«ТАЙНОВЕДЕНИЕ РАЗГОНЯЕТ ТЬМУ НАВАЖДЕНИЙ»... Интервью Юрия Воробьевского

«В глубинах мирского моря толчок уже произошёл» – Юрий Юрьевич, Вас называют православным конспирологом. Вы раскрываете тайны мира сего, показываете, что в мире не всё так просто устроено, как это воспринимается поверхностным взглядом, что существуют скрытые причины тех или иных событий, а конечная цель мировых социальных процессов публично не оглашается. Вас действительно интересно читать и слушать. Огромный фактологический материал, исторические аналогии, совпадение в датах, лингвистическая интерпретация имен, названий, оккультные корни мировой элиты, сект, тайных обществ. Как Вы считаете, насколько важно знать верующему человеку конспирологическую подоплёку всех этих явлений? 

– Об этом меня часто спрашивают. В свое время Иван Ильин ввел в употребление термин «мировая закулиса». А в последнее время возобладал термин «глубинное государство» – некое загадочное пространство, где что-то всё решается, и решается, на самом деле, по поводу нас. Возникает продолжение такого образа глубинного государства. Предположим, что где-то там, в океанической глубине, во мраке, никому не ведомом месте, происходит подземный толчок. 

Возникает сейсмическая волна, которая идет, но ее до поры до времени не видно. Она даже может прокатиться под кораблями, идущими по морю, но ее не заметят. Волна приближается к мелководью, гребень вырастает, а берег-то заселен людьми. Они говорят, что «не надо нас пугать», «зачем нам рассказывать, что приближаются цунами», что «они могут смыть наш поселок», «зачем нам нужны «страшилки Воробьевского». 

Волна тем временем нарастает и потом с колоссальным напором смывает все на своем пути – деревья, жилища, гибнет имущество, гибнут люди, дети, о которых вроде заботились. Но люди не интересовались подтекстами, они не интересовались вот этим изначальным толчком, который где-то произошел. А сейчас эти «цунами» врываются в каждый дом в виде ювенальной юстиции, в виде всепроникающего влияния интернета, цифровой системы тотального контроля за личной жизнью человека...

Поэтому я и мои единомышленники стараемся предупредить людей и прежде всего показать им, что там, в глубине бушующего мирского моря, никому не видимой, не ощущаемой, не слышимой большинством наших сограждан, толчок уже произошел. Принят закон, хотя он, может, и принят только вчера, а, на самом деле, у этого закона давняя история – истоки которой обнаруживаются, к примеру, в концепции Мальтуса. Сейчас же вообще возобладало не только в мировой, но и, в так называемой, нашей элите такое отношение, которое порой озвучивается какими-то провинциальными чиновницами: что «можно питаться макарошками» или что «вас никто не просил рожать». Но, на самом деле, это теория «народонаселения» Мальтуса. 

Кто-то считает, что слишком много всякой бедноты, лишних людей. Эта идеология возобладала и, к сожалению, даже среди некоторых деятелей нашей Церкви. Однажды мне мой товарищ рассказывал о том, что он услышал на одной православной выставке, когда мимо него проходили два известных православных деятеля в больших церковных чинах. Один другому говорит: «Слушай, владыка, ну что ты мне говоришь, какие-то у вас тут проблемы, какие-то выставки. Я так смотрю на всё это – голытьба продает что-то голытьбе».

Вот такое отношение сформировалось в том числе и среди, так называемых, князей церкви. Это католическое понятие – князья. Все остальные, видимо, смерды. А что касается наиболее таких болезненных процессов, как ковиды, например, коль уж мы заговорили об этом, везде есть подтекст. И у того же Мальтуса, от него многое пошло. Несчастный, травмированный английский ребенок, который родился в небедной, но многодетной семье. 

Он понимал, что ему, по людоедским английским законам, почти ничего не достанется от наследства. И вот он себе представил, как он будет жить. Лежит кусок вожделенной холодной телятины – блюдо английского джентльмена, думаю, очень невкусное – а какие-то костлявые руки тянутся к нему, и ему ничего не достается. Так надо по рукам этим дать! Вот отсюда и возникает жуткая теория, что якобы численность людей увеличивается в геометрической прогрессии, а средства для существования в арифметической прогрессии. 

Многократно проверено – это никакая не теория, это гипотеза, причем курьезная гипотеза, как и теория Дарвина, как теория Энштейна в ее идеологической подоплеке, но это очень выгодные кому-то теории, которые сегодня взяты на вооружение. Поэтому все это надо знать. Есть в русском языке очень хорошее слово – тайноведение. Оно мне нравится больше, чем слово «конспирология». Не надо молчать. Надо говорить о тайне. Тайноведение разгоняет тьму наваждений.
 

«Только стрела духовности может проникнуть в сердце человека»


– Этот вопрос возник потому что, если бы люди больше читали подобной литературы, в частности, ваши книги, они бы с большей настороженностью воспринимали события, происходящие в мире, манипулировать сознанием их было бы намного сложнее и откровенно сомнительные новости они не принимали бы за чистую монету.

– Коль мы заговорили про книги, про мои книги, в частности, то значение их я не переоцениваю. Это, кстати, такая профессиональная болезнь, вроде как «поэт в России больше, чем поэт». Не надо переоценивать значение писателя. Мы сейчас, слава Богу, воцерковились, почитали святоотеческую литературу, стали понимать принципы устроение человека, православную антропологию. Что такое «слово»? Слово – это всего-навсего плоть. Мы сейчас извергаем друг на друга куски плоти. 

Они летят, но они не попадают в душу человека. У каждого человека, в том числе, который стоит в церкви – в маске он или без маски – у него проблемы-то духовные. А внутрь духовных проблем кусок плоти не может проникнуть, потому что только стрела духовности может проникнуть в сердце человека. Только если эти слова заряжены благодатью Святаго Духа, но для этого надо, чтобы человеку сопутствовал Святой Дух, тогда – да, слова эти проникают. Я это говорю не потому, что хочу поумничать, а потому, что это мой личный опыт, это мое воцерковление. 

Когда мы впервые поплыли в Святую Землю снимать фильм, попался нам один замечательный миссионер, иеромонах, сейчас он уже епископ. Но там, на пароходе, мы насмотрелись на самых разных типов иерархов церкви. И стало понятно, что как и везде, как в миру – есть и такие, есть и другие. Мы в то время уже интересовались православием и даже кое-что прочитали. Надо сказать, что слова, которые сказал нам тот иеромонах в ходе нашей первой исповеди и бесед, мы вообще-то их уже знали. Но они были восприняты нами совсем по-другому, они проникли в самое сердце. Потому что исходили из молитвенного сердца.  
 
– «Все тайное становится явным». От Вас часто можно услышать эти евангельские слова. Судя по вашим книгам, в обнаружении истинного смысла происходящих событий и состоит миссия вашей деятельности как писателя. Вскрывать тайны беззакония – очень смелый вызов инфернальному миру и их представителям здесь. Не боитесь?

– Конечно, боюсь. Меня вообще удивляют, когда бывают такие заявления – не боюсь. Я думаю, что такой человек утратил инстинкт самосохранения, если ему кажется, что он ничего не боится. Я отдаю себе отчёт в масштабе и могуществе этих сил. Кстати, меня об этом и афонские монахи предупреждали, что удар, как всегда, придется по самым уязвимым точкам, не просто по моим, а по нашей семье. Это и происходило. Я иногда вроде как в шутку говорю, но, на самом деле, так оно и есть: «нокдауны уже были». «Нокаута» вроде не было. Но удары проходят.

«Малое стадо гораздо меньше, чем мы думаем».

– Уже 30 лет как открыты храмы, верующих людей за это время стало значительно больше, каждый день идут службы, народ молится, исповедуется, причащается. Казалось бы, была канонизирована Царская Семья, началось возрождение России, в 90-е годы многие в это поверили, обратились к Богу. Но к чему мы пришли: страна погибает, экономический кризис, обнищание населения, разгром образования, моральное разложение, разводы, аборты, впереди маячит угроза чипирования. Почему так происходит? До Бога наши молитвы не доходят?

– Мы сейчас снова можем возвратиться к теме правильных, но совершенно замыленных слов. Действительно, мы привыкли к такому правильному слову, как покаяние. Да, нужно покаяться – хорошо. С одной стороны, мне кажется, в этом была попытка заорганизовать по-советски этот процесс. Хотя, конечно, соборная молитва, соборное покаяние много чего значат. Но лично для меня момент покаяния, в частности, в связи с цареубийством, это момент интимного отношения человека и Бога. 

Для меня это очень интимный вопрос. В одной из своих книг (на «На реке Смородине» – прим. ред.) я даже написал такую сценку: я еще маленький мальчик засыпаю в прадедовском доме, в своем Задонске. Мимо меня кто-то прошел, и вдруг в соседней комнате слышу голос человека, там собрались два моих деда – двоюродный и троюродный – оба полные тезки – Александры Николаевичи Воробьевские. 

Оба были офицерами Первой мировой войны, оба пришли в орденах. А потом, когда поняли, что происходит, «легли на дно». Один учитель, другой– бухгалтер на местном заводике, кстати, расположенном на территории бывшего монастыря, где почивают мощи святителя Тихона Задонского. В общем, они выжили. Вот они уже старики, и один другому говорит: «Видишь ли, Александр, моя точка зрения такова…». 

Тут я насторожился, сон, как рукой сняло. У деда был какой-то другой тон речи, он понимал, что никто его не слышит. И потом он сказал то, что меня потрясло и запомнилось на всю жизнь: «Если бы мы не спасовали тогда, может быть, все было по-другому». Будучи уже пионером, я понял, что он имел в виду, и это меня потрясло. В этих словах, наверное, не было церковного в этом смысле слова покаяния, но раскаяние, невероятно трогательное чувство раскаяния, было, конечно. 

Через многие годы я вспомнил эту сцену. Для меня понятие покаяния перед Царской Семьей стало гораздо более осязаемым, чем вот такая гладкая, круглая, привычная фраза. Находясь среди нашей церковной публики, я должен сказать, к сожалению, в том числе и коронавирус это показал, что малое стадо гораздо меньше, чем мы думаем. Серафим Роуз сказал: «Сейчас позже, чем мы думаем», я добавляю: и малое стадо меньше, чем мы думаем. И второе, по вопросу Царской Семьи. 

Есть люди в церковных кругах, включая и священников, которых до сих пор корежит от самого упоминания имен Царственных Мучеников. События, связанные с прославлением Царской Семьи, были знаменательны, об этом много писали и говорили. Я тоже был свидетелем этих чудесных событий. По сути, на моих глазах сбывались знаменитые слова: «Царь, который меня прославит, того и я прославлю». 

Все это происходило в период празднования памяти Серафима Саровского, накануне архиерейского собора. Мы снимали фильм в Дивеево, как раз шла патриаршая служба. В природе случилось что-то невообразимое. Я в своей жизни еще не видел такой силы ливня, урагана, в небе происходило невероятное, молния ударила в купол, дождь лил стеной, начался как раз крестный ход, кого-то из батюшек, смотрю, несут на руках, видимо, с ним что-то случилось. 

В народе стали говорить: «Батюшка Серафимушка гневается на арихиереев, которые не хотят прославлять». Это происходило при приснопамятном патриархе Алексии II, которому, когда молния ударила, тоже на голову посыпались битые лампочки с паникадила. Во всяком случае, через две недели после этого, когда на заседании решался вопрос о прославлении Царской Семьи, патриарх Алексий сказал: «Прошу голосовать вставанием». Он встал первым. Потом встали все. Патриарху это было открыто.

И в то же время до сих пор большое количество людей – ладно там кого корежит, – но другие люди, которые в общем-то лояльно себя ведут и как будто признали царя святым, мне кажется, не понимают до конца глубины того, что произошло – в этом провинциальном городе, в этом в подвале, почему Семью увезли из Тобольска, почему это произошло в Ипатьевском доме, почему казнь началась в полночь, что тоже характерно. Произошло событие космического масштаба! 

Была отнята от лица земли сила – олицетворенная в лице царя. Сила, удерживающая мировое зло! Но все равно сказано, что Москва – Третий Рим. Что такое идея Третьего Рима, кочующего града? Эта идея силы, удерживающей мировое зло. А у этой силы есть свое лицо. Это лицо царя – Помазанника Божия. 

Конечно, были войны, эпидемии и до этого. Но такого ужаса, такие страшные события, которые начались в 20-ом веке и 21-ом, еще не было. Действительно, плотина почти сметена. А у людей нет глубокого осмысления событий 1917 года и всего, что происходило после, нет глубокого покаяния – это ключевой момент. Поэтому сильно удивляться тому, что происходит, не стоит. Я для себя делаю именно такой вывод.
 

Потаённая Россия, элитный духовный спецназ и «слепая функция зла».


– Юрий Юрьевич, можете ли Вы сказать, что есть скрытые пока для основной массы людей признаки того, что апокалиптические события, которые разворачиваются на наших глазах, чьей-то, пока незримой, рукой будут остановлены и Россия станет вновь православной державой? 

– Во-первых, все эти зловещие планы по уничтожению страны выстраивались очень давно и брошены огромные силы на их реализацию. Многие страшные процессы уже произошли. Но у них тоже не все получается. Россию в ее нынешнем виде уже давно хотели бы расчленить на разные части. Сейчас у нас в новой системе власти 7 округов. Россию, между прочим, хотели разделить на 7 частей еще декабристы, эти планы строились давно. По всем параметрам, процесс уничтожения должен был быть гораздо интенсивнее. 

Тем более, что, по видимости, сопротивляться этому чудовищному процессу некому. Ну кто будет сопротивляться? Посмотрите на наших политиков, на публичных деятелей. На что они способны? Есть ли в них какая-то добрая воля? Значит, по определению, какая-то незримая сила стоит на пути и в какой-то степени тормозит их планы. Мы знаем святоотеческие давние высказывания о том, что в последние времена целые монастыри будут незримые, старцы будут незримые. 

Я написал об этом книгу «Потаённая Россия». Она родилась из вопроса, который в свое время возник уже по поводу предыдущей книги, тоже связанной с этой тематикой, – «Незримые старцы». Это потрясающее предание. На Афоне старцы всегда существовали. По свидетельству преподобного Паисия Святогорца, при нем было семеро, четырех из них он знал лично. Вот эти люди, молитва которых не на виду, закрыты благодатью Святаго Духа. Я уверен, что такие люди есть и в России, – либо они полностью закрыты, либо они такие своеобразные «невидимки на виду». 

Одним из них был мой приснопамятный духовник иеромонах Павел (Лысак).Он ушел из жизни около двух лет назад. Как раз сейчас пишу книгу о нем. Отец Павел был человек сокровенный. Люди, которые знали его много лет, окормлялись у него, тем не менее по крупицам вспоминают, что он иногда мог обронить. Но не случайно он ронял какие-то отдельные фразы. Из всего этого создать портрет человека не так просто. Это чрезвычайный важный фактор – такая потаённость. 

Такие люди есть, и если бы их не было и не было бы этой молитвы, то не было бы ничего, и нашей сегодняшней встречи в том числе, на которую соберется православная общественность. Скромненькая группа по численности, наверное, но тем не менее.

Видите ли, они с одной стороны, с помощью цифровых и прочих технологий нас постоянно хотят «пробить», как они говорят, но, с другой стороны, есть такая потаённость. Я привожу много удивительных фактов из истории и современной жизни о потаённости наших подвижников. Но опять-таки вспоминаются и ветхозаветные сюжеты, когда человек вроде как отчаялся: «Господи, я один остался». Да нет, еще есть довольно много. 

Таких людей я называю элитным духовным спецназом в этой духовной войне, которая идет. В такой ситуации мы должны тоже подумать: а мы-то в этой войне кто? Вот мы с вами. Надо тоже себя оценивать, но хотя бы все-таки надо считать себя каким-то военнообязанным в этом плане человеком или рядовым, который на передовой на телеге подвозит снаряды, хотя бы так.

– Они работают по плану, и даже его не скрывают. К примеру, тот же журнал «TheEconomist» за 3,5 месяца анонсировал встречу патриарха Кирилла и Папы Римского, а несколькими годами позже и сегодняшнюю пандемию. А у нас похоже никаких планов нет. 

– Да, рациональный подход, у них плановое хозяйство, все расписано. Но это не означает, что все планы их реализуются. А нам дана как раз воля. Дело в том, что существует план, который создан в инфернальном мире. А тех людей, которые его осуществляют, Иван Ильин назвал «слепая функция зла». Человек, как винтик в этой системе, он порабощен, и, как правило, демонизирован, он уже не может, как колдун, выбраться из этой круговерти. 

А мы-то жалуемся. Хотя нам Господь дал свободу воли и соблюдает эту свободу. Ну да, нам трудно проявить свою свободную волю, чтобы она противостояла злу. Но когда уж доходим до полного изнеможения, мы же можем тоже буквально возопить. Надо просто понимать, что происходит, и пора возопить! Как вот прошел Господь мимо несчастных больных людей, они ему вдогонку: Сыне Давидов! Мы находимся в таком состоянии, что надо возопить от всего сердца, во весь голос.
 
Аборты, родовые грехи, искривленное генеалогическое древо
 
– Одно из приоритетных направлений Центра «Покров» – противоабортная деятельность. Тему абортов Вы тоже затрагиваете в своих книгах. Может быть, Вы не в курсе, но наши женщины знают о том, что аборт – это убийство и, тем не менее, идут на него. Они даже говорят: «я все равно его убью». Как Вы прокомментируете это явление? 
 
– Когда человек говорит «я знаю про убийство» или «все равно убью» – это уже где-то на грани сатанизма. Что это такое? Последствие родовых грехов. На самом деле, тех, кого Господь забрал в те трудные времена, в революционный период и после, в годы советской власти, – это были лучшие люди. Господь всегда забирает лучших. Даже большевистские ученые говорили, что, после революционных событий, гражданской войны, генофонд народа очень сильно пострадал. 

Как правило, живущие теперь – это потомки не просто самых худших оставшихся людей, не просто тех, которых не расстреливали, а которые совершали всякие беззакония. Сейчас что-то похожее происходит по системе «все против всех». В ходе этой коронавирусной истерии даже некоторые начальники стимулируют подчиненных, что надо выбрасывать из автобусов тех, кто без маски. Таково отношение нашего начальства – безбожной власти неоязыческой страны, надо называть вещи своими именами. А мы религиозное меньшинство, которое живет в этих условиях. 

Так вот, все эти указы – губернаторские, министерские, Роспотребнадзора в малиновых пиджаках – в толще несчастного, измученного, искореженного народа, с искривленным генеалогическим древом, ползущим по земле, как карликовые, корявенькие березки, – все это активировало стереотип поведения надсмотрщика. Того человека, который охранял когда-то лагеря,который был карателем, приводил в исполнение приговоры с пониманием своего долга, который стрелял. 

Сейчас эти люди начинают кого-то так просто избивать за отсутствие маски с криком: «мне нечем дышать, с какой стати он дышит» – это подлинная история наших дней. Это люди, которые снова будут делать то же, что делали в 1917-1920-х годах, особенно чекисты. Архивы до сих пор засекречены, и такое ощущение, что навсегда. Потому что если эти документы почитают, то современный сонный человек может даже проснуться от такой жуткой информации. Именно поэтому они не рассекречены.
 
– И все-таки публикации появляются, в частности, в интернете. Тот же Петербург был практически полностью вырезан в период революционных потрясений. 
 
– Коли мы говорим о генеалогических древах, то же самое было и во времена, так называемой, великой французской революции. На улицах какие-то люди, с криминальной внешностью, вылезали из каких-то подвалов, подворотен. У нас было так же. Иван Бунин в «Окаянных днях» писал об этом. Они могли просто убить человека за красивое лицо, за благородную внешность. И убивали. В итоге, эти несчастные женщины в значительной мере потомки таких людей. 

С одной стороны, грех цареубийства, мы ведь знаем по Священному Писанию, он искупается в 3-4-х поколениях. Эти поколения сейчас практически уходят. Нарождается пятое поколение, которое вроде бы должно войти в Землю Обетованную, и с которых грех этот будет снят. А если посмотреть другую линию наших поколений, когда «добрый дедушка Ленин» начал первую прививочную кампанию. Я, к примеру, третье поколение с прививками, мои дети не получили вакцин – четвертое поколение. Но, скажу вам, интересную вещь. 

Проводились опыты на крысах, которых прививали. У 3-4-го поколения отмечается уже вялость, нежизнеспособность, нежелание размножаться, самка бежит от самца или пожирает своих детей. Это то, что происходит в человеческой популяции. А пятое поколение привитых крыс последнее. Если бы я прививал своих детей, то мои внуки были бы как раз пятым поколением, как раз тем поколением, с которого снимаются грехи. Вы понимаете, что происходит?
 
– Значит, они всё просчитали. 
 
– Они не могут всё просчитать. Миром правят сумасшедшие. Есть даже исследования серьезных мировых специалистов по этой теме, это совершенно точно. Конечно, существует такая перевернутая пирамида зла. Её остриё, перевернутое вверх, находится там, в инфернальном мире, оттуда все эти нечеловеческие импульсы идут. Есть среди нас, которые вроде ходят в церковь, православные, а такие разговоры их удивляют, им кажется, что всё гораздо проще устроено.
 

«У меня молодца четыре отца и пятый батюшка»

 
– Юрий Юрьевич, как-то Вы сказали, что спасение России зависит от семьи, спасайте семью. Центр «Покров», по мере своих сил и при очень ограниченных ресурсах, тоже ведет просветительскую работу среди молодёжи на тему традиционных семейных ценностей. Но институт семьи стремительно разрушается. Так кто же будет спасать страну?
 
– Да, действительно, остались последние, наверное, два форпоста – такие церковные отдельные общинки и даже братства, но их мало. Как правило, они не приветствуются священноначалием, это понятно. Потому что эти общинки и братства таят в себе напоминания, когда во времена Брест-Литовской унии (1596 г.) все архиереи, священники отступили, Церковь сохранилась благодаря именно братчикам в наших западных пределах. И второе, конечно, это семья. Ну что мы можем сделать своей немощной рукою? Кто имеет доступ к средствам массовой информации, может говорить на какую-то аудиторию. 

Другой человек может сетовать, совершенно справедливо, на нашу государственную и церковную власть и говорить: «да, мы умные», «мы что-то хотим противопоставить»,«мы знаем как»,«мы знаем эти болевые точки». Но бодливой корове Господь не дал рогов, и никто из нас не является ни министром, ни президентом, на ведущих телеканалах никто из нас не работает. Таких, как я, в свое время сдвинули оттуда и больше не задвинули. Но все равно, нам Господь не дал такие мощные рычаги, но Он дал нам как минимум свою семью. 

Я всегда в первую очередь обращаюсь к мужчинам, потому что мужчина должен быть главой семьи, и, при всех справедливых упреках патриарху и президенту, надо сказать, что в административном плане мужчина – если семья полная, что тоже уже редкость – это президент своей семьи. В духовном плане он патриарх своей семьи. Но чего он добился? Он является авторитетом для своих детей? Об этом я тоже пишу. Я сам с колоссальной силой пытаюсь бороться за своих детей, они с детства в храме, любят меня, конечно. Но все равно очень трудно и, прямо скажу, что с переменным успехом идет эта борьба. 
 
Я все-таки хочу подчеркнуть значение отцовства, которое, во-первых, пронизывает весь мир вертикалью, потому что Бог Отец и Бог Сын. И горизонталью – человеческое начало. Ведь в Ветхом Завете как описывается история течения времени? Время течет только через жилы верных. А именно: Фарра родил Авраама, Авраам родил Исаака и так далее. 

Вот этот принцип отцовства почти утрачен, он в советское время начал специально убиваться, а сейчас он добивается. Связь отец-сын – самый очевидный образ необходимой государству иерархии. Общество, где сын почитает отца земного и Отца Небесного, гораздо более устойчиво. 

Владимир Иванович Даль нашел в недрах русского языка поговорку: «У меня молодца четыре отца и пятый батюшка». Принцип отцовства везде присутствует. Небесный отец – Бог Отец, отец земной – родивший тебя, отец – крёстный, четвертый –батюшка – это священник. Кто еще? Конечно, царь-батюшка. При всем уважении или неуважении, никак не скажешь президент-батюшка или министр-батюшка.
 
Я для себя так определил. Мне чрезвычайно кажется важным, что, если мне Господь дал какие-то мозги и какие-то возможности, творческие в том числе, надо проговаривать правильные вещи перед Богом, надо для себя пытаться понять тему семейства, пытаться понять связи в семье на уровне простых вещей. Например, замечательный архимандрит, доктор наук, педагог, академик, отец Георгий Шестун из Самары описывает замечательную сценку. 

Вот семейный обед, что тоже редкость. Кто глава семьи? – спрашивает он. Наша аудитория в курсе: ну, конечно, отец. А кому первому наливается половник супа? Ребенку, конечно. Искажение вот этой иерархии идет на уровне мелочей. Российское государство всегда было устроено по семейному принципу: во главе стоял «отец». Это, конечно, православный царь. Его называли «Царь-батюшка», его почитали и слушались. Государственное устройство являлось примером устроения семьи…
 
В то время, когда наш народ унывает, надо понимать, что есть сила, которая препятствует гибели страны. Нам были открыты такие старцы, как Николай Гурьянов. Он на моих глазах изгнал беса из одержимой женщины – конечно, Благодатью, которая ему была дана. Весь мир трепещет перед Благодатью, которая есть в нашей Церкви. Как сказал Апостол Павел: "Если Бог за нас, кто против нас?"
 

– Юрий Юрьевич, огромное Вам спасибо за это очень ценное интервью, за вашу просветительскую деятельность. Будем с нетерпением ждать ваших новых книг и выступлений. Доброго здравия Вам и творческого долголетия на служение Богу, семье и Отечеству!

    
Беседу вела Татьяна Симонова
http://покров72.рф/novosti/nashi-publikatsii/taynovedenie-razgonyaet-tmu-navazhdeniy/
25 декабря 2020   Просмотров: 5 867