субъектами профилактики семейно-бытового насилия, направленных на защиту прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в сфере семейно-бытовых отношений, оказание помощи лицам, подвергшимся семейно-бытовому насилию, выявление и устранение причин и условий возникновения семейно-бытового насилия, пресечение семейно-бытового насилия, привлечение к ответственности нарушителей;  защитное предписание — документ, оформленный должностным лицом органа внутренних дел, определяющий меры защиты лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию».
Вывод: из смысла данного определения следует, что гражданин, не совершивший никакого проступка, предусмотренного действующей системой права РФ, подвергается мерам воздействия со стороны представителей практически всех уровней власти и силовых структур.
  1. В соответствии со ст. 6 Проекта закона, органы внутренних дел могут осуществлять учет и контроль (п.1 ч.2 ст. 6 Проекта закона) над гражданами, которые не совершили никаких правонарушений (см. определение «семейно-бытового насилия), т.е., потенциально, за всем населением страны без исключения. Подобный тотальный контроль нарушает конституционные права граждан, гарантированные статьями 18, 22, 23 Конституции РФ.     
    1. Пункт 3 части 2 статьи 6 Проекта закона предлагает направлять лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию (т.е. лиц, которым «кажется» или на «авось») в организации по оказанию социальной помощи или медицинские организации. Данное положение не может иметь обоснованные причины для получения направлений органами внутренних дел, обязанных, как представителей власти и силовых структур, действовать строго на основании норм права, а не на юридически несостоятельных понятиях «кажется». 
Вывод: наделение подобными полномочиями силовых структур приведет к коррупционности, к вынужденному толкованию закона, на основе личностного мнения.
  1. Пункт 5 части 2 статьи 6 Проекта закона наделяет полицейских правом доставлять лиц, совершивших семейно-бытовое насилие (т.е. деяние, не содержащее никаких проступков), в органы внутренних дел. Фактически полицейские наделяются правом без всяких оснований, задержать гражданина (лишить его свободы на какой-то период времени) и доставить помимо их воли в отделение полиции. Необоснованное, не соразмерное ограничение права на свободу и личную неприкосновенность, является нарушением ч. 1 ст. 22 конституции РФ. Из данной статьи во взаимосвязи со статьями 1, 2, 15, 17, 19, 21 и 55 Конституции Российской Федерации следует, что право на свободу и личную неприкосновенность как одно из основных прав, будучи неотчуждаемым и принадлежащим каждому от рождения, может быть ограничено лишь при соблюдении общеправовых принципов и на основе конституционных критериев необходимости, разумности и соразмерности, с тем чтобы не допустить утраты самого существа данного права. Корреспондирующая приведенным конституционным положениям о праве каждого на свободу и личную неприкосновенность статья 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, являющаяся в силу статей 15 (часть 4) и 17 (часть 1) Конституции Российской Федерации составной частью российской правовой системы и имеющая приоритет перед внутренним законодательством, закрепляет основополагающие в демократическом обществе гарантии данного права, включая гарантии защиты от незаконного лишения свободы. Задержание, по сути есть лишение свободы. Европейский Суд по правам человека считает, что статья 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, провозглашая право на свободу и личную неприкосновенность, говорит о физической свободе лица; ее цель - гарантировать, чтобы никто не мог быть произвольно лишен свободы. В частности, административное задержание в качестве принудительной меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении не может применяться, если оно не обусловлено целями, определенными в подпункте "c" пункта 1 статьи 5 Конвенции, в силу которого законным признается задержание лица, произведенное с тем чтобы оно предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения. Понятие "законное задержание", употребленное в подпункте "c" пункта 1 статьи 5 Конвенции, как и понятие "задержание, произведенное в установленном законом порядке" включают обязанность осуществляющих производство по делам об административных правонарушениях органов государственной власти и их должностных лиц соблюдать нормы материального и процессуального законодательства.
 
Вывод: Пункт 5 части 2 статьи 6 Проекта закона нарушает Конституцию РФ и нормы международного права.
  1. Пункт 6 части 2 статьи 6 Проекта закона наделяет сотрудников внутренних дел выносить защитные предписания гражданам
Вывод: Подмена полномочий одних органов власти другими недопустима и может расцениваться, как противоречащая конституционному строю России. (см. выше).
  1. Пункт 1 части 2 статьи 18 Проекта закона предлагает оказывать систематическое воздействие на лиц, поведение которых носит «противоправный характер». По смыслу данной части статьи, противоправный характер означает совершение деяний, нарушающих право других лиц. Согласно статье 46 Конституции РФ, каждому гарантируется защита прав, в том числе и судебная (ст. 45 Конституции). Следовательно, механизм защиты прав, предусмотренный главенствующим законом страны, прописан в КоАПе, УПК. ГПК. Из этого следует, что п.1 ч.2 ст. 18 Проекта закона входит в явное противоречие со статьей 2, в которой указано, что нарушителем[29] может быть признано лицо, совершившее деяние, «не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преследования»[30].
Вывод: Проект закона содержит нормы, вступающие в противоречие с друг другом, что делает невозможным применять взаимоисключающие статьи одного закона. Проект – внутренне противоречив.

На основании вышеизложенного, можно сделать вывод, что размещенный 29 ноября 2019 года на сайте Совета Федерации  Федерального Собрания Российской Федерации[31] в разделе «Актуальные темы» Проект закона о профилактике семейно-бытового насилия[32]на 17 листах формата А4, носит антиконституционный характер, нарушая ряд статей основополагающего закона страны.

Общий вывод части I: Учитывая, что отдельные статьи Проекта закона о профилактике семейно-бытового насилия нарушают Первую главу Конституции, положения которой (ст. 16) составляют основы конституционного строя Российской Федерации и не могут быть изменены иначе как в порядке, установленном настоящей Конституцией». 
  1. Искажение статистических данных
При лоббировании Проекта в СМИ, Интернете и соцсетях (особо активно, начиная с 2015 года) распространены многократно завышенные цифры об уровне семейного насилия в России. Миф о «14 тысячах женщин, ежегодно гибнущих от рук мужей», а теперь и якобы взрывном росте семейного насилия после «декриминализации» ч.1 ст. 116 УК РФ транслировался даже с трибун Государственной Думы и Совета Федерации.

Между тем, по статистике ГИАЦ МВД России за 2015 год, на которую зачастую ссылаются различные докладчики, из числа преступлений на бытовой почве совершены в сфере семейно-бытовых отношений 54 285 преступлений (это не только убийства, но и причинение телесных повреждений различной степени тяжести, побои, не причинивших вреда здоровью и другие), причём потерпевшими по этим преступлениям были как женщины, так и мужчины. Потерпевших женщин от преступлений, сопряжённых с насильственными действиями, совершёнными в отношении члена семьи, в 2015 году было 17 908 чел., то есть, в два раза меньше, чем мужчин. 

В том же 2015 году, не «запятнанном» так называемой декриминализацией, было расследовано 1060 уголовных дел, по которым в результате насилия в семье было убито 756 мужчин, 304 женщины, 36 несовершеннолетних. 304 убитых женщины – это много, но это не 14000. По данным правоохранительных органов, Федеральная служба государственной статистики в таблице «Число лиц, потерпевших от преступных посягательств» (то есть от всех видов преступлений, не только от «домашнего» насилия), выдаёт цифру потерпевших женщин в 2015 году 805 500 человек: это и потерпевшие по уголовным делам о преступлениях против личности; в сфере экономики; против здоровья населения и общественной нравственности, и другим не имеющим отношения к «семье и быту».

Сравниваем две цифры за 2015 год: 805 500 человек потерпевших женщин по всем видам преступлений и 17 908 потерпевших женщин от преступлений, сопряжённых с насильственными действиями, совершёнными в отношении члена семьи, и получаем процент, далёкий от 90%, — всего 2,22%.

То есть случаи «домашнего» насилия в отношении женщин в 2015 году в Российской Федерации составляли всего 2,2% от числа всех совершённых в отношении женщин преступлений, и с тех пор этот процент снижается год от года», - доложила в ходе федеральный судья в почетной отставке Людмила Николаевна Виноградова Всероссийской научно-практической конференции «Экономико-правовые проблемы обеспечения экономической безопасности в современной России», которая прошла 15 ноября 2019 года в Нижегородской Академии МВД РФ.

Вывод: за три года (2015-2018 годы) число тяжких и особо тяжких преступлений в сфере семейно-бытовых отношений уменьшилось практически на четверть (-23,4%). Следовательно, лоббисты Проекта закона умышленно не используют официальные государственные статистические базы данных, искажая информацию в области преступлений, к которым относятся семейно-бытовые.
  1. Отсутствие объективности в оценке имеющихся норм, защищающих права и свободы личности в действующем законодательстве РФ
Разработчики Проекта закона, обосновывая необходимость принятия их документа, вносят тезис об отсутствии российских норм права, защищающих женщин и других членов семьи от домашнего насилия.

Анализ законодательства РФ показал, что в существующей правовой системе есть широчайший спектр правовых норм, в т.ч. административного до уголовного характера, обеспечивающих эффективную защиту жертв любого насилия, в том числе и бытового (домашнего).

Лоббистами Проекта навязчиво демонстрируются отдельные случаи, вызывающие ужас у любого нормального человека. На фоне таких кошмаров протест против Проекта закона будет выглядеть вопиюще возмутительным. Таким образом, критика содержания Проекта переводится в разряд борьбы «за легитимность насилия», что является если не манипуляцией общественным мнением, то - обманом!  Кто в действительности посмеет возражать против требований наказать насильника детей или убийцу матери? Но при такой подаче «материала», одновременно, затушевывается факт того, что приводимые примеры очевидным образом относятся к сфере действующего уголовного права и не требуют дополнительных норм, для пресечения подобных преступлений и защиты потерпевших.

Таким образом, при посредстве нагнетания истерии в СМИ, происходит манипуляция общественным сознанием, стимулирование ощущения незащищенности личности в государстве и искусственное создание еще одной точки социальной напряженности.

Основные аргументы сторонников Проекта закона сводятся к психологическому насилию, однако примеры показываются и приводятся совершенно не из области психологии, а сугубо уголовные. Важной составляющей данного правового анализа Проекта является поддержка выводов юридического заключения на законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации», который сделала кандидат юридических наук, адвокат, эксперт Общественного уполномоченного по защите семьи Швабауэр А.В.[33].

Согласно выводам Швабауэр А.В.: «Законопроект противоречит также Концепции демографической политики РФ на период до 2025 года (утв. Указом Президента РФ от 9 октября 2007 г. № 1351) и Концепции семейной политики в РФ на период до 2025 г. (утв. Распоряжением Правительства РФ от 25 августа 2014 г. № 1618-р), которые указывают на необходимость укрепления социальной устойчивости семьи, на рост рождаемости.

Законопроект направлен на подрыв института семьи путем легализации неадекватного понятия «семейно-бытового насилия» и внедрения суровых санкций за обычные внутрисемейные отношения, в связи с чем он нарушает также Стратегию национальной безопасности (утв. Указом Президента № 683 от 31.12.2015 г.), согласно п.п. 76, 78 которой защита семьи и сохранение традиционных российских духовно-нравственных ценностей отнесены к «стратегическим целям обеспечения национальной безопасности».

С учетом вышеизложенного законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в РФ» следует оценить как юридически несостоятельный и крайне деструктивный для семьи и общества в целом».

Вывод: разработчиками идеи насаждается мысль о том, что самое опасное место на планете – это семья. И спасти граждан России от близких людей могут только различные НКО (некоммерческие организации), например, такие, как центр «Анна», признанный Министерством юстиции иностранным агентом. 
  1. Нарушение законотворческой процедуры, установленной регламентом Совета Федерации. 
На официальном сайте Верхней палаты Федерального Собрания в разделе «Актуальные темы», был размещен и предложен к обсуждениям документ, названный Проектом закона о профилактике семейно-бытового насилия на 17 листах формата А4.  Данный Проект закона был рассмотрен практически во всех регионах страны. 

Обсуждение опубликованного документа было громким и резонансным, за две недели обсуждений, согласно данным СФ, поступило 11 186 комментариев, представляющих различные точки зрения. Такая статистика показывает, что документ стал резонансным и явился причиной взрыва общественного мнения, обсуждения в общественных палатах, в общественных организациях, в социальных сетях. Негодование возможным наделением правом вмешательства в семью привело к многочисленным акциям протеста.

Граждане РФ, в большей массе не имеющие юридического образования, были испуганы масштабом обсуждений и восприняли опубликованный документ как реальную угрозу существования семьи. На площадке Государственной Думы прошли круглые столы с привлечением общественности. Судьи, адвокаты, правозащитники сделали громкие заявления о том, что «представленный законопроект» в случае его принятия не только нарушит конституционные права граждан России, но и саму правовую систему в связи с невозможностью адаптации предлагаемых мер к Федеральным законам, существующим в РФ.

При обсуждении документа были даны экспертные заключения специалистами высшего уровня о том, что в Российском законодательстве на сегодняшний день имеются все необходимы нормы для регулирования преступления/правонарушений как в семье, так и в других местах (улица, общественные места, производство и т.д.).

Однако документ, размещенный как законопроект, таковым не является. 

Размещенный на сайте Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации в разделе «Актуальные темы» документ, не имеющий автора, названный Проектом закона и предложенный к обсуждениям как законопроект, не прошел процедуру, необходимую для обсуждения в Совете Федерации. 

Участие Совета Федерации в законодательной деятельности определено Постановлением от 30 января 20202 года № 33-СФ «О регламенте Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации» [34] (далее Регламент СФ), которое в статье 103, в соответствии с частью 3 статьи 105 Конституции РФ [35], указывает порядок принятия Федерального закона к рассмотрению в Совете Федерации [36]. 

Согласно данному Регламенту СФ, участие в законодательной деятельности Совета Федерации начинается после принятия Федерального закона Государственной Думой. К рассмотрению принимаются законы, направленные в Совет Федерации вместе с информацией о позиции органов государственной власти субъектов Российской Федерации по этому Федеральному закону (ч.2 ст. 103Регламента СФ) и постановлением Государственной Думы о принятии закона (ч.1 ст. 103 Регламента СФ).

Поступивший из Государственной Думы Федеральный закон регистрируется в Совете Федерации в течение одного часа и в срок, не превышающий 24 часов, вместе с сопровождающими его документами и материалами направляется всем членам Совета Федерации (ч.3 ст. 103 Регламента СФ).

Документ, опубликованный на сайте Совета Федерации, не имеет присвоенного регистрационного номера. 

При этом необходимо отметить, что  право законодательной инициативы определено в части 1 статьи 104 Конституции РФ, согласно которой право законодательной инициативы принадлежит Президенту Российской Федерации, Совету Федерации, членам Совета Федерации, депутатам Государственной Думы, Правительству Российской Федерации, законодательным (представительным) органам субъектов Российской Федерации, Конституционному Суду Российской Федерации и Верховному Суду Российской Федерации по вопросам их ведения.

Из многочисленных публикаций в СМИ известно, что авторами проекта закона стали депутат Государственной Думы РФ Оксана Викторовна Пушкина, обладающая правом внесения законопроекта на предварительное рассмотрение в Государственную Думу, и общественный деятель Алена Попова. 
 
Порядок внесения законопроектов в Государственную Думу
 и их предварительное рассмотрение предусмотрен главой 12 [37] раздела III Регламента Государственной Думы Федерального Собрания РФ [38] (далее Регламент ГД). 
 
Обладая правом субъекта законодательной инициативы [39] (статья 103 Регламента ГД), депутат Пушкина О.В., не пройдя необходимую законную процедуру от «возникшей идеи» до статуса законопроекта, не подготовив необходимый пакет документов, предусмотренных статьей 105 Регламента ГД [40], опубликовала некий текст – фактически частную идею, обозначив его как официальный законопроект.
 
Представленный под видом законопроекта текст носит форму именно идеи, так как содержание документа, представленного общественности не соответствует необходимым требованиям, указанным в статье 106 Регламента ГД [41].
 
Информация, предоставляемая депутатом Государственной Думы избирателям, должна быть полной, достоверной, объективной.
 
Умышленно выдавая «сырую» идею за законопроект, не соответствующий требованиям Конституции РФ, Регламента СФ, Регламента ГД, депутат ГД дезинформировала общественность, втянула в фальшивую игру «общественных обсуждений законопроекта» всю страну, искусственно создав социальную нестабильность и напряжённость.
 
ОБЩИЙ ВЫВОД: 
  1. Сама концепция выдвинутой идеи, выдаваемой за законопроект, противоречит Конституции Российской Федерации. Она основана на «Стамбульской конвенции»[42] к которой Россия не присоединилась и соответствующие положения которой не могут продвигаться в российскую систему права, в т.ч. и по частям.    
  2. Отдельные статьи Проекта закона о профилактике семейно-бытового насилия нарушают Первую главу Конституции, положения которой (ст. 16) составляют основы конституционного строя Российской Федерации и не могут быть изменены иначе как в порядке, установленном Конституцией.     
  3. Механизм конкретной помощи жертвам насилия в предлагаемом к обсуждению документе отсутствует, что говорит о совершенно иной смысловой нагрузке самой идеи и нацеленности ее концепции.    
  4. Предложения, изложенные в опубликованном документе, направлены на подготовку новой "силовой группы" – системы для неправомерного вторжения в частную жизнь, уничтожение семейных устоев, насаждение чуждой нашему народу психологии и морали, основанных на «Стамбульской конвенции» к которой Россия не присоединилась. Это, в свою очередь, приведет к дестабилизации общества, подрыву авторитета власти, росту протестных настроений и конфликтности с представителями правоохранительных органов. 
  5. Предлагаемое расширение полномочий различных служб (в том числе НКО) приведут к смещению баланса прав и ответственности органов государственной власти и гражданского общества: население будет дезориентировано по вопросу: действия каких структур в рамках какого правового поля возможно обжаловать в случае нарушения своих прав.    
  6. Документ, выдаваемый за Проект закона «Об основах системы профилактики домашнего насилия в Российской Федерации», доступный для ознакомления, основывается на размытых субъективно-оценочных категориях, позволяющих подменять закон личностным мнением. При этом предлагается разрешить вмешательство в частную жизнь сомнительным НКО, что создает реальные предпосылки к массовым нарушениям конституционных прав граждан.    
  7. Содержание в проекте диаметрально противоположных понятий и внутренних противоречий делает невозможным его эффективное применение на практике.    
  8. Признание гражданина лицом, подвергнувшимся насилию – т.е. фиксация наличия признаков правонарушения, на основании подобной трактовки («авось» и «кажется») недопустимо для законодательства.    
  9. Примененные в Проекте термины - юридически несостоятельные и заведомо предназначенные для неконтролируемых и расширительных трактовок, как на уровне инструкций, так и непосредственно в правоприменительной практике. При наделении представителей силовых структур соответствующими полномочиями, основанными на подобной правовой базе, неизбежно приведет к коррупционности, к вынужденному толкованию закона, на основе личностного мнения. Т.е. Проект является неприемлемым с позиции обеспечения противодействия коррупции в органы государственной власти (ОГВ).    
  10. Предлагаемый к обсуждению документ содержит статьи, нарушающие нормы международного права. При обращении в Европейский суд по правам человека, при оспаривании действий ОГВ, совершенных в рамках, предлагаемых данным Проектом, это создаст предпосылки для заведомо проигрышных для России дел, влекущих в т.ч. финансовые потери в виде компенсаций заявителям.     
  11. Анализ действий лоббистов Проекта закона позволил выявить прямой обман общества при распространении недостоверных статистических данных; искажение информации об отсутствии правовых норм в действующем законодательстве РФ для принятия мер в области семейно-бытовых нарушений закона; при информировании общественности и в работе над проблемой семейно-бытовых правонарушений изначально проигнорированы данные официальных государственных статистических баз данных. 

Альбина Васильевна Волкова, член Экспертно-консультационного совета при Комитете Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству, член Ассоциации юристов России, член Союза журналистов России.

 
[3] Конвенция Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием (Стамбульская конвенция) - международное соглашение Совета Европы против насилия в отношении женщин и насилия в семье. Открыта для подписания с 11 мая 2011 года в Стамбуле, Турция.
[4] Конституция РФ. Часть 2, Статья 4 «Конституция Российской Федерации и федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации».
[5] Конституция РФ. Часть 2, Статья 6 «Каждый гражданин Российской Федерации обладает на ее территории всеми правами и свободами и несет равные обязанности, предусмотренные Конституцией Российской Федерации». Конституция РФ. Часть 2, Статья 4
[6] Конституция РФ. Статья 10 «Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны».
[7] Конституция РФ. Часть 1, Статья 15 «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации».
[8] Конституция РФ. Часть 1, Статья 16 «Положения настоящей главы Конституции составляют основы конституционного строя Российской Федерации и не могут быть изменены иначе как в порядке, установленном настоящей Конституцией».
[9] Конституция РФ. Статья 17 «1. В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией».
[10] Конституция РФ. Статья 18 «Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием».
[11] Конституция РФ. Статья 19 «1. Все равны перед законом и судом. 2. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. 3. Мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации».
[12] Конституция РФ. Статья 21 «1. Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления».
[13] Конституция РФ. Статья 22 «1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность».
[14] Конституция РФ. Статья 23 «1. Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени».
[15] Конституция РФ. Статья 24 «1. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются».
[16] Конституция РФ. Статья 25 «Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения».
[17] Конституция РФ. Статья 27 «1. Каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства».
[18] Конституция РФ. Статья 35 «1. Право частной собственности охраняется законом. 2. Каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами. 3. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения».
[19] Конституция РФ. Статья 38 «1. Материнство и детство, семья находятся под защитой государства. 2. Забота о детях, их воспитание - равное право и обязанность родителей».
[20] Конституция РФ. Статья 40 «1. Каждый имеет право на жилище. Никто не может быть произвольно лишен жилища».
[21] Конституция РФ. Статья 45 «1. Государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется».
[22] Конституция РФ. Статья 46 «1. Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод».
[23] Конституция РФ. Статья 47 «1. Никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом».
[24] Конституция РФ. Статья 49 «1. Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. 2. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. 3. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого».
[25] Конституция РФ. Статья 51 «1. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом».
[26] Конституция РФ. Статья 55 «1. Перечисление в Конституции Российской Федерации основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина. 2. В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина».
[27] Конституция РФ. Статья 60 «Гражданин Российской Федерации может самостоятельно осуществлять в полном объеме свои права и обязанности с 18 лет».
[28] Конституция РФ. Статья 64 «Положения настоящей главы составляют основы правового статуса личности в Российской Федерации и не могут быть изменены иначе как в порядке, установленном настоящей Конституцией».
[29] Ст. 2 проекта закона «нарушитель — лицо, достигшее восемнадцати лет, совершившее или
совершающее семейно-бытовое насилие»
[30] Ст. 2 проекта закона «семейно-бытовое насилие — умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления»
[34] глава 12 «Порядок рассмотрения Советом Федерации принятого Государственной Думой Федерального Закона» - http://www.consultant.ru/law/review/lawmaking/reglsovet/
[35] Конституция РФ, Часть 3 статья 105 «Принятые Государственной Думой федеральные законы в течение пяти дней передаются на рассмотрение Совета Федерации».
[36]  Постановлением от 30 января 20202 года № 33-СФ «О регламенте Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации» -  http://www.consultant.ru/law/review/lawmaking/reglsovet/
[37] Регламент Государственной Думы Федерального Собрания РФ, раздел III, глава 12 «Порядок внесения законопроектов в Государственную Думу и их предварительное рассмотрение» - http://duma2.garant.ru/reglam/part3/chap12.htm
[38] Регламент Государственной Думы Федерального Собрания РФ - http://www.consultant.ru/law/review/lawmaking/reglduma/
[39] Статья 103, глава 12,  раздел III Регламента Государственной Думы Федерального Собрания РФ «Субъекты права законодательной инициативы и порядок внесения законопроектов в Государственную Думу определены статьей 104 Конституции Российской Федерации. Согласно статье 104 (часть 1) Конституции Российской Федерации право законодательной инициативы принадлежит Президенту Российской Федерации, Совету Федерации, членам Совета Федерации, депутатам Государственной Думы, Правительству Российской Федерации, законодательным (представительным) органам субъектов Российской Федерации. Право законодательной инициативы принадлежит также Конституционному Суду Российской Федерации, Верховному Суду Российской Федерации и Высшему Арбитражному Суду Российской Федерации по вопросам их ведения.».
[40] Статья 103, глава 12,  раздел III Регламента Государственной Думы Федерального Собрания РФ «1. При внесении законопроекта в Государственную Думу субъектом права законодательной инициативы должны быть представлены:
а) пояснительная записка к законопроекту, содержащая предмет законодательного регулирования и изложение концепции предлагаемого законопроекта;
б) текст законопроекта с указанием на титульном листе субъекта права законодательной инициативы, внесшего законопроект;
в) перечень актов федерального законодательства, подлежащих признанию утратившими силу, приостановлению, изменению, дополнению или принятию в связи с принятием данного закона;
г) финансово-экономическое обоснование (в случае внесения законопроекта, реализация которого потребует материальных затрат);
д) заключение Правительства Российской Федерации (в случаях, определенных статьей 104 (часть 3) Конституции Российской Федерации).
2. Законопроекты о введении или отмене налогов, об освобождении от их уплаты, о выпуске государственных займов, об изменении финансовых обязательств государства, другие законопроекты, предусматривающие расходы, покрываемые за счет федерального бюджета, могут быть внесены только при наличии заключения Правительства Российской Федерации.
3. При внесении законопроектов субъектом права законодательной инициативы - коллегиальным органом должно быть представлено решение соответствующего коллегиального органа с указанием представителя субъекта права законодательной инициативы в Государственной Думе по данному законопроекту.
4. Законопроекты, внесенные в Государственную Думу без заключения Правительства Российской Федерации, могут направляться Советом Государственной Думы вместе с финансово-экономическим обоснованием на заключение в Правительство Российской Федерации, которое в месячный срок подготавливает письменное заключение и направляет его в Совет Государственной Думы».
[41] Статья 106, глава 12,  раздел III Регламента Государственной Думы Федерального Собрания РФ «1. Непосредственно в текст внесенного в Государственную Думу законопроекта должны быть включены следующие положения:
а) о сроке и о порядке вступления в силу закона Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации, федерального конституционного закона, федерального закона или отдельных их положений;
б) о признании утратившими силу и о приостановлении действия ранее принятых законов и других нормативных правовых актов или отдельных их положений в связи с принятием данного федерального конституционного закона, федерального закона;
в) о приведении Президентом Российской Федерации и Правительством Российской Федерации своих правовых актов в соответствие с принятым федеральным конституционным законом или федеральным законом.
2. Подготовленный к внесению в Государственную Думу законопроект и материалы к нему, предусмотренные статьей 105 настоящего Регламента, направляются субъектом права законодательной инициативы Председателю Государственной Думы».
[42] Конвенция Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием (Стамбульская конвенция) - международное соглашение Совета Европы против насилия в отношении женщин и насилия в семье. Открыта для подписания с 11 мая 2011 года в Стамбуле, Турция.
18 января 2020   Просмотров: 4 514